Банки 
21.06.2012

«Госбанки нужны только для крупных государственных проектов. Остальное отдайте коммерческим»

ТАКОЕ ОЩУЩЕНИЕ, ЧТО ЭКОНОМИЧЕСКИЙ БЛОК ПРАВИТЕЛЬСТВА ВИТАЕТ В ОБЛАКАХ

Ян Арт: Всегда приходится слушать две песни. Одну - от бизнеса, что банки не дают деньги, вторую - от банков. Ни один банк не нашелся, который сказал: да, мы реально не кредитуем бизнес. Все говорят: у нас все отлично, по отчетности действительно все отлично. Шамиль Рахимович, как ощущение у реального сектора?

Шамиль Агеев: На днях разговаривал с руководителем одного крупного татарстанского предприятия. С его слов, к сожалению, все упирается не в банки, а в бюрократические проволочки. Путин сказал: у нас процент нового оборудования… А понятия нового оборудования нет! Оно амортизируемое или нет, какое оно – новое? Допустим, приобрел швейцарские станки, они новые, но, допустим, пять лет.

Такое ощущение, что экономический блок [правительства] витает в облаках. Дворкович – шахматист. Те люди, которые не прошли производство…

БАНКОВСКАЯ СИСТЕМА БОЛЬШЕ РАБОТАЕТ ДЛЯ СЕБЯ, К СОЖАЛЕНИЮ

Шамиль Агеев: Конечно. Даже хотя бы сельское хозяйство. Ощущение какой-то безысходности. Вот я слушаю: новый авиационный завод будет на территории КАПО. Представляете, там есть корпус, будет еще корпус… И все думают по этой схеме. Вот закладывают Иннополис, а где этих айтишников реально наберется? Ситуация такая.

Я понимаю, вам, банкирам, сложно приходится. Улюкаев вот уперся вот в такую стойку, и все. Поэтому сейчас, я считаю, голос реального бизнеса должен звучать спокойнее, но жестче. Да, к сожалению, не буду рассказывать, когда был кризис, мы сидели у Примакова и знали, куда ушли деньги, как они дали банкам, как эти деньги потом всплыли в оффшоре и все прочее. И сейчас, к сожалению, мнение идет, что мы опять становимся поставщиком финансового капитала. За энергоресурсы получаем деньги, и потом все это дело там выходит. Может быть, это хорошо, что мы держим финансовый капитал в Европе…

Сейчас какая-то непонятная ситуация. Вроде объявлен курс на модернизацию, но как ее сделать? Как это дело подкрепить? И банки здесь подвешены. В любом случае, я вот послушал, жирные коты или нет, но банковская система больше работает для себя, к сожалению. Там, где банки являются частью производственной группы, там другое дело. А так ни один банкир, к сожалению, не бывает честным.

Рашид Галямов: Страшные слова говорите.

460.jpg
Дамир Габдулхаков, ВТБ 24: «Я не за госбанки, не за региональные банки, я за хорошие качественные банки. Там, где банкир понимает, что ему отвечать перед собственниками, акционерами, клиентами. И проводит разумную сбалансированную политику»

ЧТОБЫ ПРАВИЛЬНО ВЕСТИ ПРОМЫШЛЕННУЮ ПОЛИТИКУ, НАДО ЭТУ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ ПОНИМАТЬ

Шамиль Агеев: Я утрирую, поймите правильно. Я 14 лет работал в производстве, меня уговаривали брать под 2 процента годовых на развитие производства. Хоть какая-то сумма, но давали. Понимали, что в основе лежит производство. Пока у нас в России говорят, таможенная служба: вот, мы даем половину бюджета. Пока у нас в основе нет поддержки производства. Хотим мы или не хотим, но нет такой политики. Это самое страшное. Все остальное, банки и прочее, - это производное.

Тахир Гайнутдинов: Мы же от государства зависим.

Шамиль Агеев: Я говорю, вот сейчас проблема – промышленная политика. Мы сейчас пытаемся через систему торгово-промышленных палат доводить [это], но все, как слышат неприятные вещи, начинают отворачиваться. Мы уже сейчас не суемся, пока нас не спрашивают, даже в нашей республике. Когда спрашивают, мы говорим. Мы, к сожалению, отражаем ситуацию в производстве очень неприятную. Не с чем нам в ВТО выходить.

Мы недавно были в Турции. Там 600 предпринимателей пришли на встречу с нашими производственниками. Там все четко правительство держит. А у нас что получается – новое поколение растет, которое вообще не хочет работать. Вы понимаете? А это все будет выходить. Они хотят все и сразу: кредит взял, машину взял, вот так вот. И здесь сочетание идет: с одной стороны, мы вроде работаем на автомобильную промышленность, на западную, на пивную западную промышленность. А что производить? Сейчас, когда мы начинаем что-то свое брать, оно получается дороже, чем западное. Поэтому тема, конечно, хорошая. Но общая ситуация – недостаточность политической воли вести промышленную политику. Я могу ошибаться, извините.

Тахир Гайнутдинов: Я тоже чуть-чуть могу добавить. Чтобы правильно вести промышленную политику, надо эту промышленность понимать. У нас на уровне правительства нет людей, которые понимают промышленность, к сожалению.

КАКАЯ РАЗНИЦА, СКОЛЬКО ДЕНЕГ В РЕЗЕРВНОМ ФОНДЕ? НАСТОЯЩИЙ КАПИТАЛ – ЭТО НЕ СУММА, А НЕ ЛИМИТИРОВАННЫЕ ПРОЦЕССЫ

Ян Арт: Я прошу прощения. Мы начали обсуждать правительство. Нормальное у нас правительство, логичное, сформированное из вундеркиндов и технических министров, не жалко будет осенью уронить…

Тахир Гайнутдинов: Поэтому банковская система есть отражение ситуации, которая сложилась в общей экономике.

Ян Арт: Если оставлять в стороне все-таки политику, хотелось бы вот о чем сказать. По политике понятно – мы с вами наблюдали осенью, даже с поправкой на предвыборный популизм, системную статью Владимира Путина о наших экономических задачах. В принципе, можно с ним спорить, но в этой статье есть его видение промышленной политики. Единственная глава, которая была с вопросом в заголовке, посвящалась финансовому рынку и называлась «Где взять капитал?».

Это очень показательно. Все главы по всем пунктам были с тезисами. А единственная отдельная глава статьи по финансовому рынку называлась «Где взять капитал?». На мой личный взгляд, уже в этой статье заложено недопонимание и нежелание замечать банки в контексте сегодняшнего экономического развития России. Я так думаю, что в регионах ситуация схожая. Что является основным драйвером проектов в Татарстане?

Венера Иванова: Федеральные инвестиции.

Альберт Бикбов: Путин написал статью «О наших экономических задачах» и задал вопрос: «Где взять капитал?» Ответ очевиден. Есть резервные фонды – это триллионы рублей. Где они? Под 1 процент годовых лежат в американских ценных бумагах. Колоссальные деньги. Можно сто раз говорить про промышленную политику. Медведев пришел четыре года назад, заявил: нужна модернизация. И все четыре года эту модернизацию полощут, каждый месяц кто-то выступает, говорит, что это все надо.

Ян Арт: Он имел в виду свою должность… Альберт, я не соглашусь с вами. У нас в России воспринимают капитал как некую сумму денег. На самом деле любая конечная сумма – это не капитал, потому что любая сумма на фоне интересов развития большой страны – это ничто. Какая разница, что там несколько триллионов лежит? Настоящий капитал развития – это не сумма, а процессы. Не лимитированные процессы. Потому что сколько ни накопи, стране хватит ну на четыре месяца, ну на 6, ну на год. Какая разница? Для развития это бессмысленно. Накопительский подход.

Для развития нужны процессы. То есть текущие деньги. А текущие деньги – это банки, это никак не резервный фонд. Вот насколько ваша банковская система задействована в развитии Татарстана? Я так понимаю, на 1 - 3 процента.

РЕЗЕРВИРОВАНИЕ ДОЛЖНО БЫТЬ, НО НА ПЛАТНОЙ ОСНОВЕ

Венера Иванова: Смотря какой банк. Есть "АК БАРС" Банк, Татфондбанк – наши банки, которые контролируются правительством, их доля намного больше. И у нас все равно банки, особенно если взять региональные банки, я бы не сказала, что зарабатывают деньги на валютном рынке, на рынке ценных бумаг. Мы все-таки больше зарабатываем на реальном секторе экономики.

Но уж если вернуться к вопросу, что малый бизнес говорит, что банки не кредитуют, а банки говорят, что кредитуют, вообще, по-моему, реально есть политика, чтобы отстранять банки от кредитования сверху. Почему? Во-первых, у нас жесткие требования к заемщикам. А если взять баланс любого малого предприятия – там смотреть не на что. Там уставный капитал - 10 тысяч рублей. Даже если он что-то создал, если у него есть имущество - оно на другом предприятии, потому что он боится. В целом политика поставлена таким образом…

Тахир Гайнутдинов: Не на капитализацию.

Венера Иванова: Не на капитализацию. Однозначно. А некапитализированные предприятия мы не финансируем. То есть банки просто-напросто отодвигают. Давайте вспомним Советский Союз – у нас было льготное налогообложение, если ты идешь на модернизацию, приобретение оборудования и так далее. Сколько лет мы уже говорим в ассоциациях об этом, все время. А почему к этому не идут? Я считаю, что это вообще политика государства – не развивать российскую экономику.

Ян Арт: Финансовую, резервную политику вы тоже считаете антикредитной?

Венера Иванова: Резервы должны быть, я согласна. Но однозначно они не должны быть только на ценных бумагах.

Ян Арт: Нет, я имею в виду политику Центробанка в отношении резервирования. Нормы резервирования.

Венера Иванова: Резервирование должно быть, но оно должно быть на платной основе. Мы давно об этом говорим. Если мы по 5 процентов привлекаем, извините, хотя бы 2,5 отдайте нам. Мы же те же деньги привлекаем. Дайте нам то, что мы туда отдали.

Тахир Гайнутдинов: Это будет снижать процентные ставки в конечном итоге.

ЕСЛИ БАНК – СТИРАЛЬНАЯ МАШИНА И ЗАНИМАЕТСЯ РИСКОВЫМИ ВЛОЖЕНИЯМИ, ПУСТЬ У НЕГО И РЕЗЕРВНЫЕ ОТЧИСЛЕНИЯ БУДУТ ДРУГИМИ

Ян Арт: Иными словами, прекратить делать из ЦБ пылесос…

Венера Иванова: Да, они собирают, но это же бесплатно собирается. Это ладно бы только ЦБ, а АСВ (агентство страхования вкладов)? Столько денег мы отдаем по страхованию вкладов, бешеные деньги.

Ян Арт: А вы не считаете, что эти деньги косвенно окупились отсутствием банкротов в кризис и, в общем-то, достаточно мощным приростом депозитного портфеля по России?

Венера Иванова: Согласна. Но тогда, помните, было тоже предложение относиться к нормативам резервирования в зависимости от качества банка. Если банк – стиральная машина и занимается рисковыми вложениями, то пусть у него и резервные отчисления будут другими. Если мы все время вкладываем в экономику, почему у нас одинаковые должны быть резервы?

Ян Арт: Как оценивать качество?

Венера Иванова: Ой, Центральный банк придумает сколько угодно [критериев] и АСВ тоже.

Ян Арт: Конечно, придумает, но там ведь люди тоже не дураки.

Венера Иванова: Посмотрите, куда банк вкладывает, каков уровень у него просрочки, какой у него капитал – созданный из векселей или же реально заработанный?

Тахир Гайнутдинов: Какие остатки на расчетных счетах. Это же основной показатель. То есть количество остатков на расчетных счетах говорит о том, как банк…

Ян Арт: Если вы предлагаете взять и честно считать, то как тогда получилось с Банком Москвы?

Венера Иванова: Ну Банк Москвы надо было в любом случае смотреть, там вложения были туда, куда не надо, и отток капитала был.

460-5.jpg
Тахир Гайнутдинов, банк «Казанский»: «Поймите, мы работаем на розничном рынке. Ни одному физлицу не прикажешь – иди в этот банк, а не в этот»

В РЕСПУБЛИКЕ ТАКАЯ СИЛЬНАЯ БАНКОВСКАЯ СИСТЕМА, ПОТОМУ ЧТО БЫЛА ЦЕЛЕНАПРАВЛЕННАЯ ПОЛИТИКА ЕЕ РАЗВИТИЯ

Ян Арт: В любом случае вот вводится механизм мотивированного суждения. Он вас удовлетворяет? То есть ответственный сотрудник Центробанка принимает определенное решение, говоря: я так думаю.

Тахир Гайнутдинов: Нет, конечно.

Венера Иванова: Нет, конечно.

Ян Арт: Недавно мы говорили с господином Мардановым (Рустэм Марданов - председатель Национального банка Башкортостана), известный цэбэшник. Он честно сказал, меня даже поразило, что он не стал уходить в демагогию, что это будет огромная головная боль для системы внутреннего контроля с точки зрения коррупции.

Венера Иванова: Марданов очень активно работает с коммерческими банками, он понимает, что делается в коммерческих банках.

Ян Арт: Я не хотел бы навязывать свое мнение, мне бы хотелось, наоборот, ваше услышать. Вы ожидаете, скорее, с оптимизмом введение института мотивированного суждения или с пессимизмом?

Венера Иванова: С пессимизмом. Это мое мнение.

Ян Арт: И все так?

Тахир Гайнутдинов: Нет, у нас все-таки, в нашей республике, если говорить о нашем Национальном банке…

Венера Иванова: Они сейчас будут в центральном подчинении. Они уже…

Рашид Галямов: Они давно уже в центральном подчинении.

Тахир Гайнутдинов: Они ведут правильную политику. Почему в республике банковская система такая сильная? Потому что была целенаправленная политика на развитие своей системы. И естественно, это не значит, что искусственно поддерживались проблемные банки и была коррупция, просто было нормальное понимание – поддерживать реально работающие банки. И естественно, когда у них это отбирают, это уходит в Москву, им вообще никакую политику проводить будет невозможно, в общем-то.

Венера Иванова: А может и вообще группа приехать из Нижнего Новгорода.

Руслан Алимов: Надзор и инспектирование передается с 1 января.

Венера Иванова: Да, с 1 января 2013 года.

Рашид Галямов: То есть нацбанк сам не будет проверять?

Рафиль Хасанов: Нацбанк сам не будет проверять.

Тахир Гайнутдинов: То есть как таковая местная финансовая политика пропадает.

Рашид Галямов: Ее и так почти не было, а теперь окончательно пропадает.

Альберт Бикбов: Богачев (Евгений Богачев - председатель Национального банка РТ) сказал в последнем интервью, что в первый квартал здесь в республике он по 312 постановлению прокредитовал банки на 30 миллиардов рублей.

Рашид Галямов: Он сказал, что с конца прошлого года. Это нормально.

Альберт Бикбов: Под 7 процентов кредиты.

Руслан Алимов: Я читал это интервью, тоже удивился…

ИНСПЕКТОР СКАЖЕТ: ЭТО МОЕ МОТИВИРОВАННОЕ СУЖДЕНИЕ, Я ТВОЕ МОТИВИРОВАННОЕ СУЖДЕНИЕ НЕ ВОСПРИНЯЛ, Я СЧИТАЮ ПО-ДРУГОМУ

Ян Арт: И все же хотелось бы выслушать мнение всех по мотивированному суждению.

Рафиль Хасанов: Буквально два слова по мотивированному суждению. Потому что я по образованию юрист. Когда раньше были определенные правила игры, то есть с точки законодательства все прописано, и соответственно, когда приходит проверка, сразу формируешь кредитное досье, всегда легко было доказывать свою правоту. Понятно, есть административные ресурсы, есть письма Банка России, которые я, как банковский юрист, должен воспринимать выше, несмотря на то что просто как юрист я скажу, что все-таки у нас в первую очередь Гражданский кодекс, подзаконные акты и так далее. А письма вообще не являются подзаконными актами.

Но тем не менее какие-то определенные правила были установлены, они были прописаны, начиная от федерального законодательства, заканчивая нормативной базой самого Банка России и локальной базой частного коммерческого банка. Все понятно. Но вот то, что вы озвучили, когда ввели понятие мотивированного суждения, когда оно в первую очередь субъективное, суждение отдельно взятого инспектора, который не воспримет мое отдельное взятое субъективное суждение, получается, что и с точки зрения законодательства невозможно доказывать. Инспектор скажет: это мое мотивированное суждение, я твое мотивированное суждение не воспринял, поскольку я считаю по-другому. Я регулятор, надзорный орган, смотрю выше, глубже и так далее и тому подобное. Поэтому когда правила игры определены, это гораздо проще.

Ян Арт: То есть вы боитесь, что это может привести к размытию правил игры?

Рафиль Хасанов: Да.

Шамиль Агеев: Вот вы рассуждаете как юрист. С другой стороны, это же идиотизм, что нельзя это дело юридически оспорить и так далее. Получается, идти в Конституционный суд что ли?

Рафиль Хасанов: В банковской практике Российской Федерации, вообще, есть случаи, когда банки пытались судиться по серьезным вопросам с Банком России, и ни к чему хорошему для коммерческих банков это не привело.

Ян Арт: Лебедев (Александр Лебедев - владелец Национального резервного банка) продолжает судиться, Национальный резервный банк. Процесс довольно мощный и громкий, потому что Лебедев – фигура такая…

Рашид Галямов: Процесс, скорее, политический, чем экономический.

460-3.jpg
Руслан Алимов, банк «БТА-Казань»: «В таком духе и до Болотной дойдет здесь разговор...»

ПОНЯТНО, ЧТО КАКИЕ-ТО ВЕЩИ В СВОИХ БАЛАНСАХ БАНКИ РИСУЮТ

Рафиль Хасанов: В общем, коллеги, я согласен с Тахиром Танзилевичем в том, что банковская система в нашей республике достаточно сильная, одна из ведущих в России. Это немалая заслуга и Национального банка всегда, их восприятия.

Ян Арт: Скажите, как вы относитесь к идее стандартного паспорта кредита, которая заимствована с Запада? Мы видим в ней решение всех проблем вокруг комиссий и так далее. Это не только потребкредитование, но и все розничные. Некий паспорт кредита.

Тахир Гайнутдинов: Все банки, в принципе, так и работают.

Руслан Алимов: Всегда лучше стандартный. А по мотивированному суждению получится, как говорил Черномырдин: хотели как лучше, а получилось как всегда. Сама по себе идея неплохая. Если посадить идеального человека.

Венера Иванова: Да, нормального, адекватного.

Руслан Алимов: Понятно, что какие-то вещи в своих балансах банки рисуют. С точки зрения буквы закона ты до банка не докопаешься, но головой понимаешь, что Бородин (Андрей Бородин - бывший председатель правления Банка Москвы) уже взял билет в Лондон и уже готов лететь. Просто не получится у нас в России так.

Ян Арт: А с другой стороны, многие банки жалуются, и регулятор постоянно получает обращения от банков на отсутствие возможности отклониться от базы и понять, что банк в отличном состоянии, если он по формальным показателям находится в некой проблематике. То есть имеются в виду проблемы: работаешь два квартала без прибыли – уходи из АСВ.

Венера Иванова: Просто у нас очень адекватные проверяющие в Казани, поэтому нам это не грозит. У нас и без мотивированного суждения проверяющие вникают, смотрят, в любом случае с нами обсуждают. Я знаю, что многие банки жалуются в других регионах – как центральный сказал, так проверяющие и действуют, ни в право, ни влево. А у нас процесс обсуждения идет в любом случае.

Рафиль Хасанов: Они реально выезжают на объект. В прошлом году проверка была…

Ян Арт: В смысле к заемщикам?

Венера Иванова: Да.

Рафиль Хасанов: Они выезжали на объект, мы показывали – да, вот ситуация такая.

Ян Арт: У Марданова так же. Но это, действительно, регион на регион не приходится. Ну вот недавно очень показательная история – приходит МТС Банк. Формально по всем показателям они сейчас не в самом лучшем состоянии. Но это связано с развитием. И они просто просят об информационной помощи – рассказать об их развитии. Потому что банк в связи с ребрендингом усиленно развивается, но формально он в провале. Им нужна информационная помощь – рассказать неспециалисту, что это не провал.

Рашид Галямов: Пусть пресс-конференции проводят, статьи размещают.

СОБСТВЕННИК ДОЛЖЕН САМ ОПРЕДЕЛЯТЬ, КУДА ТРАТИТЬ ДЕНЬГИ. НА ПЕРЕВООРУЖЕНИЕ ОН МОЖЕТ ВЗЯТЬ КРЕДИТ

Ян Арт: Примерно о такой помощи они и просят. Хотят создать публичность своих действий. Вы с этой проблемой сталкиваетесь? Что формальные требования загоняют банки в невозможность потратиться на развитие. Или вас это не касается?

Руслан Алимов: В 2006 году все бы сказали: да. Сейчас молчат, потому что мяч не на их стороне…

Шамиль Агеев: Можно вопрос от интересующегося не банкира. Вот, например, «Система» купила «Башнефть». И за прошлый год она всю прибыль «Башнефти» распределила на дивиденды. Я, когда работал на производстве, треть четко направлялась на техническое перевооружение, треть – на социальное развитие коллектива, и 25 процентов – на премии, на прочие расходы. Четко было.

Мы уже 20 лет пытаемся доказывать, что государство как-то должно влиять на распределение прибыли, чтобы на обновление шло, на социальное развитие. А «Система» еще даже на 25 процентов больше средств распределила на дивиденды, чем прибыль «Башнефти», использовав нераспределенную прибыль прошлых лет. И прибыли за один год хватило, чтобы покрыть «Системе» расходы на покупку «Башнефти». Но ведь если у предприятия не будет средств на развитие, не будет необходимости развивать и банки тогда.

Дилюс Шавалиев: Нельзя так ограничивать. Все-таки дивидендную политику определяет собственник.

Шамиль Агеев: Хорошо, а если это предприятие создавалось и работало до тебя?

Дилюс Шавалиев: Собственник должен сам определять, куда тратить деньги. Он может на перевооружение взять кредит.

Рашид Галямов: С точки зрения закона все правильно. Но ситуация вокруг «Башнефти» дана Татарстану в назидание как антиутопия. Ребята, Татарстан, если будете себя плохо вести (с точки зрения стратегии и развития), то вас ждет то же самое. «Система» точно также хочет поглотить «Татнефть».

Ян Арт: Эта ситуация не зависит от того, как вы будете себя вести.

Рашид Галямов: Зависит. Если будет стратегия республики, консолидация элит, социальная политика и так далее…

Шамиль Агеев: На «Башнефти» забастовки начались, обострилась социальная обстановка…

Рашид Галямов: Да-да, это нам сигнал.

Венера Иванова: Я, например, согласна с тем, что у банков очень много инструктивного материала и есть рекомендуемый материал. Если эту рекомендацию не выполняешь, Национальный банк придет и скажет об этом.

Дилюс Шавалиев: Нельзя бизнес загонять в такие рамки.

Венера Иванова: Но, знаете, есть такие бизнесмены, которые приходят и за один раз все выкачивают, совсем не думая о развитии.

Дилюс Шавалиев: Значит, нужно всех зарекомендовать и давайте будет так работать?

ЕСЛИ МЫ, НЕ ДАЙ БОГ, «ТАТНЕФТЬ» ПОТЕРЯЕМ, ЧЕРЕЗ ГОД ПОЛОВИНЫ БАНКОВ ИЗ 26 В ТАТАРСТАНЕ НЕ БУДЕТ

Ян Арт: Нет-нет. Смотрите, если вы купили дом, который является историческим наследием, вы не имеете права менять его фасад и внутри перекрытия.

Руслан Алимов: «Башнефть» - это не социальный объект.

Тахир Гайнутдинов: Это все должно быть заранее оговорено.

Рашид Галямов: «Башнефть» - это социальный объект, национальный.

Руслан Алимов: Где об этом сказано?

Рашид Галямов: По факту.

Дилюс Шавалиев: Продавать тогда не надо было.

Руслан Алимов: Конечно. Кто продал, тот и отвечает.

Дилюс Шавалиев: Пусть возвращает.

Рашид Галямов: Если мы, не дай Бог, «Татнефть» потеряем, я уверяю вас, через год половины банков из 26 в Татарстане не будет.

Дилюс Шавалиев: В результате «Башнефть» станет «Русским стандартом», из-за которого всех так зарегулировали.

В ТАКОМ ДУХЕ И ДО БОЛОТНОЙ ДОЙДЕТ РАЗГОВОР

Шамиль Агеев: Я немножко отвлекусь. К власти сейчас приходит поколение моего сына. Вот был сквер, где старый ипподром. Кто разрешил ставить там еще один дом? Или вот был механический завод, где ДК имени Кирова. Как так вышло, что там взяли строители и загородили тротуар? Собственник умудрился и тротуар купить. Что из этого? Нужны какие-то правила.

Иначе можно что угодно продать. Гайдаровско-Чубайсовская ситуация, когда надо было развалить Советский союз и ту собственность и все делалось вопреки желанию людей. И мы создаем ту атмосферу, которая потом вызовет у других потрясения. Кто-то в итоге убежит, но многие не убегут. Останутся те предприятия, кто нормально работал, они останутся крайними.

Попробуй в Лондоне в центре построить трехэтажное здание. Попробуй в Германии, если взял бизнес, не вложи в развитие.

Руслан Алимов: Там все регламентировано.

Шамиль Агеев: А тут, у нас, оказывается, собственник. Нашли собственника. Извиняюсь, я не лично к вам обращаюсь.

Ян Арт: Сама банковская система в этом смысле самая отрегулированная.

Альберт Бикбов: Можно предложить как пример. Когда драконили РАО ЕЭС, она была развалена на десятки предприятий. По каждому из них был инвестиционный контракт. В результате ни одно из взятых новыми собственниками инвестиционных обязательств не выполнено. Никто никого за это не спросил. То же самое и в этих случаях – не всегда договоренности об инвестициях выдерживаются. Такое общество.

Дилюс Шавалиев: В такой ситуации надо лишать собственника права…

Руслан Алимов: В таком духе и до Болотной дойдет здесь разговор.

НИ ОДНОМУ ФИЗЛИЦУ НЕ ПРИКАЖЕШЬ – ИДИ В ТОТ БАНК, А НЕ В ЭТОТ

Ян Арт: Коллеги, а вот скажите, есть еще одна тема, которая у нас последние полтора года одна из самых шумных, - прессинг госбанков. Неравные условия конкуренции с госбанками. Насколько эта тема актуальна для вас?

Руслан Алимов: Предоставляем слово Дамиру Габдулхакову.

Ян Арт: Тем не менее вы сами знаете, что эта тема широко освещалась, поэтому давайте не будем говорить, что этой темы нет, она есть. Просто хотелось бы выслушать ваше к ней отношение.

Рашид Галямов: Венере Бахтегараевне не мешает активная политика госбанков быть одним из лидеров по ипотеке, правильно?

Дамир Габдулхаков: Поймите, мы работаем на розничном рынке. Ни одному физлицу не прикажешь – иди в этот банк, а не в этот.

Руслан Алимов: Нет, конечно. Правильно, здесь нет прессинга.

Дамир Габдулхаков: У нас очень серьезно поставлена система управления качеством, она базируется в том числе на телефонном опросе клиентов. По каждому отделению опрашивается не менее 30 человек в месяц. На макроуровне я не готов давать комментарии, потому что не представляю здесь головной офис. А с точки зрения руководителя подразделения в Татарстане, я на абсолютно рыночных условиях конкурирую, борюсь за клиента, стараюсь предоставить ему максимально возможный сервис.

Рашид Галямов: Но с ресурсами проблем нет.

Ян Арт: Как продавец – конечно, я согласен.

ОТДАЙТЕ НИШУ НАСЕЛЕНИЯ, МАЛОГО И МИКРОБИЗНЕСА НЕБОЛЬШИМ БАНКАМ

Венера Иванова: А с точки зрения доступности ресурсов все равно, что ВТБ, что Сбербанк, государственным банкам, конечно, проще. Они получают длинные кредиты под маленькие проценты. И дальше продавать и обслуживать своих клиентов им проще.

У нас пример – Российский банк поддержки малого и среднего бизнеса, бывший РосБР. С ним у нас никак не решится вопрос – сколько уже мы бодаемся. Кредитный портфель у нас средненький – 4 миллиарда. Они нам выделили 100 миллионов лимита. Это смешно. Банк, который занимается малым и микробизнесом постоянно. Государственным банкам доступность есть. Поэтому я считаю, что если ты видишь, что банк выполняет программы правительства, ты должен на него обратить внимание и точно так же помогать.

Рафиль Хасанов: Прямое фондирование может быть.

Рашид Галямов: То есть проблема в фондировании, да?

Венера Иванова: Да, и еще одно. Я об этом уже тоже говорила на съезде ассоциации российских банков. Сбербанк сейчас закрывает все нерентабельные офисы. Люди не виноваты, что живут в небольшом населенном пункте, им точно так же нужны банковские услуги. Было предложение: я понимаю, Сбербанку, ВТБ, ВТБ 24 надо кредитовать крупные государственные проекты федерального и республиканского уровня, это их задача. Но тогда отдайте нишу населения, малого и микробизнеса небольшим банкам. И при этом их финансово поддержите.

Шамиль Агеев: Так же, как всех.

Венера Иванова: Так же, как и тех. Мы сейчас запустили в Елабуге банковский автомобиль, он тоже нерентабельный. Но населению нужно, глава меня попросил, я сделала. Купи мне этот автомобиль, дай его в уставный капитал.

Шамиль Агеев: Или хотя бы горючее оплачивай.

Венера Иванова: Да хоть так. Вложись, это же деньги небольшие. Но отдай эту задачу небольшим банкам. То есть все равно государственная поддержка идет опять-таки только крупным банкам. Соответственно, у коммерческих банков и ресурсы дороже.

460-4.jpg
Рафиль Хасанов, ИнтехБанк: «Госбанки нужны в части исключительно крупных проектов. Понятно, что они держатся. В моменты кризиса их тут же фондируют, причем фондируют до бесконечности»

ОТДЕЛЕНИЕ – ЭТО ВЧЕРАШНИЙ ДЕНЬ. В БЛИЖАЙШИЕ ПЯТЬ ЛЕТ БАНКИ БУДУТ ПОЛНОСТЬЮ В ИНТЕРНЕТЕ

Ян Арт: Кстати, а обеспеченность в Татарстане банковскими офисами…

Венера Иванова: Высокая.

Ян Арт: Я понимаю, но она имеет какую-то проблему – в некоторых регионах сейчас действительно есть депрессивные поселки…

Дамир Габдулхаков: На тысячу населения у нас обеспеченность самая высокая в России.

Венера Иванова: Высокая. Это на население, но мы знаем, что в небольших населенных пунктах живет мало населения. Год у нас этот автомобиль ездит.

Ян Арт: Это проект – автоофис, да?

Венера Иванова: Да, автоофис. Глава в прошлом году вышел на нас и говорит: Сбербанк у меня закрыл такие-то офисы, народ недоволен, помоги чем-нибудь. Я пошла просто навстречу, купила и запустила этот автомобиль. Сейчас Сбербанк тоже закрыл у нас в республике, по-моему, более 40 офисов и запустил пока тоже один автомобиль. Один автомобиль вместо 40 офисов.

Рашид Галямов: Это какое-то архаичное мышление. Почему бы не поставить терминал, сделать интернет-банкинг?

Дамир Габдулхаков: Терминалы платежные есть практически везде, даже в самых маленьких населенных пунктах, и если у вас технология позволяет…

Венера Иванова: Вернитесь, пожалуйста, на землю. Съездите в эту деревню и поговорите с людьми.

Рашид Галямов: Съездим. Может, проще курс ликбеза провести по интернет-банкингу?

Ян Арт: Это вопрос привычек, это не решение. Потому что мы наблюдаем на Дальнем Востоке – там люди не глупее, чем в Татарстане, Башкирии и Самаре – совершенно другое отношение к наличным и безналичным платежам. Там снимают с банкоматов все.

Дамир Габдулхаков: У нас даже тарифная политика так выстроена, что если человек обслуживается в режиме самообслуживания, не заходя в отделение – либо в круглосуточной зоне, либо через интернет – у него и ставки и комиссии ниже.

Венера Иванова: То же самое.

Рашид Галямов: Отделение – это вчерашний день. Я думаю, что в ближайшие пять лет банки будут полностью в интернете. Даже в Казани вы все уйдете, я уверен в этом.

Венера Иванова: Рашид, давай спорим. На что?

Рашид Галямов: Некоторые газетчики мне тоже пять лет назад говорили, что в интернет читатели не пойдут в обозримом будущем…

ДОЛЖНА БЫТЬ ПОЛИТИКА, КОТОРАЯ ПОБУЖДАЕТ ГОСБАНКИ ПОВЫШАТЬ КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТЬ БАНКОВСКОЙ СИСТЕМЫ

Тахир Гайнутдинов: Мы говорили о том, что должны быть какие-то законодательные ограничения по промышленности, когда инвестор вкладывается. Мне кажется, можно тоже на законодательном уровне закрепить – понятно, что крупные государственные банки необходимы для того, чтобы двигать вперед банковскую систему за счет привлечения многих новинок с Запада. У государственных банков ресурсы позволяют это делать. Они должны в Россию затягивать. Должна быть нормальная политика, которая побуждает государственные банки повышать конкурентоспособность банковской системы в целом, и чтобы они финансировали реально серьезно инфраструктуру.

С другой стороны, не должно быть такого противоречия между госбанками и региональными коммерческими банками. Надо это как-то урегулировать. Навскидку, как идея: сейчас же говорят о приватизации Сбербанка, Внешторгбанка, я считаю, что при их приватизации на каких-то разумных условиях нужно продавать акции коммерческим региональным банкам. Чтобы они имели влияние, может быть, на эту систему. Здоровое влияние.

Ян Арт: Представьте себе ситуацию, что банк «Казанский» выпустил акции и сделал это неудачно, вам поможет государство провести pay back этих акций?

Тахир Гайнутдинов: Нет, конечно.

Ян Арт: То есть вы считаете, это нормально, да? Это равная игра? Вы не думаете, что это представление, что должен быть государственный банкинг, как хребет, - это какая-то инерционность нашего мышления? Зачем они нужны? Что они реально дают?

Руслан Алимов: Не нужны никакие госбанки.

Рашид Галямов: Не нужны?

Руслан Алимов: Нет, конечно.

Ян Арт: Я хочу услышать разные мнения. Я тоже считаю, что не нужны госбанки, и не понимаю, зачем они.

ГОСУДАРСТВЕННЫЕ БАНКИ НУЖНЫ ДЛЯ ПОДДЕРЖАНИЯ КРУПНЫХ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ПРОЕКТОВ

Тахир Гайнутдинов: Я хочу сказать, что если государство будет целенаправленно ставить задачи перед госбанками, чтобы они внедряли новинки, технологии, мне кажется, их ресурсы достаточны, чтобы это сделать. С другой стороны, любая система должна развиваться естественно. Но тогда мы тоже придем к демократии. Пришли к демократии в России, и к чему она привела? Государство в своих интересах должно развивать систему госбанков.

Ян Арт: Зачем? Я никак не могу понять. Вот вы спрашиваете, к чему привела демократия. Она привела к успеху России. В условиях демократии страна выжила при 17 долларах за баррель, при «недемократии», неэффективной системе она не может выжить при 87 долларах за баррель. Так?

Рашид Галямов: А сейчас не демократическая что ли Россия?

Ян Арт: Нет, конечно.

Рашид Галямов: Ну это субъективная точка зрения.

Ян Арт: Ладно. То есть вы считаете, что госбанки нужны?

Тахир Гайнутдинов: Если функционируют не просто как рыночные единицы, а проводят серьезную государственную политику.

НА РАЗРАБОТКУ КОНЦЕПЦИИ УЭК ВБУХАЛИ УЖЕ СТОЛЬКО ДЕНЕГ, ЧТО МОЖНО БЫЛО ПОДНЯТЬ ЦЕЛУЮ ОТРАСЛЬ ПРОМЫШЛЕННОСТИ

Рашид Галямов: Давайте, мы по кругу пройдем. Каждый коротко ответит на этот вопрос. Венера Бахтегараевна, нужны или нет?

Венера Иванова: Государственные банки нужны для поддержания крупных государственных проектов, только для этого. А все остальное должно остаться коммерческим.

Рафиль Хасанов: Соглашусь с этим. И может быть, не соглашусь насчет технологий, потому что есть единая универсальная карта, которую Греф (Герман Греф - председатель правления Сбербанка) пытается внедрить, на разработку концепции которой вбухали уже столько, что можно было поднять целую отрасль промышленности. А сколько еще вбухают, чтобы внедрить эту карту? Сумасшедшие деньги. Для чего? Пойдет она или не пойдет? Где-то мы западный опыт перенимаем, где-то мы его полностью игнорируем.

Ян Арт: А самое смешное, что Уралсиб в Уфе сделал универсальную карту еще пять лет назад.

ЕСЛИ ЕМУ НАДО ПОСТРОИТЬ МОСТ ЧЕРЕЗ БЕРИНГОВ ПРОЛИВ, ПУСТЬ СТРОИТ И ФИНАНСИРУЕТ

Рафиль Хасанов: Госбанки нужны в части исключительно крупных проектов. Понятно, что они держатся. В моменты кризиса их тут же фондируют, причем фондируют до бесконечности, бесплатности, бессрочности, чтобы просто поддержать экономику.

Руслан Алимов: Мировой опыт же есть. Есть так называемые банки реконструкции и развития. Надо его ограничить…

Ян Арт: По сути, ни одному банку реконструкции и развития не позволят идти на розничный рынок. Ты уж либо на том стой, либо на этом.

Руслан Алимов: Да, его ограничиваешь законодательно. Если ему надо построить мост через Берингов пролив, пусть строит и финансирует. Мы не будем финансировать такой проект, я сразу заявляю.

ГОСБАНКИ НУЖНЫ В КАЧЕСТВЕ ПУГАЛА НА ОГОРОДЕ

Дилюс Шавалиев: Я считаю, что госбанки никому не мешают. Приведу один простой пример. Строится поселок. Вроде все дома хорошо строятся, а у одного дома всегда есть какие-то проблемы. То брус с опозданием приходит, то зимой забор сносит, и покрасили его неудачно, и все остальное. Бригадир, который работает в других домах, в нормальных, начинает работу с того, что показывает строителям на этот дом – так не надо делать.

Я считаю, что госбанк нужен, чтобы на его примере местные банкиры могли объяснять своим специалистам, как не надо работать. Потому что я знаю, что в госбанке есть реальные проблемы при отправке денег. Был бы это нормальный коммерческий банк, нашли бы за один день и отправили письмом, без проблем. А в госбанке на поиск денег уходит пять суток.

Ян Арт: Хорошее выступление. Я понял, что госбанки нужны в качестве пугала на огороде.

Дилюс Шавалиев: Там реально есть проблемы. Коммерческие банки работают у нас хорошо, они все изменения быстро-быстро внедряют, принимают быстро решения. А федеральные банки, чтобы добиться решения, нужно обращаться через «голову» - через Москву, на это может уйти несколько месяцев. Лучше работать с местным банком – пусть будет подороже, но зато надежно, быстро и без проблем. Такое у меня мнение.

МЫ ИЩЕМ ПРИЗНАКИ ДЕЛЕНИЯ БАНКОВ: МЕСТНЫЕ - ФЕДЕРАЛЬНЫЕ, ЧАСТНЫЕ – ГОСУДАРСТВЕННЫЕ. Я – ЗА КАЧЕСТВЕННЫЙ БАНК

Дамир Габдулхаков: На самом деле, мало какая отрасль в современной истории России так бурно развивалась по технологиям, продуктам и приближается к западным аналогам, как банковская отрасль. Я навскидку другие отрасли не назову. Ну может быть, еще автомобильная промышленность. Я не за госбанки, не за региональные банки, я за хорошие качественные банки.

Там, где менеджмент ответственный, где банкир понимает, что ему отвечать перед собственниками, акционерами, клиентами. И проводит разумную сбалансированную политику. Если говорить о вкладе ВТБ 24 в Татарстан, то кредитный портфель у нас вдвое превышает портфель привлеченных средств. Несмотря на то, что мы федеральный банк.

Рашид Галямов: То есть вы вкачиваете в регион деньги, да? Сколько у вас кредитный портфель сейчас?

Дамир Габдулхаков: Кредитный портфель 16 миллиардов превышает. Остатки на депозитах физлиц – около 8 миллиардов. Если бы этого не было, значит физлица и мелкие предприятия имели бы меньше средств к своему развитию и так далее. Я бы не делил вообще банки так. Мы ищем признаки, по которым делиться готовы: местные - федеральные, частные – государственные. Я – за качественный банк.

Ян Арт: Это все понятно. Расскажу такой случай. Недавно ко мне подходит человек, он узнал меня, видел в какой-то программе, и спрашивает: вот у меня кредиты, не знаю, что делать. Назвал два госбанка, кредиты взяты за откаты. Типичная ситуация. Потому у человека и проблемы, что ему выдали кредиты не соответственно его реальной платежеспособности. Частные банки в таких случаях почему-то не называются.

Дамир Габдулхаков: Не более чем совпадение. Я заинтересован, чтобы таких сотрудников не было в его рядах, больше, чем кто бы то ни было. Понимаете?

Ян Арт: Я-то понимаю, что вы заинтересованы.

Рашид Галямов: Статистика слишком маленькая, нерепрезентативная. Не можем мы это принять.

Дамир Габдулхаков: Такие сотрудники бывают и в частном банке. С определенной периодичностью это всплывает. Я вам, более того, скажу, что при централизованной системе управления рисками влияние сотрудника на точке, в отделении, просто минимально.

КАК ГОВОРИЛ МАО, ПУСТЬ РАСЦВЕТАЮТ СТО ЦВЕТОВ. ДОЛЖНЫ РАСЦВЕТАТЬ И МАЛЕНЬКИЕ, И РЕГИОНАЛЬНЫЕ БАНКИ, И ГОСБАНКИ

Рашид Галямов: Альберт, твое мнение? Ты в государственных банках работал или только в частных?

Альберт Бикбов: Только в частных, в полугосударственных. Вообще, проблема крупных банков, она и в Америке такая же. Вот Goldman Sachs как вытаскивали, помните? Взяли, посовещались и решили утопить Lehnman Brothers, а остальных оставить и накачать деньгами под завязку. Американцы тогда плюнули на рынок. Это есть в каждой стране – есть крупные банки, к которым государство относится не так, как к мелким банкам. Эта проблема есть, она будет.

Проблема другая в том, где найти ту тонкую грань, когда господдержка начинает развращать госбанки. Простой пример – Греф недавно приезжал читать лекцию, учил, как добиться успеха в жизни. А в 2008 году только по самым скромным оценкам Сбербанк получил прямое фондирование почти под триллион рублей. Его нашими деньгами вытащили. От этого и идут откаты и нерыночное ценообразование. Когда приезжает коммерческий банк, говорит одну ставку, тут же приезжает госбанк и может эту ставку перебить. Получается некое выдавливание. Поэтому нужен баланс.

Без крупных банков экономика существовать не может. Но должна быть, так сказать, мудрая государственная политика в отношении банков. У меня товарищ полгода проработал в Лондоне, в отделении американского маленького банка. В этом офисе работало всего пять человек, трое из них – члены одной семьи. Отделение обслуживало 200 тысяч пластиковых карт. Крупные финансовые центры отличаются тем, что там найден баланс. Как говорил Мао, пусть расцветают сто цветов. Должны расцветать и маленькие, и региональные банки, и госбанки. Не должно быть перекоса в сторону укрупнения. Раз банк сложился, раз живет, значит он нужны. А отмывочные конторы – это уголовщина в чистом виде, с этим борются все страны.

Ян Арт: Спасибо, коллеги, за обмен мнениями.

Часть 1-я: «Кто кредитовал ВАМИН, тот понимал, что идет по минному полю»

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (2) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    21.06.2012 21:00

    По личному опыту знаю, что в ТПП принято жаловаться на жизнь. Поэтому для этого туда и приходят те, у кого есть необходимость замаскировать собственные ошибки и действия неудачной государственной политикой и конъюктурой рынка. Посмотрите на состав! Интехбанк - спасен Ак барсом в 1998 году (уникальный случай), "Автоград" - после неудачной попытки получить деньги из бюджета спасен Сигалом за копейки, "Казанский" - спасен москвичами. БТА - большие вопросы с репутацией бренда из за банкротства московского БТА и мошенничество бывшего руководителя головного казахского БТА. Да, кстати, спросите у банкиров, сколько визиток с их именами на разные компании у них в кармане? Будете удивлены масштабами инсайдерской деятельности, которая и приводит к проблемам (аналог банка Москвы) которые надо маскировать потом в ТПП.

  • Анонимно
    22.06.2012 12:44

    Работаю в банке с корпоративным бизнесом. Понимание промышленности есть. Но и есть понимание, что кредитовать краткосрочные нужды и торговую деятельность можно с меньшим риском. Как вкладываться в инновацию производственника, если они порой и сами плохо себе представляют что будет через 5, 10 лет. Государственная политика должна давать гарантии и четкий прогноз на тот самый период 5,10 и т.д. лет. Тогда банкиру будет понятно что будет с его капиталом.

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль