Бизнес 
12.04.2012

«Татарстанский рынок воды похож на калейдоскоп»

«ЧТОБЫ ПОВЫШАЛИ КАЧЕСТВО СВОЕЙ ПРОДУКЦИИ»

- Олег, в середине апреля вы проводите в Казани IV евразийский конгресс производителей бутилированных вод. С какой целью и для кого проводится это мероприятие – только для производителей или и для потребителей?

- Олег Яковлев: Конгресс в первую очередь проводится для производителей, он так и называется – «конгресс производителей бутилированных вод». Причем, конгресс - евразийский, потому что в нем принимают участие не только российские производители, но и других стран: из СНГ – Украина, Белоруссия, Казахстан; из Европы – Польша, Финляндия.

Конгресс проводится для производителей бутилированных вод, чтобы они повышали качество своей продукции и рассказывали о своих проблемах, которые мы затем решаем на разных уровнях. Уже второй конгресс проводится двумя организациями – ассоциацией «Российское водное общество», представляющей интересы власти, и ассоциацией бизнесменов «Евразийский альянс бутилированных вод», чтобы решать совместные вопросы.

Обычный потребитель может посетить организованную в рамках конгресса бесплатную выставку – попробовать и выбрать для себя оптимальную воду, пообщаться с производителями «вживую». Конгресс будет проходить в отеле «Корстон», в холле будет работать выставка.

- А если вдруг потребитель захочет посетить не только выставку, но и сам конгресс?

- Татьяна Половникова: Участие в конгрессе у нас платное, поэтому надо зарегистрироваться на нашем сайте. Но вход на выставку доступен всем – ходите, смотрите, общайтесь.

IMG_6276.jpg
Вице-президент Олег Яковлев и исполнительный директор Татьяна Половникова НП «Евразийский альянс бутилированных вод»: «Без воды - никуда! Она наше спасение»

«ИНТЕРЕС ТАТАРСТАНСКИХ ПРОИЗВОДИТЕЛЕЙ К КАЧЕСТВУ ВОДЫ - МАКСИМАЛЬНЫЙ»

- Почему местом проведения конгресса выбрали Казань?

- Олег Яковлев: Обычно форумы проводят в одном месте, а мы придумали другой формат – «гуляющий» по стране форум, причем, не только по нашей: первый конгресс мы провели в Одессе, второй – в подмосковном Домодедово, третий – в Кисловодске (тогда темой была выбрана минеральная вода).

- Почему в Кисловодске, понятно, а вот почему Казань?

- Олег Яковлев: Три конгресса мы провели в центральном и южном регионах, и поступило предложение провести в Поволжье. И когда этот вопрос мы обсуждали с «Российским водным обществом», они предложили Казань. Более того, в сентябре мы в Казани проводили семинар, который по численности участников оказался самым большим, а ведь мы провели уже порядка 25-ти обучающих семинаров по всей стране.

И последним «толчком» было то, что во время общения интерес татарстанских производителей к качеству воды был максимальным. Именно эти три фактора повлияли на то, что следующим местом проведения конгресса будет Казань.

Я думаю, теперь в Казани будем проводить много мероприятий. Когда я в сентябре прошлого года приехал в ваш город впервые, я пожалел, что не бывал здесь раньше.

«ГЛАВНЫЙ ПУНКТ – ЧТО ВЫ ХОТИТЕ ПОЛУЧИТЬ ОТ АЛЬЯНСА?»

- Кто и когда решил создать альянс производителей бутилированных вод?

- Олег Яковлев: В России существует несколько ассоциаций, и, как правило, у них есть некий орган сверху, который, по сути, выполняет какие-либо услуги для входящих в нее компаний. У нашего же альянса нет «головы», которая бы всем управляла.

Решение о создании альянса было принято во время проведения международной выставки ЭКВАТЭК-2008. Официально альянс зарегистрирован 26 августа 2008 года. Инициаторами были три компании - российские «Вода ОнЛайн» и «Вода и Технологии», американская «Грайф». Уже во время выставки к ним начали присоединяться и другие компании, в том числе региональные.

В альянс приходят компании для решения своих задач. Для кого-то это цивилизация рынка, чтобы можно было пообщаться с конкурентами, начиная с вопросов качества воды и заканчивая ценой. Не секрет, что есть такие производители, у которых нет соответствующего оборудования, и когда себестоимость у них снижается, они сбивают цену. И такие вопросы мы решаем.

Кризис был тяжелым периодом для производителей питьевой воды, потому что это низкомаржинальный бизнес. И крупные компании помогли маленьким - в то время все семинары были практически бесплатными. Можно сказать, это была первая поддержка производителей. После такого шага начался активный рост участников альянса – они увидели, что здесь можно получить полезную информацию, решить наболевшие вопросы.

Когда мы принимаем членов альянса, в анкете есть главный для нас пункт – что вы хотите получить от альянса? Как правило, именно на основании этого пункта и строится работа альянса.

- И что чаще всего хотят получить производители?

- Олег Яковлев: В первую очередь все говорят именно об обучении. Никто не пишет – хочу продать вагон своей воды… Люди хотят научиться делать качественную воду, чтобы бороться с конкурентами; хотят научиться первоклассному менеджменту, как это умеют делать мировые крупные компании.

- Кто решает, кого принимать, а кого нет?

- Олег Яковлев: У нас есть правление, все вопросы решаются коллегиально. Мы решили, что единственная причина, по которой может быть отказано в приеме, - это недобросовестная конкуренция. Но пока не было прецедента – недобросовестные и не хотят вступать в альянс.

- Сколько татарстанских производителей бутилированной воды входит в «Евразийский альянс бутилированных вод»? (Анвар)

- Олег Яковлев: Входят уже пять компаний: «Кристалл», «Олероли», «Сармановский завод минеральных вод», «Аква-Гемма», «Живая вода».

- Татьяна Половникова: Сейчас многие подают заявки на вступление в наш альянс.

- А «Раифский источник»?

- Олег Яковлев: Они держатся очень демократично, говоря, что они с нами, но вступать пока не собираются.

«АЛЬЯНС - ЭТО ШКОЛА ДЛЯ ПРОИЗВОДИТЕЛЕЙ ВОДЫ»

- Когда компания подает заявку на вступление в ваш альянс, есть какая-то процедура приема, особые требования к качеству воды и прозрачности бизнеса?

- Олег Яковлев: Изначально заявленное название - «альянс» - это стратегическое объединение производителей. К нам приходят те компании, которые хотят учиться и делать качественную воду. Альянс - это, скорее, школа для производителей воды, площадка для обмена опытом, когда более «продвинутые» фирмы центральных регионов с удовольствием делятся опытом с региональными компаниями. На наши форумы приезжают представители очень крупных производителей – «Архыз», «Нестле», «Шишкин лес» и др.

- Зачем им учить своих конкурентов?

- Олег Яковлев: Для того чтобы рынок был более цивилизованным, а продукт – более качественным. Все-таки «водный мир» – дружный, не боится конкурентов, как другие производители. Мы собираемся два раза в год. В этот раз – в Казани, чтобы обсудить насущные вопросы и отдохнуть. И когда люди узнавали, что конгресс будет проходить в Казани, говорили, что наслышаны об этом городе и с удовольствием приедут. Кстати, ваш город очень востребован – все залы заняты намного месяцев вперед.

- Чему, прежде всего, учат – производству или продажам?

- Татьяна Половникова: В Казани к нам пришла на обучение одна компания, а потом ребята сказали: «Мы хотим создать хороший красивый водный бизнес». И почему нет? Есть научно обоснованная база, есть представители институтов, входящих в наш альянс, у которых всегда можно спросить – а как нам дальше поступать, как запустить производство, где закупить оборудование? Ведь порой людям просто не у кого спросить. То есть, обучаем по всем вопросам бизнеса – по производству, по качеству, по сертификации, по продажам. Даже, элементарно, по дизайну этикетки – бывают и такие вопросы. И мы со своей стороны людям что-то рекомендуем.

IMG_6320.jpg
Олег Яковлев: «Если производитель воды все делает по закону, потому что его проверяют, то обыватель просто бурит скважину – туда могут попадать сточные воды, и водоносный горизонт заражается… А ведь производители переживают не только за то, что у них на поверхности, но и за то, что под землей»

«РОССИЙСКОЕ ВОДНОЕ ОБЩЕСТВО» СОЗДАНО ПО УКАЗУ ПУТИНА»

- «Евразийский альянс бутилированных вод» и «Российское водное общество» - это союзники или оппоненты? (Татьяна Кузнецова).

- Олег Яковлев: Повторюсь, уже второй форум мы проводим вместе. А познакомились мы в начале 2011 года. «Российское водное общество» создано по указу Владимира Путина, и их поле деятельности – вся водная сфера, включая водоканалы и системы очистки. Им требуется тесное взаимодействие с представителями бизнеса, и они сразу предложили нам поддержку. Поэтому мы, конечно же, не соперники, а идущие вместе в одном направлении, решая общие проблемы. Они поставили перед нами свои острые вопросы, мы перед ними – свои, и у нас получается своего рода диалог. Прошел год, и уже есть свои результаты от этого сотрудничества.

- А они вам для чего нужны?

- Олег Яковлев: Чтобы донесли наши проблемы до власти. Когда у нас появилась эта возможность, мы попросили членов альянса из регионов прислать нам свои вопросы. Затем была встреча в Совете Федерации, где обсуждались достаточно серьезные проблемы, например, компании говорили о повсеместном бурении скважин.

Если производитель воды все делает по закону, потому что его проверяют, то обыватель просто бурит скважину. Производитель делает санитарную зону, запечатывает скважину, обеспечивая ее сохранность, чтобы в скважину ничего не попало. А, например, в коттеджном поселке, как правило, просто бурится скважина, и на этом всё останавливается – туда могут попадать сточные воды, и водоносный горизонт заражается… А ведь производители переживают не только за то, что у них на поверхности, но и за то, что под землей – они очень бережно относятся к воде, которую добывают.

- Татьяна Половникова: Или еще возникал вопрос транспортировки воды для производства, когда добыча воды проходит в одном месте, а производство расположено за 100 км от него. Мы задавали вопрос производителям, согласны ли они с этим? И такие вопросы тоже можно решать.

«БЕЗ ВОДЫ - НИКУДА! ОНА ЯВЛЯЕТСЯ НАШИМ СПАСЕНИЕМ»

- В своей анонсирующей информации о предстоящем конгрессе вы упомянули, что готовы открыть «тайну» Майя. И наш читатель Тимур спрашивает: «Так почему все-таки ошибается календарь Майя? И при чем здесь вода?» Вы готовы заранее открыть нам эту тайну? Или сохраните интригу?

- Олег Яковлев: Думаю, сегодня можно чуть-чуть приоткрыть завесу таинственности… Конечно, это шутка, но в каждой шутке лишь доля шутки. У нас сейчас происходит очень много катаклизмов, которые «ложатся» в календарь Майя. И при этом, скорее всего, ошибается не календарь Майя, а те, кто его расшифровывал – у Майя просто заканчивается их календарь, но это не значит, что заканчивается жизнь на Земле.

А при чем тут вода? Если мы читаем новость о каком-то очередном катаклизме, даже не важно каком – землетрясении, наводнении или бедствии местного масштаба, то в каждой подобной новости есть строчка о подвозе питьевой воды. Без воды - никуда! Она является нашим спасением.

Один из вопросов, который ставило «Российское водное общество» - это чтобы альянс начал помогать правительству в плане реагирования во время бедствий: чтобы в разных точках были «форпосты», то есть компании, способные во время ЧП по первому требованию обеспечить питьевой водой большое количество населения.

- Татьяна Половникова: Во многих городах созданы службы, и определено, какие компании будут поставлять воду в детские садики, школы, больницы.

IMG_6400.jpg
Татьяна Половникова: «Если у кого-то вода на 50 процентов дешевле остальных производителей, то это говорит о том, что компания экономит на всем, в том числе и на качестве воды»

«МОЖНО ВОССОЗДАТЬ ЛЮБОЙ ВКУС В ЛЮБОМ МЕСТЕ»

- Как сегодня поделен российский рынок бутилированной воды? Кто лидирует из зарубежных и российских производителей?

- Олег Яковлев: Безусловно, по малой таре лидируют зарубежные компании. Но опять-таки, что значит «зарубежные»? Транснациональные компании давно ушли от нашего понимания воды. В России «высший пилотаж» - это минеральная вода высшей питьевой категории, и считается, что лучшая вода добывается в кавказских минеральных источниках. В советское время бурили много скважин, и если находили уникальную воду, то на этом месте строили санаторий. Если уникальной воды не находили, то эта скважина считалась технической. Сегодня все эти скважины выкупили и делают там воду. Но когда производители видят уникальность воды, они ее подчеркивают.

Первые иностранные производители, например, «Перье», тоже начинали с источников. Но сегодня, после постоянных перепродаж производства, транснациональные компании, как правило, ориентируются на бренды. Сам продукт их уже перестал интересовать, и технологии дошли до такого состояния, что можно воссоздать любой вкус в любом месте. Правда, какие бы не были технологии, никто не может повторить вкус чешского пива, потому что там применяется уникальная вода…

В России все скважины скупаются и переходят в бренды. У некоторых компаний вся линейка воды производится на одном заводе, у других – на разных. Но заводы хорошие. Российский рынок развивается.

- Кто из иностранных игроков наиболее широко представлен в России?

- Олег Яковлев: «БонАква», «Кока кола».

- Татьяна Половникова: Потому что они пошли по такому пути - приходят в регион, покупают завод и там разливают. Заметьте, на этикетке написано место разлива. Таким образом компания экономит на логистике.

- Но в итоге получается та же самая вода - соответствующая данному бренду?

- Татьяна Половникова: Вся продаваемая у нас вода производится в России, за очень небольшим исключением. Это российская вода.

- Иностранные - только технологии?

- Татьяна Половникова: Если в супермаркете стоит маленькая бутылочка воды за 270 рублей, поверьте, ничего там волшебного нет! Даже если ее привезли из-за границы.

IMG_6346.jpg
Олег Яковлев: «Рынок бутилированной воды хочет защитить себя от недобросовестных производителей, которые и знать ничего не хотят о технических регламентах и правилах гигиены»

«ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ФАКТОР ЛУЧШЕ ИСКЛЮЧИТЬ ИЗ ПРОЦЕССА»

- На полке в супермаркете стоят 5-литровые бутылки воды – одна по 28 рублей, другая – по 52. В чем разница?

- Татьяна Половникова: Сами подумайте – качество может быть дешевым?

- Вы упомянули «Перье» - неужели она в 10 раз лучше российской воды?

- Татьяна Половникова: Её привезли из-за рубежа!

- Олег Яковлев: «Перье» - это хорошо, это вкусно, это бренд. Ведь зачастую мы покупаем не воду, а бренд. Можно быть уверенным, что «Перье», «БонАква», «Аква Минерале» вы никогда в жизни не отравитесь, потому что это очень жесткий внутренний контроль всего, что там делается. Это современные технологии, ведущие специалисты, которые приезжают на российские производства и всему обучают здешний персонал. И контролируют на всех этапах производства.

Когда речь идет о российских производителях, то крупные компании могут себе позволить и современные технологии, и хороших специалистов. Но чем меньше компания… Ведь что такое цена? Мы можем уменьшить себестоимость продукта, сократив штат. Например, есть такая должность – менеджер по качеству, которая встречается не в каждой компании. Еще пример - уборщица, которая может постоянно убираться в течение дня, а может приходить один раз в день.

Или, например, оборудование: может быть ручной розлив, что тоже допускается по законодательству, если соблюдаются все предусмотренные правила – работа в перчатках… Но вот вопрос – всегда ли сотрудники одевают перчатки? Человеческий фактор лучше исключить из технологического процесса. Все это влияет на себестоимость. Чем ниже себестоимость, тем дешевле продукт.

- Но цену можно снизить и увеличением объемов производства.

- Олег Яковлев: Совершенно верно! И у крупных производителей цена - в среднем сегменте, хотя за бренд вполне могут поставить и высокую стоимость, но они на это не идут, потому что у них достаточно большие объемы производства.

- Татьяна Половникова: Ну и такой немаловажный фактор: 70 процентов от цены – это цена сырья, ведь за хорошие преформу, крышку, этикетку надо платить, как и за хорошую воду, когда есть процесс ее подготовки. То есть если у кого-то вода на 50 процентов дешевле остальных производителей, то это говорит о том, что компания экономит на всем, в том числе и на качестве воды.

РЫНОК РАСТЕТ И БУДЕТ РАСТИ

- Кто из российских производителей воды лидирует по объемам производства?

- Олег Яковлев: Здесь следует понимать, что ПЭТ-тара и большие 19-литровые бутылки – это немного разные виды бизнеса: ПЭТ продается через магазины, а 19 литров развозятся по клиентам. Российские лидеры производства «на слуху» - в центральном регионе это «Шишкин лес», «Архыз», «Нестле». Но есть и региональные лидеры, у которых хорошие большие заводы, это, к примеру, «Карачинский источник». Причем, они собираются идти и в нашу сторону – в Поволжье и Центральный регион. С этой целью представители компании приедут в Казань на конгресс - чтобы найти дистрибьюторов.

- А татарстанский рынок вы изучали? Какие игроки превалируют – местные или приезжие?

- Олег Яковлев: Здесь лидируют «Раифский источник», «Волжанка», «Сестрица».

- Все-таки, кого больше – местных или из других регионов?

- Олег Яковлев: Сложно сказать, потому что региональный рынок похож на калейдоскоп: каждый раз все меняется. Когда мы делали опросы по популярности воды, то люди сначала называли одну, а потом другую марку. Сначала лидером была компания «Олероли», и хотя мощности производства всегда оставались большими, из лидеров она на некоторое время выпадала. И такая смена происходит постоянно. Наверное, лидерству отдельной марки мешает и постоянное расширение – строится много новых заводов.

- А есть место на рынке, куда можно входить? Или период основного роста уже прошел, и сейчас надо искать нишу?

- Олег Яковлев: Рынок растет и будет расти, потому что Россия по сравнению с зарубежными странами по потреблению воды находится на очень-очень далеком месте. За рубежом практически все пьют воду из бутылки, несмотря на то, что качество водопроводной воды там намного выше, чем у нас. Люди покупают услугу, ведь когда мы идем по улице, и нам хочется пить, мы не ищем кран с водой, а заходим в ближайший магазин и покупаем воду в бутылке. В офисе услуга доставки воды экономит время: налить горячую воду из кулера гораздо быстрее, чем кипятить чайник.

К тому же, порой воду в кране по каким-то причинам отключают. Мы анализируем всю информацию о воде, и практически ежемесячно приходят 2 - 3 новости о том, что где-то в стране что-то случилось с водоканалом, и подвозится бутилированная вода. И в такие моменты происходит рост продаж воды. Сначала люди покупают воду по необходимости, а потом не хотят от нее отказываться, потому что это удобно, и вода вкуснее.

Работники водоканалов настаивают, что их вода самая чистая… Рынок бутилированной воды хочет защитить себя не от водоканалов, а от недобросовестных производителей, которые и знать ничего не хотят о технических регламентах и правилах гигиены.

- Вы сказали, что потребление воды в России гораздо меньше. А сколько это в цифрах?

- Татьяна Половникова: По данным за 2010 год в России каждый человек в среднем употребил 7,5 литра бутилированной воды за год, а за рубежом – 120-150 литров.

- А динамика какая? Раньше было еще меньше 7,5 литра?

- Олег Яковлев: Рост есть – примерно 20 - 25 процентов. Была стагнация во время кризиса 2009 года, но был скачок из-за жары 2010 года, хотя при этом сильного роста по году не было. Летом скважины практически до нуля были откачены, и некоторые крупные производители были вынуждены останавливать производство, их воды не было на полках в магазинах. И это не потому, что «зажали», хотели цену надбавить - просто в скважинах не было воды … В 2011 году производители к лету подготовились, но жары не было.

- Татьяна Половникова: Появилось много производителей именно за 2011 год.

IMG_6336.jpg
Татьяна Половникова: «Чтобы производить воду хорошего качества, нужно отремонтированное здание, нормальное оборудование, поэтому, думаю, потребуется минимум 10 миллионов рублей»

ДЛЯ ВХОДА В ВОДНЫЙ БИЗНЕС ПОТРЕБУЕТСЯ МИНИМУМ 10 МЛН. РУБЛЕЙ

- Было бы интересно узнать, каков объем российского рынка воды в рублях?

- Олег Яковлев: Есть несколько разных оценок, и цифры сильно отличаются. Дело в том, что когда в 90-е годы вели первые опросы, рынок был не совсем цивилизованным - все производители боялись назвать свои истинные объемы. Это сейчас они работают практически прозрачно. И названные «с потолка» цифры перекладывали затем на рост рынка, и делали анализ, который показывал, что рост составляет 20 - 25 процентов.

И даже в кризисные 2009 - 2010 годы некоторые агентства писали о росте в 20 процентов, хотя кризис, если и не уменьшил, но серьезно остановил объемы производства. Руководителям пришлось перестраивать свои компании - отдел продаж закрывали и усиливали отдел обслуживания имеющихся клиентов, чтобы удержать свои позиции. Потом рынок восстановился, и рост продолжился.

Поэтому ёмкость рынка воды оценить в рублях очень сложно, тем более что цена воды везде разная. Рынок воды чаще оценивают в литрах.

- Каков сейчас порог входа в этот бизнес, чтобы построить предприятие?

- Татьяна Половникова: Чтобы производить воду хорошего качества, нужно отремонтированное здание, нормальное оборудование, поэтому, думаю, потребуется минимум 10 миллионов рублей.

- В течение какого срока окупается подобный проект?

- Татьяна Половникова: Думаю, года за три. Хотя всё, конечно, зависит от рынка: кто-то может найти свою нишу и хорошо «сесть». Например, когда нет хорошей муниципальной воды или старый водопровод, из-за которого постоянно отключают воду.

Есть еще очень хороший нюанс – сама вода, когда есть, что показать. Например, с природным содержанием йода или фтора, другими микроэлементами. Это тот «козырь», который компания всегда будет иметь «в рукаве».

- В Татарстане вода в водопроводе плохая, йода нет, так что рынок открыт…

- Татьяна Половникова: Воды с содержанием йода и по стране очень мало, поэтому, как правило, йод искусственно насыщается во многих водах.

«В ВОПРОСЕ МЕСТНОГО КОЛОРИТА ЛИДИРУЮТ ГОРНЫЕ ВОДЫ КАВКАЗА»

- Буквально перед началом интернет-конференции поступил вопрос от аспиранта казанского федерального университета Даниса Шакирова: «Как используют компании, входящие в альянс, национально-культурный колорит своего региона в реализации своих вод? Самый инновационный метод реализации продукции, которые производят компании, входящие в альянс».

- Олег Яковлев: Безусловно, в вопросе местного колорита лидируют горные воды Кавказа, потому что производители используют чистоту окружающей среды. Например, компания «Аквалайн» первое, о чем рассказывает, это история того уникального места, где производится их вода. Потом они рассказывают о чистоте воздуха, подтверждая тем фактом, что по чистоте воздуха это единственное место в СССР, где в обсерватории установили большой телескоп. И прямо рядом с обсерваторией находится их скважина для добычи воды. Воздух там настолько чистый, что можно хирургические операции проводить на улице… Наверное, это самый лучший пример.

Или другой пример – Удмуртия, где есть производитель воды «Увинская жемчужина». Безусловно, своим лидерством они перекрывают рынок и по ПЭТ, и по 19-литровой таре. У этой местности очень интересная история – 100 лет назад там были только огромные сосны и речка, и до сих пор нет ни одного промышленного предприятия. А само производство воды находится прямо на территории санатория. Кстати, цена воды немного выше из-за того, что санаторий на свою территорию пускает автомобили строго по часам, чтобы не портить экологию… И лидерство этой компании не может покрыть даже знаменитая «Ижевская вода», которую производят с советских времен. В Удмуртии «Увинскую жемчужину» пьют все, в том числе высокопоставленные чиновники.

Но с другой стороны, этот «местный» колорит не дает развиваться в других регионах. Например, если предложить москвичу воду из Удмуртии, он спросит – а зачем мне вода из Удмуртии? И всё – уникальность потеряна… А вот известность кавказских вод устойчива.

- Как вы относитесь к наивной тенденции производителей бутилированной воды к уменьшению тары: 20 л, 19,2 л 19 л, 18,9 л и т. д.? (Малик).

- Олег Яковлев: Бизнес производства тары пришел к нам из-за границы. Компания ClearWater первой нашла российский рынок после развала СССР – возила эти бутылки из-за границы.

Тенденции к уменьшению объема тары нет. Дело в том, что произошла некоторая путаница: многие эту бутылку просто называли «19 литров», другие компании на своих совещаниях называют ее «двадцатка». И PR-менеджер в буклете пишет так, как говорит начальство – либо 19, либо 20 литров. Хотя на самом деле нет тары ни 19, ни 20 литров. Есть объем 18,9 литра и 19,2 литра. И здесь тоже нет тенденции к уменьшению: просто 18,9 литра – это ровно 5 галлонов – американский стандарт. Но когда в Россию пришли первые производители тары, у них были свои стандарты, которые немного отличались. И была американская компания «Грайф», у которой был стандарт бутыли – 19,2 литра.

И сейчас часть производителей воды используют бутыли то одного объема (18,9 литра), то другого (19,2 литра). Причем, в ходе конкурентной борьбы переходят то на одну, то на другую тару. Конечно, более низкая цена – конкурентное преимущество, поэтому компании стали чаще использовать бутыли объемом 18,9 литра. Ведь производители воды сами не производят эти бутылки, а покупают их. В России есть только 2 - 3 компании, которые сами делают и тару.

- Татьяна Половникова: Это не тенденция к уменьшению, просто производители более точно стали указывать объем бутылки.

Окончание следует.

На правах рекламы

На правах рекламы

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (3) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    12.04.2012 11:28

    Та вода, которая по 28 руб. за 5л. - скорее всего из-под крана, такую воду и пить то неприятно. А хорошая вода, например "Архыз", становится уже не по карману, хотя, думаю, и ее скоро начнут подделывать.

  • Анонимно
    12.04.2012 21:29

    Вся бутилированная вода в Казани - халтура, особенно минералка.

    • Анонимно
      18.04.2012 20:19

      Рекомендую питьевая вода высшей категории _ _ вой ключ из пригородного казанского лесничества, на этикетке стихи-Там, где средь леса бьёт древний исток, силы живой найдёш ты глаток. Силы, древнее, чем все короли В каплях воды из ладоней Земли.

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль