Общество 
4.06.2013

Что делать, когда «верхи не могут, а низы не хотят»? Часть 2-я

7381.jpg

«Чем меньше субъект восприятия может, тем больше хочет…»

(один из базовых законов прикладной социоинформатики)

ВОПРОС О КРЕАТИВНО-РЕПРОДУКТИВНОЙ ПОТЕНЦИИ АНГЛО-АМЕРИКАНСКОЙ МОДЕЛИ МИРА ПОКА ОСТАЕТСЯ ОТКРЫТЫМ

Возвращаясь к классическому пониманию революции и ревситуации, нужно подчеркнуть главное, что отличает наше переходное время от революционной первой половины прошлого века. Вторая половина XX века уже не была таковой, а исключения только подтверждают это общее правило.

Ключевое событие – исламская революция 1979 года в Иране – едва ли не последняя настоящая революция не локального, а мирового значения. Этим объясняется и глобальное позиционирование лидеров Иранской Республики. Преломленные через символику ислама образы сверхдержав – США и СССР, Китая и новой России, письмо аятоллы Хомейни Михаилу Горбачеву и обстоятельства получения ответного послания, содержание нынешнего сотрудничества с Китаем и РФ, сирийский нервный узел...

Но ее социальные корни и движущие силы (см. объективные признаки и субъективные симптомы, указанные в 1-й части) все же коренятся в первой половине века. Просто шахский режим Пехлеви, с 99-процентной американской помощью и благословением, до поры до времени сдерживал, как пробка сверху кипящей бочки, эти старые противоречия и новые социальные силы. А час Х, когда они все же вырвались наружу – в Иране, и за его пределы – сразу же обнажил совершенно новые признаки ревситуации, которые в первой половине века нельзя было предугадать и обнаружить даже самым изощренным марксистским умом. Если учесть, что после Сталина прошло уже два раза по 13 (1953 - 1979), т.е. две волны перемен, то все сходится – и по смыслу событий, и по знакам времени.

Как ни старалась идеологическая верхушка СССР («малый шайтан» – на языке новых революционеров), уже свернувшая с прямого пути, приглушить случившуюся у себя под боком революцию нового типа… Но невозможно было скрыть невольное и идейно противоречивое чувство политического злорадства. «Дядя Сэм» – «Большой шайтан» – набравший силу после смерти «дядюшки Джо», получил такой неожиданный удар в самое интимное место, от которого не может до конца оправиться до сих пор. И подрыв Биг-башен, и «Буря в пустыне», и бальзам от «арабской весны», и другие оранжевые примочки – все это только снимает симптомы и требует увеличивать дозы. А вопрос о креативно-репродуктивной потенции англо-американской модели мира пока остается открытым, дальнейшее кризисное вскрытие покажет. Но по-настоящему ее теперь только Китай сможет проверить… Как говорится, Чай-на.

ПОЙДЕТ ЛИ «УМНАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ» ДАЛЬШЕ ПО КРУГУ

Но для этого Китаю, с его неистребимым хозяйственно-управленческим напором, потребуется прививка творческой энергии извне – для перехода на новый постинформационный и постинвестиционный цикл. Сделает ли окончательный выбор новое китайское руководство, какая именно прививка нужна – креативная или когнитарная? И какая прививка окажется более конкурентоспособной –

американская (уже приготовлена и проходит клинические испытания),

российская (тюрко-славянская, она все никак не складывается, мешают нано-осколки вроде "Сколково"),

иранская (бурно растет на дрожжах молодой когнитарной энергии, но атакуется пятой колонной таких же молодых оранжистов и западными спецслужбами, которые периодически устраняют иранских физиков и других когнитариев, у которых мозги не перетекают на Запад)

или какой-нибудь очередной «свиной грипп»?

Главное отличие Иранской революции, позволяющее рассматривать ее как пограничную – между индустриальной, постиндустриальной и постинформационной эпохами, заключается в ее коренной мировоззренческой, а не только классовой природе. При всем уважении к приверженцам суннитского течения небесная методология Корана ("Ан-Нур"), как завершающего звена единой линии Откровений, на сегодняшний день значительно полнее и глубже апробирована в иранской практике.

Тысячелетие назад, во времена европейского средневекового мрака, методология "Ан-Нур" породила на территории Ирана-Ирака-Сирии небывалый взлет знаний в области философии, математики, астрономии, медицины и т.д. Однако последующий «перехват управления», с участием генуэзских купцов, банкиров и других расчетливых посредников, произошел в пользу Запада Европы. Но теперь завершается и этот большой исторический цикл западных хозяев жизни – рационалистов-умников. Пойдет ли «умная цивилизация» дальше по кругу, опустится ли в новое средневековье или поднимется по спирали вверх? В решающей степени это зависит от зрелости евразийского когнитариата.

Опыт и наследие Иранской революции, при всей трудности его адекватного восприятия на плоскости рассудочного сознания, гораздо ближе к задачам будущих когнитарных революций, чем «арабские весны» и тем более оранжевые путчи, инспирируемые извне с использованием местного горючего материала.

ЦВЕТ НЫНЕШНИХ «РЕВОЛЮЦИЙ» – НЕ КРАСНЫЙ И НЕ ЗЕЛЕНЫЙ. ИХ ВЫДАЕТ ОРАНЖЕВЫЙ ЦВЕТ ПОДЖОГОВ

Революции конца прошлого-начала нынешнего века – это уже хорошо разрекламированные спектакли, поставленные звездами зарубежной шоу-режиссуры. Актеры-исполнители находятся на местах – кастинг проходят те, кому или себя или страны не жалко.

Начало этого театрального сезона было положено демонтажом старых декораций СССР, но заодно приватизировали сцену, гардероб и все остальное. Понятно, что профессиональная постановка оранжевых спектаклей обходится гораздо дороже, чем революционная самодеятельность. Поэтому если правильно посчитать, то человеческие жертвы и материальные потери от развала Союза заметно превышают издержки революции 1917 года и Гражданской войны.

Надо только не упираться взглядом в Москву, Казань и ряд других благополучных витрин, а посмотреть глубже – каково нынешнее состояние умов и душ «революционеров» и их детей. Не пожирает ли их сотворенное отцами-основателями новой России? И пошире – на провинции и национальные окраины бывшего Союза. Там полыхает до сих пор, т.е. «победоносное шествие антисоветской власти» продолжается. И кто гарантирует, что главные потери не впереди? Ведь, как сказал главный реформатор: «Главное нАчать, чтобы прочес пошел…»

Отсюда и цвет нынешних «революций» – не красный и не зеленый. Их выдает оранжевый цвет поджогов.

СУБЪЕКТИВНЫЙ ФАКТОР – ЛЮДИ, АКТЕРЫ ИЛИ КЛОУНЫ

Раньше говорили о роли личности в истории. Теперь же, когда калибр личностей измельчал, уместней вести речь о субъективном факторе.

Субъективный фактор играет решающую роль в переводе ревситуации в революцию. Причем в информационном обществе субъективный фактор приобретает новое качество. С одной стороны, информационные технологии, основанные на использовании СМИ, интернета, рекламы и новейших технологий психологического воздействия, создают невиданные прежде возможности для организации и самоорганизации социальных сил. Сравните организационно-пропагандистский ресурс ленинской «Искры» и нынешних соцсетей.

В то же время результаты такого сравнения будут неоднозначны – технический потенциал коммуникаций сегодня огромный, но способность участников к конструктивному согласию и созидательному сотрудничеству оставляет желать лучшего, если вообще проявляется. Причин и объяснений найдется немало, но мы выделим только две, важные в контексте.

Во-первых, политическая воля – как вверху, так и внизу – нынче выражена заметно слабее. По сравнению с харизматическими героями прошлого и с нынешними информационно-техническими возможностями, которые используются с непозволительно низким КПД, а главное – не по делу. Горожанин, вооруженный интернетом, напоминает обычно избалованного ребенка или дикаря с айфоном вместо мегафона. Верхи сливают нужную инфу вниз через подконтрольные СМИ. Низы сливают вверх через интернет такое, что пресс-секретари первых лиц не выдерживают (см. недавний случай с Тимаковой). Верхи и низы напоминают супругов, которые давно уже надоели друг другу, но никто из них не решается сам ни на развод, ни на радикальную перезагрузку отношений, но упорно подталкивает другого…

Вторая причина слабой целевой коммуникабельности масс при замечательных технических возможностях – это оборотная сторона тех же современных информ-технологий. Дело в том, что в первую очередь они используются сегодня в целях информ-манипулирования как в бизнесе, так и в политике. А общественно-полезные функции реализуются по остаточному принципу.

МОЖНО БЫЛО БЫ ВЗЯТЬ ПОД НАРОДНЫЙ КОНТРОЛЬ ЖКХ, ГОРОДСКУЮ ЭКОЛОГИЮ, РАБОТУ ГИБДД И ПОЛИЦИИ

При условии согласия и доверия между властью и гражданами, с помощью интернета и связи можно было бы продвинуть в жизнь эффективные методы прямого народовластия, Например, взять под народный контроль ЖКХ, городскую экологию, работу ГИБДД и полиции и т.п., а также существенно сократить социальные транзакции и сэкономить затраты, связанные с проведением выборов, опросов общественного мнения, сделать нормой гласный подбор кадров в органы управления на конкурсной основе и многое другое – особенно на региональном и местном уровнях. Понятно, что в этом случае мы получили бы совершенно другой тип общества и политической культуры.

Что же мешает? Нет заинтересованного субъекта – социальной группы, которая не пожалеет сил и времени для реализации этой возможности. Ныне же действующие лица, как вверху, так и внизу, такой заинтересованности на практике не проявляют. Только поговорить и «обострить вопрос». Максимум, на что хватает, – «пересчитать бюллетени», «обсудить процедуры» и т.п., но не ради дела, а ради очередного митинга. Вот «вопрос» и обостряется – вплоть до громких протестов, казалось бы, «на пустом месте».

К тому же мирная управленческая, гражданская и любая другая воля блокируется бюрократией. А расплодившаяся бюрократия – это неизбежная плата за искусственное «разделение властей». Особенно если власти нет, а только имитация – тут самое раздолье для чиновного планктона.

Жизнь, рано или поздно, заставит мирных граждан включиться в этот неизбежный процесс добровольной или принудительной кооперации, «обсоюзивания», «синдицирования», «коллективизации» и т.п. – для решения своих жизнеобеспечивающих проблем (на примере сегодняшних ТСЖ и УК хорошо видны наши относительные достижения и абсолютные недостатки). Этот путь, хуже или лучше, прошли все культурно развитые страны. И нам не избежать этой культурной революции в хозяйственно-бытовом сознании. Один из лучших примеров – Германия.

Ясно же, что узел ЖКХ не развяжет уже ни Путин, ни Пушкин. Путин может, если повезет, этот узел разрубить, проявив какую-никакую политическую волю и выбрав подходящий момент в ходе внутриэлитных разборок. Ну, в крайнем случае, выписать из Германии специальную «зондер-команду» по ЖКХ, чтобы на время поменять своих, бездарно проворовавшихся. Но терпеливо распутывать и связывать узелки своих отношений в коммунальном хозяйстве придется самим же заинтересованным гражданам. Тем, кто еще остался на просторах и ветрах коммунальной пустыни…

ТРИ МИРНЫХ ВЫВОДА В ПРЕДРЕВОЛЮЦИОННОЙ СИТУАЦИИ

«Так Природа захотела!

Почему? – не наше дело…

Для чего? – не нам судить…»

(Булат Окуджава)

Можно сделать три промежуточных вывода.

1. Уровень сознательной ответственности граждан явно отстает от достигнутого уровня информационно-технических возможностей по организации доверительных отношений, без которых невозможно никакое «гражданское общество». Инфраструктура доверия – это объективная основа для своевременного снятия революционных напряжений в нашей жизни – от ЖКХ до проблем образования. Основа мирного нереволюционного перехода к обществу нового типа – обществу с развитым самоуправлением и более эффективной – прямой демократией.

2. Если низы не используют в своих интересах новые возможности для укрепления доверия, контроля и демократии по горизонтали, то возникает перекос в пользу вертикали. Какой будет эта вертикаль на практике – авторитарной, безлично-бюрократической и т.п. – это как повезет. Но в любом случае рядом с этой вертикалью появится «электронное правительство» (ЭП), и тогда «некому будет пожаловаться».

Пока ЭП и УЭК (универсальная электронная карта россиянина) кажутся просто дорогими игрушками в руках испорченных либеральным воспитанием «детей вдовы». Но реальный электронный колпак сооружается гораздо быстрее и эффективнее, чем объекты Универсиад и Олимпиад. К тому же, и это будет решающий аргумент: «Разве не удобнее, если накопленные вами штрафы будут безакцептно списываться с вашей электронной карты? И держите улыбочку, пожалуйста, вас снимает видеокамера…»

3. Новое возникает не на пустом месте, а прорастает из старого и отжившего, которое служит новому в качестве естественного удобрения. Так «Природа захотела…» – она не устраивает революций. На практике рождение нового – это управление процессом преодоления недостатков и пороков старого. Для этого управленцам нужны особые качества, которые у нас пока в дефиците. Нужно особое терпение (сабр), без которого все время подмывает не возиться со старым, а снести его – «до основанья, а затем…» И нужно особое умение – достойно, со всеми почестями, похоронить свое старое, а не выбрасывать его «на свалку истории». Тогда оно, глядишь, пригодится – для связи времен, поколений и трудно сберегаемой культуры.

Горожанам придется, так или иначе, обратиться к Природе, которая, «если ей не мешать, сама постепенно приводит все в порядок».

В указанных выводах – алгоритм самоорганизации когнитариата как новой межклассовой и надклассовой социальной силы. Пока только его семечки…

(продолжение следует)

Читайте также:

Что делать, когда «верхи не могут, а низы не хотят»? Часть 1-я

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (0) Обновить комментарииОбновить комментарии
    Оставить комментарий
    Анонимно
    Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
    [ x ]

    Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

    Это даст возможность:

    Регистрация

    Помогите мне вспомнить пароль