Общество 
26.07.2013

«Истица сказала, что обольет меня кислотой»

В ГОСТЯХ У БАБУШКИ

Вчера в городском суде Набережных Челнов прошло второе заседание суда над обвиняемым в мошенничестве гендиректором медицинского центра «Надежда» Рамилем Гарифуллиным. В ходе трехчасового опроса судья Ильдар Адгамов выслушал показания основного инициатора процесса Валентины Нурмухаметовой, а также Анны Елисеевой – представителя ОАО «Москва-Татнефтепродукт», частично оплатившего лечение дочери Нурмухаметовой, супруга истицы Хатиры Волковой, трех свидетелей со стороны защиты и самого Гарифуллина.

Как и накануне, первыми, еще до начала заседания, слово взяли адвокаты Гарифуллина. Общественный защитник Борис Бородин заявил протест по поводу диктофонов прессы. На что судья, выразив и собственное сожаление по данному поводу, констатировал, что аудиозапись закон не запрещает.

В продолжение линии первого дня, когда были опрошены истицы Волкова и Гульназира Аитова, к трибуне вышла Нурмухаметова. Она потеряла дочь Альфию, за лечение которой Гарифуллину, по ее словам, было перечислено почти 1,5 млн. рублей, не считая 150 тыс., потраченных на дополнительные услуги. Она рассказала, что рак желудка у дочери диагностировали в апреле 2005 года, и врачи обещали Альфие четыре месяца жизни. Когда они с дочерью приехали в офис Гарифуллина, тот после проведения аппаратной диагностики сообщил, что надежда есть. Он предложил ехать к ясновидящей в деревню Юматово. После совместного посещения бабушки Гарифуллин взялся лечить Альфию.

- В начале июня Гарифуллин сказал, что нужно снова ехать в Юматово, – рассказывала пострадавшая, – но нужны деньги на лекарства, которые должны привезти в деревню. Мы предложили ему машину, новую Audi за 1,8 миллиона, но он сказал, что нужно 2,5 миллиона срочно, в течение недели. Потом эту сумму на очной ставке подтвердила зампредседателя горисполкома Файруза Мустафина. Гарифуллин настаивал на сумме и сроках, и нам пришлось пообещать. Он сказал, что лекарства ему привезут самолетом из минобороны, что оно доступно только ему, потому что он относится к числу целителей, с которыми советуется Путин, и что за это лекарство ему пришлось дать много взяток.

Пока Нурмухаметовы искали деньги, их дочь с 15-летним братом отправились в Юматово. На запрос работодателю Альфии – в компанию «Москва-Татнефтепродукт» – через неделю был получен положительный ответ. Компания готова была перечислить на лечение Альфии 855 тыс. рублей. Поднялся вопрос, как оформить это перечисление. Гарифуллин, по рассказу истицы, поставил жесткое условие: как благотворительность, через зампредседателя горисполкома Мустафину. Мустафина написала письмо на имя гендиректора компании, и Нурмухаметова лично отвезла письмо в Москву. Деньги были перечислены, но Гарифуллин ежедневными звонками напоминал, что сумма недостаточна. В результате поисков Нурмухаметовы сумели добиться еще двух перечислений по 300 тыс. рублей из альметьевского фонда «Милосердие».

- Сын звонил из Юматово и говорил, что там творится что-то бредовое. Что Альфию лечат свекольным и морковным соком, который она сама выжимает, и «Кордицепсом», ни о каких дефицитных лекарствах и речи не идет. Но я помнила, что Гарифуллин наказывал – верьте, а то никакие деньги не помогут.

НЕ НАДО ПУГАЧЕВУ

Получив перечисленные деньги, Гарифуллин, по словам Нурмухаметовой, попросил ее помочь с рекламой строящегося центра и с благоустройством территории. Нурмухаметовы теперь уже на свои деньги отремонтировали дорогу к «Надежде» за 100 тыс. рублей и организовали съемочную группу в Юматово, заплатив за ролик 50 тыс. рублей. Потом Гарифуллин попросил ролик на «Челны-ТВ», «чтобы направить ауру города на дочь», как припомнила истица. Нурмухаметова, которая была в свое время руководителем пресс-службы исполкома Челнов, организовала и прямой эфир для Гарифуллина. Занимаясь рекламой целителя, она почувствовала первые сомнения: Гарифуллина отказывались рекламировать СМИ, потому что у него, как выяснилось, не было лицензии на практику.

- Через четыре месяца, в конце августа, Альфие стало плохо. Гарифуллин говорил, что она не умрет. Но она не могла уже есть и ходить. Ее перевезли в санаторий «Жемчужина». Я тоже там поселилась, посещала сеансы Гарифуллина. А потом в «Жемчужину» приехала Пугачева. Гарифуллин сказал мне – пусть Пугачева к Альфие зайдет. Я передала, а дочь ответила: «Мама, он ее для рекламы привез, а я умираю». Дочь отказала. Пугачева на следующий день уехала на дачу к Янборисову, прожила там 10 дней, потом вернулась домой. Но о Гарифуллине она ни слова не говорила, просто переночевала в «Жемчужине». Это только он говорил, что она у него лечилась и что нам всем, в группе терапии, 16 тысяч жалко, а Пугачева 9 миллионов заплатила за лечение.

В сентябре, за несколько дней до смерти Альфии, Гарифуллин исчез. Мы его искали, и когда дозвонилась, я просила хоть чем-то помочь, он ведь уверял, что не оставит в такое время, но он появился только в день смерти.

Через 10 дней после похорон Нурмухаметова вышла на работу, еще через два дня, по ее словам, к ней в кабинет пришел Гарифуллин и попросил вернуть записи с рекламой, сам же обещал вернуть деньги. Диалог у них не задался, и еще через год, переоценив все произошедшее, Нурмухаметова сама пришла в центр «Надежда» и напомнила об обещании вернуть деньги. «Он сказал, что не знает меня, и потребовал вызвать охрану, чтобы меня выставили. После этого я написала заявление в милицию», – рассказала истица.

Прокурор Фаис Кадыров, задавая вопросы, подсчитал, что препаратов Нурмухаметова получила примерно на 34 тыс. рублей: 5 упаковок «Кордицепса» (китайский препарат из грибов, позиционируется как универсальное оздоровительное средство) по 5 тыс. рублей каждая и около 30 пакетов разнотравья по 200 - 300 рублей за пакетик. Впрочем, отдельно за них Нурмухаметовы не платили. Никаких договоров и квитанций об оплате у Нурмухаметовой нет, как она заявила в ответ на вопрос адвоката Василия Савенкова.

43019.jpg

ТАХАУТДИНОВ САМ СОГЛАСОВАЛ СУММУ МАТПОМОЩИ

Документы о перечислении денег теоретически могут найти в архивах компании-работодателя Альфии, представитель которой Анна Елисеева была опрошена следующей. Отметим, что защита возражала против участия Елисеевой в процессе. Загвоздка в том, что вместо ОАО «Москва-Татнефтепродукт», в которой Елисеева работала непосредственным начальником Альфии, сегодня существует другая фирма – ООО «Татнефть-АЗС-Запад». Одна компания закрылась, другая открылась, что поставило под сомнение юридическую преемственность предприятий. Однако судья Адгамов отклонил протест, и Елисеева рассказала, что 855 тыс. рублей действительно были перечислены с формулировкой «на благотворительность» – по настоянию Мустафиной. Однако вдогонку компания все же послала письмо с уточнением, что деньги выделены на лечение Альфии Нурмухаметовой. Запрошено было 2,5 млн. рублей, но компания определила сумму 855 тыс. рублей – вопрос решался на уровне первого заместителя «Татнефти» и был устно согласован лично с гендиректором ОАО Шафагатом Тахаутдиновым. Елисеева по просьбе адвоката истца Натальи Федяевой уточнила, что компания ущерба не несет, поскольку деньги были переданы в качестве материальной помощи Нурмухаметовым. Копия письма с напоминанием о назначении средств была приобщена к делу, однако Бородин обратил внимание суда на то, что нет доказательств получения письма Гарифуллиным. По словам Елисеевой, передача письма целителю была подтверждена ей по телефону.

Следом был опрошен свидетель обвинения – полковник в отставке Виктор Волков, муж истицы Волковой, который по просьбе Гарифуллина организовал доставку лекарств из Москвы в Вятские Поляны, когда у Волковых заболела раком дочь. Он подтвердил все рассказанное накануне супругой и добавил, что дочь не могла даже попасть на прием к Гарифуллину – он лечил исключительно БАДами.

Свидетелем защиты выступил преподаватель филиала КФУ в Набережных Челнах Рафик Шарафутдинов. Он рассказал, что пришел в центр «Надежда» больше из любопытства, но при этом еще и подлечился, пройдя лишь половину процедур. Деньги с него взяли адекватные: примерно 10 тыс. рублей за неделю сеансов. Шарафутдинов поделился своими наблюдениями о качестве и методах лечения: оно состоит из механического воздействия путем массажа, электромагнитного – благодаря приборам, и биоэнергетического – со стороны лично Гарифуллина. Судья единственный раз позволил всем расслабиться и посмеяться, когда выяснилось, что под массажем понимается приспособление для самообслуживания – массажер, каким пользуются в домашних условиях для разминки позвоночника. Также Шарафутдинов рассказал о публичном исцелении мальчика от глухоты. Подобные истории содержали и показания двух других бывших пациентов Гарифуллина – Зинаиды Барчуковой и Галины Дугушкиной. У первой не поднималась рука, которую Гарифуллин вылечил за 3 минуты, и женщина была свидетелем чудесных исцелений. Дугушкина рассказала, что у нее заболела дочь в январе 2012 года, но после отчаянного обращения к «людям космоса на перекрестке трех дорог под громом и молнией» Бог послал им встречу с Гарифуллиным, дочь вылечилась, а в январе этого года вылечилась и сама свидетель – прошла одышка, восстановилось сердце, и читать она стала без очков.

«Я ВАС ВООБЩЕ НЕ ЗНАЮ»

Показания Гарифуллина (защитники настояли, чтобы он изложил свою версию событий последним) шокировали после всего услышанного от истцов. Он не только отверг денежные претензии, но и заявил, что не знает ни Аитову, ни Волкову и имел дело только с Нурмухаметовой, от которой не получал ни рубля.

- Волкову и Аитову я впервые увидел у следователя, – рассказывал Гарифуллин. – Когда Нурмухаметовы приехали ко мне в «Жемчужину», я отказал им в лечении дочери, потому что с онкологией не работаю. Но они сказали, что дочери осталось жить две недели, и попросили поддержать ее хотя бы психологически. Я отказал, потому что занимался в то время сеансами групповой терапии. Они позвонили тогда Мустафиной (фамилию Мустафиной ответчик с трудом вспомнил, обратившись за подсказкой к защитнику), она позвонила с просьбой мне. Я осмотрел Альфию, воздействовал на нее по методу Джуны Давиташвили. Потом сообщил, что еду в Юматово, и если она хотела ехать со мной, то должна была написать расписку в том, что в случае летального исхода у нее нет ко мне претензий. Расписка сгорела вместе со всем архивом во время пожара.

По словам Гарифуллина, о 2,5 млн. рублей речи никогда не шло. Альфия с братом только оплачивали проживание и питание в Юматово. Лечил он Альфию методом бесконтактного массажа, никаких лекарств не назначал. Что касается квитанций – они выдавались всем пациентам, со всеми заключались индивидуальные договоры, велась строгая отчетность.

- Валентина Аблакатовна все эти годы искала среди моих бывших пациентов недовольных – продолжал Гарифуллин. – Но ей удалось найти лишь одного, который должен мне 8,5 миллионов по решению Арбитражного суда. Это он дал показания о том, что с пациентами будто бы не заключались договоры. Должен сказать, меня очень удивили слова о машине, которую я якобы посылал в Москву, потому что все фитопрепараты доставлялись курьерской почтой. Разве в 2005 году «Газель» до Москвы и обратно могла стоить 100 тысяч рублей? Поездка в Москву в 2005 году максимум стоила тысяч 15.

У Нурмухаметовой я не брал ни рубля. И никакого асфальтирования дороги к «Надежде» не было с ее стороны. Я привлекал к Арбитражному суду строителей, после чего они объединились с Валентиной Аблакатовной. В течение пяти лет она мне угрожает. На очной ставке она сказала, что обольет меня кислотой.

ДО МОРДОБОЯ НЕ ДОШЛО

- Я никогда ни к кому не обращался с письмами об оказании материальной помощи, – рассказывал Гарифуллин. – Хочу пояснить, что в 2001 году в Вятских Полянах проходила всероссийская конференция при машзаводе, где я работал и создавал медицинский центр. Там была и делегация под руководством Мустафиной. Она сказала тогда, что если я родился в Татарстане, почему центр должен строиться в Кировской области? Она сказала, что сделает все, чтобы этот центр был в Набережных Челнах. Я не занимался строительством центра. Они сами организовывали оргкомитет, выбивали деньги и говорили, что центр будет очень качественно построен. И все эти пять лет я через суд добивался справедливости, возбудил уголовное дело и назначил своего арбитражного управляющего. Ни о каких письмах в организации я не знал. Право перечисления денег строителям имела только бухгалтер.

Предыстория в части отношений со строителями и качеством постройки центра осталась непроясненной, поскольку не имела прямого отношения к сути иска. Гарифуллин же сообщил, что платежки о перечислении денег от ОАО «Москва-Татнефтепродукт» и от благотворительного фонда он впервые увидел у следователя. До следствия он не знал, какие организации перечисляют деньги, но знает, что ни одна из них никогда не перечисляла денег на лечение.

Рассказ Гарифуллина в чем-то определил дальнейшее развитие процесса. Для особых взглядов на события места не осталось: теперь суду предстоит выяснить, какая из сторон дает заведомо ложные показания. Из обсуждений судьи, прокурора и адвокатов следует, что они надеются узнать это с 3 по 5 сентября, когда продолжится процесс.

Уже на выходе из зала суда эмоции, жестко пресекаемые Адгамовым, выплеснулись. Полковник в отставке Волков, дочь которого также умерла от рака, попытался выяснить отношения с подзащитным по-мужски со словами: «Значит, ты меня никогда не видел? Мужиком надо быть!» Однако до мордобоя не дошло – Волкова удержали.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (3) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    26.07.2013 09:22

    да уж, когда такое горе случается и в магию матери готовы поверить, лишь бы спасти чадо! а может и действительно все было как он говорит(, суд разберется!

  • Анонимно
    26.07.2013 13:26

    Шарлатан еще тот. Но ничего, сядет лет на 10, успокоится. Только тем, с кем будет сидеть на зоне, не повезет. Жалко Валентину Аблакатовну, неужели не разглядела сразу шарлатана? Видел его по телевизору - надменный, чопорный, на километр подальше от него надо держаться и его держать подальше от людей. Лучше всего, в одиночной камере.

  • Анонимно
    27.07.2013 07:45

    Время пришло - Гарифуллин должен ответить за свое целительство. Жаль, но пациентов привлекает чудо, а не лечение.Кто упомянут в статье - знаю лично, уважаю желание рассказать про судьбы своих близких, не в назидание, а в предупреждение и предостережение.

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль