ВОЗБУЖДЕНО УГОЛОВНОЕ ДЕЛО В ОТНОШЕНИИ ИНДИВИДУАЛЬНОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЯ

Сегодня полицейские Татарстана сообщили о задержании в Набережных Челнах доктора Вадима Курсенко, который, по мнению следствия, незаконно занимался лечением стволовыми клетками.

«Установлено, что эти процедуры доктор проводил без соответствующего разрешения», - сообщили сегодня в пресс-службе МВД по РТ. У доктора не было разрешения на лечение таких заболеваний, как рассеянный склероз, цирроз печени, рак желудка, сахарный диабет, последствия ЧМТ, артроз, бронхиальная астма, саркома и другие. Кроме того, в клинике довольно успешно практиковалось и лечение с использованием стволовых клеток. Однако, согласно данным минздрава РТ, Курсенко не имел права лечить ни одно из вышеуказанных заболеваний. Также не было у него и дополнительной лицензии, необходимой для осуществления методики лечения с помощью стволовых клеток, которая выдается только минздравом РФ.

В результате, по версии следствия, практикующий доктор Курсенко, у которого в Челнах есть своя клиника, за период с 2008 по 2011 годы незаконно заработал около 22 млн. рублей. Проще говоря, врач вводил людям стволовые клетки, которые могли помочь им вылечиться от многих заболеваний. В том числе даже таких, как сахарный диабет, ревматоидный артрит, атеросклероз нижних конечностей, цирроз печени, энцефалопатия (атрофия головного мозга).

Следователь по делу Курсенко Ильдар Галиуллин пояснил корреспонденту «БИЗНЕС Online», что уголовное дело было заведено по пункту «б» ч. 2 ст. 171 УК РФ «Незаконное предпринимательство» после проверки деятельности клиники Курсенко. Никаких фактов того, что кто-то пострадал от действий врача, у следствия нет. По словам Галиуллина, клиника Курсенко оказывала высокотехнологичную медицинскую помощь с применением клеточных технологий, не имея на этот вид деятельности лицензии.

«По факту у него было разрешение только на хирургическую деятельность, не более. Соответственно, и получать денежные средства он мог только за работу в рамках хирургии. А стволовые клетки - это уже незаконный доход, объем которого проверятся. Пока речь идет о сумме в 22 миллиона рублей. В настоящее время возбуждено дело, Курсенко является подозреваемым и в ближайшее время будет допрошен по данному факту. В случае доказательств вины подозреваемого максимум, что ему грозит, – это срок до пяти лет со штрафом до 80 тысяч рублей».

ЭТО ПРОФАНАЦИЯ – ИЛИ ЗА ЭТИМ БУДУЩЕЕ?

Специализация Курсенко не имеет в медицинской среде пока официального подтверждения, и отношение к ней даже среди медиков, мягко говоря, неоднозначное. Кто-то утверждает, что за этой сферой будущее, а кто-то считает полной профанацией. А потому лечение таким методом может иметь самые разные, порой очень печальные последствия.

Между тем о том, что Курсенко занимается экспериментами со стволовыми клетками, ни для кого не являлось секретом, во всяком случае, в Набережных Челнах. В одном из своих интервью доктор рассказывал, что его специализация – изучение эффектов лечебного воздействия клеточной терапии на различные виды патологий. В последние годы он брался за лечение аутоиммунных заболеваний. А его пациентами становились обычно те, на ком официальная медицина уже ставила жирный крест. Люди, отчаявшиеся получить исцеление другими способами, в надежде, что клеточная терапия им обязательно поможет, обращались к нему. При этом в общем количестве обратившихся челнинцев, если верить доктору, было не более 15 процентов. На лечение приезжали пациенты с Дальнего Востока и из-за рубежа. Косвенным подтверждением этому служит и то, что у клиники работает наряду с русскоязычной и англоязычная версия сайта.

Клеточный материал Курсенко, по его собственным словам, берет в Москве, в лаборатории медуниверситета. Вводимые пациентам клетки выращены из пуповины новорожденного. Курсенко считает, что стволовые клетки - естественные обитатели и родоначальники нашего организма - являются источниками построения наших органов, систем и тканей. И их введение в организм взрослого человека играет роль стимулятора.

В этом же интервью он рассказывает, что затраты на культивирование и выращивание клеток для пациента, их транспортировку, обследование и услуги по медицинскому наблюдению за пациентом выливаются в сумму порядка 100 тыс. рублей. Вопрос в том, сможет ли он доказать следователям, что эти деньги шли именно на выращивание, транспортировку и дальнейшее наблюдение за пациентами, которые воспользовались его услугами, а не обогащение?

ПОКА ЛЕЧЕНИЕ СТВОЛОВЫМИ КЛЕТКАМИ ИМЕЕТ ПРАВО НА ЖИЗНЬ
ЛИШЬ КАК ЭКСПЕРИМЕНТ, НЕ БОЛЕЕ

О самом Курсенко известно немного. Ему 47 лет, частной практикой занимается с 2003 года, является научным сотрудником кафедры клеточной технологии Московского медицинского университета. До того как уйти в частный бизнес, несколько лет работал заведующим приемным отделением челнинской БСМП. В своей клинике, которая находится в загородном коттеджном поселке Челнов, людям, страдающим различными тяжелыми заболеваниями, он делал спасительные инъекции. По мнению следователей, около 200 человек за три года стали его пациентами.

Как заявил корреспонденту "БИЗНЕС Online" начальник управления здравоохранения Набережных Челнов Ильнур Шарафутдинов, «вопрос в том, что пока лечение стволовыми клетками имеет право на жизнь лишь как эксперимент, не более. И обычно в таких случаях деньги платят тем, на ком проводятся эксперименты. В случае же с доктором Курсенко получается наоборот, что его пациенты платили ему за эксперименты над собой. Медицина – весьма консервативная наука, а такая ее область, как изучение воздействия стволовых клеток на организм человека, со всех сторон еще до конца не изучена, сама история применения стволовых клеток еще очень маленькая, поэтому результатов по длительным наблюдениям нет. Поэтому отношение к ней, скажем так, неоднозначное. Речь ведь идет о внедрении в организм чужеродных клеток, которые имеют свой генотип. И какие отдаленные результаты это будет иметь – большой вопрос. Есть препараты на основе стволовых клеток, есть сами биоматериалы. Чем конкретно занимался Курсенко, я затрудняюсь сказать».

МЕНЯ МОИ БЛИЗКИЕ МНОГО РАЗ СПРАШИВАЛИ, КОМУ Я ПЕРЕШЕЛ ДОРОГУ

На сайте клиники «Частная практика Вадима Курсенко» приводится множество примеров исцеления, которые стали возможны благодаря работе челнинского врача. Незадолго до задержания газета «БИЗНЕС Online» связалась с Курсенко, чтобы услышать его собственную точку зрения на происходящие вокруг его персоны события.

«Прокурорские работники ходили по домам моих пациентов с тем, чтобы кто-то из них дал на меня показания, чтобы у них был повод возбудить дело по жалобе, но все из них получили улучшения и отказались свидетельствовать против меня. Это тоже, по-моему, о многом говорит.

Меня мои близкие много раз спрашивали, кому я перешел дорогу. Я ни у кого ничего не отбирал, я привнес только эту технологию на территорию Татарстана из России для того, чтобы татарстанцы могли ее оценить и понять всю ее полезность. И когда-нибудь это неизбежно будет внедрено в массовую практику системы здравоохранения. После того как люди получают клеточную трансплантацию, они в разы реже начинают болеть и обращаться за помощью в поликлиники, больницы. Это ведь, в конце концов, кроме качества жизни людей, еще и просто огромная бюджетная экономия».

ЛИЦЕНЗИИ НА ПРИМЕНЕНИЕ ДАННОЙ ТЕХНОЛОГИИ НЕ СУЩЕСТВУЕТ ПОКА В ПРИРОДЕ

- Скажите, пожалуйста, существует ли в природе лицензия на осуществление лечения стволовыми клетками?

- Лицензии на применение данной технологии не существует пока в природе. У нас есть разрешение на клинические исследования. Кстати говоря, в Государственной Думе состоялся круглый стол, на котором обсуждалось тема «Законодательное обеспечение развития биомедицинских клеточных технологий в Российской Федерации». Я работаю со стволовыми клетками на основании разрешения Росздравнадзора от 25 октября 2011 года и по соглашению с московским центром флебологии - держателем этого разрешения.

- Вы, занимаясь лечением людей, проводите эксперименты?

- Что в вашем понимании – эксперимент? Если мне удалось вылечить человека от серьезного заболевания и я наблюдаю за ним пять лет, отслеживаю динамику, собирая материалы для написания диссертации о состоянии больных после операции клеточной трансплантации, это эксперимент? Я, как хирург, провожу трансплантацию. Пусть это укол, но это операция. То есть я за рамки своей лицензии не выступаю нисколько.

- Обычно когда проводят эксперименты, то платят деньги тому, на ком экспериментируют. В вашем случае, получается, наоборот?

- Я деньги никому не плачу и ни с кого не прошу. Я беру деньги лишь за свои хирургические услуги. А во сколько я их оцениваю – это мое личное дело. Я предприниматель, моя цель - зарабатывать деньги, извлекать прибыль. Я беру деньги за свою хирургическую услугу. Может быть, кто-то берет меньше. В Москве, например, это стоит в шесть раз дороже, чем это стоит у нас.

- А сколько стоит инъекция стволовых клеток?

- Это не относится к теме разговора, стоимость услуги обговаривается с каждым пациентом.

ИНФОРМАЦИЯ В ПРЕССЕ О МОИХ ЗАРАБОТКАХ - ЭТО ПРОСТО ДЕЗИНФОРМАЦИЯ

- Вы действительно заработали за три года 22 миллиона рублей?

- Информация в прессе о моих заработках - это просто дезинформация. Реальные цифры совсем другие, эти данные есть в следственном комитете, они ведь не учли расходы, это огромная ошибка следствия.

То, что нет пророка в своем отечестве, это уже давно известно. Получается, что делаешь благое дело, внедряешь новые технологии, возвращаешь людей от инвалидности – сколько ног было спасено от ампутации, сколько было вылечено людей от цирроза печени, которые должны были уже лежать в могилах. Сколько было вылечено больных рассеянным склерозом, которые ходили, только опираясь на родственников, и писались в памперсы, а теперь живы и здоровы! Некоторые даже беременны и родили детей. Поэтому очень странно выглядит, что так прессуют врача. Если бы вы могли провести свое расследование. Вообще, и адвокаты, и высшие работники МВД, которых я немало вылечил, сходятся в одном – с вас хотят поиметь денег. Это коррупционная схема.

- О клеточной терапии есть как положительные, так и крайне отрицательные отзывы. В том числе и о том, что эти инъекции могут вызывать рак.

- Мне интересно, о крайне отрицательных отзывах вы начитались в «Комсомольской правде», о смерти артистов?

- В том числе…

- Вы, вероятно, попали под эффект маятника. Это когда в прессе муссируется какая-то буча-муча, и вы в нее вовлекаетесь. Никакого отношения смерть знаменитых артистов к стволовым клеткам не имеет, они погибли от рака. Стволовые клетки при раке не используются и нисколько не помогают, рак они не вызывают. Я говорю это как специалист нормального уровня, со мной советуются академики и профессура.

«ВСЕ НОВОЕ РОЖДАЕТСЯ В МУКАХ»

Своим мнением о лечении стволовыми клетками с газетой «БИЗНЕС Online» поделились эксперты.

Лариса Танова - главный врач семейной клиники «Танар»:

- К лечению стволовыми клетками отношусь нормально. Многие страны мира это приняли, и такое лечение там разрешено официально. Я считаю, что за этой методикой, безусловно, будущее. У нас в стране есть не один институт, который занимается этой проблематикой. В Москве, Петербурге и Екатеринбурге занимаются стволовыми клетками. Я допускаю, что они занимаются этим экспериментально, но это же не какие-то подпольные конторы, это огромные исследовательские учреждения. Когда-то и трансплантологию тоже ведь не признавали. И тоже все было на уровне институтов, экспериментов – потом убедились, что да, это все работает. Другое дело, было ли у него (Курсенко) все в порядке с документацией, не могу знать, но на сегодняшний день есть официальное разрешение Роспотребнадзора на местное использование стволовых клеток. Туда включены диабетическая стопа, трофические язвы и ряд других, вы можете, если захотите, найти этот документ. А вот разрешено ли у нас применение стволовых клеток внутривенно, сказать затрудняюсь.

Александр Зотов – бывший главный педиатр Набережных Челнов:

- Недели три назад медицинская газета напечатала выступление министра здравоохранения и социального развития России Татьяны Голиковой. Так вот, она говорит, что клеточные технологии нужно срочно развивать. Там было пять направлений, и вот вторым по значимости как раз была названа необходимость развития клеточных технологий, за которыми она видит серьезное будущее. Прежде всего, ввиду огромного количества болезней, которые пока не поддаются лечению. Это новое направление, им занимается весь мир, в том числе в Челнах Вадим Курсенко. Причем, кроме него, не занимается этим направлением в городе больше никто. Результаты, которые он показывает, пока не всем понятны. Все новое рождается в муках. Курсенко - серьезный ученый, солидный, который занимается этим не от нечего делать. Он работает с академиком Ярыгиным, является специалистом кафедры в московской медакадемии, я видел документы, что ему поручено заниматься этим направлением, он свои труды представляет на солидных конференциях, конгрессах. Я видел его больных, результаты есть.

Насколько я знаю, на старые клеточные технологии лицензия не нужна. Он хирург, и он имеет право применять технологии, которые считает нужными. Если Курсенко «закроют», будет очень обидно, что мы свою науку в Челнах отбросим далеко назад. Он берется за то, за что в стране почти никто не берется, а тех, кто берется, очень мало. Ему сейчас надо помогать, точнее, даже его больным. Я не исключаю, что возбужденное дело могло быть даже чьим-то заказом. На медицину сегодня очень много людей обиженных - кому-то нравится методика лечения, которую практикует Курсенко, кому-то нет. Но не ругают сегодня того, кто ничего не делает. Он первый. А первым быть всегда сложно. Я помню себя, когда я придумал Сонатал и скаутов своих, меня куда только ни вызывали, что мне только ни говорили - что это неправильно, что это не нужно. Сегодня выяснилось, что оба направления, которыми я занимался, лучшие в стране. А в то время было все не так.

В любой методике есть и хорошее, и отрицательное. Это норма. Когда говорят, что то или иное лечение – панацея от всех бед, то стоит подумать.

Альберт Ризванов - доктор биологических наук, доцент кафедры генетики биолого-почвенного факультета КФУ:

- В мире не так много разрешенных к применению технологий на основе стволовых клеток, буквально пару десятков. Сейчас очень большое количество исследований находится на стадии клинических испытаний, людям проводят терапию, но в рамках исследований. Перспективы стволовых клеток очень воодушевляют. В России есть фирмы, которые занимаются клеточными технологиями, там проводят разрешенную терапию – трансплантацию фибробластов. Но это не стволовые клетки, это клетки донора или самого пациента. В косметологии такие процедуры разрешены.

Еще нет, по-моему, ни одной разрешенной терапии стволовыми клетками в России. Некоторые виды лечения, конечно, можно назвать с натяжкой «лечением стволовыми клетками». Например, та же самая пересадка костного мозга.

Термин «стволовые клетки» просто некоторые используют в качестве рекламы. Коммерсанты пытаются нажиться на этом. Насколько я знаю, все работы со стволовыми клетками проводятся в рамках государственных программ, и пациенты не платят деньги за эти исследования. Все операции со стволовыми клетками, которые проводятся из-под полы, - это в лучшем случае пересадка безвредных клеток, в худшем - такое лечение может нанести тяжелый вред здоровью.

Пока рано говорить о болезнях, которые со стопроцентной гарантией вылечиваются в чистом виде стволовыми клетками.