Общество 
4.05.2012

«Джалиль» спрячется за «маской»?

«ЖЕЛЕЗНАЯ МАСКА»

Как бы ни иронизировали над главной театральной наградой сами театралы и околотеатральные круги, называя ее то «золотой миской», то «железной маской», альтернативы ей нет. Это – наш театральный российский «Оскар». И пусть пятикиллограмовая венецианская маска в красивой коробке не подкреплена денежной премией, главное, полагают люди театра, не деньги, а почет.

Иногда решения «масочного» жюри и экспертного совета, который отбирает спектакли для конкурса (пропускают для участия в соревнования далеко не всех!) вызывает недоумения и наводит совсем уж на черные мысли в отношении объективности оценок. И такое бывает. Но, возможно, у комиссии есть своя, неведомая нам логика.

Традиционные лидеры по наградам «Золотой маски» - театры Москвы и Санкт-Петербурга. В музыкальном жанре в авангарде Мариинский театр. Впрочем, есть театры из провинции, которые тоже собирают награды. Это, прежде всего, оперные театры из Новосибирска и Перми. Но сравнивать их с Казанью нельзя. Секрет их успеха прост и банален – деньги. Новосибирск и Пермь финансируются из федерального бюджета, у них есть возможность риска и эксперимента. А жюри «Золотой маски», как известно, любит все неординарное. В этом смысле в Казани иная финансовая ситуация, хотя в творческом плане именно в нашем городе сильнейший региональный театр. Что и показывает интерес к казанской опере жюри высшей театральной награды.

ДВА ПОЭТА

Любопытная деталь: «Джалиль» становится третьим спектаклем нашего оперного, претендующим на «Золотую маску». До этого была «Любовь поэта» Резеды Ахияровой и «Лючия ди Ламмермур» Гаэтано Доницетти. Все спектакли, включая «Джалиля», поставлены одним режиссером – Михаилом Панджавидзе. В пору говорить о его «масочном» почерке.

В «Любви поэта», где темой постановки стала романтическая история Габдуллы Тукая и предмета его платонических воздыханий девушки Зайтуны, «Золотой маски» за лучшую мужскую роль в опере был удостоен в то время солист нашего оперного Ахмет Агади. Сейчас Агади служит в Мариинском театре, в "Джалиле" у него так же главная партия. В «Лючии ди Ламмермур» «маску» за лучшую женскую роль в опере получила солистка нашего театра Альбина Шагимуратова.

gxeuoinfeo-vn-stfrqmtxencjb.jpg
Публике представляется, по сути, третья редакция оперы Жиганова «Джалиль»

СТЕРЕТЬ ХРЕСТОМАТИЙНЫЙ ГЛЯНЕЦ

Спектакль, который сегодня смотрит экспертный совет, создавался в рамках празднования столетия со дня рождения Назиба Жиганова - не самого сейчас, увы, исполняемого композитора, который, как показала премьера «Джалиля», может звучать весьма актуально, если за дело берутся талантливые люди. К ним, безусловно, надо отнести и музыкального руководителя постановки маэстро Рената Салаватова, и режиссера-постановщика, и сценографа Игоря Гриневича.

Публике представляется, по сути, третья редакция оперы Жиганова, чья музыка исполняется оркестром театра трепетно и проникновенно. Музыкальный руководитель постановки открыл купюры, сделанные во второй редакции оперы, а оркестр, ведомый им, исполнил музыку выдающегося татарского композитора ярко, образно, учитывая малейшие нюансы.

Кстати, дирижер стал отчасти и автором музыки - в одной из картин боец на привале танцует веселый татарский танец, музыку к нему написал Салаватов. Необходимо отметить и высококлассную работу хора (респект хормейстеру Нурие Джураевой!), потому что работа хористов и миманса неоднократно «делает погоду» в спектакле.

Панджавидзе изначально поставил цель стереть «хрестоматийный глянец». Одним словом, народ любит поэтов живых, а не каменных истуканов, которые не пытаются пробиться к нашим сердцам, а лишь «учат жить».

Панджавидзе верно считает: сейчас убеждать кого-то, что Муса Джалиль был героем, абсолютно не нужно. Поэт давно уже реабилитирован, «Моабитские тетради» изучают в школе, а кремлевский холм в Казани украшает (или не очень) памятник поэту. Режиссер поставил перед собой иную задачу: попытаться разобраться, что же было в душе этого человека, сознательно идущего на позор и гибель. Так что перед публикой будет не сусальная картинка, а постановка, дающая пищу для размышлений.

Не случайно, в этом году в Татарстане спектакль «Джалиль» был удостоен татарстанской театральной премии «Тантана» как спектакль – событие года.

Первый проказ оперы прошел в сентябре прошлого года, с тех пор «Джалиль» не игрался. Сегодня на спектакле аншлаг и экспертный совет среди публики, который должен вынести свой вердикт.

vixvlyah-gjmqykpjlf-dc-emvl.jpg
Михаил Панджавидзе поставил цель стереть «хрестоматийный глянец» с поэта, народ любит поэтов живых, а не каменных истуканов, которые лишь «учат жить»

«НА ГОРИЗОНТЕ НЕТ ОПЕР ПРО НАШУ ИСТОРИЮ»

Каковы шансы «Джалиля» номинироваться и, может быть, получить «Золотую маску»? Вот мнения экспертов «БИЗНЕС Online».

Леонид Любовский - композитор, лауреат Государственной премии РФ:

- В этом спектакле есть свежее решение, более преемлемое для молодых слушателей. «Джалиля» ставили талантливые люди – дирижер Ренат Салаватов и режиссер Михаил Панджавидзе. Думаю, у них есть шансы на победу. Как ученик Назиба Жиганова, буду болеть за наш театр. Тема, которая поднята в спектакле, она сейчас очень актуальна, потому что у нас на горизонте и в помине нет героической оперы, оперы про нашу историю.

Равиль Файзуллин - поэт, главный редактор журнала «Казан утлары»:

- С одной стороны, спектакль поставил Михаил Панджавидзе, а музыкальным руководителем постановки был Ренат Салаватов – люди, известные в масштабах страны. С другой – только что «Золотую маску» получила наша Альбина Шагимуратова. Даст ли жюри награду казанской опере два года подряд? Не уверен… Очень много будет зависеть от того, как исполнит свою партию Ахмет Агади – Джалиль. Буду болеть за них!

Маргарита Файзуллаева - заведующая кафедрой истории и теории музыки Казанского государственного университета культуры и искусств:

- Думаю, спектакль имеет все шансы быть номинированным на «Золотую маску» и даже получить награду за лучшую режиссуру. Режиссерское решение современное, свежее, оно помогло раскрыть великолепную музыку Жиганова. Единственное, что меня смущает – это сцена с собаками, мне кажется, она излишне натуралистична, но, возможно, я ошибаюсь. На получение «Золотой маски» может претендовать и исполнитель партии Джалиля Ахмет Агади, создавший живой, психологически верный образ. Его Джалиль – отнюдь не памятник, чем грешили прежние исполнители.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (8) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    4.05.2012 12:27

    Успехов театру под руковдством Мухаметзянова

  • Анонимно
    4.05.2012 13:10

    театр им джалиля- гордость казани и республики!спасибо президенту за поддержку-деньги не бросаются на ветер!!!россия всегда славилась своей культурой!

  • Анонимно
    4.05.2012 13:13

    ну что,важно,что деятельность коллектива театра очевидна и результативна.публика ломится,билеты за месяц распроданы,что еще надо!?

  • Анонимно
    4.05.2012 13:26

    Странно, прочему Панджавидзе до сих пор не народный Татарстана!!!!!! Он же работает на авторитет республики!!!!!!

  • Анонимно
    4.05.2012 15:00

    "Золотая маска" не отражает оъективности в театральном мире, если бы там все было по совести, "Лючия" бы уже стала лучшим спектаклем этого года в опере.

  • Анонимно
    4.05.2012 20:49

    "кремлевский холм в Казани украшает (или не очень) памятник поэту". памятник поэту украшает кремлевский холм в Казани! не сомневайся, тимэ безнен шагыйребезгэ, Мамаева! Татарстанда тыныч кына яшэ, болгатма!

    • Анонимно
      5.05.2012 10:57

      Зря вы на Татьяну нападаете. Она душой радеет и болеет за наш оперный! Это чувствуется во всех её статьях. Наш театр - самый лучший!!!

  • Анонимно
    4.05.2012 21:44

    Татьяна, а как по вашему было бы очень?!?

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль

Подпишись на нас в Zen