Гибель «Булгарии» 
14.06.2013

Гибель «Булгарии»: «Он бы вам сам все рассказал, но он умер на почве всего этого…»

IMG_2829.jpg

«Я УЖЕ В ЛИЦО ЗНАЮ ПОТЕРПЕВШИХ, КТО ДОБРОСОВЕСТНО УЧАСТВУЕТ В ПРОЦЕССЕ»

На очередное слушание по делу о крушении теплохода «Булгария», прошедшее накануне в зале Московского районного суда Казани, не опрошенных к этому моменту потерпевших привели под конвоем судебных приставов. Суду во главе с судьей Сергеем Якуниным дали показания еще 6 человек.

Напомним, на скамье подсудимых – гендиректор «АргоРечТур» Светлана Инякина, старший эксперт Камского филиала Российского речного регистра Яков Ивашов, начальник Казанского линейного отдела Волжского управления Госморречнадзора Ространснадзора Ирек Тимергазиев, бывший главный госинспектор того же отдела Владислав Семенов и старший помощник капитана «Булгарии» Рамиль Хаметов. Все подсудимые, кроме Семенова (он признал вину частично), свою вину не признали.

Первого потерпевшего Равиля Закирова судья встретил вопросом, почему его пришлось подвергать приводу при помощи судебных приставов. Закиров ответил, что у него не было времени.

- Почему вы считаете себя лучше других потерпевших-то, а? – прямо спросил судья.

- Я так не считаю, – сказал потерпевший.

- Считаете. Я уже в лицо знаю потерпевших, кто добросовестно участвует в процессе. А вы почему-то считаете, что вас должны приводить. Это недостойное поведение, – пожурил Закирова судья и передал слово для допроса гособвинению.

Закиров рассказал, что в результате крушения теплохода у него погибла младшая сестра, которая около трех месяцев работала на судне поваром. По его словам, она рассказывала, что теплоход был ржавым, у него постоянно ломался двигатель. В отличие от других членов команды, например, Алены Лебедевой, его сестра получала зарплату и была официально трудоустроена. Потерпевший был немногословен и о наказании для подсудимых решил высказаться позже – в ходе прений сторон.

«ОН СКАЗАЛ: «ЭТО КОРЫТО, И Я НА НЕМ НЕ БУДУ ПЛАВАТЬ»

Евгений Петров при крушении теплохода потерял супругу Людмилу. Она работала администратором на «Булгарии», или, как позже уточнил подсудимый Хаметов, была помощником капитана по пассажирской части. На работу Петрову принимал погибший капитан корабля Александр Островский, поскольку, как оказалось, они были одноклассниками. Сын Петровых тоже работал на погибшем судне, был мотористом.

По стечению обстоятельств он ушел с работы как раз накануне отправления «Булгарии» в роковой рейс.

- Он немного там поработал и сбежал, когда теплоход вернулся из Перми. Он сказал: «Это корыто, я на нем не буду плавать». Один двигатель завели, он у них загорелся. Потушили. У другого двигателя насос не качал топливо, работал вполсилы, – рассказывает Петров.

- Вот и я не знаю как, – поддержал судья.

- Тут, наверное, не столько Светлана (Инякина) виновата, сколько тот, кто подписывал документ, чтобы выпустить теплоход, – продолжил Петров. – Может быть, Светлана и не знала это все. Я раньше по работе был связан с техосмотрами. Тот, кто подписывал, тот и виноват, он не должен был выпускать судно. А сын говорит, там у них все куплено. Он бы вам сам все рассказал, но он умер через три месяца на почве всего этого.

Выяснилось, что сын потерпевшего умер от воспаления легких. Накануне отплытия теплохода он ушел домой и отказался работать дальше, а мать уехала. «10 числа звонит мне Людмила в 7 утра и говорит: «Я больше никуда не поеду. Сейчас придем в Казань, и я уйду отсюда», – рассказал Петров. Но случиться этому было уже не суждено.

– КТО ДОЛЖЕН ОБЕСПЕЧИВАТЬ ДОПОЛНИТЕЛЬНЫМИ ЖИЛЕТАМИ ПРИ ПЕРЕГРУЗЕ? – НИКТО. ПЕРЕГРУЗА БЫТЬ НЕ ДОЛЖНО

Несмотря на критичное состояние судна, оно было перегружено.

- Перегруз шел, капитану надо было подумать, куда он грузит на такой теплоход? Двигатель один работал вполсилы. Любая маленькая волна, и он не вытянет. Я вот давно с водой связан, знаю, что это такое. Я в ГИМСе (Государственная инспекция по маломерным судам – прим. ред.) работал, – продолжил потерпевший.

О том, что на судне было людей больше допустимого количества, Петрову-младшему рассказывал бывший коллега, моторист, который остался на теплоходе.

- Скажите, если есть перегруз пассажиров, кто должен обеспечить дополнительное приобретение жилетов для пассажиров? – спросил адвокат подсудимого Ивашова Роберт Халиуллин.

- Никто. Перегруза не должно быть. Мы наказывали за перегруз на катерах. Что, если у меня пассажировместимость 6 человек, а я 10 сажаю. Как я их должен спасать? Я их не имел права сажать. Все. И не надо вот такие вопросы задавать. Еще кого-то защищаете! – возразил Петров, чем вызвал гул одобрения аудитории.

- Да, не надо никого защищать, – произнес судья Якунин.

IMG_2765.jpg

ПОДСУДИМЫМ МОЖНО ДАТЬ ВОЗМОЖНОСТЬ ДОМАШНЕГО АРЕСТА

У Ильдара Латыпова из круиза не вернулась супруга.

- Когда я ее провожал на этот рейс, обратил внимание, что иллюминаторы расположены очень низко от поверхности воды. Это было единственное, что меня напрягло. Я подумал так: если иллюминаторы открывающиеся, то никакие указания не открывать не подействуют, кто-нибудь да откроет, а может быть, даже не один человек.

Кроме жены у Латыпова на судне в момент трагедии была еще и дочь, она работала там аниматором и маму пригласила в круиз на льготных условиях в качестве сотрудницы теплохода. Латыпов признался, что с выжившей дочерью о трагедии они почти не разговаривали. Он не расспрашивал ее, что там было, чтобы лишний раз не травмировать психику девушки. Поэтому обо всех неисправностях на судне потерпевший узнал из материалов дела.

- Желаете ли вы высказаться о назначении наказания подсудимым? – обратился к нему представитель Татарской транспортной прокуратуры Евгений Дикарев.

- Возражаю, ваша честь, прошу внести в протокол, – среагировал адвокат Халиуллин.

- Внесено, – ответил судья.

- Принято, да? – спросил потерпевший. – Тогда молчу.

- Возражение принято, но вопрос не снят, – с растущим раздражением заявил Дикарев.

- Вопрос не снят и может быть сформулирован другим образом. По поводу подсудимых что-нибудь хотите пояснить? – скорректировал вопрос Якунин.

- Насчет наказания не знаю, а по поводу содержания под стражей, думаю, можно дать им возможность домашнего ареста, – сказал потерпевший.

Присутствующие потерпевшие неодобрительно загудели.

- Ладно, и это запишем, – подытожил судья.

«ЭТО ДЕЛАЕТ ПРОЦЕСС ИНТЕРЕСНЫМ»

У Михаила Маряшина на теплоходе «Булгария» также погибла жена. О том, что она с подругами приобрела путевки в роковой круиз, он узнал только перед отплытием – 9 июля.

- Я ее даже не провожал, они уехали на рейсовом автобусе Лаишево - Казань.

На предложение прокурора высказаться о наказании для подсудимых Маряшин сказал:

- Виноваты. Хочу, чтобы понесли наказание, – чем вызвал бурное обсуждение. Адвокат Тимергазиева Николай Глазунов спросил у потерпевшего, знает ли он, в чем конкретно обвиняется каждый из подсудимых.

- Нет, – ответил допрашиваемый.

- Ну, вы можете сказать, кто в чем виноват? Кто в чем обвиняется и чем это подтверждается? – подключилась к допросу защитница Семенова Инга Новикова.

- Не могу.

- Значит, ваши высказывания преждевременны? – продолжила Новикова.

- Почему? Я за то, чтобы они понесли заслуженное наказание.

- Даже в случае невиновности? – поинтересовался Глазунов.

- Разве здесь сидят невиновные? – спросил потерпевший, указывая на клетку с подсудимыми.

Дикарев обратил внимание Маряшина на то, что он высказался в отношении четверых подсудимых, находящихся под стражей, и напомнил, что есть еще один – Хаметов – старший помощник капитана.

IMG_2777.jpg

Маряшин ответил, что после известия о крушении теплохода многие родственники стояли в речном порту и ждали, когда приплывет «Арабелла». Членов команды тогда спрятали от родственников.

- Что он здесь сидит? – задал вопрос потерпевший, указывая на старпома, который сидел среди потерпевших в первом ряду зала.

- Где он должен сидеть, по-вашему? – спросил Дикарев.

- Ваша честь, я возражаю, – вступился за подзащитного адвокат Хаметова. – Это накаляет обстановку в ходе судебного процесса.

- Это делает процесс интересным, – добавил судья, но продолжил. – Вопрос, где он должен находиться, нетактичный. Где он должен находиться, будет решаться либо при вынесении приговора, либо если у нас будут для этого основания, мы можем задаться этим вопросом…

Газета «БИЗНЕС Online» будет следить за ходом рассмотрения этого дела. Напомним, до сих пор не допрошены еще несколько десятков потерпевших в результате крушения «Булгарии», которое унесло жизни 122 человек.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (11) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    14.06.2013 09:44

    Евгений Петров это случайно не тот которого за взятку из ГИМСа уволили?! Если да, то тот еще кадр, деньги стриг с лодочников только так.

  • Анонимно
    14.06.2013 10:57

    Бедные люди, пережить еще раз эту трагедию......

  • Анонимно
    14.06.2013 11:44

    клоунада!где министр транспорта рт?

  • Анонимно
    14.06.2013 13:11

    Страшно читать. Насколько же мы, люди, всепрощающие. Насколько же мы добры и не умеющие хранить зло. Потрясает, что потерпевший говорит о возможности для подсудимых домашнего ареста. Человеки мы. Человеки!!!

  • Анонимно
    14.06.2013 14:32

    Какое-то странное разбирательство дела, не по существу. Там все ясно, почему в грозу и шторм с порывами ветра до 20 м/сек утонул очень быстро теплоход. Теплоход этот делали чехи в 1955 г., тогда не было Куйбышевского водохранилища, они его сделали для реки, на Волге в то время таких штормов не было, объем воды был меньше, поэтому у таких теплоходов иллюминаторы были расположены низко над водой. Теплоход был сделан с герметичными перегородками, не позволяющими судну быстро затонуть в случае аварии. Видимо, этот теплоход в советское время решили списать, т.к. его переоборудовали под гостиницу для ликвидаторов ЧАЭС, перегородки убрали, судно не должно было использоваться дальше по нормам радиационной безопасности, должно было быть списано и отправлено в переплавку. Но в лихие 90-е судно было передано в частные руки, судовладелец Антонов. Антонов не имел право использовать этот теплоход для перевозки людей в силу того, что ликвидаторы там р/а пыли натрясли, а радиация нарушает структуру металла, металл быстро рушится, и перегородок больше нет. Вместо этого теплоход переименовали и он снова стал плавать, он ведь и до этого года плавал. Почему на скамье подсудимых нет Антонова? Нам тут СМИ объяснили, что договор на аренду судна Инякина заключила хитростью. А с кем она его заключила? Договор-то подписывает владелец судна или его доверенное лицо. Судовладелец знал историю судна, что оно было реконструировано и для перевозки людей не предназначено, почему договор был подписан, а подписан он был в марте? Даже если договор был подписан, то посмотреть на судно Инякина поехала с капитаном уже в апреле месяце, за месяц этот договор мог судовладелец расторгнуть по своей инициативе. Арендную плату он получал, значит несет полную ответственность. То, что кто-нибудь из пассажиров не откроет иллюминаторы, даже в шторм, это маловероятно, водолазы насчитали38 открытых иллюминатора, пассажиры, что их открыли, тоже должны быть на скамье подсудимых, если живы. На любом судне висит инструкция, запрещающая открывать иллюминаторы при высокой волне, а высота волн в шторм до 2 м, иллюминаторы находятся у таких речных теплоходов не более, чем в 1,5 м. Любое судно при ударах волн и ветра кренится, вот иллюминаторы и захлестнуло водой при ударе волн в борт.Пассажиры сами отговаривали капитана не плыть в грозу, но Инякина велела ему по телефону вернуть судно в Казань, сами пассажиры говорят, что им она предложила пешком идти, т.е. запретила плыть в шторм, зачем же они поплыли? Могли в речном вокзале в Булгарах отсидеться, добрались бы как-нибудь до Казани, могли обратиться в администрацию города, чтобы связались с Казанью и прислали наземный транспорт после грозы. Капитану не было резона брать пассажиров на борт, т.к. дорогу они уже оплатили, пусть разбирались бы с Инякиной потом, на теплоход они сели сами, по своему решению, сами сделали выбор, да еще и лишних 30 человек оказалось. Что, капитан должен был не пускать и драться с 200 пассажирами?

    • Анонимно
      14.06.2013 20:37

      тогда раскройте вопрос откуда появились 30 доп. билетов?

  • Анонимно
    14.06.2013 14:46

    Вполне по нашему, по-советски.Не утонули так мы их на суще доконаем.Мало им потерь близких так и судье надо поиздеваться...

  • Анонимно
    15.06.2013 13:29

    В первую очередь на скамье подсудимых за смерть пассажиров должны находиться те, кто получил деньги от этой поездки (судовладелец, арендатор, субарендатор, туроператор, члены экипажа и т.д). Надзорные инспектора должны нести наказание за ненадлежащее исполнение своих обязанностей и за взятки, если разрешения были куплены.

  • Анонимно
    15.06.2013 13:33

    В случае ДТП со смертельным исходом инспекторов по техосмотру не судят, судят водителя виновника ДТП. На судне за все отвечает капитан. Он вышел в рейс значит принял ответственность на себя и заплатил своей жизнью...

    • Анонимно
      16.06.2013 13:29

      Ну тут вы факты передернули. Личное авто - это личная ответственность.А вот возьмем пассажирский автобус - если он вышел в рейс неисправный, или водитель оказался пьяный, тут ответственность несут те кто выпустил его в рейс, кто проводил техосмотр транспортного средства (если выяснят что транспортное средство имело недостатки на момент прохождения автотранспортного средства, а если на предприятии нет надлежащего контроля и организации техники безопасности - то и руководителя данного предприятия.

  • Анонимно
    17.06.2013 23:26

    Жаль, что журналиста БО не было в пятницу, когда выступал радист. А также в предыдущую пятницу, когда выступал рулевой. Их показания ЖЕСТЬ!!!

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль