Общество 
18.05.2013

Звук стоимостью 73 млн. рублей

Закупка инструментов для Государственного симфонического оркестра РТ была одним из условий, которое оговаривалось при вступлении Александра Сладковского в должность главного дирижера в 2010 году. Разговор о смычках, струнах и мундштуках шел на самом высоком уровне. Напомним, с 2011 года президент РТ ежегодно выделяет на развитие оркестра грант в размере 120 млн. рублей. Этот финансовый поток стал мощным адаптогеном для заметно подвявшего к тому времени коллектива.

Всем известно, что экономический рост невозможен без совершенствования производительных сил и производственных отношений. Все помнят, что коррекция производственных отношений в оркестре поначалу шла со скрежетом, сопровождалась громкими скандалами и даже судебными разбирательствами. Сегодня ситуация стабилизировалась. Восторженное кулуарное признание одной из опытных оркестранток предпенсионного возраста о том, что помимо репетиций она ежедневно занимается по два часа и снова стала играть как в молодости, дорогого стоит и для нее, и для дирижера (думаю), и для слушателей (уверена). Стимулом к такой эффективности стала выросшая в разы зарплата, требовательность дирижера и напряженный концертный график.

СИМФОНИЧЕСКИЙ ИНТЕРНАЦИОНАЛ

С ходу стали обновлять и средства труда. В 2011 году на закупку инструментов были затрачены 33,8 млн. рублей. В 2012 еще больше – 38,8 млн. рублей. Причем из них 35 млн. были потрачены на инструменты струнной группы, закупленные в легендарной Кремоне. Сразу оговоримся, закупка инструментов в таком количестве и в такие сроки – событие из ряда вон выходящее в масштабах музыкальной России.

Самая почетная «итальянка» – скрипка работы миланского мастера Паоло Антонио Тесторе, датированная около 1740 – 1750 годом. Стоит она 5,5 млн. рублей – практически на уровне Меrcedes-Benz S-класса. Играет на ней сейчас помощник концертмейстера первых скрипок Максим Монасыпов – представитель замечательной музыкантской династии и внук одного из ярких представителей татарской композиторской школы Алмаза Монасыпова. Одним словом, скрипка в надежных руках.

345.jpg
Скрипка работы миланского мастера Паоло Антонио Тесторе, датированная около 1740 – 1750 годом, стоит 5,5 млн. рублей

Далекие от музыки люди сразу спросят – зачем оркестру такие дорогие инструменты? Сразу и отсечем все сомнения: затем же, зачем больнице качественный томограф, заводу – современный конвейер, а пилоту – хороший самолет.

Из 10 закупленных скрипок только одна 150-летняя «француженка» (мастер Франсуа Ипполит Коссан, создавший копию скрипки Гуаланини) и одна молоденькая «американка» марки «Джей Хейд». Летом ожидается прибытие еще трех «итальянок» работы старых мастеров Калькануса, Гальяно и Маркончини. Эти имена ласкают ухо и самолюбие каждого сведущего музыканта.

Среди виолончелей самая «взрослая» датирована 1725 - 1735 годом. Это инструмент работы римского мастера Микаэля Платнера. Еще три закупленные виолончели моложе ее на 270 лет.

Вообще музыканты знают, что возраст инструмента не главное для его голоса. Но когда задумываешься о том, что та же виолончель Платнера начала петь, когда были живы Бах и Гендель, надо крепче держаться за реальность, иначе просто сносит.

Плюс пять альтов, из которых особо надо выделить инструмент 1854 года работы парижского мастера Бернарделя и один новый контрабас. Ему в пару летом прибудет еще один «новичок» 1771 года – австрийский инструмент работы Матиаса Тира.

Таким образом, на сегодня новыми очень качественными инструментами укомплектована половина струнной группы оркестра, и абсолютно полностью – группа духовых и немалочисленная группа ударных (43 инструмента). Ну и новую арфу не забыть.

Что такое для трубача инструмент американской фирмы BACH? Вы сможете это понять, если знаете, что такое Ferrari для Микаэля Шумахера.

ЧИСТЫЙ ЭКСПЕРИМЕНТ В ДРАГОЦЕННОЙ ОПРАВЕ

Обладание всей этой ценностью не просто безоблачное счастье для оркестра. В первую очередь это огромная ответственность за сохранность. Ведь все это богатство даже не собственность оркестра, а достояние Республики Татарстан. И груз этот не только вдохновляет, но и по-своему давит. Сам Сладковский непроизвольно подтягивается, когда с неизменным пиететом рассказывает о новых «жемчужинах».

При этом своеобразным налогом на роскошь являются немалые ежегодные затраты на страховку инструментов. Так, только за «итальянцев» оркестр платит в год страховых взносов более 300 тысяч рублей.

Обязательно дополнительно страхуются инструменты и при каждом выезде оркестра, как и жизни самих оркестрантов. А в последние три года оркестр уже позабыл о предыдущей многолетней оседлости. Так что влетают оркестру в копеечку выступления на концертных площадках за пределами Казани.

Вот и в грядущий понедельник делиться радостью оркестр будет бескорыстно. Почему не в ГБКЗ? Как объяснил Сладковский, он обратил внимание на замечательную акустику Гротового зала «Ленинки», когда презентовал там «Антологию музыки композиторов Татарстана». Тогда и возникла идея о цикле концертов «Вечера на Кремлевской». Первым станет концерт-презентация в камерном составе. То есть слушатели станут свидетелями чистого эксперимента – серенада для струнного оркестра Чайковского и сюита в старинном стиле «Из времен Хольберга» Грига прозвучат в исполнении только новых инструментов.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (2) Обновить комментарииОбновить комментарии
Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль