Общество 
21.08.2012

Василий Аксенов увековечил «Лебяжье озеро»

ВЕСЬ ДЕНЬ НОН-СТОП

Первый фестивальный день события развивались нон-стоп, в доме-музее Василия Аксенова программа была расписана буквально по минутам – с утра и до позднего вечера. Выступали друзья и коллеги Василия Павловича. Разговор шел о творчестве Аксенова, его бесценном вкладе в русскую литературу, об эпохе «шестидесятников». Вспоминали репрессии и «Метрополь». Читали стихи и прозу. Одним словом, шел насыщенный, интеллектуальный разговор о жизни и о литературе. За всем этим, как всегда хитро щурясь, наблюдал с портрета Василий Аксенов. У фотографии – огромная охапка оранжевых роз.

Зрительный зал дома-музея Аксенова был забит до предела. Кто-то приходил, кто-то уходил, но были и такие стоики, что весь день провели в стенах дома Василия Павловича. Давно -почти целый год – в Казани не высаживался такой мощный литературный десант. В него вошли лауреат премии «Триумф» писатель Евгений Попов; лауреат новой Пушкинской премии, член жюри премии «Русский букер-2012» поэт Владимир Салимон; лауреат премии «Звездный билет», премии «Ника» и венецианского фестиваля казанский писатель Денис Осокин; лауреат премии «Большая книга» писатель Александр Кабаков; лауреат премии Солженицына поэт Юрий Кублановский. Все это люди, которые трепетно относятся к творчеству Аксенова и формирующие сегодняшнюю литературу.

И, наконец, под занавес первого фестивального дня настал черед выступить перед казанской публикой обаятельнейшего Вениамина Смехова – актера, режиссера, писателя.

Надо отдать должное устроителям фестиваля – вот такое непафосное общение с писателями, поэтами и критиками, возможно, одна из сильных сторон «Аксенов-феста». К этому располагал и зал дома-музея, где публика и выступавшие находились в непосредственной близости, в единой среде, как сказали бы на театре. Атмосфера была душевной – как того и хотел в свое время сам Аксенов.

КАК ЕВГЕНИЯ ГИНЗБУРГ КОСТЮМ ПОКУПАЛА

Второй фестивальный день начался в 11 утра. Как выразился Смехов, «Народу много, но не кишмя». На это время была назначена презентация августовского номера журнала «Октябрь» с подборкой материалов, посвященных юбилею Аксенова. Хочется вспомнить, что журнал, публикуя произведения Аксенова и материалы о нем, готовит сюрпризы к каждому «Аксенов-фесту».

На этот раз нам предложили непубликовавшиеся ранее сочинения Аксенова, путевые заметки Евгении Гинзбург и воспоминания о Василия Павловиче. Публика в зале – почти та же, что и накануне. Многие уже перезнакомилась и тихо обмениваются мнениями. В дверях появляется колоритный Кублановский, несколько дам буквально бросаются к нему.

- О, одни знакомые лица! Так и хочется обняться! – произносит Кублановский и заключает в объятия элегантную даму постбальзаковского возраста.

Поэты – они народ любвеобильный и непосредственный.

Но вот все рассаживаются по местам, и главный редактор журнала «Октябрь» Ирина Барметова, неизменно элегантная и корректная, начинает презентацию. Первое слово предоставляется Виктору Есипову - литературному секретарю Аксенова, который готовит его тексты к печати.

- Рассказ «Лебяжье озеро», который опубликован в этом журнале публиковался только один раз в «Литературной России», в «Юности» он не был опубликован, что-то не устроило Бориса Полевого, - рассказал Есипов.

Некоторое время назад он обнаружил в бумагах Аксенова машинописный вариант этого рассказа, именно он вошел в журнал «Октябрь». Одна из сенсаций восьмого номера – публикация путевых заметок Гинзбург, в которых мать Василия Павловича обнаружила незаурядный журналистский дар.

История заметок такова. В 1976 году Аксенов добился, чтобы Гинзбург выпустили заграницу, и повез ее в Париж. Это было единственное путешествие матери писателя, через год ее не стало.

Один из фрагментов воспоминаний, в котором рассказывается с большим юмором, как Аксенов и его мать покупали ей костюм в Париже на Елисейских полях, прочел Смехов.

ИСТОРИЯ ПОЭТА Р.

Барметова рассказала о том, что в ближайшее время поклонников Аксенова ждет еще одна сенсация.

- В его бумагах мы обнаружили стопку листков, скрепленных синей ниткой, в то время еще не было скрепок. Это были письма Гинзбург из Магадана сыну в Ленинград, где он учился. Это удивительнейший человеческий материал, на основе этих писем можно написать повесть, - рассказала Барметова.

Сейчас Есипов готовит эти письма к печати, процесс это трудоемкий, часть писем написана от руки, а почерк у Гинзбург был сложный.

Разговор на презентации коснулся и романа Аксенова «Таинственная страсть». Как известно, роман по настоянию семьи одного из персонажей. «поэта Р.», вышел с большими купюрами. Как нетрудно догадаться, купюры касаются именно описания поступков «поэта Р.». В литературной среде начались разговоры по этому поводу, инициатором которых стал друг Аксенова Анатолий Гладилин. Кстати, практически все федеральные издания отказались публиковать статью Гладилина по этому поводу, и она была опубликована в журнале «Казань». Респект нашему коллеге Юрию Балашову! Правда, Барметова тут же заметила, что в редакцию журнала «Октябрь» Гладилин не обращался.

Желаниия семьи «поэта Р.», в котором легко угадывается Роберт Рождественский, решено было не учитывать, и сейчас готовится вторая редакция романа, полная. Книга к радости поклонников творчества Аксенова выйдет в двух томах.

«ЖИТЬ НАДО ТАК, СЛОВНО ТАНЦУЕШЬ СВИНГ»

В рамках «Аксенов-феста» прошла пресс-конференция его участников.

«Первое, что сказал Василий Аксенов, когда попал в руины этого дома 4,5 года назад, что он хотел бы, чтобы здесь звучал джаз, читалась литература, читались стихи, происходили выставки, встречались и выпивали нормальные люди. Я рад, что так все и происходит», - напомнил на ней Андрей Макаревич, один из инициаторов проведения фестиваля в Казани.

Кстати, на пресс-конференции и гостей, и сотрудников музея ждал сюрприз. Директор музея соцбыта Рустем Валиахметов передал в фонды дома-музея Аксенова чернильный прибор, который прежде принадлежал семье Аксеновых.

С неожиданным сообщением выступил на пресс-конференции и Евгений Попов. Он рассказал о том, что недавно, буквально на днях, получил письмо от Евгения Евтушенко. Отношения писателя и поэта были неровными, были периоды дружб, были периоды охлаждения. Но в письме к Попову Евтушенко пишет, что никогда не переставал любить Аксенова и благодарен ему за то, что он освободил сознание у целого поколения читателей.

- Аксенов не хотел оставлять и не оставил мемуаров. Разделяя художественное творчество и мемуары, писатель говорил, что когда он берет что-то из своей памяти и вставляет в художественный текст, он предлагает фантазировать и врать читателям вместе с собой. Когда пишут мемуары, то врут для читателей. А он этого делать не будет. Поэтому память писателя - в его художественных произведениях, - заметила на пресс-конференции Барметова.

Она, кстати, напомнила, что последнее произведение Аксенова «Дети лендлиза» посвящено Казани.

Естественно, что фестиваль завершился концертом. Джаз для Аксенова был проявлением свободы. Приучил его к этой «музыке толстых» в свое время Олег Лундстрем, на концертах которого в пятидесятые годы пропадала вся продвинутая казанская молодежь. А посему «Аксенов-фест» без джаза – это уже был бы не фестиваль.

Джазовый блок был перенесен в парк усадьбы Сандецкого. Здесь импровизировали казанские джазмены, играл бывший казанец Евгений Борец, пела Ирина Родилес, выступал Макаревич.

Осенью празднование юбилея Аксенова продолжится в Москве, запланированы вечера в доме литераторов и в доме музыки.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (5) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    21.08.2012 11:34

    Вспомнил те времена, когда литература была одним из самых важных элементов культуры общества. Мы воспитывались на книгах писателей, знаменитых и не очень. Искали новые имена, новые произведения. И находили их. Но многих ли мы сегодня помним? Если покопаться в памяти, то на ум приходит Солженицын с его знаменитым произведением «Один день Ивана Денисовича". Одно из самых впечатляющих произведений того времени. Его передавали почитать только на одну ночь, с обязательством передать другому на следующий день. Так и ходили по рукам книги, которых рекомендовали почитать друзья. Потом прочитанное живо обсуждали. Была официальная правда, но была правда и такая, народная, которая резко отличалась от официальной. Мы уже тогда перестали верить властям. Знали, что многое утаивают. Все рисуется в красивом цвете, даже массовые убийства своих же граждан во имя призрачного будущего для народа, а в реальности в борьбе за кресло во власти, которая поднимала их до уровня бога. Им и бог не нужен был. Многих писателей просто изгнали из страны. Но вот, что вспоминается, когда пишут об Аксенове и его юбилее, прошедший в Казани. В Союзе было несколько групп диссидентов. Солженицын принадлежал к той, которая считала, что большевики – это враги русского народа, они, придя к власти в 17 году, уничтожали народ, его культуру. Были и другие, в том числе и Аксенов, которые считали, что главным врагом для них был Сталин, который уничтожил старых большевиков-ленинцев (бухариных, троцких). Они не боролись с коммунистической системой. Они боролись не с системой, а с остатками сталинизма в ней, с антисемитизмом. Шелдон.

  • Анонимно
    21.08.2012 13:29

    Ну и семейка эти Рождественские!

  • Анонимно
    21.08.2012 13:39

    Зря опубликовали "Детей ленд-лиза" - невероятная дребедень. Аксенов и без того не больно-то крупный (хотя и хороший в ДВУХ-ТРЕХ вещах) писатель, больше возведенный на пьедестал политикой, а "Ленд-лиз" и вовсе выставил его пачкуном бумаги. Жаль. Нельзя публиковать заготовки писателей. Думаю, В.П. сам был бы против.

  • Анонимно
    21.08.2012 14:01

    Это ваше личное мнение, вы имеетие на него право,но не надо решать за Аксенова.

  • Анонимно
    21.08.2012 15:36

    "Дети лендлиза" - пронзительный роман, прощание Аксенова с Казанью.

  • Жаль, что жизнь была так скоротечна,Но ему выпал «Звёздный билет».И остались «Коллеги» навечно,Он достоин своих эполет.Была жизнь как «Московская сага».Много в ней уместилось чего.«Затоваренная бочкотара»Дала каждому что-то свое.«Апельсины из Марокко»Не всегда доставались легко.Были трудности и морока,И «Победа» пришла нелегко.Помогала «Любовь к электричеству»,Свет от книжек его исходил.Приравняли сарказм к очернительству,Свою чашу за это испил. Жизнь прошла его «В поисках жанра»,Пережил он и бурю и штиль,Знал Нью-Йорк его, знала и Варна За его «Новый сладостный стиль».Жизнь и смерть это вечная ссора,А для близких утрата-«Ожог»«Остров Крым» была часто умора,Но был грустен её эпилог.Не смогло его выдержать сердце-«Сундучок, в котором что-то стучит».Каждый в жизни мечтает о дверце,За которой всегда фаворит.У всех в жизни своя «Катапульта»,И «Таинственная страсть ».Он добился достойного культа И прошёл испытанье на власть.И пусть много гротеска местами,Он печален был часто, угрюм. Ныне «Жаль, что вас не было с нами».Мы вас помним, «Скажи изюм». Были в жизни любовь и гулянки,«Вольтерьянцы и вольтерьянки»,Все когда-то мы будем на небе «В поисках грустного бэби».

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль