Общество 
16.07.2012

Анатолий Аксаков, ассоциация региональных банков России: «В Татарстане банков больше чем в Чехии»

«БАНКАМ ПРИДЕТСЯ НЕСТИ СОЦИАЛЬНЫЕ НАГРУЗКИ»

- Анатолий Геннадьевич, дайте вашу оценку банковской системе Татарстана. У нас в республике есть 26 банков местных. Это много или мало? Почему в других регионах нет столько банков?

- Прежде всего, если такое количество и довольно успешных банков, то это отражение потенциала Татарстана как мощного экономического региона страны. Во-вторых, – это политика, которую Минтимер Шаймиев проводил, сейчас проводят президент РТ Рустам Минниханов и глава Национального банка РТ Евгений Богачев. Минтимер Шарипович мне как-то говорил: "Если банки вошли в регион, то они должны вкладываться в татарстанскую экономику, наши деньги должны работать на Татарстан". Абсолютно правильно!

Помню, как ко мне обратился один крупный московский банк помочь войти в Татарстан. Не так просто это было, несмотря на единое правовое пространство. Я позвонил вашим начальникам, мне сказали: «Нет проблем, пусть приходит, но придется нести некие социальные нагрузки, связанные с развитием региона». Я с пониманием отношусь к этому. Банки хотят в Татарстан, значит, они хотят осваивать татарстанские деньги. И если они хотят осваивать татарстанские деньги, значит, надо и помогать этими деньгами Татарстану. Но и перегибать здесь, конечно, тоже нельзя…

Считаю, что 26 банков для Татарстана – это неплохой показатель. В Чехии, насколько знаю, меньше банков... Это неплохой показатель. Тем более, что есть "Девон-кредит" банк, Автоградбанк, которые хоть и есть в столице, но все-таки сконцентрированы в районах Татарстана. Молодцы! В этом плане вы являетесь примером для всей России.

- Кто входит в вашу ассоциацию из татарстанских банков?

- "Девон-кредит", Автоградбанк, Татсоцбанк и т.д. С десяток ваших банков работают активно с ассоциацией.

АССОЦИАЦИЯ ОБЕСПЕЧИВАЕТ ОБРАТНУЮ СВЯЗЬ

- Расскажите коротко о деятельности вашей ассоциации.

- Венера Иванова - глава Автоградбанка - постоянно забрасывает нас обращениями, письмами, предложениями по оптимизации работы, по тем правовым документам, которые выходят из недр ЦБ, по законам. И мы обеспечиваем такую обратную связь. Она к нам обращается как профессионал, как человек, который пропускает через свою душу каждую инструкцию ЦБ. И, естественно, мы идем в ЦБ и говорим, что вот эти и эти положения вашей инструкции вредят экономике. И, как правило, соглашаются. ЦБ конструктивно подходит к этим вещам.

С другой стороны, приезжаем в Татарстан или в онлайновом режиме постоянно информируем о тех новациях, которые в Москве происходят, о той кулуарной работе, которая здесь осуществляется. Ваших банкиров приглашаем на встречи с руководством ЦБ, с правительством, в том числе и закрытые, где они имеют возможность без всякой прессы, не боясь, говорить о том, что наболело, что надо решать. В этом наша работа.

Законопроекты выносим. Недавно президент РФ подписал мой законопроект о кредитовании ипотечных ценных бумаг. И это - благодаря банкирам, в том числе и банкирам Татарстана, которые предлагают и говорят, что вот эти законы надо принять. Мы их оформляем, вносим и стараемся провести через Думу. Иногда удается.

«УХОДИТ СПЕКУЛЯТИВНЫЙ КАПИТАЛ, СБЕГАЮТ КРАТКОСРОЧНЫЕ ИНВЕСТОРЫ»

- Анатолий Геннадьевич, в чем главный риск банковской системы России в текущем периоде, как вы считаете? (Вкладчик)

- Главный риск находится в Европе. Если Европа не справится со своими проблемами, то, очевидно, это скажется на экономике всего мира. И в том числе - на банковской части экономики. Естественно, Россия это на себе испытает, она уже испытывает, поскольку мы чувствуем напряжение на рынке ликвидности. Растут ставки на банковском рынке, растут проценты по вкладам населения, увеличивается доля Центрального банка в активах кредитных организаций. То есть, налицо проблема с ликвидностью, связанная с ситуацией в Европе и с оттоком капитала. Кстати, это еще одна проблема, которая усиливает напряжение на рынке ликвидности: отток капитала из страны очень большой.

- А что за капитал такой уходит?

- Уходит спекулятивный капитал, сбегают краткосрочные инвесторы. Плюс - уход российского капитала, в том числе нефтедолларов. Это связано с предпринимательским климатом и с недоверием к нашей экономике, к действиям властей. Но не только - еще и с отсутствием интересных проектов, которые можно было бы профинансировать. Нет хороших заемщиков, поскольку ухудшающаяся экономика не создает возможности этим заемщикам давать деньги. Плюс достаточно жесткие действия Центробанка по отношению к оценке заемщиков. Постоянно принимаются решения, которые направлены на то, чтобы не давать банкам увеличивать риск на одного заемщика, риск по отдельным видам активов. И, соответственно, банки не могут, либо опасаются давать деньги некоторым видам заемщиков.

- Если вернуться к кризису в Европе, оцените, пожалуйста, так называемая «вторая волна» кризиса реальна или нет?

- Конечно, это не аналогия 2008 - 2009 годов, но очевидно, что вторая волна надвигается. И все признаки говорят о том, что она набирает темп. И, очевидно, она будет достаточно мощной. Важно, чтобы она не превратилась в цунами. Мы, конечно, владеем сейчас широким инструментарием, чтобы в какой-то мере "погасить" рост этой волны. Под "мы" я имею в виду и ЦБ, и правительство. Но, в то же время, эта волна может быть более мощной, поскольку причины, которые ее вызывают, в потенциале еще более мощные, более сильные, чем те, что мы наблюдали в 2008 году.

«ГРЕЦИЯ: И КРЕДИТОР В ЗАВИСИМОСТИ, И ДОЛЖНИК В ЗАВИСИМОСТИ»

- Выйдет ли Греция из зоны евро?

- Я считаю, что больше шансов на выход Греции из Еврозоны, чем на сохранение Греции в Еврозоне. Я так полагаю, что будут предприниматься шаги по «заливанию» этой проблемы деньгами. Причем, шаги будут нерешительными, "воду" будут лить денежную, но не в том объеме, который необходим. И это тупик. Заливание даже большой "водой" не погасит те искорки, которые постоянно вызывает кризис. Нельзя потреблять больше, чем ты производишь, нельзя жить не по средствам. Греция же живет не по средствам. Для того чтобы она начала жить по средствам, ее нужно вывести из Еврозоны. И дать возможность своими внутренними ресурсами разгрести вал проблем, выйти на определенный уровень развития, обеспеченный производительностью труда, обеспеченный объемами производства, соответствующими уровню потребления. Тогда можно говорить о возврате в зону евро, в единый союз. А так, поскольку этот огонь заливается, страну сажают на денежный наркотик, причем, незаработанный наркотик.

Представьте, вы даете человеку деньги, а вам не возвращают, а вы все равно даете ему деньги, думая, что потом он вам вернет. Этот человек, не возвращающий деньги и постоянно берущий у вас в долг, привыкает к этому состоянию. И постоянно берет новые и новые суммы, хоть и под более высокий процент. Кредитор в такой ситуации тоже подсел на "иглу". Он будет все время держать заемщика "живым", для того чтобы когда-нибудь с ним рассчитались. Получается порочный круг: и кредитор в зависимости, и должник в зависимости.

- А Испания, Португалия, Италия по средствам живут?

- Там попроще проблемы, там помощнее экономика.

- Но и долгов побольше.

- Долгов побольше по абсолютному объему, а по соотношению долгов и валового продукта они более уверенно себя чувствуют, чем Греция, там потенциал побольше. Но, в принципе, сценарий тот же. Я полагаю, что надо отсекать самые пораженные части организма, которые уже поражены раковыми клетками. Они несут в себе угрозу заражения всего организма. Надо отсекать. Так что теоретически вполне возможен такой же вариант и с Испанией, и с Португалией. Но, на мой взгляд, еще есть вариант спасения.

«НАДО СДЕРЖИВАТЬ РОСТ ПОТРЕБКРЕДИТОВАНИЯ»

- Как вы считаете, насколько наша банковская система извлекла уроки из кризиса прошлого и готова ко второй, нынешней волне? Потому что идет рост потребительского кредитования, банки открывают новые филиалы, покупают, слияния-поглощения… Такое ощущение, что они опять забыли о кризисе и опять живут, не чуя тех угроз.

- Это абсолютно правильное ощущение. Причем, оно касается и крупнейших кредитных организаций, потому что рост потребкредитования связан, прежде всего, с крупнейшими банками страны. Они устремили туда свои взоры в том числе и под влиянием ЦБ, который стал требовать соблюдения норматива Н6. Под влиянием ЦБ банки уходят в те рынки, где более диверсифицированы потребители кредитных ресурсов, и, соответственно, риски распределяются между многими заемщиками. И с этой точки зрения потребкредитование, несмотря на высокой риск невозвратов в условиях кризиса, все-таки позволяет банкам быть увереннее, поскольку есть большая маржа, позволяющая компенсировать потери.

Я высказывал свою точку зрения руководству ЦБ: надо сдерживать рост потребкредитования. Потребкредитование не является локомотивом роста экономики в нашей стране. И здесь я рассуждаю как экономист, а не как банкир. Ведь в основном на кредиты покупают импортные товары, то есть мы помогаем Западу выходить из кризиса с помощью нашего потребкредитования. Даже те малые деньги, которые остаются в стране, мы практически вывозим из нее через покупку товаров.

- Система не стала более здоровой за три года после кризиса 2008 года?

- Я считаю, что активное потребкредитование - это реакция на то, что стало хуже качество заемщика в корпоративном секторе. Многие предприятия имеют плохие балансы в условиях кризиса. И в данном случае вступает в действие инструкция ЦБ, требующая от банка формирования дополнительных резервов, когда баланс у предприятия-заемщика не соответствует определенному качеству.

Вторая причина - деньги надо было куда-то девать, и лишняя ликвидность прошлого года, в том числе, простимулировала уход банков опять в потребкредитование.

И третье - люди стали охотней тратить деньги. Не сберегать, а тратить. Наблюдается резкое падение темпов роста вкладов населения. Люди тратят. И тут риск еще в том, что реальные доходы населения растут очень медленно. В прошлом году они выросли всего лишь на 0,8%. Люди тратят, исходя не из своих реальных возможностей, а из "хотелок". Банки на это должны обратить внимание. И ЦБ должен сдерживать.

Что касается уроков: все-таки подавляющее количество банков, в том числе и региональных, более аккуратно выдавали кредиты в этот период. Поскольку они понимали, что ситуация непростая. В кризис выдавать кредиты просто опасно. Конечно же, они накопили опыт, как в этих условиях действовать, оперировать своими ресурсами, как действовать с заемщиками. Они предполагают возможный сценарий развития. Дело в том, что те проблемные долги, которые накопились на балансах предприятий, не рассасываются. И, очевидно, они будут очень тяжелым балластом, когда нагрянет вторая волна. И в этом отличие от 2008 года. Тогда не было большого балласта проблемных кредитов. Сейчас он есть.

«В РОССИИ СИТУАЦИЯ ПОЛНОСТЬЮ ЗАВИСИТ ОТ ТОГО, ЧТО ПРОИСХОДИТ В ЕВРОПЕ»

-Но, тем не менее, агентство Standard&Poor’s (S&P) повысил рейтинг России. Как вы прокомментируете это феноменальное событие?

- Да, знаменательное событие.

- У всех рейтинг падает, а у нас поднялся… Это как - мы проспонсировали или объективная оценка ситуации на фоне того, что у нас и рубль девальвируется, и внешне падает? Что за оценка?

- Для меня это неожиданное решение, надо прямо сказать. Я думаю, что в основном это решение связано с новой политической определенностью. Чистый отток капитала из нашей страны связывался с политической неопределенностью. Выборы в Госдуму проходили неопределенно. Связано и с выборами президента РФ, с выступлениями на площадях. Хотя все понимали, кого выберут, но когда так складывается ситуация, когда нарастает социальное недовольство, когда люди активно выходят на митинги…

Но сейчас стало понятно: ситуация под контролем, Дума работает вполне спокойно и в рабочем русле, президент контролирует ситуацию в стране, цена на нефть еще достаточно высокая, хотя немного и упала. Я думаю, что это реакция на понимание контроля над ситуацией со стороны властей страны. И она более определенная, чем в Европе. Да и в США ситуация предвыборная, и тоже есть неопределенность. У нас есть определенность. И вот - реакция на эту определенность. Больше я ни чем не могу объяснить повышение этого рейтинга.

- Скажите, почему, по-вашему, несмотря на то, что у ведущих мировых рейтинговых агентств (одно из которых даже понизило кредитный рейтинг США до АА+), не сходятся мнения по США, рубль все равно дешевеет к доллару? Как заставить мир поверить в рубль? Каким образом цена нефти зависит от кризиса в еврозоне? (Petr_Chekulaew)

- Надо заметить, что понижение рейтинга США осмелилось осуществить только одно агентство S&P. Два других агентства оставили рейтинг США на том же уровне, где он был всегда. Снижение рейтинга S&P – это такой смелый шаг, и это, прежде всего, оценка огромного долга США, верхнюю планку которого с боями повышают в конгрессе США. И с этой точки зрения Америка пока выглядит вполне стабильно. И ситуация это подтверждает - инвесторы уходят в американские ценные бумаги, несмотря на низкую доходность этих бумаг - 0,1 - 0,2 процента годовых. Тем не менее, туда, как правило, уходят инвесторы, когда напрягается ситуация на рынке. То есть - верят в американскую экономику.

В Европе - ситуация сложная. Об этом мы уже говорили. В России ситуация полностью зависит от того, что происходит в Европе. А зависит она потому, что мы зависим от цены на нефть. Соответственно, рубль зависит от цены на нефть. И поскольку цена на нефть упала, то и рубль потерял свою стоимость. Пока наш рубль будет зависеть от цены на нефть, он будет постоянно колебаться в зависимости от сырьевой, а значит - макроэкономической конъюнктуры.

Для того, чтобы в нашу валюту поверили, надо, чтобы она зависела не только от нефти, чтобы экономика была диверсифицирована. То есть, чтобы качество рубля определялось всей остальной экономикой, а не только нефтью. Вот такой очень простой рецепт. Но чтобы его сделать реальностью, надо приложить очень много сил, и, прежде всего, федеральными властями.

«ПРОЦЕНТНЫЕ СТАВКИ ПО КРЕДИТАМ МОГУТ ВЫРАСТИ НА 1 - 2%»

- Когда ждать взлета процентной ставки по кредитам от банков? Каким образом сейчас страхуются банки, давая кредиты в рублях и видя, что он дешевеет? (Petr_Chekulaew)

- Рост процентных ставок по кредитам происходит, поскольку цена ресурсом, привлекаемых банками, увеличиваются. С 1 июля еще один фактор может оказать влияние на процентные ставки – это рост тарифов на услуги естественных монополий. Поскольку такой рост произойдет, то подскочит и инфляция. А процентные ставки по кредитам привязаны к уровню инфляции. Я не думаю, что будет слишком большой рост процентных ставок по кредитам, но, тем не менее, предполагаю, что на 1 - 2 процента они могут еще вырасти.

Сейчас уровень инфляции очень низкий в годовом исчислении - 4 - 5 процентов, и банки, предоставляя кредиты под 14 - 15 процентов, вполне имеют неплохой зазор для того, чтобы и покрыть свои затраты, и заработать. А вниз процентные ставки тянут наши госбанки, поскольку они владеют более дешевой ресурсной базой и, соответственно, могут давать более дешевые кредиты. Они не дают другим частным банкам увеличивать процентные ставки по кредитам, если бы они даже пожелали, поскольку в условиях конкуренции госбанки сдерживают рост процентных ставок по кредитам.

- Ваш прогноз на курс рубля к евро и доллару на конец 2012 года? (Petr_Chekulaew)

- Я считаю, что к Новому году он будет 33 - 35 рублей к доллару, к евро - 41 - 44 рубля.

- Если не рухнет Европа, если там не будет серьезнейших проблем с дефолтами…

- Да. Если будут серьезные катаклизмы в Европе, и цена на нефть упадет до 60 долларов за баррель, то возможны низкие уровни рубля по отношению к евро и доллару. И, прежде всего, к доллару, потому что евро тоже покатится по отношению к доллару. Можете проверить к концу года…

«В УСЛОВИЯХ КРИЗИСА ЦЕНА НА ЖИЛЬЕ ВРЕМЕННО УПАДЕТ»

- Сейчас наши банки выдают ипотечные кредиты минимум под 12 процентов годовых. Но у руководства страны стоит задача довести до 5 - 6 процентов годовых, а может и ниже. Банки объясняют высокий процент тем, что агентство по жилищному кредитованию принимает залоги с дисконтом порядка 30 процентов. И поэтому так дорого. Как можете объяснить такой большой дисконт у самого агентства? И можно ли как-то урегулировать этот вопрос, чтобы ипотека подешевела?

- Если не возвращается кредит, изымается и продается залог - жилье. На аукционе продается, как правило, с дисконтом не ниже 20 процентов. Вынуждены брать квартиру с большим дисконтом в залог.

Второе - ситуация на рынке непростая: когда цена росла, давали кредит на стоимость жилья. Предполагали, что цена на жилье вырастет, и ее успешно продадут, рассчитаются за кредит и еще часть денег останется заемщику, которые можно вернуть. Сейчас ситуация непредсказуемая: цена стоит, она не растет практически. Возможно, в условиях кризиса, который может наступить, цена на жилье временно упадет. Ликвидность жилья не совсем высокая - сейчас много квартир на продажу предлагают.

Вот факторы, которые определяют высокий дисконт предлагаемых кредитных продуктов, в том числе и по ипотеке. И АИЖК это вынуждено делать, поскольку оно привлекает и государственные деньги. Если государственные деньги будут вот так вот теряться, соответственно, такую контору прикроют быстро. И главный фактор таких высоких процентов – это цена ресурсов, которые привлекают банки. И хотя АИЖК установило лимит не более 11 процентов, но и для него все равно деньги дорогие. Плюс у банков сейчас по вкладам средний процент около 10. Это высокий процент. Надо же еще и маржу заложить, чтобы рассчитаться с сотрудниками, чтобы прибыль получить и т.д.

Инфляция в прошлом году была 6,1 процента, сейчас пониже. Но все равно она будет не ниже прошлого года - с учетом девальвации рубля, с учетом повышения тарифов. Думаю, во второй половине этого года будет определенный всплеск инфляции. И все это вкладывается в процентную ставку. Когда преодолеют эти проблемы, либо государство начнет поддерживать банки дешевыми деньгами, снова появится возможность давать дешевый кредит. Пока говорить о 5 - 6 процентах рано.

«СТАНДАРТИЗАЦИЯ БАНКОВСКИХ ПРОДУКТОВ – ЭТО СНИЖЕНИЕ РИСКОВ»

- Мне кажется, что основное внимание и активность банков направлены в сектор потребительского кредитования: ипотека, автокредитование, кредитные карты, кредиты наличными? А как же производственный сектор – промышленность, сельское хозяйство, предпринимательство?! Действительно ли проще в случае форс-мажоров иметь дело с большим числом проблемных заемщиков физлиц, нежели одним проблемным крупным предприятием? (Фермер со стажем)

- Я уже говорил, что когда деньги распределены среди большого количества заемщиков, то рисков меньше. Поскольку маржа от кредитов, выдаваемых физлицам, высокая и позволяет невозвраты от определенного числа физлиц все-таки компенсировать. Поскольку добросовестных плательщиков все равно больше.

А если выдавать юрлицам, то это большой кредит. И если эту большую сумму не возвращают, то больше проблем. Ну и, учитывая кризис, юридические лица имеют плохие балансы. Особенно в сельском хозяйстве. Тем более, у нас был неурожай. Там накопился груз проблем, которые не позволяют им выглядеть хорошими заемщиками. ЦБ установил довольно жесткие требования по выдаче кредитов. И вот - комплекс причин, который перенаправил кредитные ресурсы от корпоратов в сторону физлиц.

Для того, чтобы снять эту проблему, надо принимать систему мер гарантии для тех кредитов, которые выдаются юрлицам. Надо скорее принимать закон о проектном финансировании, который позволяет проекту жить, если даже обанкротится инициатор проекта. Создается проектная компания, через нее выделяются деньги. И если даже предприятие умерло по каким-либо причинам, проектная компания продолжает жить, проект реализовывается, генерируется доход и, соответственно, рассчитывается с кредитором, который выдал эти деньги.

Надо как можно быстрее стандартизировать кредитные продукты для того, чтобы снизить риски. Стандартизация банковских продуктов – это снижение рисков. Сейчас мы такую работу проводим. Например, готовим стандарты кредитов малому бизнесу, стандарты кредитов мини-синдикатам, стандарты потребительского кредитования. Должны быть однородные продукты, которые были бы понятнее заемщику и кредитору. И тогда рисков было бы меньше. И, соответственно, активнее бы кредитовался реальный сектор.

Масса вариантов, которые мы предлагаем, чтобы активизировать кредитование корпораций, а не физических лиц. Я даже сторонник административного сдерживания кредитования физлиц. Кроме ипотечного кредитования, потому как ипотечное кредитование – это поддержка строительного сектора, это наша родная экономика, это выгодно всем нам.

- А эти стандарты, о которых вы говорите, будут носить рекомендательный характер, или это все через закон пойдет?

- Думаю, что рекомендательный. Но эти рекомендации, когда войдут в жизнь у банковской системы, все равно превратятся в практику большинства кредитных организаций. Если ты не приобщился к этим стандартам, то к тебе будет хуже отношение. Кто хочет иметь хуже отношения с ЦБ, например? Мы хотим разработать стандарты и хотим, чтобы ЦБ их поддержал. И чтобы эти стандарты мы принимали как нормальное ведение бизнеса в этом сегменте.

-Это ваша ассоциация предложила?

- Наша ассоциация работает над этой темой. Мы привлекли крупнейшие финансовые институты страны для этого. Лучших юристов, специалистов, в том числе - из дочерних предприятий иностранных банков. Все умные люди собираются и разрабатывают эти стандарты, исходя из своей практики и опыта. Плюс есть уже наработанный международный опыт. Мы переводим западные стандарты на русский язык и адаптируем к российским условиям.

Такая работа ведется и в области синдицированного кредитования, которого в России почти не существует. А синдицированное кредитование – это очень важно для реального сектора, для крупных проектов. У одного банка денег не хватает, создается синдикат, чтобы профинансировать проект. Это разделение рисков. Не один банк, а несколько банков риски поделили между собой. Вместе легче работать. Поэтому мы взяли за основу синдикат. И, думаю, будем двигаться дальше по этому направлению.

- Когда планируете завершить эту работу над стандартами?

- В этом году по стандарту синдицированного кредитования мы завершим работу.

«НЕЗАКОННАЯ КОМИССИЯ ДОЛЖНА ВОЗВРАЩАТЬСЯ»

- Длительное время большинство банков при продаже кредитных продуктов удерживали комиссии. В 2009-2010 годах появилось большое количество организаций, помогающих вернуть эти комиссии. Причем, в разных субъектах федерации эта практика разнится. Имеет ли Ассоциация региональных банков отношение к формированию судебной практики? (Зарипов Сирин)

- Считаете ли вы справедливым решение о возврате комиссий по кредитам? (Банкир)

- Если комиссия взималась незаконно, если она бралась за неоказанную услугу, я считаю, что по решению суда комиссия должна возвращаться. Но суд еще должен доказать факт не оказания услуги. Либо должна быть накоплена определенная судебная практика. Это должно делаться по суду, и в суде надо доказать, что услуга не была оказана, комиссия бралась с соответствующего клиента.

Комиссии берутся во всех кредитных организациях, это мировая практика, но эти комиссии должны браться за реально оказанную услугу. К примеру, оценили вашу платежеспособность, выезжали на место, где вы живете, посмотрели то имущество, которое вы отдаете в залог. Все это работа, все это трудозатраты. Потом надо проводить оценку параметров вашей жизни, которые влияют на вашу платежеспособность. Вот за такую работу банки имеют право брать комиссию. И, соответственно, включать в договор.

Почему они имеют право брать такую комиссию? Вот по закону вы сейчас имеете право вернуть кредит досрочно, на следующий день, например. Получается ситуация: банк потратил усилия, потратил средства на оформление кредитного договора, на изучение вас как заемщика и т.д., а вы взяли и вернули кредит на следующий день. И все затраты ушли впустую. Поэтому комиссия, взимаемая за реально оказанную услугу, за реальные затраты, которые кредитная организация понесла, – она справедлива и она должна быть узаконена.

Если же услуга не была оказана - это как с ведением ссудного счета, когда банк никаких затрат не несет на открытие и ведение ссудного счета, но при этом берет с вас деньги – это неправильно, это незаконно. Такие комиссии должны возвращаться. И они должны возвращаться с учетом той выгоды, которою потерял человек, заплативший за неоказанную услугу. Вы заплатили деньги за неоказанную услугу, а вместо этого могли потратить на что-то другое. Вот за это вам должны еще добавить возврат средств с кредитной организации, которая брала с вас незаконно такие средства.

«ЧТОБЫ ЛОЖКА ДЕГТЯ НЕ ИСПОРТИЛА ВПЕЧАТЛЕНИЕ ОТ БОЧКИ МЕДА»

- Ваша ассоциация участвовала в урегулировании этого вопроса?

- Нет, потому что ассоциация - не сторона кредитного договора. Мы организация, которая в первую очередь лоббирует интересы банков. Но, прежде всего, мы сторонники нормального правового пространства. Чтобы ложка дегтя не испортила впечатление от бочки меда. Большая часть банков у нас работает добросовестно на рынке. Но есть штук десять банков, которые «хулиганят». Вот мы стремимся к тому, чтобы этих "хулиганов" было меньше.

Мы готовим законы, которые бы очистили бочку меда от ложки дегтя. Подготовили закон о потребкредитовании, участвовали в подготовке закона о коллекторах, чтобы коллекторы работали в жестких законодательных рамках. Мы обсуждали законопроект о банкротстве заемщика-физического лица. Вот такую проводим работу, чтобы оказать помощь заемщикам. Ну, еще помогаем физическим лицам, которые обращаются ко мне с жалобами.

- Кстати, о помощи. Анатолий Геннадьевич, через нашу газету к вам обратился ранее судимый, которому не дают кредит, хотя он имеет приличную недвижимую собственность. Судимым не дают кредиты?

- Думаю, дело в том, что в некоторых кредитных программах у банков есть такой пункт «судим - не судим». И когда анализируется тот или иной человек, запрашивается информация из бюро кредитных историй. А в бюро могут попадать данные и о судимости человека. Это, соответственно, дополнительный негатив при анализе потенциального заемщика. Как преодолеть эту проблему? Предложить под кредит залог. Только так.

Я постараюсь с этим вопросом поработать. Может быть, удастся помочь. В данном случае индивидуально надо подходить и решать вопрос. Может быть, какой-то рецидивист, а, может быть, вполне нормальный человек, который хочет работать законопослушно и работает законопослушно.

«СИСТЕМЫ БЕЗОПАСНОСТИ ДОЛЖНЫ БЫТЬ САМЫМИ СОВРЕМЕННЫМИ»

- Ранее, чтобы ограбить банк, требовалось сделать под него подкоп. Теперь же достаточно взломать его компьютерную систему. Как сделать банк неприступным? (Зарипов Сирин)

- Системы электронной безопасности должны быть самыми современными. Они дорогие, но Центробанк должен устанавливать жесткие требования по наличию систем безопасности. Это первое. Во-вторых, людям, которые пользуются пластиковыми картами при оплате товаров и услуг, оплачивают через интернет, им советы очень простые – не передавать пин-коды, на своей карте не писать пин-код, банкомат выбирать внутри банка, офиса, на худой конец - в магазине, но никак не на улице, так как там и устанавливаются все устройства, позволяющие снимать копии с пин-кода. Если уж через интернет что-то оплачиваете, то пользуйтесь для этого своим личным компьютером, чтобы не было широкого доступа к нему. Потому как часто сохраняются персональные данные и, естественно, потом они могут использоваться в неблаговидных целях. Надо быть очень аккуратным.

Сейчас есть специальные устройства - USB-токены, которые постоянно меняют пин-коды, сообщают вам информацию на телефон либо на флешку. Когда пароль меняется, пин-код постоянно меняется с помощью этого устройства. И вы, только один, зная возможность вхождения, можете защитить свои деньги.

А что касается банков – это использование самых новых, самых технологичных способов защиты собственных денег и денег своих клиентов.

- Надо инициировать, чтобы ЦБ начал это требовать. Ваша ассоциация как-то подключается к этому вопросу?

- Мы обычно просили ЦБ смягчать требования к банкам... Но я считаю, что в данном случае лучше заплатить больше, то есть лучше заплатить рубль, чтобы сохранить 100 рублей. А заплатишь одну копейку, то потеряешь 200 рублей. Поэтому мы с ЦБ активно работаем по ужесточению требований по сохранности средств, по информационным средствам защиты.

«СО ВРЕМЕНЕМ БАНКИНГ ПОЛНОСТЬЮ УЙДЕТ В ОНЛАЙН»

- Как вы думаете, с развитием технологии pay pass (когда можно будет расплачиваться поднесением к считывающему устройству телефоном) исчезнут ли пластиковые карты? Что-то придет к ним на замену? (Сирин)

- Пластиковые карты со временем исчезнут, поскольку мобильный банкинг очень активно развивается. Сейчас уже некоторые банки движутся в направлении внедрении систем, приобретении соответствующих терминалов, когда прикладывая телефон, вы сможете оплатить товар в магазине и т.д. Один крупный всем известный банк вместе с международной платежной структурой внедрил и систему, по которой вы можете через телефон оплачивать все что угодно. И вам не нужна карточка. Ваши деньги лежат где-то на счете в банке, а вы через телефон можете оплачивать товары и услуги, введя определенный параметр цифр. Карточки со временем уйдут.

- На ваш взгляд, банк будущего полностью в интернет уйдет или нет?

- Со временем - да, уйдет полностью в онлайн. Мы не будем кэш носить в карманах, не будем приходить в банковские офисы, будем дистанционно управлять счетом. Все быстро развивается. Я помню, как лет 15 назад на меня с завистью смотрели в Чувашии, когда я ходил с огромным телефоном Моторолой. А сейчас мини-телефоны у всех, даже у детей… Скоро все забудем по карточкам, многие забудут про кэш...

«ДОЛЯ ГОСБАНКОВ В КРИЗИС УВЕЛИЧИВАЕТСЯ, И ЭТО НЕ ВО БЛАГО»

- А банки сохранятся ли в условиях кризиса, как вы считаете?

- Количество банков сокращается. В разные годы по-разному, но от 25 до 45 банков ежегодно уходят с рынка. Сейчас их уже меньше тысячи, а лет десять назад было около 2000 банков. Это такой объективный процесс, процесс консолидации, процесс выживания в рынке.

Полагаю, что банков будет меньше, но значительное количество региональных банков выживет, в том числе - благодаря освоению новых технологий, мобильного банкинга. Но при этом нам надо предпринимать шаги, чтобы защитить конкуренцию на этом рынке, поскольку доля государственных банков в кризис здорово увеличивается. А это не во благо, поскольку уменьшение конкуренции – это ухудшение качества услуг.

Я вообще являюсь сторонником того, чтобы установить законодательное ограничение доли на рынке для одной финансовой структуры. Например, 35 процентов вкладов, 35 процентов активов и не больше. Хочешь развиваться больше - иди в СНГ, иди на Запад, иди в Юго-Восточную Азию и там наращивай свои "мускулы". Это будет полезно и стране - накапливая опыт за рубежом, будут все передовые технологии переносить на российскую территорию. Я с главой Сбербанка Германом Грефом недавно имел длинную беседу. Он сейчас как раз приобретает банки за рубежом - в Турции купил, в Австрии. И он говорит о том, что там мы будем накапливать опыт передовых технологий работы банков и внедрять их в России. Все лучшее, что есть за рубежом, будет внедряться в России.

Но, действительно, планка в 35 процентов - не завтра, должен быть срок. Например, с 2018 года 35 процентов Сбербанку, и все. Хочешь дальше развиваться – иди в другие страны.

- Давайте, выходите с такой депутатской инициативой.

- Инициативе нужна поддержка. Пока сторонников такой линии, кроме региональных банков, я никого еще не встречал…

«ПУСТЬ РЫНОК ОПРЕДЕЛИТ, ДОЛЖЕН ЖИТЬ ЭТОТ БАНК ИЛИ НЕТ»

- У нас в Татарстане банков много разных – и филиалов крупных, и своих местных. А сколько РФ нужно банков, чтобы было «в самый раз»? 20, 100, 1000? (Камиль)

- Не знаю. Это только знает Бог и рынок. Вот сколько рынок определит банков для России, столько и должно быть.

- Каково ваше отношение к требованию повышения минимального капитала?

- Крайне отрицательное! Качество банка определяется его законопослушностью, выполнением требований ЦБ, прибыльностью и качеством услуг, которые он оказывает населению. Если он маленький, но все делает лучше, чем рядом стоящий крупный банк, то почему он должен уходить с рынка только по желанию депутатов или чиновников? Я крайне отрицательно отношусь к требованию увеличения минимального размера капитала. Пусть рынок определит, должен жить на рынке этот банк или не должен. Вот и все. Подход такой. Говорят, что маленькие банки нарушают закон. Если нарушают закон, то отзывайте лицензию. Не из-за размеров капитала, а из-за нарушения закона. Надо работать с теми, кто нарушает закон. А почему те, кто нормально работает, должны отвечать и нести ответственность за тех, кто плох?!

- Как вы относитесь к запрету продажи «плохих» долгов коллекторским агентствам? Будет ли Фемида на стороне банкиров, и им все-таки разрешат удобно чистить балансы? Или государство встанет на защиту потребителей? (Андрей Ф.)

- Недавно принято решение пленума Верховного суда РФ, в котором говорится, что нельзя передавать долги по кредитам третьим лицам, если это не предусмотрено либо законом, либо договором, который был заключен между физическим лицом и банком. Я считаю, что эта оговорка справедлива, потому что, когда вы передаете кредит третьему лицу, вы в том числе передаете информацию о персональных данных и все что связано с банковской тайной. И поэтому должно быть согласие заемщика на передачу таких данных. В договоре необходимо предусматривать этот пункт.

Я не вижу тогда проблем в данном случае. Полагаю, что вполне корректная формулировка применена Верховным судом РФ. Но еще мы внимательно посмотрим то, что опубликовано будет. И надо быстрее принимать закон о потребкредите, закон о коллекторах, который узаконит передачу долга, чтобы и коллекторы, и банки, и заемщики работали в нормальном правовом пространстве.

- Законопроект сейчас в каком состоянии находится?

- Законопроект о потребкредите направлен в правительство, законопроект о коллекторах пока не направлен в правительство. Есть еще законопроект, который надо принимать, – о банкротстве физического лица. Он уже направлен в Государственную Думу.

«БАНКИРАМ НЕ НРАВИТСЯ АДМИНИСТРАТИВНЫЙ ПРЕСС»

- Анатолий Геннадьевич, вам не кажется, что ряд дочерних банков в РФ, «пылесосят» нашу ликвидность в виде депозитов и передает ее своим головным иностранным компаниям? (Азат Хайруллин)

- Я думаю, такая ситуация сейчас существует, поскольку европейские банки испытывали серьезные проблемы с ликвидностью. И для того, чтобы эту проблему закрыть, они из дочерних банков просили ликвидность туда, где находится материнская компания. ЦБ наблюдал за этой ситуацией, заметил такое движение капиталов и потребовал, чтобы такой ситуации больше не было. Но если бы было принято решение об открытии филиалов иностранных банков, то эта проблема была еще более острой, так как филиалам Центробанк вряд ли мог помешать перегонять деньги из России за рубеж в случае возникновения проблем у материнской компании.

- Что больше всего возмущает самих банкиров в условиях работы в РФ? Непрозрачность, привилегии гос и квазигосбанков, зарегулированность, невозможность полноправного выхода на зарубежные рынки? (Вкладчик)

- Банкирам не нравится, как и нормальным людям, административный пресс. И проверки, которыми все чаще грешат регуляторы. Формально их количество уменьшают, и в документах записано, что количество проверок уменьшилось, но почему-то реальное количество - не уменьшается. Административный пресс, запрос документов - банкирам приходится писать в ЦБ, антимонопольную службу, налоговую службу, масса федеральных и региональных органов власти. Надо писать письма, документы, содержать кучу людей для этих целей. В конечном итоге все эти затраты включаются в проценты по кредитам. Вот что не нравится. Спросите любого представителя бизнеса, не только из банковской сферы, они то же самое скажут.

ВТО ПОМОЖЕТ ПРОНИКНУТЬ НА "ЧУЖУЮ ТЕРРИТОРИЮ"

- Пользуются ли наши банки трудностями в ЕС и приобретают ли интересные активы? Например, Сбербанк приобрел Deniz. Есть еще примеры? (amir)

- Некоторые банки обращают туда взоры. Вот Первый чешско-российский банк открыл дочернюю структуру в Праге, очень активно сейчас работает в Чехии. И насколько я знаю, они все затраты, связанные с открытием структуры в Праге, уже окупили и вышли на прибыльность. Есть еще другие банки (я их не назову, потому что они не уполномочивали меня об этом говорить), которые тоже хотят идти в Европу. Тем более, что сейчас входим в ВТО - больше возможностей есть для проникновения на "чужую территорию". Раньше нас не пускали. Чешско-российский банк пять лет потратил на то, чтобы преодолеть сопротивление Брюсселя, европейских чиновников.

И это понятно. Нас там не ждут. Это тоже надо понимать. Надо "толкаться локтями" и использовать все ресурсы, чтобы проникать на западные территории. ВТБ имеет свои подразделения, в том числе - в Китае, Франции, Германии, Британии, Сингапуре. Но это произошло благодаря советскому наследию: банк аккумулировал то, что в системе Внешторгбанка существовало с советских времен.

«МАВРОДИ ХОРОШО ИСПОЛЬЗУЕТ ПСИХОЛОГИЮ ХАЛЯВЩИКА»

- Что вы думаете по поводу МММ? (Айдар)

- Я уже много раз высказывался по этому вопросу. Во-первых, сам Мавроди, с которым я лично знаком и имел неоднократные дискуссии, в том числе - в прямом эфире, талантливый человек. Очень хорошо использует психологию человека, психологию халявщика, который хочет быстро и много.

- Кто за ним стоит?

- Иногда мне кажется, что за ним стоят криминальные структуры. Иногда у меня есть такое ощущение, что с кем-то он не расплатился в 90-е годы, когда рухнула первая пирамида МММ. И сейчас, чтобы рассчитаться, завлекает новых "лохов" в эти сети. И, к сожалению, это успешно делает.

- И сейчас что? Он развернулся достаточно серьезно, фильм про него на Первом канале прошел… Нет ощущения, что это с политикой связано? Его второе пришествие не вызывает подозрения у вас?

- Меня удивляет на самом деле, как таким людям дают эфиры и позволяют им этим самым все больше и больше людей завлекать в процесс недобросовестного выманивания денег из карманов добросовестных, но неискушенных людей. Я не думаю, что это политика. Но ловкие люди этому помогают.

«АКСАКОВ – МОЙ ОДНОФАМИЛЕЦ»

- Известный писатель Аксаков - ваш родственник или однофамилец? (Зарипов Сирин)

- Это мой любимый писатель.

- Этимологию своей фамилии знаете?

- Аксак (хромой - тюрк. сл.) – от Тамерлана идет, он же хромой был.

- То есть ваши предки тюрки?

- Я, вообще, тюрк сам по происхождению. Я чуваш по национальности, но родился в Башкирии. Аксаков Сергей Тимофеевич тоже оттуда, его корни тоже из Башкирии. Одна ветвь – от Тамерлана идет, а вторая ветвь по матери – от норвежских варягов. И вот они сошлись в одном замечательном человеке (улыбается). К сожалению, я не его родственник.

- Традиционный вопрос в завершении разговора - вы слышали о нашей газете «БИЗЕС Online»?

- Да, слышал. В том числе благодаря Яну Арту, который является вице-президентом ассоциации региональных банков. Он мне много и подробно рассказывает о ситуации в Татарстане, в том числе - с прессой. И о вашей газете тоже. Благодаря ему, наша встреча и состоялась.

Хочу пожелать народу Татарстана процветания. И чтобы все эти кризисы как можно быстрее прошли. Чтобы у нас начался рост кредитования реального сектора и люди ощутили бы это на своих карманах, на своем уровне жизни. Желаю, чтобы у вас дома было все хорошо. Всего самого доброго!

- Анатолий Геннадьевич, спасибо вам за интересный и полезный разговор. Успехов вам!

Редакция «БИЗНЕС Online» благодарит главного редактора ИА Bankir.ru Яна Арта за помощь в организации интернет-конференции.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (1) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    16.07.2012 17:22

    Отличное интервью с умным человеком, профессионалом!

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль