Общество 
3.05.2012

«Имя Туфан на всем Востоке означает ураган, тайфун. Оно соответствовало его характеру»

IMG_1239.jpg
Местом прощания с Туфаном Миннуллиным стала сцена его любимого Камаловского театра, которая почти каждый год принимала постановки драматурга

НАРОДНОЕ ПРОЩАНИЕ С НАРОДНЫМ ПИСАТЕЛЕМ

Местом прощания с Туфаном Миннуллиным стала сцена его любимого Камаловского театра, которая почти каждый год принимала постановки драматурга. Театральные критики именно с именами Миннуллина, Марселя Салимжанова (главный режиссер, тридцать лет руководивший театром, ушел из жизни в 2002 году) и целой плеядой актеров-«щепкинцев» связывают новый этап в развитии татарского театра. В речах приехавших проститься с Туфаном абый (как уважительно отзывались о нем гости) неоднократно звучало, что именно Камаловский задавал планку для всех национальных театров России. На панихиде прощальные слова произнесли директор Башкирского государственного академического театра им. Гафури Хурмат Утяшев, руководитель оренбургского драматического театра Рифкат Исрафилов, худрук Марийского театра юного зрителя Олег Иркабаев.

Уже около восьми утра начали заходить в театр те, кто пришел проститься со знаменитым драматургом. Где-то к половине десятого зал уже был полон, но вереница людей с букетами не иссякала. Среди тех, кто почтил память Туфана Миннуллина, были пожилые казанцы, молодежь, заядлые театралы, представители творческой интеллигенции… Это депутат Госсовета РТ Роберт Миннуллин, экс-председатель союза писателей РТ Фоат Галимуллин, главный режиссер Качаловского театра Александр Славутский… Были парламентарии, силовики, чиновники – это депутат Госдумы РФ Фатих Сибагатуллин, прокурор республики Кафиль Амиров, один из собственников ВАМИНа Вагиз Мингазов, сенатор Экзам Губайдуллин, министр финансов РТ Радик Гиззатуллин, руководитель татарстанской ГИБДД Рифкат Минниханов… Пришел также экс-муфтий Татарстана Гусман Исхаков (а вот его приемника Илдуса Файзова не оказалось, был его зам). В холле появился несколько растерянный вице-спикер Александр Гусев. «Только сегодня утром узнал. Только недавно разговаривали. Как такое могло случиться», - толькои сказал он.

Были заняты все сидящие места, проходы межу рядами, балконы. «Всего в зале 870 мест. Из них 500 сидящих мест внизу», - пояснила корреспонденту «БИЗНЕС Online» одна из администраторов. Одним словом, только в зале было свыше тысячи человек, а еще многие - в фойе.

Кто-то в толпе произнес, что столько народа приходило разве что на похороны другого классика татарской литературы Аяза Гилязова. Председатель союза писателей РТ Илфак Ибрагимов посчитал, что по количеству пришедших людей эта панихида может сравниться с похоронами Тукая, которые прошли 99 лет назад.

view_403535_311788.jpg
Рустам Минниханов лично выразил соболезнования родным и близким Туфана Миннуллина

«ТУФАН - ЭТО ЯВЛЕНИЕ, И СЛЕДУЮЩЕЕ ПОКОЛЕНИЕ ПОЙМЕТ ЕГО»

Неожиданно вереница идущих остановилась: в центре сцены оказался президент РТ Рустам Минниханов. Он несколько минут молча постоял перед усопшим, затем подошел к родственникам. Пожал руки супруге Миннуллина, внукам… Произносить речей президент не стал.

Главное прощальное слово произнес первый глава республики. Минтимер Шаймиев появился на сцене с букетом роз… Он стоял в окружении спикера Госсовета РТ Фарида Мухаметшина, мэра Казани Ильсура Метшина, вице-премьера Зили Валеевой, главы минкульта Айрата Сибгатуллина

«Уход Туфана - это больше горе, которое не передать словами. Его знают и ценят не только в республике, но и в России, и за ее пределами. Но как говорится, «Язмыштан узмыш юк» - «От судьбы не уйдешь». Он родился, чтобы служить народу, и жил этим. Он всегда говорил, что ему не нужно депутатство, а нужна трибуна депутата. Когда дело касалось людей, то Туфан был интернационалистом. Какой бы народ ни жил в Татарстан, он за каждый переживал, - вспомнил Шаймиев. - Мы с Туфаном современники. Мы все трудные времена были вместе, в годы реформ. Он всегда думал, как пройти эти трудности. Он был актером, писателем, драматургом. Он все прошел, чтобы дойти до сердца каждого. Он был талантлив. Он был явлением - и следующее поколение поймет, каким он был».

По словам Шаймиева, с Туфаном Миннуллиным они познакомились в 1962 году во время постановки его пьесы «Безнен авыл кешелэре» («Люди нашего села») в менделеевском театре. «Туфан был не очень удобный человек. Он скажет, заставить думать. Его советы доходили до самого сердца. Как говорил Тукай, «народ живет - и театр будет жить»… Ты выполнил свой долг перед народом и страной выполнил... Прощай, дорогой наш Туфан!»

IMG_1126.jpg
Главное прощальное слово произнес первый глава республики Минтимер Шаймиев: «Ты выполнил свой долг перед народом и страной... Прощай, дорогой наш Туфан!»

ПОД АПЛОДИСМЕНТЫ И РАБОТУ КРАНА

После последних слов прощания всех пришедших попросили покинуть зал. «Родственники должны в последний раз проститься», - пояснила Валеева. Люди толпились на улице. Министры, тюбетейки, кепки, зонтики… Все выстроились у касс, откуда должны были вынести Туфана Миннуллина. «Идут!» - пронеслось в толпе.

Тело драматурга - под аплодисменты - занесли в темно-синий автомобиль, вставший прямо напротив восстанавливаемых номеров «Булгар». Над «номерами» продолжал работать кран, стрела которого равнодушно двигалась за очередной порцией раствора. Именно Туфан Миннуллин несколько лет назад стоял на руинах этой гостиницы, оставленных загадочными инвесторами из МФК «Ершовский», и восклицал: «Это убивают Тукая второй раз!»

IMG_1407.jpg
«Уход Туфана - это больше горе, которое не передать словами. Его знают и ценят не только в республике, но и в России, и за ее пределами. Но как говорится, «Язмыштан узмыш юк» - «От судьбы не уйдешь»

«ЭТО НАСТОЛЬКО ЛИЧНОСТНОЕ…»

Корреспонденты «БИЗНЕС Online» пообщались с пришедшими на панихиду.

Наиль Латыпов - и.о. председателя Арбитражного суда РТ:

- Я его знал по работе в Госсовете, Верховном Совете. Он был очень неравнодушным человеком и все пропускал через себя. Всегда был искренним. Когда долго работаешь, то видишь, когда люди работают на публику, пиарятся. Он никогда этим не занимался. Он любил свой народ, свою родину, и все, что делал, делал на благо. Может, он был неудобным человеком для многих. Но всегда был честен. Я выражаю безмерное и глубочайшее уважение к нему.

Кафиль Амиров - прокурор РТ:

- Спросите лучше у драматургов, актеров. Это настолько личностное, что для публичного обозрения не передашь.

Азат Хамаев - министр земельных и имущественных отношений РТ:

- Я его знал как депутата, драматурга, писателя. Я смотрел его пьесы. Близко познакомились и начали тесно общаться в 1995 - 1996 годах. Мы работали вместе как депутаты. То, что сегодня на прощание с ним собралось столько людей, о многом говорит.

Он умел держаться в обществе, умел выражать свои мысли. Он был умным человеком. Лучше того, что было сегодня сказано, не скажешь. Он был близок всем. Нельзя было остался равнодушным к его выступлениям. Он говорил правду.

Его уход - это большая потеря для Татарстана, а для нас, друзей, это трагедия… Уже три-четыре последних года депутаты раз в два-три месяца собирались вместе. Он высказывал свои мысли, рассказывал интересные случаи из своей жизни. Пусть земля будет пухом.

«ОН ГОВОРИЛ И ОЧЕНЬ НЕЛИЦЕПРИЯТНЫЕ ДЛЯ ДЕПУТАТОВ ГОСДУМЫ ВЕЩИ»

Ильдар Гильмутдинов - депутат Госдумы РФ:

- Мы давно знакомы. Мы земляки, с одного района - Камско-Устьинские. Мой отец имел счастье учиться вместе с ним. Поэтому я помню Туфана абый, когда еще был маленьким ребенком. Мой отец был директором школы, и тогда известные писатели очень много ездили по селам. Я помню его посещения нашей школы, нашей деревни.

Работая здесь, в Казани, постоянно общались в первую очередь на почве нашего района. Он помогал району в строительстве школ, поддерживал музеи. В этом плане он был незаменим, бесценен.

Как большой деятель культуры, общественный деятель и политик, он всегда умел доносить свои предложения, свои взгляды. Он так хорошо, с юмором умел выражать мысли, что не было ощущения, что тебя учат.

Он возглавлял землячество выходцев из Камско-Устьинского района, и буквально несколько месяцев назад я из его рук принял руководство этим обществом. Он сказал тогда, что «да, ты там, в Москве, далеко, но ты сумеешь работу вести».

Мне, как руководителю автономии татар, были интересны его мысли и соображения по сохранению языка. Он говорил и очень нелицеприятные для нас, депутатов Госдумы, вещи. Но он говорил искренне, он говорил, что видел, мы не обижались. У нас, конечно, есть еще, Аллага шокер (Слава Аллаху), общественные деятели, драматурги, которые переживают за свой народ. Но такого масштаба нет. Он был патриархом в татарской литературе.

Вагиз Мингазов - собственник ОАО "ВАМИН Татарстан", член Совета федерации РФ:

- Я очень хорошо знал Туфана Миннуллина, тесно общался с ним. В Госсовете он был очень активным депутатом. Он великий сын татарского народа. Его драматургия очень близка татарскому народу, и залы всегда были полные. Все его пьесы были жизненными. Сам он от природы был очень прямым человеком, справедливым, по отношению к людям всегда старался отражать жизненную мудрость. Миннуллин очень любил свой народ и гордился им, старался защищать родной язык, традиции.

Он всегда старался поднимать проблемы татарского народа, сохранить традиции народа, отдавал себя, не жалея. Конечно, это очень большая и невосполнимая утрата. Хотел бы выразить соболезнования его семье, близким и всему татарскому народу.

Радик Хасанов - генеральный директор POZIS:

- Сказать, что это потеря, – не сказать ничего, потому что это потеря не только для всех татарстанцев, но и для людей за пределами республики. Его произведения раскрывают темы от любви до высших материй. Все его спектакли пронизаны философским смыслом, но в то же время доступны для всех людей всех национальностей.

Туфан Миннуллин приходил к нам на POZIS, смотрел работу конвейера. Он был очень открытым и доступным человеком, мы с ним были знакомы и хорошо общались.

Расскажу вам интересный случай: когда у Туфана Абдулловича был юбилей, мы решили подарить ему холодильник. Он был очень скромный человек, но мы его уговорили принять подарок. У нас есть художественная мастерская, и мы спросили у него, что нужно написать на холодильнике. Туфан Абдуллович сказал, что у него есть любимая фотография, на которой он стоит в саду с цветущими яблонями. Мы разрисовали ему холодильник, и потом он звонил и говорил, что холодильник не использует, а только любуется.

"ТЕРПЕЛИВЫЙ И СКРОМНЫЙ ЧЕЛОВЕК, НО КОГДА НАДО, МОГ И ПОДНЯТЬСЯ, И ВЫСКАЗАТЬСЯ"

Лутфулла Шафигуллин - генеральный директор ОАО «Таттелеком»:

- Это очень большая потеря для татарского и русского народов. Ушел из жизни человек, который думал мозгами. Помню его последнее выступление на сессии Госсовета: это было эмоциональное выступление за культуру, за то, как помочь библиотекам и так далее. Он думал о том же, о чем думает народ. Лично я его знал. Мне он говорил, что приятно общаться с жизнерадостным человеком и хочется жить. Это большая утрата.

Рашит Шайхутдинов - депутат Госсовета РТ, экс-гендиректора ОАО "Татспиртпром":

- Уход Туфана абый - это большая потеря. По-другому не скажешь. Мы с ним вместе работали как депутаты. Мы его всегда ждали на сессиях. Его выступления всегда были яркими. Он поднимал вопросы, которые волновали народ. Он был человечным.

Несколько раз мы вместе сидели на встречах. Я наблюдал за ним. И видел, что это терпеливый и скромный человек, но когда надо, мог и подняться, и высказаться. Для народа и республики - большая потеря. Он был особенным человеком, его нельзя сравнить с другими величинами.

Рамиль Тухватуллин - режиссер, народный артист РТ:

- Туфан Миннуллин был гигантом. Я бы назвал его сверхчеловеком. С ним я был знаком не только как с писателем-драматургом, нас связывала и личная дружба, совместная работа. Это печально, когда наша нация теряет великого лидера, бунтаря, который всю жизнь боролся за свой народ. Если можно с кем-то сравнивать его, то я бы сравнил с Олжасом Сулейменовым, Чингизом Айтматовым - он стоит на одной ступени с такими великими людьми.

Это человек, который жил вопреки всем канонам самосохранения, выступал и защищал национальную культуру, театр. В ближайшие 50 лет такого искреннего и смелого человека, как Миннуллин, думаю, я не увижу.

Основная беда нашей нации в том, что мы не растим преемников. К сожалению, в последние три месяца мы стали собираться как раз на таких печальных мероприятиях. Туфан абый, как человек, – это сама доброта, искренность, он переживал за каждого человека, несмотря на его статус и профессию.

Я сыграл в огромном количестве спектаклей, которые он написал. И мне настолько его будет не хватать, что это необъяснимо и очень волнительно. Пусть земля ему будет пухом.

Хафиз Миргалимов - руководитель фракции коммунистов в Госсовете РТ:

- Я его знал с того времени, когда учился в Казанском государственном университете имени Ульянова-Ленина. Через Туфана Миннуллина я познакомился с его семьей, мы любили смотреть его пьесы. Он поднялся с низов до такого уровня. Еще чаще я начал видеться с ним, когда был избран депутатом Госсовета в 2009 году. Он тогда уже был опытным депутатом, и я с ним советовался. Он говорил мне, чтобы я больше говорил на татарском языке. Первую фотографию с моей работы в Госсовете сделал он и подарил мне.

Он не был равнодушен к тому процессу, который идет у нас уже 20 лет. Был безбоязненным, всегда говорил правду, а это могут делать не все. Он никогда не оглядывался назад и всегда пробивал законным путем решения всех вопросов. К нему много обращались из районов. Даже последнее его выступление было посвящено решению проблем школ, больниц. Мы потеряли глыбу, большого человека. Он всегда старался поднять уровень культуры. Многонациональный народ Татарстана, и я бы даже сказал, России, СНГ потеряли человека, подобного Кариму Тинчурину, Габдулле Тукаю. Все, кто сегодня пришли прощаться с ним, словно потеряли своего родного человека. Считаю, что его имя долгое время будет жить, и какая-то улица или площадь в Казани обязательно должны быть названы его именем. Современное поколение не должно его забыть.

РЕКОМЕНДАЦИИ ТОЛЬКО ОТ ТУФАНА

Татьяна Водопьянова - председатель федерации профсоюзов РТ:

- Я лично знала Туфана Миннуллина, очень уважала его. Он талантливый, яркий, неравнодушный. Бывают невосполнимые потери, и это именно такая потеря. Он жил, дышал своей деятельностью, очень искренне всегда выступал. Таких ярких людей, к сожалению, много не бывает. Это потеря для всех, и особенно для сферы культуры. В область культуры он внес так много, что оценить, наверное, невозможно. С годами мы еще больше будем понимать, насколько это знаковая личность. Его значимость велика и за пределами республики, просто мы его чувствуем лучше, ближе. Все те, кто имел возможность с ним общаться, - счастливые люди. Мне повезло с ним пообщаться, и сегодня я нахожусь здесь с душевной болью. Очень не хочется, чтобы такие люди так рано уходили.

Равиль Сабиров - драматург (Набережные Челны):

- Лет пять-шесть назад мне посоветовали вступить в союз писателей, хотя я особо не горел желанием. Поскольку я вступал в союз по линии драматургии, мне нужны были несколько рекомендаций, и я сказал, что вступлю, если рекомендацию мне напишет Туфан Миннуллин. Все говорили, что он очень требователен к молодым драматургам, но я позвонил ему, и выяснилось, что он читал несколько моих пьес, сказал устные замечания, но в целом похвалил. Когда он написал мне рекомендацию, отступать было некуда, и я вступил в союз писателей. Его одобрение, поддержка окрылили меня, появилась уверенность в себе, и я начал писать более активно.

У меня есть пьеса «Папоротника горькие плоды», которую я показал Туфану Абдулловичу. У меня хранится письмо, написанное его рукой, в котором он написал свои замечания. Кое-что из его советов я взял, и они очень помогли созданию этого произведения. Получается, что он мой крестный отец. Я живу в Набережных Челнах, вчера узнал о смерти, полдня не мог отойти от этой новости, и вот сегодня в 8 утра уже был в Казани.

Роберт Гайнутдинов - любитель творчества Туфана Миннуллина:

- Я сам индолог, знаю индийские языки. Общался с Туфаном Абдулловичем, когда он был руководителем союза писателей. Ходил на спектакли, особенно нравился мне спектакль «Альдермыштан Альмандар». Когда он узнал, что я занимаюсь индологией, он очень заинтересовался и расспрашивал меня об этом. Кстати, его имя Туфан по-индийски на всем Востоке (Пакистан, Афганистан и т.д.) означает ураган, тайфун. Его имя соответствовало его характеру. Он был бурный человек, всегда занимался делом.

* * *

Туфана Миннуллина похоронили на Старо-Татарском кладбище в Ново-Татарской слободе – там же, где похоронен Габдулла Тукай.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (5) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    3.05.2012 17:22

    Какая разница сколько вип-персон пришло на похороны, главное помнить, ценить и претворять в жизнь всеми следующими поколениями идеи, которые Туфан абый вносил в нашу жизнь!

  • Анонимно
    3.05.2012 17:38

    Авторы молодцы, оперативно написали. Поправка: Шаймиев встретился с Туфаном в 1962 году в МЕНЗЕЛИНСКОМ (г. Мензелинск, а не Менделеевск!) театре. Это один из старейших театров Татарстана с интересной историей, так же, как и сам уникальный город Мензелинск.

  • Анонимно
    3.05.2012 17:41

    Да, о Туфане сказано много добрых, но слишком общих слов. Было бы здорово, если бы удалось опубликовать тезисы, о чём говорил, на что обращал внимание властьпредержащих и к чему призывал человек, называемый "совестью нации".

  • Анонимно
    5.05.2012 00:20

    Еще один факт из недавней истории: Туфан Миннуллин был единственным, кто открыто выступил против травли бывшего челнинца, в дальнейшем секретаря Татарского обкома Р.К.Беляева, организованного Усмановым Г.И.(первый секр.обкома). Мне не интересно, был Т.Миннуллин прав или нет- главное он ОДИН не испугался высказать свое мнение. Он всегда был настоящим человеком! Земля Вам пухом, Туфан абый! Нам очень будет не хватать Вас!

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль

Подпишись на нас в Zen