Политика 
8.08.2012

Рустам Идрисов: «Воссоздать былую мощь Российской Федерации можно при помощи таких локомотивов, как Татарстан»

IMG_1593.jpg

Рустам Идрисов: «В Приволжском федеральном округе 14 субъектов и 14 главных федеральных инспекторов, все они подчиняются полномочному представителю президента России Михаилу Бабичу».

ГДЕ ЕСТЬ КОНКУРЕНЦИЯ, ТЫ ВСЕГДА ПОНИМАЕШЬ, ЧТО ТЕБЕ СПАТЬ НЕКОГДА

- Рустам Фидайович, интересный вопрос прислал вам Валерий Песков. Он известный предприниматель, депутат в Удмуртии. Жил в Татарстане, в Челнах у него был завод, потом переехал в Удмуртию. А поскольку вы как раз приехали оттуда, интересно было бы услышать ваш ответ. Вопрос такой: «В чем различия управления в Удмуртии, Татарстане и России? Какова роль лидеров в этой не всегда простой работе? Где себя легче чувствует бизнес? С уважением, депутат МО «Увинский район» Валерий Песков».

- Господину Пескову можно сказать, что, действительно, везде хорошо. Везде есть управляемость в стране. Проблем у нас с этим никаких нет. Есть некоторые шероховатости, в том числе и в Удмуртской Республике, которые проявляются, и влияют, в том числе, на бизнес-климат и бизнес-обстановку в целом.

В Республике Татарстан разработаны и приняты на законодательном уровне многие механизмы, которые позволяют исключить те риски, в том числе и коммерческие, которые есть в Удмуртской Республике.

Я не хочу сказать, что в Татарстане идеальные условия для ведения бизнеса, над этим нам нужно еще совместно работать. Это одна из основных задач наших в республике. Но здесь создана нормативно-правовая база, и есть понимание, куда двигаться, как двигаться, какими темпами двигаться. Все это прописано и определено.

К сожалению, у наших соседей это еще только в состоянии проекта. Некоторые вопросы зависли, к сожалению. Хотя бизнес и там чувствует себя достаточно уверенно. Это можно увидеть на примере тех крупных предприятий, которые действительно хорошо и качественно работают. Они нашли себя в тех условиях, которые есть в Удмуртии, приспособились и работают. Но вот идеальные условия для привлечения инвестиций из-за рубежа, привлечения инвестиций из других регионов, наверное, все-таки лучше в Татарстане. Намного лучше. Поэтому господину Пескову стоит подумать, раз он депутат, что можно перенять и претворять в Удмуртской Республике.

- Но он как раз бизнесом решил заниматься в Удмуртии, а не в Татарстане. Так сложилось. У него там и раньше был параллельный бизнес.

- Тогда надо смотреть, почему так произошло. Это словно человек с автомобиля Volkswagen Touareg пересел на "Жигули" первой модели. И при всем этом говорит, что хорошо едет…

- Но Touareg в аварию попал! Ехал, ехал, а тут - кризис…

- Ну, тогда другое дело. Надо говорить, что я временно здесь, но я все-таки отремонтирую свой Volkswagen. Под словом «ремонт» мы имеем в виду управление некоторыми бизнес-проектами, которые, возможно, зависли у него. Все-таки те, кто вел бизнес в Татарстане, так или иначе возвращаются сюда. Почему? Потому что здесь действительно созданы комфортные, и, самое главное, безопасные условия ведения бизнеса.

- Но и конкуренция гораздо выше.

- Конкуренция – двигатель торговли. И бизнеса. Где есть конкуренция, ты всегда понимаешь, что тебе спать некогда. Тебе надо все больше и больше новаторских идей внедрять в свое производство. Все время необходимо заниматься модернизацией, экономией ресурсов, искать новые рынки сбыта. Это человека вообще стимулирует к нормальной работе. Мы же с вами прошли, когда конкуренции не было. В очередь за машиной стояли по 10 - 15 лет.

В ТАТАРСТАНЕ БОЛЕЕ 60 ОРГАНОВ ФЕДЕРАЛЬНОЙ ВЛАСТИ - МОЩНЕЙШАЯ СТРУКТУРА

- Кто вас, Рустам Фидайович, назначил на должность главного федерального инспектора по Республике Татарстан?

- Иерархия следующая. У нас в Российский Федерации есть институт полномочных представителей президента. Там есть аппарат, который состоит, в том числе, из главных федеральных инспекторов. В Нижнем Новгороде находится наш руководитель, полномочный представитель президента России Михаил Викторович Бабич. Вот он своим распоряжением назначает всех нас на должности. В Приволжском федеральном округе 14 субъектов и 14 главных федеральных инспекторов. Мы все по вертикали подчиняемся Михаилу Викторовичу. А все то, что мы делаем, делается во исполнение указаний, распоряжений, указов, которые исходят от президента России. Мы являемся как бы неким их усилителем. Указ вышел, но до мест пока не дошел, волны какие-то колеблются. И аппарат полпреда действует как усилитель.

Но мы ни в коем случае не комментируем, как это делают политики, действия президента и полпреда. Многие журналисты просят ответить на тот или иной вопрос. Мы им советуем обратиться к политикам, к депутатам. Они не ограничены какими-то рамками. А у нас есть четкое ограничение в рамках того, что мы делаем, что говорим и как выступаем. У нас есть четкий регламент, из которого мы не можем выйти. Есть четкая позиция, которую мы можем высказывать, и есть то, что не имеем права высказывать. Поэтому мы никогда не беремся комментировать ни один нормативно-правовой акт. Мы просто его исполняем. И смотрим за тем, как его исполняют те органы, на которых это исполнение возложено.

- Акты - это понятно. А какие-то явления жизни вы можете комментировать?

- В свободное от работы время.

- Значит, нет?

-Нет, конечно.

-То есть вы не субъект политической жизни.

- Мы - исполнители. Наша задача – четкое исполнение закона. У нас есть достаточно большой инструментарий. В Татарстане более 60 территориальных органов федеральной исполнительной власти. Мощнейшая структура!

IMG_1624.jpg
«У нас нет цели - найти черную кошку в черной комнате и доложить, что она там есть. Наша задача – оказать максимальное содействие в претворении в жизнь тех позиций, которые обозначены президентом страны».

МНОГИЕ МИНИСТЕРСТВА ОБРАСТАЮТ НЕСВОЙСТВЕННЫМИ ФУНКЦИЯМИ - ЭТО ПОСТОЯННО НАДО ЧИСТИТЬ

- Есть мнение, что немало федеральных органов исполнительной власти в субъектах, в том числе в Татарстане, дублируют республиканские органы. Например, есть министерство экологии РТ - и есть аналогичный экологический федеральный орган. Минтимер Шаймиев об этом много говорил. На самом ли деле есть такое дублирование?

- Знаете, все это прописано в Конституции Российской Федерации и в Конституции Республики Татарстан. Есть такое понятие, как разграничение полномочий. Но по разграничению полномочий четко провести грани невозможно. Потому что, если начнем разграничивать, то все равно образуется какой-то провал между ними. Поэтому некоторые вещи идут внахлест. Это позволяет нам в некоторых вещах не то, что дублировать, а просто напросто выполнять задачу с другими производными. Если есть республиканское министерство по охране природы, ничего страшного, что есть такой федеральный орган. Потому что есть лесной фонд, который не входит в ведение субъекта федерации. Лесным фондом занимается специальное учреждение, там могут находиться спецобъекты. Это опять же регулируется только федеральным законодательством, вопросы безопасности и правопорядка отданы все-таки федеральному центру. И таких вещей очень много. Чтобы не происходило никаких конфликтов интересов, мы работаем совместно.

Конечно, обывателям тяжело объяснить, что земли имеют несколько категорий. А вот для нас, для юристов, это очень важно. Вот есть в Казани аграрный университет, раньше он назывался сельхозакадемия, - это федеральное образовательное учреждение. И те земли, которые занимает этот университет - опытные угодья и прочее, – они являются федеральной собственностью. За ними надзирает тот федеральный орган, который отвечает за земельные вопросы.

Думаю, ничего страшного в некотором дублировании нет. В законах все предусмотреть невозможно. Начало министерство работать по какому-то направлению, обнаружило, что это вопрос, неурегулированный законом, - раз, и к себе определило. А чем больше функций, тем больше полномочий.

Когда в начале 2000 годов проводилась административная реформа, одной из ее причин была загруженность несвойственными функциями министерств и ведомств. Провели ревизию, все вычистили, переформатировали полностью федеральные органы власти. Многих посокращали. А по прошествии десяти лет многие министерства и ведомства заново обрастают несвойственными функциями. Это постоянно надо чистить.

НЕЛЬЗЯ ВТОРГАТЬСЯ В ЖИЗНЬ СУБЪЕКТА ФЕДЕРАЦИИ С КАКИМИ-ТО СВОИМИ НОВШЕСТВАМИ

- Какие главные задачи, какие приоритеты определил Михаил Бабич, когда назначал вас в Татарстан?

- Дело не в том, какие приоритеты, - они вытекают из того положения, которым мы руководствуемся. У нас есть положение о полномочном представителе, там четко все прописано. Есть положение о главном федеральном инспекторе, там тоже все прописано. В пределах этих полномочий мы и работаем. Особых приоритетов, как таковых, нет.

- Но у вашего предшественника Марсела Галимарданова в начале нулевых были приоритеты. Главным было - добиться приведения в соответствие с федеральным республиканского законодательства. И это было выполнено. А вам сказали, что все нормально, Татарстан - обычный регион, ничего страшного?

- Нет, такие слова не говорятся, наверное. Дело в том, что я не хочу комментировать, что было до меня. Потому что это удел слабых. Скажу одно: нельзя вторгаться в жизнь субъекта федерации с какими-то своими новшествами. Есть президент Российской Федерации, который полностью отвечает за внутреннюю и внешнюю политику страны. И вот если президент РФ подписал соответствующий документ, он должен безукоризненно выполняться на всей территории Российской Федерации. Основная наша задача, - чтобы страна, ее регионы развивались в том направлении, которое определено. Для этого мы пишем стратегию социально-экономического развития. Для этого мы пишем всевозможные концепции по направлению.

- Мы - это кто?

- Мы – это государство.

- То есть это федеральный центр.

- Федеральный центр, конечно.

- Но в Татарстане есть своя стратегия развития региона.

- Есть такое понятие, как древо цели. У нас основная цель - благополучие человека. Мы же не можем сказать, что Татарстан против этой цели. Так ведь? Есть стратегическая цель развития Российской Федерации. В рамках этой стратегической цели каждый субъект определяет свои цели. Это и называется общей политикой, внутренней политикой государства. Ну а внутренняя политика не бывает без внешней политики. Поэтому мы всегда помним, что находимся в многогранном мире, что нас окружают разные государства, разные конфессии, разные люди. И у нас цели по разным позициям могут не совпадать. Поэтому давать свои приоритеты, вмешиваться, - нам это категорически нельзя.

-Нет таких задач?

-Нет.

-То есть, что в Нижнем, что в Татарстане, что в Удмуртии – все одно.

-Да.

- Просто десять лет назад было все по-другому…

- Вы еще вспомните, как было при Петре I. Ситуация политическая меняется постоянно. Жизнь-то, она меняется…

ТАТАРСТАН ДАВНО ПЕРЕБОЛЕЛ ДЕТСКОЙ БОЛЕЗНЬЮ ЛЕВИЗНЫ

- В иерархии госслужащих в Татарстане ваша должность - какая по счету?

- Третья. После первой - это должность президента и второй - это председатель парламента. Третья в иерархии должность - главный федеральный инспектор по Республике Татарстан.

- Политес у нас в республике соблюдается?

- Конечно, да. Все корректно. Я очень благодарен за это правительству республики, лично президенту. У нас в этой части вообще нет никаких недоразумений, Татарстан здесь далеко шагнул вперед. Уже давно переболел той детской болезнью левизны, которая была в девяностых годах, в начале нулевых. Республика этот период уже прошла. Сейчас Татарстан - демократичная, развивающаяся, стабильная, экономически зрелая, политически мудрая республика. И воссоздать былую мощь Российской Федерации можно именно при помощи таких локомотивов, каковым является Татарстан.

ЕСЛИ КОМАНДУ ВОЗИТЬ С СОБОЙ, КАК НЕКУЮ ТОРБУ, ЭТО ПОКАЗЫВАЕТ СЛАБОСТЬ РУКОВОДИТЕЛЯ

- А сколько вы уже работаете в Татарстане?

- С декабря месяца прошлого года.

- Аппарат большой у вас?

- Достаточно большой - на сегодня 12 человек официально.

- Говорят, что вы команду привезли с собой из Удмуртии…

- Честно скажу, из Удмуртии - руководитель пресс-службы и протокола Алексей Васильевич Серебренников. Потому что в Удмуртии он был у меня одним из лучших пресс-секретарей Российской Федерации. При его помощи был разработан сайт, который не имел аналога до прошлого года. Там публикации шли на трех языках - это русский, удмуртский и английский. Он выпускал потрясающий глянцевый журнал по популяризации элементов федерализма и территориальных органов. И наш фотограф Михаил - тоже из Удмуртии. Вот они вдвоем и приехали в Казань. Им есть, куда двигаться, у них большие перспективы, большие планы на жизнь. И я в этой части всегда готов оказать содействие.

Конечно, могли бы еще приехать. Но я не сторонник так называемых командных систем. Командная система, с одной стороны, может быть и хорошо, но, с другой, она показывает слабость руководителя - если ее с собой возить везде, как некую торбу. Руководитель должен уметь работать с теми людьми, которые есть. Как правило, на местах уже сидят профессионалы. И пересаживать с места на место профессионалов – это терять не только время, но и качество выполняемых работ.

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ ДОЛЖНА БЫТЬ ОБЪЕКТИВНОЙ, АДЕКВАТНОЙ, СВОЕВРЕМЕННОЙ

- Знаете, народ, честно говоря, не понимает, чем занимается полпредство. Может, этот элемент госуправления уже исчерпал себя? Выполнил свою задачу? То есть Путин не дал страну развалить, укрепил, централизовал, всех ввел в правовое русло. Полпреды усмирили «региональную вольницу». Сейчас все служат на державу. Может, и делать уже полпредам нечего?

- В теории управления есть такое понятие, как обратная связь. Вот эта обратная связь, она очень необходима. Она должна быть объективной, адекватной, своевременной. Обратная связь – это как раз и есть аппарат полномочных представителей президента. Обеспечивается обратная связь тем, что мы постоянно мониторим все те органы, которые работают на территории: федеральные, региональные, муниципальные. Прежде всего, путем получения соответствующих отчетов - мы их постоянно анализируем, смотрим по всем показателям. Вот возьмите, к примеру, министерство сельского хозяйства. Мы четко знаем, сколько нам на посевные нужно горюче-смазочного материала, сколько надо зерна, в каких районах какие были засушливые периоды…

- Но ведь «есть ложь, есть большая ложь и есть статистика». Как вы все это можете проверить?

- Мы перепроверяем информацию - из разных источников. Скажем, есть фитосанитарная служба, которая смотрит, где какие долгоносики появились, какие мероприятия проводят, сколько денег на это тратится, сколько денег выделяется. Есть еще одна служба – ветеринарная. От нее мы знаем, как идет вакцинация, сколько вакцин закупается, кто их поставляет… Причем информация берется не только у нас в республике, но еще и в Москве, в минсельхозе России, систематизируется. Поэтому мы можем по любому субъекту Федерации увидеть всю объективную информацию.

Кроме того, есть указ президента, который регламентирует отчет глав субъектов РФ. Там большое количество показателей, и главы по ним отчитываются. Есть органы местного самоуправления, они тоже отчитываются. Вот эти отчеты берем и сравниваем с тем, что есть у нас. Если возникают какие-то вопросы, которые не затронуты, мы на них акцентируем внимание, допроверяем… Так что на столе у президента России лежит самая объективная информация.

Вот вы говорите насчет статистики. Да, цифры составляют люди. И у каждого свои интересы. Но все равно есть критерии, которые мы высчитываем. И видим, где есть приписки, а где нет.

460-3.jpg

Мы сейчас совместно с ассоциацией юристов Татарстана, с управлением юстиции помогаем писать исковые заявления людям. Потому что многие вопросы, из ряда серьезнейших, необходимо решать именно в судебном порядке.

РЕСПУБЛИКА РАСКРЫВАЕТСЯ ПОЛНОСТЬЮ, КАК НА ЛАДОНИ

-Получается функция, средняя между функциями счетной палаты и мониторингами…

- Ни в коем случае. Наша функция - координация деятельности всех органов. Когда начинаешь их координировать, анализировать их работу, перед тобой республика раскрывается полностью, как на ладони, практически знаешь все по любому направлению. Любое направление понятно. А если что-то непонятно, мы делаем запрос, люди едут, проверяют, докладывают. Если нужно провести оперативно-следственные мероприятия, силовики проведут оперативно-следственные мероприятия. У нас очень большой силовой блок, вы же знаете. Прокуратура, МВД, ФСБ – это же все федеральные структуры.

- Вы как-то координируете их работу?

- А как же, конечно. Это все наши органы. Возьмем судебную практику. Я являюсь представителем президента в квалификационной коллегии судей. Мы смотрим судейскую систему полностью. Занимаемся подбором и расстановкой судейского корпуса. Все четко контролируем. Смотрим, сколько дел рассматривалось, кто рассматривал, в какой последовательности рассматривалось. Выявляем слабые места. Смотрим, как велись дела по сельскому хозяйству, по банкротствам и так далее. Это все тоже подвергаем анализу.

И вот таким образом, когда такая информация есть, мы практически знаем все. После того как мы все проанализировали, Михаил Викторович уже докладывает президенту: в Республике Татарстан есть то-то и то-то, такой-то передовой опыт, надо его распространить на другие субъекты. И начинаем думать, как это сделать. Если получаем поручение доработать – дорабатываем. Если президент страны видит, что есть опыт для дальнейшего продвижения, наверное, дает поручения другим управлениям, инициируется работа уже в Госдуме, в правительстве… Многие вещи, которые есть в Татарстане, прорабатываются на уровне федерации, и мы видим их в реальных проектах законов, которые потом принимаются. Отрадно видеть, что плод твоей работы выходит в виде федерального закона, и все по нему работают.

- Например, что в Татарстане послужило таким передовым опытом?

- Экономическая свободная зона «Алабуга» - беспрецедентный проект.

ПЕРЕД НАМИ НЕ СТОИТ ЗАДАЧА - ВЗЯТЬ И НАПИСАТЬ, ЧТО ЭТО ПЛОХО. НИ В КОЕМ СЛУЧАЕ!

- А вы пишете записки: вот здесь у них недоработки?

- Я анализирую. Не то, что мы записки пишем, - мы делаем достаточно большие доклады. Ставим в известность и правительство республики. Если мы что-то видим, что можно исправить, предлагаем исправить. Перед нами не стоит задача - взять и написать, что это плохо. Ни в коем случае! Мы просто видим, кто недорабатывает. Если такие вещи видим, обращаемся к президенту республики. И он своим распоряжением тут же ситуацию меняет кардинально.

У нас нет цели - найти черную кошку в черной комнате и доложить, что она там есть. Наша задача – оказать максимальное содействие в претворении в жизнь тех позиций, которые обозначены президентом страны. Это очень хорошая, благородная миссия, я считаю. Поэтому институт полпредств, как таковой, себя не изжил, а вышел на новый виток, приобрел новые грани. И дальше будет развиваться. Я думаю, что и другие, достаточно серьезные полномочия еще будут переданы на уровень полпредства.

Не забывайте, что у нас большая страна, огромнейшая территория. Некоторые идеи трудно могут доходить «от Москвы до самых до окраин». А когда есть полпредства… Вот полпред у нас в Приволжском федеральном округе собрал 14 субъектов на совещание, мы сверили курс, сверили часы, - все нормально. Все разъехались, начали работать. К слову, мы, 14 главных инспекторов, уже начинаем в ПФО между собой конкурировать: у кого лучше, у кого хуже. Все друг к другу ездят, смотрят, перенимают передовой опыт, обмениваются этим опытом. Это очень хорошо…

- Каковы ваши впечатления от первых месяцев работы в Татарстане, ее итоги?

- Итоги подводить рано, их обычно подводят по результатам года, наверное. А первые впечатления… То, что я читал хорошего о республике, соответствует действительности. Здесь слова руководителей не расходятся с делом. Это очень отрадно и приятно.

ПРЕЗИДЕНТ РОССИИ ДОЛЖЕН ОТЛОВИТЬ БЕЗДОМНЫХ СОБАК И ПОМЕНЯТЬ ЛАМПОЧКИ В ПОДЪЕЗДЕ

- Скажите, ходоки к вам идут?

- У нас достаточно жесткая система, и нет такого понятия, как ходоки. У нас есть время приема граждан, которое четко определено. Я одновременно являюсь еще и руководителем приемной президента России в Татарстане. У нас установлено время - когда я принимаю. Люди записываются в электронном варианте, или приходят и записываются. Причем у нас идет прямая запись на сервер в Нижнем Новгороде и хранится в Москве, - все записывается и хранится, о чем говорим мы с посетителями, как общаемся.

- С какими проблемами больше всего обращаются люди? Может, статистика какая-то есть?

- Проблемы разные. От бездомных собак, честно вам скажу… Президент Российской Федерации должен отловить бездомных собак, поменять лампочки в подъезде… Обязательно перенести остановку автобуса с этого места на другое… Вопросы ЖКХ - около 60 процентов… Самое главное - люди у нас такие, они честные, правдивые и правильные. Они пишут сразу, куда надо - президенту Российской Федерации. Когда задаешь вопрос: «Скажите, пожалуйста, а вы не пробовали сходить в управляющую компанию?» - отвечают: "А мы их не знаем, и вообще - зачем, вы сходите…". Это ментальность такая, она, наверное, еще долго будет…

- Что отвечаете тем, кто насчет лампочек приходит?

- Регистрируем их заявления, находим эту управляющую компанию, ставим на контроль… Что делать - работаем, помогаем...

- А другие вопросы, более серьезные, бывают?

- По экологии бывают. Почему в Казани плохо пахнет в каком-то из районов, где химзавод. Когда розу ветров поменяете? Ну, пока не знаем, будем думать. Будем согласовывать с верхами (улыбается).

- А после выборов приходили? С вопросами по голосованию?

- Нет. Голосование прошло очень ровно в Татарстане. Да, были выступления, были обращения, чтобы проверить итоги… Но есть закон, по которому четко и определенно работает республиканский центризбирком. В ЦИКе очень уважаемые люди, я не думаю, чтобы они взяли и начали злоупотреблять своим именем, авторитетом, положением, чтобы какие-то там вопросы решить не так. Были обращения. Их проверили. Ничего не подтвердилось. В суд, вообще, практически обращений не было, всего два-три и все. На вопиющее безобразие никто не жаловался.

НАШИ ВОЛОНТЕРЫ ПОМОГАЮТ ЛЮДЯМ ПИСАТЬ ИСКОВЫЕ ЗАЯВЛЕНИЯ

- С жалобами на какую-то несправедливость обращаются? Чтобы вы помогли?

- Обращаются. Но тут надо понимать систему решения проблем. Мы же напрямую не вмешиваемся в процессы. Мы являемся структурой администрации президента России. Наша задача – скоординировать деятельность тех органов, которые здесь находятся. Мы обращаемся в тот орган, который должен решить проблему, а потом следим, как решил.

-И были решены проблемы?

- Ну, конечно. И очень много.

- Может быть, кого с должности сняли?

- Ну, сразу с должности… Еще раз говорю, что у нас нет такой задачи, чтобы снимать с должности.

- А бизнесмены обращаются? Что их несправедливо обижают? Вы как реагируете?

- Если бы мы сами включились в работу и сами начали решать проблемы тех, кто к нам обратился, то мы превысили бы свои полномочия. Хотя тогда могли бы сказать: да, вот мы включились, и было изменено. Но мы не имеем таких полномочий. Так что тот или иной вопрос решает то или иное министерство, конечно, в силу своей компетенции и в силу своих возможностей по закону. Не было ни одного незаконного решения. Просто ни одного. Если люди обращались, что с ними поступили несправедливо, что их права были нарушены, то мы их вопросы решали, и они входили в правовое поле. За этим у нас наблюдает прокуратура РТ.

Мы сейчас совместно с ассоциацией юристов Татарстана, с управлением юстиции помогаем писать исковые заявления людям. Потому что многие вопросы, из ряда серьезнейших, необходимо решать именно в судебном порядке. А для этого надо написать заявление в суд, что не каждый сумеет, - тут нужно быть все-таки специалистом. Поэтому идем на то, чтобы помогать в исключительных случаях. Для ветеранов – безоговорочно, для тружеников тыла - тоже. Там категории расписаны. Помогаем написать исковое заявление, привлекаем к этому делу студентов, которые работают у нас волонтерами. Они пишут. И справедливость в зале суда, она все равно восторжествует.

Наша задача - заставить, стимулировать или подвигнуть органы власти на выполнение тех обязанностей, которые на них возложены. Они должны отчитываться потом, что вот столько-то проблем вот так решили.

ОП «ДАЛЬНИЙ»: ОРГАНИЗМ САМООЧИСТИЛСЯ

- Вы, конечно, знаете ЧП в отделе полиции «Дальний». Тогда все увидели, что федеральные структуры, которые вам подчиняются, функционируют не так, как положено. Это и МВД, и следственный комитет, и та же прокуратура. Оказалась, они не работают по заявлениям граждан. Многие с должностей были сняты. Бастрыкин приезжал. Как раз это сигнал, что система очень сбоила. Что-то изменилось с тех пор?

- Дело все в том, что ни одна система несовершенна. Вообще нет совершенной системы. Поэтому в любой системе существуют некие погрешности, когда такое вот допускается. Но в том и сила общества, в том сила нас с вами, что можем об этом заявить, выявить таких людей и выставить напоказ, на всеобщее обозрение. И сделать соответствующие выводы. Это и было сделано. Организм самоочистился.

Но это не значит, что таких людей больше не будет. Они будут появляться. Это издержки, потому что жить в обществе и не зависеть от общества практически невозможно. Ведь те кадры, которые берут на службу в МВД, не привозят же со стороны, из какого-то парникового государства. Это наши люди.

- Это-то понятно. Но в вашей работе как главного федерального инспектора, что изменилось после «Дальнего»?

- Мы выправили всю ситуацию. Мы работаем ровно. У нас нет лихорадки по поводу того, что произошло или не произошло. Мы работаем всегда по букве закона и всегда в правовом поле. А то, что вне правового поля произошло… Да, мы сделали соответствующие выводы. В первую очередь, провели кадровые изменения. В республике поменялся министр внутренних дел - такое было принято решение президентом Российской Федерации. Это серьезнейшее решение.

- А именно на вашем уровне, на уровне главного федерального инспектора, вашего аппарата что-то изменилось? Наверное, правозащитники вам писали письма, как «оку государеву». Как вы реагировали?

- Как ни странно, но правозащитники нам никаких писем не писали. Разве что два-три письма всего было, которые мы проверили, но они не подтвердились. Они же обычно пишут не нам - в прокуратуру, в следственный комитет. Ну и просто-напросто институт полномочных представителей президента не был раскручен в Татарстане. Мало кто знает. Может быть, и в связи с этим резонансных обращений в наш адрес не было. Не было фактуры - с чем разбираться. А идти и говорить, как работать полицейским, - это не наш вопрос. Это вопрос МВД.

Министерство внутренних дел должно сделать соответствующие выводы, проанализировать ситуацию, издать соответствующий приказ... И четко контролировать исполнение этого приказа. Это их работа.

А если вновь будет сильно сбоить... И мы будем видеть, что это отражается на социально-политической обстановке в регионе, - тогда наша задача заключается в том, что мы должны доложить полпреду. А полпред докладывает президенту о том, что вот в этой части что-то сбоит. Тогда президент РФ сделает поправку в отношении министра МВД либо другого министра.

Вот только такая форма работы у нас. Поэтому говорить, что мы после «Дальнего» больше начали встречаться с теми или другими - это не так. Как мы анализировали ситуацию, так и анализируем, как мы мониторили, так и мониторим. Если видим, что кто-то заваливается вправо или влево, то мы приглашаем, беседуем, устраиваем сверку с камертоном под названием Конституция Российской Федерации...

- Тут есть частный вопрос, о том, что два года главное управление МЧС России по Республике Татарстан не может заменить удостоверение участника ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС на новое….

- Это без вопросов, - автор может в электронном варианте нам написать. На нашем сайте есть даже рубрика «Что власть делает не так». Туда может обращаться.

ЭТО ПЛОД ТЯЖЕЛОЙ РАБОТЫ

- К слову, вы сами насколько активный пользователь интернета?

- В твиттере не сижу, у меня нет такой задачи... У нас есть сайт, который мы обновляем ежедневно. Утро начинается с того, что я смотрю поручение полномочного представителя президента, какие он дает нам в электронном варианте. И смотрю поручения президента РФ, которые были за истекшие сутки. С этого начинаю работать.

- Пожалуйста, расскажете немного о себе. Как становятся федеральными инспекторами? Это судьба или случайность?

- Я думаю – это плод тяжелой и динамичной работы. Если человек по воле случая, просто так попал на тут или иную ответственную должность, он там не сможет долго продержаться. Потому что это действительно большая нагрузка. И не только физическая. Она связана с тем багажом знаний, который у человека должен быть. Чтобы достичь чего-то, нужно много работать, много читать. Быть в курсе дела и постоянно совершенствовать свое мастерство.

IMG_1620.jpg

Я юрист, доктор юридических наук. Это - стержневое. Я люблю Фемиду, люблю законность. Я сейчас - в своей родной среде. И могу спокойно поехать в любой другой субъект Федерации, и точно так же там работать. Потому что законы - они везде законы.

- Какие ключевые точки в вашей карьере, биографии?

- Я бы не сказал, что есть какие-то ключевые точки. Жил, учился, работал спокойно, преподавал. Оказался в Удмуртии, потом здесь, в Татарстане. У меня жизнь спокойная. Я не геройский персонаж фильма. Нормальный, спокойный трудоголик.

- До вас на этой должности был генерал ФСБ. Вы имеете отношение к этой организации?

- Я имею отношение к администрации президента.

-Вы юрист по специальности?

- Да, я юрист, доктор юридических наук. Это - стержневое. Я люблю Фемиду, люблю законность, люблю, когда торжествует справедливость. Я сейчас - в своей родной среде. И могу спокойно поехать в любой другой субъект Федерации, и точно так же там работать. Потому что законы - они везде законы.

- Тема докторской какая была у вас?

- «Стратегическое планирование государственной безопасности».

- Не зря вас сюда назначили. Или по национальному признаку?

-Я думаю, что по профессиональному. Без учета национальности. Вообще, полагаю, что мы зря расшатываем эту проблему: по национальному - не по национальному признаку. Беда наша, что мы начинаем чувствовать себя ущербно, когда назначают кого-то со стороны, представителя другой нации, чтобы он присмотрелся, что ли. Ни в коем случае. Надо быть самим собой. Любой, кто бы ни оказался на этом месте, из любого региона, он должен увидеть профессиональных, чистоплотных людей. Которые хорошо работают…

-Вы татарским языком владеете?

-Знаю, учу. У меня был репетитор. Я как приехал, сразу взял репетитора. Сейчас достаточно сносно говорю. Интервью на татарском языке дать не могу, но уже говорю нормально. И мне это нравится.

- А удмуртский учили?

-Конечно, учил, а куда же денешься? Но только в нашей работе на это нажимать нельзя. Потому что, когда ты начинаешь выпячивать знание языка в том или ином регионе, то ты зарабатываешь себе дешевый авторитет. Это трюк политиков, прежде всего. А люди моей профессии должны говорить на государственном языке – на русском. Говорить квалифицированно, грамотно и со знанием дела.

Я достаточно подробно изучил Конституцию Татарстана. Она мне нравится. Особенно статья 14 - «Республика Татарстан оказывает содействие в развитии национальной культуры, языка, сохранении самобытности татар, проживающих за пределами Республики Татарстан». И я понимаю, почему в Москве, других российских городах, и даже за границей, в Лондоне, например, проводятся такие широкомасштабные мероприятия, как Сабантуй. Это в соответствии с Конституцией Республики Татарстан, ее статьей 14-й. Республика поддерживает татар не только в России, а в мире. Знаю, что в Татарстане запускается спутниковое вещание по изучению татарского языка. Тоже очень хорошо. Татарский народ - это креативный народ. Он по численности занимает в России второе место. И Конституция написана хорошо в этой части. Так что - все хорошо. Все эйбет. Надо работать.

Справка

Идрисов Рустам Фидайович родился 10 ноября 1962 года в Ульяновске. Окончил высшее политическое училище им. 60-летия ВЛКСМ внутренних войск МВД СССР по специальности "юриспруденция", г. Санкт-Петербург (1991). Доктор юридических наук, профессор. Действительный государственный советник Российской Федерации 3-го класса.

1983 – 1987 гг. - оперуполномоченный уголовного розыска Железнодорожного района Ульяновской области, г. Ульяновск.
1987 – 1991 гг. – слушатель высшего политического училища им. 60-летия ВЛКСМ внутренних войск МВД СССР, г. Санкт-Петербург.
1991 – 1993 гг. - начальник отдела ГУВД г. Санкт-Петербурга Ленинградской области.
1996 – 1998 гг. - преподаватель, старший преподаватель, доцент Санкт-Петербургского института МВД России.
1999 – 2000 гг. - заместитель начальника управления – начальник отдела нормативно-методического обеспечения деятельности госжилинспекций главной государственной жилищной инспекции госкомитета РФ по строительству и жилищно-коммунальному комплексу, г. Москва.
2000 – 2001 гг. - старший помощник военного прокурора, заместитель военного прокурора военной прокуратуры Нижегородского гарнизона, г. Нижний Новгород.
2001 – 2002 гг. – начальник юридического отдела управления структурных преобразований и региональной политики российского агентства по обычным вооружениям, г. Москва.
2003 – 2004 гг. – начальник правового управления госкомитета РФ по строительству и ЖКХ, г. Москва.
2004 – 2009 гг. – заместитель директора по науке Центра исследования проблем безопасности Российской академии наук, г. Москва.
2009 - 2011 гг. – главный федеральный инспектор по Удмуртской Республике.
С декабря 2011 года – главный федеральный инспектор по Республике Татарстан.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (19) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    8.08.2012 10:10

    Задело "за живое", очень хорошо и понятно стало, что Федерация едина и есть внятное исполнение решений центра, а то было ощущение, что с терактами борется только Сафаровская команда. Спасибо!

  • Анонимно
    8.08.2012 10:16

    >>> Мы являемся как бы неким усилителем. Указ вышел, но до мест пока не дошел, волны какие-то колеблются. И аппарата действует как усилитель>Аппарат большой у вас? - Достаточно большой - на сегодня 12 человек официально

  • А я всегда думал, что у нас иерархия Президент-Премьер-министр-Председатель Госсовета. Оказывается порядок другой и еще он сюда вклинивается. Почему тогда обязанности президента исполняет премьер-министр, а не председатель Госсовета? Непорядок. Он же юрист, надо срочно исправить.А вообще, если сократить эту должность, то никто и не заметит.

    • Анонимно
      8.08.2012 16:20

      Юрист? Он даже целый доктор юр.наук. Смешно! таких элементарных вещей, а не знаем... Прежде чем приезжать в РТ, надо было сначала хоть Конституцию прочитать. Чем там они занимаются - вообще не совсем понятно.

    • Анонимно
      12.02.2013 18:08

      рту, а Вы для полного счасья, посмотрите еще когда принята Конституция РФ и Конституция РТ...

  • Анонимно
    8.08.2012 11:00

    Даже если Правительство и Госсовет сократить а оставить только президента с его аппаратом - никто и не заметит.

    • Анонимно
      8.08.2012 12:15

      +100500 от себя добавлю что из здания госсовета и кабмина классной бизнес центр получился бы.

  • Анонимно
    8.08.2012 11:12

    Татарстан не локомотив, а испытательный полигон. Татарстан схавает - значит на всю страну "опыт" распространят.

  • Анонимно
    8.08.2012 11:16

    Татарстан впереди планеты всей!!!

  • Анонимно
    8.08.2012 12:30

    Я не понял, это тот Татарстан, каждый житель которого уже должен федералам больше 1000 баксов с носа? Это ли передовой опыт? Да Москва нас разденет после Универсиады, а платить за все как всегда плебс в то время как патриции уже исчезнут на островах.

    • Анонимно
      8.08.2012 13:10

      Что значит "федералам"??? Это Хуснуллину с Никифоровым штоль...???

  • Анонимно
    8.08.2012 12:53

    При таком упрощенном взгляде нужно оставить только аппарат президента РФ и федеральных инспекторов на местах. Обыватель всегда так думает, что кто-то просто так жует свой хлеб, растущий булками на деревьях.

  • bel-al
    8.08.2012 13:10

    Про команду верно сказали! Надо уметь работать с имеющимися профессионалами.

  • Анонимно
    9.08.2012 11:39

    По биографии,вроде,советский человек,но по разумению,без памяти карьерист.Должен бы знать,что "былая мощь"нынешней Российской Федерации определяется осколками РСФСР,которая входила в состав СССР.И без восстановления последнего никакой мощи не будет.Только Святые мощи.Мы,в Ульяновской области уже имеем тёзку-прожектёра,кто бы забрал от нас,Морозова С.И.А тут Вам прислали.Достойную уважения Республику,обкладывают бывшими ментами от угро.

    • Анонимно
      9.08.2012 13:53

      А мне, наоборот, кажется, что в нашей Республике нужен незамыленный взгляд спецслужб РФ за командой республиканских управленцев. Особенно на влияние их действий на негосударственных людей, которые контактируют, вынужденно с ними, пытаясь заработать свой "кусок хлеба". Но прочитав интервью, засомневался в "незамыленности". Похоже, что все-таки без общественных институтов никуда. Вот казалось бы появилось что-то похожее в лице финансово-независимых от государства мусульманских деятелей, потенциально способных не соглашаться со взглядами людей, представляющими власть, но подозрительно быстро и без доказательств "окрестили" экстримистами, заодно неправильно зарабатывающими на отправке паломников в Мекку.

    • Анонимно
      12.02.2013 17:54

      Пардон, а чем плох Советский человек... Лишь бы был профессионалом!

    • Анонимно
      12.02.2013 17:59

      Ленинградское ВПУ МВД СССР, выпускником которого является г. Идрисов, смею заметить-это своего рода Советский Гарвард... А кадры для УГро, также, в советские времена готовил КАИ, который в милицейской среде считался филиалом МВД ТАССР... с уважением!

    • Анонимно
      12.02.2013 18:01

      Позвольте, а какими критериями Вы руководствовались, делая такой императивный вывод о карьеризме г. Идрисова...

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль