Общество 
6.05.2012

Михаил Панджавидзе: «В Казани грамотный менеджмент, европейская система приглашения артистов»

djalil-3.jpg
Михаил Панджавидзе: «Я много ставлю в других театрах, так что мне есть с чем сравнивать. Поэтому ценю Казань»

«ЛИБРЕТТО БЫЛО КАК АГИТКА»

- Михаил Александрович, вы немного переработали либретто «Джалиля». Для переделки культового произведения надо набраться смелости. Почему вдруг было принято такое решение?

- Особой смелости набираться не приходилось, я все сделал абсолютно правильно. То либретто, которым мы располагали, устарело в силу идеологических причин. Оно было написано как агитка. Давно уже никому не надо объяснять личность Джалиля. Последняя сцена вообще была написана, очевидно, для того, чтобы объяснить: не все немцы враги, есть еще хорошие немцы в ГДР. Все это сейчас выглядит смешно, выросло уже целое поколение, которое просто не знает, что такое ГДР, такого государства уже 20 лет как нет. Родное либретто, написанное на татарском языке, оно прекрасное, оно сделано точно, Жиганов писал на эти слова. Мы не тронули татарское либретто.

- А что вы тронули?

- Русский текст, который был безграмотен. Перевод с татарского получился неудачным. Мериме в свое время сказал, что перевод – как женщина. Если он верен, то некрасив. Если неверен, то прекрасен. Наш перевод был и некрасив, и неверен.

«ДЖАЛИЛЬ БОЯЛСЯ ЗА СЕМЬЮ»

- Вы немного изменили финал.

- Финал концептуально изменен. В него-то и заложена основная мысль спектакля. Мне в героях никогда не интересна политическая составляющая. Мне интересна составляющая человеческая. Джалиль не боялся смерти – герой же. Он даже не боялся того, что его имя будет опозорено. Ради великой цели на это можно пойти. Как всякий нормальный мужчина он боялся одного: что будет с его семьей? Человек, который попадал в плен, приравнивался к предателям. Сталин говорил: русские не сдаются! Даже когда люди пропадали без вести, на их близких смотрели искоса. Мне об этом рассказывала еще моя бабушка, которая была женой командира, погибшего в сорок первом году. Только в сорок четвертом пришла бумага, это подтверждающая, и они стали получать пособие как семья погибшего. До этого на них смотрели косо. Когда она, с тремя детьми на руках, младшей было два года, просила помощи, ей говорили: «Откуда мы знаем, кто ты такая? Может быть, сейчас твой муж с оружием в руках против нас воюет?» Вот такие были обычаи в нашей стране. Страшное было время. И Джалиль всего этого боялся. По сути, вся история, которую мы рассказываем, - это воображение Мусы Джалиля. Наш сюжет – это то, что происходило с ним наяву и в его воображении. Больше всего он боялся за семью, но тем не менее шел и выполнял свой долг. Он действительно был герой, потому что сколько мы знаем сильных мужчин, которые ломались, когда дело доходило до их близких.

«КУДА Я ЛЕЗУ, ЗАЧЕМ МНЕ ВСЕ ЭТО?»

- Партитура претерпела изменения?

- Да, небольшие, мы придали ей наиболее современное звучание. Кстати, когда я разговаривал с сыном Назиба Жиганова Иваном, он мне сказал: «Я все услышал. И мне очень жаль, что папа не дожил до вашей работы, он был человек озорной и очень прогрессивный. Он мог, например, в песню о Ленине врубить саксофон. А когда он писал оперу о Джалиле, это тоже была работа на грани фола. Его за нее по головке могли не погладить. Если бы отец сейчас работал с вами, вы бы сделали еще больше смелых шагов».

- Вам сразу понравилась музыка Жиганова?

- Нет. Когда я слушал клавирное исполнение, то подумал: Господи, куда лезу, зачем мне все это? Но когда я послушал симфоническое исполнение… Недаром Жиганов каждый год писал по симфонии. У него уникальное симфоническое мышление. Когда приехали на спектакль музыковеды из Москвы, они все удивлялись: ну надо же, какой хороший композитор! Это понятно, у нас есть предубеждение перед людьми, обласканными властью. Есть такое выражение – «назначенный гений». А Жиганов – «не назначенный». Он блестящий композитор.

«В КАЗАНИ ГРАМОТНЫЙ МЕНЕДЖМЕНТ»

- Вы поставили в казанской опере семь спектаклей – это, по сути, это целая афиша. Почему такая любовь к Казани?

- Я много ставлю в других театрах, так что мне есть с чем сравнивать. Поэтому ценю Казань.

- Чем наш театр отличается от других?

- Прежде всего, грамотным менеджментом, европейской системой приглашенных артистов «стаджионе». В казанской опере есть театральный дух, здесь есть вышколенная постановочная часть, очень и очень хороший оркестр с маэстро Салаватовым. Гордость этого театра – это хор, он интересен не только певчески, но и актерски. Политика театра направлена не на коммерцию, а на создание предмета искусства. Это сейчас в театрах нечасто встречается. А это греет.

«ОТ «ЗОЛОТОЙ МАСКИ» В ТЕАТРЕ КУРАЖ»

- Театр начал принимать участие в «Золотой маске»…

- Двое солистов - Ахмет Агади и Альбина Шагимуратова - в разные годы получили «Золотые маски» за лучшие роли.

- Оба – в ваших спектаклях.

- Я не хочу муссировать эту тему. Вот возьму «Маску» за лучшую режиссуру, тогда и поговорим. Если говорить, что «Маски» у певцов – это моя заслуга, мы невольно умаляем заслуги артистов, я бы этого делать не хотел. И Ахмет, и Альбина получили награду заслуженно, честь им и хвала. А что касается театра, то от участия в этом конкурсе у него появляется кураж. Пятнадцатиминутные овации на сцене Большого театра после недавнего показа там «Лючии ди Ламмермур» - это о чем-то говорит. В театре в Казани нет ощущения провинции. У меня буквально недавно в жизни произошли перемены – я ушел из Большого театра. Просто в какой-то момент понял, что рискую так и остаться очередным режиссером Большого театра, ставящим в провинции. На сегодня я остаюсь в Минске, в Национальном театре Беларуси главным режиссером. И буду продолжать сотрудничать с Казанью.

djalil-4.jpg
«Детям надо показывать нормального «Онегина», человеческого. Живого, доброго, без зауми. Мне кажется, мы сделали очень добрый спектакль»

«ИНОГДА МОЖНО ПОВЕРНУТЬ КОЛЕСО ИСТОРИИ»

- Ваш последний спектакль в Казани - «Евгений Онегин» - он вне моды. В нем нет авангардистских изысков. Не страшно было выпускать такой спектакль?

- Страшно ставить нетрадиционного «Онегина»! Сколько лет не шел «Онегин» в Казани?

- Много.

- Так вот и пора было поставить такой спектакль, чтобы дети на него могли ходить. А детям надо показывать нормального «Онегина», человеческого. Живого, доброго, без зауми. Мне кажется, мы сделали очень добрый спектакль.

- Ваша будущая работа в Казани – «Турандот» Пуччини. О чем будет спектакль?

- Говорить о будущем спектакле - всегда такое неблагодарное дело! Хочется поставить спектакль про самопожертвование, про безумную власть, которая душит все, но иногда искупительная жертва способна повернуть вспять колесо истории. Редко, но это бывает. Спектакль мне дорог еще и потому, что это последний проект ушедшего недавно из жизни сценографа Игоря Гриневича. Премьера «Турандот» намечена на сентябрь.

- Какие еще планы связаны с нашим театром?

- «Хочешь рассмешить Бога – расскажи ему о своих планах». Не хочу ничего загадывать. Хотя сейчас, уйдя из Большого театра, я понимаю, что хотел бы связать свою судьбу с казанским театром. Это мой театр. Состоялся я в Казани. Но… Поживем – увидим. У меня сейчас такое время – «сороковые, роковые». Кризис среднего возраста – идет переоценка ценностей, надо искать новые пути, новые средства выразительности, новый стиль. Надо сейчас все пережить, перековаться и выдать что-то новое. Время собирать камни.

Справка

Михаил Панджавидзе родился в 1969 году в Ашхабаде в семье музыкантов. Выпускник музыкального училища, в 1997 году окончил режиссерский факультет ГИТИСа им. Луначарского. Работал очередным режиссером Большого театра. Сейчас – главный режиссер Национальной оперы Беларуси. Сотрудничает со многими региональными театрами. Лауреат государственной премии РТ им. Тукая.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (12) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    6.05.2012 16:00

    ну что-театру повнзло и с режиссером!все постановки панджавидзе оригинальные,за исключением бориса годунова!у театра появились исклюзивные постановки!

  • Анонимно
    6.05.2012 16:01

    отличная команда в театре во главе с директором!

  • Анонимно
    6.05.2012 22:27

    Панджавидзе - находка для Казани!!!!!!!

  • Анонимно
    6.05.2012 23:02

    Что-то вы часто начали писать об оперном. Вы просто любите театр или это коммерческий проект? напишите и о других театрах. Напишите о последнем премьере Т.Миннуллина в тинчуринском театре, о Нижнекамском театре, участвовавшем фестивале, об аварийном здании Татарского ТЮЗа итд.

  • Анонимно
    7.05.2012 00:06

    Как я понимаю, БО пишет о театрах мирового уровня, где происходят ЗНАЧИМЫЕ события

  • N.
    7.05.2012 07:43

    поняла, что устала от классики казанский театров.6 мая в УНИКСе состоялась великолепная постановка Московского театра комедии: "номер 13". хохотала до упаду. разрядка после рабочих будней потрясающая!

  • Анонимно
    7.05.2012 10:04

    Знаковая культурная новость Казани:опер-ный обьединил талантливых персон.Зрите-ли благодарны за 30-й Шаляпинский, new постановка Евгения Онегина продолжаетвосхищать публику. Это особенно приятносообщить7 мая -дата рождения Чайковского,гениального соотечественника.Всегда радыновым постановкам М.Панджавидзе. Т.Б.

  • Анонимно
    8.05.2012 14:09

    К вопросу о "коммерческом проекте", который подняли выше в комментариях. А что такое может быть в принципе?) Действительно, материалы корреспондента в основном об этом театре. Хотя театр Камала и театр Тинчурина не менее известны за рубежом, особенно первый. Что касается М. Панджавидзе - очень серьезный Режиссер оперного театра. Великолепное знание музыкальной основы и смелое внедрение в нее современных театральных приемов лично меня пленяет. И хочется пожелать ему совершенствоваться и дальше, не теряя уже найденного!

  • Анонимно
    8.05.2012 19:19

    Интересный режиссер, люблю его постановки.

  • Анонимно
    9.05.2012 01:04

    Тинчуринский известен зарубежом???????Ну насмешили так насмешили!!!!!!1Его и в России-то не знают. Есть три главных театра в РТ - Камаловский, оперный и Качаловский. А остальным до них расти и расти, нравится вам это или нет.

  • Анонимно
    10.05.2012 01:41

    Позвольте и с Вами не согласиться - тинцуринцы выезжали и в Турцию, и в Болгарию.. Так что, хочется Вам или нет, но о них знают) А вот уничижать татры - не дело казанца. Театры любить надо, а не разделять на главные и не главные, так как у каждого театра в Казани (их мало, к сожалению) есть свой зритель... И не все театры попадают в поле зрения так называемых критиков (хотя, профссионалов не наблюдатся среди них)

  • Анонимно
    28.05.2012 15:32

    А почему Панджавидзе не хотят пригласить главным? И звания ему почему не дают? Он вроде столько лет в Татарстане, свой стал уж давно.

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль

Подпишись на нас в Zen