Общество 
6.04.2012

Китайщина в сердце Казани

06.jpg
В «Принцессе Турандот» каждое поколение увидит свое. Ребятишки – увлекательную историю про отважного принца, а взрослые… возможно, у них могут возникнуть даже политические аллюзии...

ПРИЧИНА ПЕРВАЯ: МЫ НЕ ХУЖЕ ВАХТАНГОВЦЕВ

Культовый спектакль по сказке Карло Гоцци «Принцесса Турандот» был поставлен в Москве в 1922 году. Постановщиком его стал Евгений Вахтангов, а само событие имело место быть 28 февраля – в последний день зимы.

Что такое Москва образца 1922 года, вы можете представить – голод, холод, темнота и разруха. И вдруг в одном из особняков на Арбате перед публикой разворачивается завораживающее действие: музыка, фейерверк красок, остроумные реплики на злобу дня масок – персонажей комедии дель арте. Москва доселе не видела ничего подобного.

Наутро один из рецензентов написал: «В Москву пришла весна». «Принцесса Турандот» вошла в театральные анналы, и спектакль, правда, обновленный уже другими режиссерами, до сих пор – визитная карточка театра, носящего имя своего первого режиссера.

Казанская «Принцесса Турандот» так же претендует на событие – спектакль ставится на сцене Камаловского театра впервые в его истории. Впервые о любви астраханского принца Калафа и китайской принцессы Турандот рассказывает китайская постановочная группа.

Внедрение в афишу театра, который чаще всего позиционирует себя как национальный, спектакля подобной стилистической направленности – смелый шаг, и публика должна его оценить. Так что «весна приходит и к нам».

ПРИЧИНА ВТОРАЯ: ФЬЯБА ДЛЯ ДЕТЕЙ И ВЗРОСЛЫХ

Гоцци – не самый репертуарный драматург в российском театре, и это очень печально. Хотя в Казани мы имеем хороший спектакль по его пьесе «Любовь к трем апельсинам» в Качаловском театре. Кстати, легенда гласит, что эта пьеса была написана на спор с популярным во времена Гоцци драматургом Гольдони (автором культовой «Трактирщицы»).

«Любовь к трем апельсинам» ознаменовала рождение нового театрального жанра – фьябы, то есть трагикомической сказки для театра. Трагические коллизии в ней, как правило, связаны со взаимоотношениями главных персонажей, а комические – это стихия четырех персонажей комедии дель арте – Панталоне, Тартальи, Труффальдино и Бригеллы, остроумные шутки которых украшают спектакль.

В спектакле Камаловского театра мы видим фьябу в чистом виде, и это очень ценно.

03.jpg
Для придания спектаклю аутентичности понадобилась китайская постановочная группа. В нее вошли режиссер Ма Джэньхон и художник Биен Вэнтон

ПРИЧИНА ТРЕТЬЯ: КИТАЙСКАЯ МА С РУССКИМ ДИПЛОМОМ

Вспомним еще раз вахтанговскую постановку. Режиссерский ход там был таков: венецианская труппа разыгрывает спектакль о китайской принцессе. В Камаловском театре решили все иначе. Никакой бродячей труппы, перед нами персонажи из пьесы именно о Китае. Для придания спектаклю аутентичности понадобилась китайская постановочная группа. В нее вошли режиссер Ма Джэньхон и художник Биен Вэнтон. Костюмы для персонажей изготавливали в Китае. Театры Татарстана до сих пор никогда не приглашали режиссеров и сценографов из этой страны.

Кстати, Джэньхон – выпускница нашего ГИТИСа, ученица Петра Фоменко. Так что в спектакле получился синтез ориентального театра и русской классической психологической школы. Что особенно любопытно и заметно у исполнителя роли Калафа Искандера Хайруллина.

Режиссуру Ма можно отчасти соотнести и с элементами вахтанговской школы, правда, с некоторыми оговорками. Режиссера привлекает и зрелищность, и острота формы. Поэтому при работе над спектаклем появился педагог по пластике и консультант по у-шу Евгений Парфиров. Он же, кстати, и был поставщиком боев. А актеры, все без исключения, хорошо освоили незнакомую им восточную пластику, что помогло при создании образов.

Ма создала спектакль стильный и изящный, с недоговоренностями, свойственными востоку. Еще одна отличительная черта ее постановки – добрая ирония по отношению к персонажам спектакля.

05.jpg
Костюмы характерны для китайского театра и совершенно новы для татарских традиций, но по яркости похожи на татарские

ПРИЧИНА ЧЕТВЕРТАЯ: ВОСТОК – ДЕЛО ТОНКОЕ

Сценограф Вэнтон выстроила относительно условные и некоторым образом даже минималистические декорации, их основа – две раздвигающиеся ширмы с ориентальным опять-таки орнаментом. Но есть в спектакле и китайские фонарики, и большой красный змей – атрибуты культуры этой страны.

Джэньхон на минуту не забывает, что ставит сказку, поэтому одна из стилистических особенностей спектакля – утрированная театральность. В эту стилистику органично вошли актеры-камаловцы, и здесь, помимо Хайруллина, стоит отметить исполнителей масок комедии дель арте Панталоне – Ильдуса Ахметзянова, Тарталью – Халима Залялова, Бригеллу - Ильтазара Мухаметгалеева и Труффальдино – Фаниса Зиганшу.

Отдельный респект Лейсан Рахимовой в роли служанки Зелимы, каждое появление которой вызывает улыбку.

Что касается исполнительницы роли принцессы Турандот Алсу Каюмовой, она обращает на себя внимание благородной сдержанностью и скрытым темпераментом. Актрисе удивительно идут китайские одежды, особенно ярко-красное платье во втором акте. Красный цвет, как мы знаем, в семантике видеоряда означает царскую власть. Так что перед нами настоящая царская дочь – властная, капризная, непредсказуемая и этим интересная. В настоящей женщине должна быть небольшая толика стервозности.

ПРИЧИНА ПЯТАЯ: НА ДВА ЧАСА В ПЕКИН

Сказка, которую интересно смотреть и взрослым, и детям, – редкость на сценах театров. В «Принцессе Турандот» каждое поколение увидит свое. Ребятишки – увлекательную историю про отважного принца. А взрослые… Возможно, у них могут возникнуть даже политические аллюзии. Все зависит от настроя и желания увидеть то или иное.

Гоцци так выстроил фабулу, что мы все время находимся в напряжении и с интересом ждем: что же будет дальше? Смотреть спектакль с интересом, сопереживая героям, - это дорогого стоит.

Конечно, перед нами далеко не настоящий китайский театр, автор пьесы все-таки европеец, и разыгрывают сюжетные ходы европейские актеры. Но дух китайского театра с его условностями, определенной пластикой, мизансценами и другими атрибутами передан режиссером очень точно. Так что мы как будто два часа проводим в Пекине.

Кстати, в Пекин наша «Принцесса Турандот» поедет будущей осенью – на международный фестиваль, где будет представлять татарстанский театр.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (1) Обновить комментарииОбновить комментарии
Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль