Общество 
7.07.2012

Фарид Бикчантаев: «Мы не можем себе позволить ставить всё!»

460.jpg

«ТАТАРСКИЙ ЗРИТЕЛЬ ДОСТАТОЧНО КОНСЕРВАТИВЕН»

- Фарид Рафкатович, что вы считаете важнейшей задачей национального театра? Изменилась ли ваша точка зрения на сей счет за последние 10 лет? (Аида Валеева)

- Этот вопрос звучит как-то по-советски - «важнейшей задачей национального театра»…

- Тогда начнем с другого: вы свой театр считаете национальным?

- Да. Но многие вещи открываются, когда их оценивают со стороны. Например, мне было очень важно, как нас оценит Юрий Альшиц, который впервые приехал в Казань, первый раз столкнулся с национальным театром... Когда я еще учился в ГИТИСе, я привозил в театр своих однокурсников, так они смотрели 50 на 50: то на сцену, то в зрительный зал! Они не могли понять, откуда это единение зрителей с действием на сцене? Что вообще происходит?!

И Альшиц тоже говорит: «Я не могу понять! Это только в Греции был такой театр, когда зал и сцена объединяются в едином душевном порыве... Какая-то сумасшедшая любовь зрителя, которая не вписывается в каноны драматургии. К примеру, «Голубая шаль» - ну что там особо смотреть, ведь все понимают, что главные герои в конце концов соединятся… Но они не это смотрят!..» Юра Альшиц поражался зрителям, юмору наших актеров, сыгранности их ансамбля, какой-то семейности.

…А ставить какие-то задачи, обрамлять их в слова – это всегда скучно…

- Но ведь чего-то вы хотите добиться от труппы? Или вы просто ставите спектакль так, чтобы понравился самим?

- Да, в первую очередь чтобы понравился самим! Я и у Някрошюса спрашивал, как он выбирает пьесы. Он ответил – нравится или нет…

Хотя я не могу просто так ответить – нравится или нет, потому что существуют какие-то параметры, на которых основывается национальный театр. Конечно, мы не можем себе позволить ставить всё! Потому что сохранить зрителя – это тоже одна из важнейших задач. А татарский зритель достаточно консервативен.

Профессиональный татарский театр возник на волне реформ джадидизма. Он возник как прогрессивное желание «вытащить» народ, язык, менталитет, чтобы народ проникся еще какой-то другой культурой. Но в то же время чтобы сохранил и собственную культуру. В советское время театр вообще стал цитаделью охранения языка и культуры, потому что это было единственное место, куда мог прийти татарский зритель и услышать родную речь и песню.

И этот консерватизм зрителя, который в то время был просто необходим, сегодня еще по инерции сохраняется. Здесь можно наломать столько дров, что мало не покажется!..

«Я БОЛЬШЕ НА ВНУТРЕННИЙ СЛУХ ОРИЕНТИРУЮСЬ»

- А с течением времени зритель вашего театра меняется?

- Меняется. И возраст другой - стал моложе.

- И как вы это учитываете в своей работе?

- Есть какая-то система знаков, которая, естественно, меняется со временем. Театр все равно расположен на знаках. Зритель считывает какие-то знаки и по ним ориентируется. Если они его «заманивают», совпадают с тем пространством, в котором он сейчас живет, и если эти знаки не устарели и что-то транслируют, совпадающее с бытием, тогда театр получается. И мне кажется, что тут взаимно: мы ориентируемся на зрителей, а они - на нас. Главное - не потерять «слух»… Я больше на внутренний слух ориентируюсь. В том числе когда спрашивают, в чем заключается «татарскость»? Это на уровне «слуха»… Ты как будто ставишь диагноз, очень чутко прислушиваясь…

- И тем более не «социологический срез»?

- Да! Хотя мы делали социологический опрос. Это бесполезно! Хотя, конечно, опрос тоже необходим – воспитывает определенную культуру у театра.

- Как вы считаете, какие ваши спектакли интересны современной молодежи?

- Наверное, «Свадьба», «Бурка»… Так ведь и молодежь сегодня разная! Много патриотов, которые принимают спектакли на ура. Казань вообще очень молодежный город, и охватить все ее слои сложно. Но посмотрим, кто будет приходить в Дом актера на спектакли «Казань, я люблю тебя!»...

460-2.jpg

«ДО МАРКЕТИНГОВЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ МЫ ЕЩЕ НЕ ДОРОСЛИ…»

- При выборе пьес и составлении афиши нового сезона вы учитываете, что зритель помолодел, что надо привлечь не только татароязычного зрителя? Как просчитывается, сколько и каких спектаклей давать? Проводятся маркетинговые исследования, или все основано на интуиции?

- Надо честно признать, что до маркетинговых исследований мы еще не доросли… Пока ориентируемся чисто интуитивно, чувствуя «дыхание» зала, его заполняемость. Есть и цифры, например, сколько берут наушников для перевода. Действительно, за последние 10 лет их стали брать гораздо больше!

- Какая часть зрителей смотрит спектакли с наушниками?

- Наверное, процентов 40 зрителей берут наушники. Это очень много!

- Вам не понравился литовский переводчик на «Идиоте» Някрошюса, а как вы оцениваете своих?

- У нас есть один замечательный переводчик Эльвира. Но это дело вкуса. Кому-то она нравится, потому что сухо, без эмоций подает текст, чтобы не мешать смотреть. А кому-то эмоций не хватает.

Но в Европе сегодня очень распространены титры. Хотя я, например, не могу смотреть ни кино, ни спектакли с титрами. А европейцы по-другому и не представляют… Другое дело, когда титры идут не по порталу, а на заднике, чуть выше исполнителей, и ты смотришь все одновременно. Выход можно найти!

- А вы не думали пойти таким путем? Вместо наушников или в дополнение к ним?

- Это надо иметь. Потому что мы в октябре поедем в Пекин, а там признают только титры.

«ЗРИТЕЛЬ ВЕЗДЕ ЗРИТЕЛЬ! И ОН ВЕЗДЕ РАЗНЫЙ…»

- Ваш театр активно гастролирует, в том числе по зарубежным странам. Как принимает тамошняя публика? Чем она отличается от нашей? Не возникает ли языковый барьер? (Алексей У.)

- Во-первых, зритель везде зритель! Но одновременно он везде разный! Я в пору своего актерства часто вместе с труппой театра выезжал на гастроли по деревням. Мы приезжали в Актаныш, а каждый вечер выезжали в разные деревни. И в каждой деревне совершенно другой зритель! В деревнях, которые находятся в 7 - 8 километрах друг от друга! Мне это дико нравилось - каждый день совершенно другой зритель, в каждой деревне своя энергетика, своя атмосфера в зале. И мне всегда было любопытно, а как сейчас можно «затащить» зрителя на сцену?

- А сегодня это практикуется - гастроли по деревням республики?

- Нечасто, но гастроли такие есть. Сейчас сложно выезжать на село, потому что возникает много нюансов - 90-е годы нанесли мощный урон по всем театральным направлениям. Если раньше на наши спектакли в селах билеты покупали, то в 90-е годы там стало не до театров – люди просто выживали. Мы еще как-то договаривались с председателями колхозов или главами администраций, приезжали, а зрителей не было…

Слава Богу, в последнее время движение в театральной среде опять пошло. Начали по-новому возрождаться народные театры, даже проводятся специальные фестивали с их участием. Благодаря президентской программе в деревнях возводят новые дома культуры. Я знаю, что Атнинскому району на это дали 10 миллионов рублей, глава добавляет еще столько же и строит большой дом культуры в деревне моего деда. Мы договорились, что на новоселье приедет театр имени Камала и даст спектакль. Удивительно, но в этой деревне при школе есть свой маленький театрик, и дети разыгрывают серьезных авторов. Моя мама приезжает и помогает им.

Мы выезжаем с гастролями в крупные города Татарстана. У нас этой весной неплохо прошли гастроли в Челнах и Нижнекамске.

«Я ЗАВИДУЮ РУССКИМ ТЕАТРАМ: ДЛЯ НИХ СТОЛЬКО ДРАМАТУРГИИ!..»

- Какие гастроли у вас еще планируются?

- В конце июня труппа выезжает во Владикавказ, куда мы везем два спектакля – «Зятья Гэргэри» и «Черную бурку». Кстати, автор «Черной бурки» Георгий Хугаев служил именно в театре во Владикавказе.

В январе будущего года пройдут традиционные десятидневные гастроли в Москве. Наши гастроли на сцене Малого театра и их гастроли на нашей сцене – это тоже давняя наша традиция. Мы дружим театрами.

460-5.jpg

- В Москву повезете большой репертуар?

- Сейчас как раз встает вопрос, что же мы повезем. Там, конечно, есть мощная татарская диаспора, но ведь есть еще и театральная публика – театроведы, критики, которым тоже любопытно посмотреть.

Два сезона бывают совершенно разными – и для нас, и для зрителей… Наверное, повезем «Принцессу Турандот». Есть разделение спектаклей не только на «фестивальные – не фестивальные», но еще есть спектакли «местного значения». Например, есть часть авторов, с которыми надо продолжать работать. Хотя у них иногда бывают не совсем удачные пьесы, но мы идем на то, чтобы их поставить, чтобы не отпускать авторов от театра. Это тоже очень важно. Я завидую русским театрам, потому что для них столько драматургии!

«У НАС ОЧЕНЬ СИЛЬНАЯ ПРОЗА»

- А достойных татарских пьес мало? Новые драматурги есть?

- Я бы не хвалился… Появился Ильгиз Зайниев. Есть поэт Рузяль Мухаметшин, который перевел «Принцессу Турандот» буквально за месяц! Он сейчас «заболел» театром, постоянно приходит к нам, общается. И вот он хочет написать какую-то пьесу. Ждем. Надо уметь ждать, выжидать. Конечно, надо не просто сидеть и ждать, а как-то «подгонять» процесс. А без этого никак! Я действительно завидую русским театрам, которые выбирают из десятка тысяч пьес. А мы выбираем примерно из 45 - 50 пьес.

- И какой же выход? Либо ставить иноязычных авторов, либо продолжать ставить пьесы тех, кто есть…

- Еще есть проза. У нас очень сильная проза. Мне кажется, не надо бояться инсценировок. У нас есть много замечательных авторов.

- Среди классиков или современных авторов?

- Современных я затрудняюсь назвать… Больших открытий нет.

- Вы идете на постановки зарубежных авторов – это не от хорошей жизни, или таким образом пытаетесь расширить границы своего театра?

- Второе – точнее.

- А как на это реагирует зритель?

- По-разному.

- Если откровенная неудача, как вы в этом случае поступаете? Ставку на автора сделали, а зритель не пошел…

- Спектакль идет сезон или полсезона, а потом мы его списываем. Это же творческий процесс! Может получиться, а может не получиться.

«У НАС И ДИРЕКТОР – ТВОРЧЕСКИЙ ЧЕЛОВЕК…»

- Вы ведете статистику, сколько зрителей за год посещает театр, какова динамика за последние годы?

- Статистику ведем: в 2010 году - 162,6 тысячи зрителей, в 2011 – 143,3 тысячи, за первое полугодие 2012 года – уже 88 тысяч зрителей, без учета июня, когда как раз был фестиваль-форум «Науруз» и «Идиот» Някрошюса.

460-3.jpg

- А кто в вашем театре главнее – главный режиссер или директор театра?

- Так сложилось, что Марсель Хакимович Салимжанов и Шамиль Зиннурович Закиров работали вместе. Конечно, Марсель Хакимович был главный. Но при этом они умели работать параллельно.

Когда я стал главным режиссером, Шамиль Зиннурович не то чтобы был главный, но он был старше. Ведь у нас есть традиция прислушиваться к старшим. У нас и директор – творческий человек.

Сейчас пришел молодой директор, а я уже не молодой… И, естественно, всё выстраивается по-другому. Но все равно творческий процесс, репетиции, открытие сезона, новый спектакль – это на первом месте.

- Сколько у вас в коллективе сотрудников?

- Актеров – 54, а общий штат – за 200.

- 54 – это много или мало?

- Для академического театра это мало. Хотя не всегда удается в спектаклях занимать всех. Но надо расширяться! Мы давно мечтаем на месте автостоянки пристроить хороший репетиционный зал.

- Насколько это реально?

- Это несложно. У нас и проект есть.

- Уже были какие-то разговоры о сроках?

- Нет. Надо же сначала Универсиаду провести… Нам сказали – подождите.

АКТЕРЫ ТЕАТРА ПОЛУЧАЮТ 15 - 20 ТЫСЯЧ РУБЛЕЙ

- А какая у актеров театра сегодня средняя зарплата?

- Было 15 тысяч рублей, но в этом сезоне в связи с увеличением гранта - под 20 тысяч.

- А что это за грант?

- Это грант президента РТ, который был и в 2011 году, и в 2012. Надеюсь, будет и на будущий год. О сумме гранта говорить не буду, чтобы не сглазить и не обидеть другие театры. Когда стала известна сумма гранта оперному театру, это было воспринято очень болезненно всеми татарстанскими театрами… И это можно понять.

- На что дается этот грант?

- Этот грант – на творческие проекты, но какая-то сумма может пойти на оплату творческим работникам.

- Со зданием театра что-то хотите делать?

- Ремонт, который был начат, но не доведен до конца. У нас и с механикой проблемы, и со светом есть неполадки. Надо и фасад ремонтировать, и зал устарел.

«НУЖНО УМЕТЬ ПРОФЕССИОНАЛЬНО ДОГОВОРИТЬСЯ»

- Скажите, может ли получиться так, что актер, к примеру, играющий главную роль, при этом являющийся звездой мирового уровня, может регулярно специально что-то делать по-своему, целенаправленно занижая авторитет режиссера в глазах труппы? Были ли вы в такой ситуации, возможна ли такая ситуация вообще в принципе, и что нужно делать в таком случае? (Petr_Chekulaew)

- Если актер занижает авторитет режиссера, значит грош цена этому режиссеру. Если это настоящий режиссер, то такого актера просто убирают. Вопрос решается очень просто. Не нравится – уходи вон!..

- А у вас были такие случаи, например, 10 лет назад, когда вы только что стали главным режиссером?

- Сложности, естественно, были, но таких случаев не было. Но я изначально, с самых первых шагов, когда еще только что приехал из Москвы, был «заточен» на то, чтобы договориться. Потому что я считаю, что творческий процесс не может происходить, если ты не вступаешь в «сговор» с исполнителями, с автором. Нужно уметь профессионально договориться.

- А как же «уходи вон» сочетается с «надо уметь договариваться»?

- Я просто сказал, что грош цена тому режиссеру, который позволил актеру себя занижать. Значит, там есть причина занижать. Значит, режиссер не умеет договориться на профессиональном уровне.

- А если у актера просто плохой характер? Наверное, среди творческих людей это распространено…

- Если актер на репетиции проявляет свой плохой характер, значит он непрофессионал. И тогда пусть он уходит. А если режиссер - профессионал, то тогда он должен договориться с актером не о его характере, а о сути дела, которым начинает заниматься. И профессиональный актер, даже несмотря на плохой характер, все равно среагирует правильно, если режиссер правильно распределяет позиции. А выяснять отношения с актерами – это самое последнее дело…

Вообще-то, наверное, ваш читатель задавал вопрос про кино, а не про театр. А это абсолютно разные вещи!

«Я К КИНО ОТНОШУСЬ ТРЕПЕТНО»

- Так ведь и театральные режиссеры ставят кино. Например, Марк Захаров.

- Он ставил телевизионные фильмы, а кино у него не получилось. Я говорю о фильме «Дракон». Телевизионные постановки ему удались, но они получились очень театральными.

- Вы за режиссуру фильма не взялись бы?

- Нет.

- А если бы предложили интересный сюжет, который бы вас захватил, рискнули бы?

- Я могу ставить, только если что-то сам придумаю. Только если самому захочется увидеть в другом формате – на пленке, на экране… Я очень серьезно отношусь к этому виду искусства, поэтому не могу… Может быть, я просто комплексую, потому что вырос в театре… Я к кино отношусь трепетно.

- Вы к кино относитесь трепетнее, чем к театру?!

- Наверное, да. К театру я отношусь как к ремеслу, как к работе. А кино – это как… архитектура. Я же не могу построить здание! И кино надо специально обучаться. Надо же знать, когда сказать: «Мотор!..»

- В советское время были очень популярны телевизионные записи спектаклей. Вы не планируете это осуществить, не взаимодействуете с телевидением на эту тему?

- Такой тяжелый вопрос!.. Я давно мечтаю при театре иметь свою хорошую технику и самим снимать свои спектакли. Может быть, с новым директором удастся это осуществить.

- Может быть, спектакли можно транслировать через интернет?

- Да, сейчас мы хотим осваивать интернет-продукт. Надо только немного разобраться с деньгами…

- Но тоже опасно: все начнут смотреть только через интернет, а не билеты покупать…

- Конечно, мы не будем выкладывать в интернет спектакли, которые у нас идут. Хотя, конечно, некоторые спектакли у нас идут по 10 - 15 лет…

«ТАКОГО ЗРИТЕЛЯ НАМ НЕ НАДО! ЭТО БУРЖУАЗИЯ…»

- Среди какого контингента сложнее сеять «разумное, доброе, вечное» в наше «материальное» время - в центре метрополии или в регионе, коим РТ и является? (Рим В.)

- Да, Татарстан – регион, но Казань уже становится мегаполисом. И я боюсь этого! Москва стала ужасающим городом, и я боюсь, что и Казань станет… Это всегда чревато. Если еще вся Москва переедет к нам! А так и произойдет: как все «ломанулись» в Москву и убили ее, так все назад и приедут…

- Так вот сколько зрителей вам прибудет!

- Такого зрителя нам не надо, нет! Это буржуазия...

…А где «сеять разумное», это все равно, ведь все зависит не от места, а от сеятеля. Если сеешь, то всегда найдутся люди, которые захотят приобщиться… Недавно я сделал для себя открытие: в Казани шел по улице Петербургской и вдруг издалека услышал звуки аргентинского танго. Приближаюсь и вижу, что люди танцуют аргентинское танго! Стоит магнитофон, и 15 - 20 человек разного возраста танцуют! Я минут 20 наблюдал за ними… Это так неожиданно! Это какие-то особые люди, не вписывающиеся в то, что на нас надвигается.

«МАМА ХОТЕЛА, ЧТОБЫ Я ВЫРОС ОБРАЗОВАННЫМ ЧЕЛОВЕКОМ»

- Вы сын талантливых актеров Гараевой и Бикчантаева. Говорят, что на детях талантливых людей природа отдыхает. А ваш случай - исключение. Как вы думаете, почему? Кто привел вас в театр? (Марина Киселева)

- Я думаю, родители талантливее, чем я… А в театр меня привела мама, конечно. Я рос без отца и, конечно, в том, что я «заболел» театром, огромнейшая заслуга мамы. Она, осознанно или неосознанно, всегда меня на эту территорию «забрасывала». Помню, в 1975 году театр Камала поехал на гастроли в Москву, и она сказала мне: "Ты должен поехать со мной!" И водила меня по театрам, по музеям… Что она хотела? Наверное, чтобы я вырос образованным человеком… Мама у меня максималистка! Я всегда восхищаюсь ее неугомонностью, ее «жадностью» до всего…

- В этом году у вас совпали две круглые даты - 50-летие и 10 лет в должности главного режиссера театра Камала. Как говорится, есть повод оглянуться, вспомнить все и дать оценку… Что главное - хорошее и плохое - вспоминается сразу? Как вы считаете, вы сами себя подводили когда-нибудь, жалели о каких-то своих делах и поступках? (Эльмира Г)

- О, я всегда жалею! Я ужасный самоед и страдаю от этого, но никак не могу избавиться…

Что касается юбилейных дат, то я не приверженец «фатальных дат и цифр», как сказано Высоцким. Я - человек процесса, а не каких-то результатов.

- Наш традиционный вопрос в завершении - вы читаете «БИЗНЕС Online»?

- Каждый день! «БИЗНЕС Online» у меня в «закладках». Я пытался приучить себя к чтению газет на бумаге, но у меня никак не получилось. Поэтому пользуюсь интернетом. А у вас я черпаю всю информацию.

- Фарит Рафкатович, спасибо вам за встречу. Успехов вам и всему коллективу театра!

Фарид Бикчантаев: «Вокруг нашего театра существуют некие клише. Но мы их ломаем!». Часть 1-ая

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (3) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    7.07.2012 09:44

    Молодец!! Успехов на творческом поприще!!

  • Анонимно
    7.07.2012 16:47

    Желаю Фариду того же, что и своим детям: терпения, успехов в его нелегком, но благородном труде, здоровья и ещё раз здоровья. Пусть все намеченные цели и задачи будут воплощены в реальность, и радуют нас своим искусством наши любимые режиссёр и театр!

  • Анонимно
    7.07.2012 17:05

    Спасибо за честный и умный разговор. Без всякой театральной придури и кокетства. Дорогого стоит, скажу вам!

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль