Общество 
19.12.2013

Владимир Путин: «Самая гнусная работа, которая у нас есть, – это работа председателя правительства»

Почему у Путина нет преемника, для чего нужны выборы мэров и что будет делать ВВП, если в Москве случится «майдан»

Сегодня в Москве в центре международной торговли состоялась пресс-конференция президента России Владимира Путина. В ней участвовали свыше 1300 российских и иностранных журналистов. Четыре часа они спрашивали о «чистке» российских банков, о фонде народного благосостояния, о сумасшедших зарплатах российских топ-чиновников и депутатов, о Сноудене, об арестантах Болотной площади, об Украине, об амнистии, о том, кто у нас в стране политик номер два... Газета «БИЗНЕС Online» публикует ответы главы государства на наиболее интересные вопросы.

460.jpg
Владимир Путин

И ЕСТЬ ЛИ У ВАС УЖЕ ПРЕЕМНИК?

— «Вопрос на засыпку»... Поэтому я ответы, в отличие от коллег, не буду Вам подсказывать, Владимир Владимирович, если позволите. Вы у нас в стране политик номер один. А кого, на Ваш взгляд, можно назвать политиком номер два по степени влияния? И есть ли у Вас уже преемник? Спасибо.

— Вы действительно ставите меня в трудное положение. Вы знаете, у нас много политиков, и причём людей очень опытных уже, я их перечислю, вы все имена и фамилии хорошо знаете.

Лидер коммунистов Зюганов Геннадий Андреевич. (Аплодисменты.) И ничего смешного здесь нет. За коммунистов голосуют миллионы людей. Он известный политик. У него свои взгляды на вещи. Со многими из них я не согласен, не разделяю их. Многие мне кажутся вполне реалистичными, особенно в международных делах, да и в некоторых социальных вопросах тоже.

Хорошо известен Жириновский Владимир Вольфович. Да, он эпатирующий и талантливый человек. Но я могу сказать, что очень много здравых предложений звучит от него. Здравых вполне.

В своё время я пригласил в Москву Миронова Сергея Михайловича. Я думаю, многие со мной согласятся, что он стал действительно независимым и серьёзным политиком федерального масштаба.

Послушайте, у нас есть ведущая политическая сила, ведущая партия, которую возглавляет Дмитрий Анатольевич Медведев. У него огромный опыт государственной работы. Сейчас он погружается в хозяйственную работу.

Знаете, я, конечно, знаком со всякими рейтингами и так далее. Но что я могу сказать? Эти рейтинги рисуют достаточно грамотные люди, специалисты, но реальная жизнь сложнее, чем рисование этих рейтингов. Поэтому я бы не стал так, знаете, спокойно к этому относиться. Появляются совсем новые люди, оппозиционно настроенные, либо не оппозиционно настроенные к власти. Те, кто оппозиционно настроен, стараются, конечно, добраться, куснуть главного, потому что это всегда поднимает собственный рейтинг. Это общее правило поведения всех оппозиционных партий в мире, поэтому это известный, тривиальный приём, но, в принципе, вполне правильный для людей, которые хотят о себе заявить, но выпрыгивают из штанов и ругаются. Правда, надо аккуратнее это делать, потому что, как у нас в деревне говорят иногда, без порток можно остаться. Но хорошо, если есть на что посмотреть, а если особенно нечем похвастаться, конфуз может быть, конец карьере.

В целом что я хочу сказать? В целом это правильный и очень хороший процесс, что у нас появляется всё больше и больше людей, которые не только считают себя политиками, но часто считают себя первыми, поэтому Вы так осторожно высказывайтесь. Кто первый — ещё не известно. Может, они как раз первые и есть.

Насчёт преемника не сказал, потому что нечего говорить.

ПОЧЕМУ ВДРУГ ПРОИЗОШЛА ОДНОМОМЕНТНАЯ ЧИСТКА БАНКОВ?

— Вопрос из финансовой внутрироссийской сферы. Мы в последнее время наблюдали ряд отзывов лицензий Центральным банком у достаточно крупных банков. И каждый раз это было связано с систематическими нарушениями закона со стороны банков. Хотелось бы узнать, почему вдруг произошла такая одномоментная чистка — что, раньше Центральный банк хуже надзирал за банками? Нет ли такого ощущения, что был какой-то административный ресурс, может быть, у этих банков? Почему они раньше систематически нарушали эти законы, а потом это выявилось? И в связи с этим, не получится ли так, что в течение какого-то периода Центральный банк просто не сможет отозвать лицензию у банков, если выявит нарушения закона, в связи с тем, что АСВ [Агентство по страхованию вкладов] просто не сможет производить выплаты по страхованию вкладов?

— Вы уже почти ответили... Во-первых, и раньше отзывались лицензии у несостоятельных финансовых учреждений. Сейчас, правда, была целая серия таких решений, они сложные и для Центрального банка, и для финансовых учреждений. Направлены они на оздоровление российской финансовой системы. И я думаю, что здесь даже не нужно ничего особенно комментировать.

Понятно, что несостоятельные финансовые учреждения, которые не могут гарантировать сохранность денег своим вкладчикам, не могут эффективно работать с имеющимися у них ресурсами и подвергают риску весь сектор, чрезвычайно важный сектор нашей экономики, — они должны с рынка уходить, это естественное дело. Но при этом Центральный банк должен действовать предельно аккуратно, прежде всего для того, чтобы обеспечить интересы вкладчиков.

Вы уже упомянули о структуре, которая гарантирует вклады. Напомню, что в соответствии с законом у нас гарантийная сумма, которая покрывается этим фондом, составляет 700 тысяч рублей. Все остальные тоже должны получить возмещение, но в порядке очерёдности в ходе санации банка или окончательной ликвидации. Держатели вот этих сумм, 700 тысяч рублей, как вы знаете, это основные вкладчики, примерно 85–95 (в некоторых банках доходит) процентов вкладчиков, не больше 700 тысяч имеют на своих счетах.

Вы упомянули об этом агентстве, которое гарантирует вклады. Обращаю ваше внимание вот на что: я могу ошибиться в каких-то деталях, но где-то у него сегодня 250–270 миллиардов рублей, а выплачено за прошлое время где-то 108–110 миллиардов. Это о чём говорит? О том, что и раньше принимались такие решения, выплаты вкладчикам идут и будут продолжены, разумеется, дальше.

Все люди, которые по закону имеют право получить эти страховые суммы, все получат. Но Центральный банк должен быть очень аккуратным, чтобы обеспечить интересы вкладчиков, именно исходя из возможностей Агентства по страхованию вкладов. 100 миллиардов с лишним уже выплатили, сейчас Агентство располагает денежными средствами в 250–270 миллиардов, его возможности не безграничны, поэтому нужно быть очень аккуратными, чтобы не оказалось так, что нечего платить.

Правда, недавно принято решение, согласно которому Агентство по страхованию вкладов имеет возможность и право брать соответствующие суммы, кредиты в Банке России сроком на пять лет, что в целом эту систему страхования делает более прочной, устойчивой и надёжной.

ФНБ — МЫ НАШЛИ ОПРЕДЕЛЁННУЮ ФОРМУЛУ, ГДЕ И ОВЦЫ ЦЕЛЫ, И ВОЛКИ СЫТЫ

— Я хотела бы вернуться к экономике. Эксперты дают не самые весёлые прогнозы о состоянии нашей экономики, говорят и о стагнации, и о том, что возможно сползание в кризис и что сырьевая экономика себя изживает, а инновационную мы ещё всё никак не построим. Что можно было бы сделать для выхода из этого тупика, по-вашему? И о Фонде национального благосостояния. Какова будет его роль в случае затяжных негативных явлений, если такие, конечно, будут?

— ...По поводу вложения наших средств ФНБ внутри страны. Знаете, к чему я бы хотел Вас вернуть? Я Вам, во-первых, благодарен за этот вопрос, потому что он носит абсолютно фундаментальный характер. Дело в том, что одна из ключевых тем обсуждения, если не вообще ключевая тема обсуждения на «двадцатке», заключалась в том, как мировая экономика может выйти из явно затянувшегося кризиса. И здесь два направления.

Первое — это англо-американское, точнее сказать — прежде всего, американское, связанное с мягким финансовым регулированием, с дешёвыми или, так скажем, бесплатными деньгами для экономики. Сколько у них ставка? 0,25, по-моему, или 0,50, уже не помню, — дешёвые деньги, практически бесплатно. Так делают и в Великобритании, и в США.

Или пойти по другому пути, который предлагается в Евросоюзе, в Еврокомиссии и продвигается Федеративной Республикой Германии, и она заключается, эта позиция, в необходимости — для того чтобы выйти из кризиса — бюджетной консолидации, сокращения неэффективных расходов (читай — социальных), выравнивания макроэкономических показателей.

01.jpg

Для нас было непростым делом как-то совместить эти две позиции в ходе «двадцатки» в Петербурге. Мы нашли определённую формулу, где и овцы целы, и волки сыты. Это относится и к тому, о чём Вы сейчас спросили.

Что такое использование средств ФНБ внутри страны: это, по сути, смягчение денежной политики. Это почти то же самое, что эмиссия. Почему? Потому что это деньги, не заработанные страной. Ведь мы, когда ввели бюджетное правило, продолжили политику изъятия излишних денег из экономики, связанных с благоприятной внешнеэкономической конъюнктурой. Нефтегазовые доходы — мы их как бы не заработали. Может быть 95 долларов за баррель, а может 107, как сейчас. Всё лишнее мы изымаем. И это — вброс в экономику вот этих денег незаработанных. В целом по сути своей это напоминает эмиссию.

Но это, во-первых, даёт нам возможность действовать аккуратнее с социальной точки зрения, чем в некоторых странах Евросоюза. Нам нет необходимости резко сокращать социальные расходы, мы имеем возможность и пенсии повышать, социальные пособия за счёт этих доходов. У нас не нефтегазовый дефицит, к сожалению, пока ещё очень большой — 10 процентов, но в целом инфляция нормальная. И дефицита практически нет. У нас в этом году будет где-то 0,5, наверное. В прошлом году практически по нулям было, тоже что-то 0,5.

В Европе другая ситуация. И они вынуждены, особенно в проблемных странах, резко сокращать социальные расходы. У нас нет такого. Мы за счёт «подушки безопасности», которую накопили в предыдущие годы, можем себе позволить в социальной сфере вести себя аккуратно, но часть денег ещё использовать и на развитие.

Когда мы изымаем из оборота эти нефтегазовые доходы, мы идём по европейскому пути: занимаемся консолидацией бюджетных средств, укрепляем макроэкономические показатели. А когда изымаем их и пускаем просто в экономику, мы как бы немножко это нарушаем и больше напоминаем действия американских финансовых властей. Но разница только в том, что мы их не просто пускаем в экономику вообще, а на конкретные вещи, на конкретные проекты, прежде всего речь идёт об инфраструктурных проектах, неразвитие которых является ограничениями для роста экономики.

Обратите внимание, куда мы ФНБ направляем, планируем: БАМ, Транссиб и третье кольцо вокруг Москвы. Мы уже посчитали, мы собирались с бизнесом несколько раз в Огарёво, считали. Они нам прямо сказали: если будут дополнительные пути в Транссибе, мы повезём столько-то. А для того, чтобы им повезти столько-то, такой-то объём, увеличить объём, им нужно сначала деньги вложить в разработку минеральных ресурсов. Понимаете, сразу наступает мультипликативный эффект: идут частные инвестиции в разработку, потом тут же начинают катить поезда и отбиваются сразу эти средства.

Поэтому наличие этой «подушки безопасности» даёт нам возможность проводить достаточно тонкую и взвешенную экономическую политику. Надеюсь, что она даст соответствующий эффект.

ЦЕЛЫЙ НАБОР МЕР ЗАЩИТЫ БУДЕМ ИСПОЛЬЗОВАТЬ, НЕ НАРУШАЯ ПРАВИЛ ВТО

— В прошлом году страна вступила в ВТО. Сейчас заработали все правила, связанные с этим. И можно ли говорить: вступление в ВТО нашей стране пошло на пользу, или нет? И что делать тем отраслям сельхозпредприятий, которые не справляются с этой задачей?

— Что касается ВТО, то никто не рассчитывал на то, что это прямо с сегодня на завтра, после подписания соответствующих документов даст какие-то дивиденды. Дело совсем в другом. Дело в том, что вступление в ВТО, в этот международный экономический клуб, даёт ряд преимуществ по защите своих рынков, в частности, по защите рынков металлопродукции, химической продукции. Мы ещё не начали целиком и полностью использовать все эти возможности, но мы намерены это сделать.

Скажем, для примера, что касается рынка химической продукции, рынка удобрений. Наши европейские партнёры до сих пор, несмотря на наше присоединение к ВТО в полноформатном варианте, ограничивают доступ наших товаров химической промышленности, удобрений на свои рынки под различными предлогами. В том числе под предлогом того, что внутри России якобы нерыночным образом складываются цены на газ, а это основное сырьё для производства химических удобрений. И в силу того, что нерыночным образом на газ складываются цены внутри страны, наши производители химической продукции якобы имеют неоправданные конкурентные преимущества при поставках наших товаров на внешние рынки.

Мы убеждены, что это не так, что это чисто отговорка. Но при вступлении в ВТО мы имеем возможность и право оспорить эти решения в соответствующих инстанциях Всемирной торговой организации, чего у нас раньше не было. Я, правда, не знаю, чем ещё закончится это разбирательство, мы его ещё не начали, но в целом такие шансы появляются.

07.jpg

То же самое касается поставок нашей металлургической промышленности на мировые рынки, включая Соединённые Штаты и так далее. Это всё даёт нам определённые права и возможности.

Но самое главное в другом — что при вступлении в ВТО повышается доверие к российской экономике. Мы начинаем работать по общемировым правилам. Это накладывает определённые обязательства на нас, но и создаёт уверенность у наших партнёров, которые работали раньше и намерены работать в будущем. Это долгосрочные и долгоиграющие факторы развития экономики.

А что касается негативных последствий, то да, мы их видим, они возможны, но они не существенны.

В области сельского хозяйства это касается в основном только свинины, но здесь мы имеем право и даже возможности, обговорённые в ходе присоединения к ВТО, по защите этого рынка и по преференциям. Скажем, сельхозмашиностроение в непростой ситуации находится. Но не только из-за того, что мы присоединились к ВТО, и даже, может быть, не из-за этого. Оно и не было в идеальном состоянии. Там много других внутренних наших факторов, мы сами во многом виноваты, что не можем создать такие же равные условия для производителей сельхозпродукции, для работы внутри страны, как это делают другие страны. И это, кстати, нас должно подталкивать, Правительство должно подталкивать к тому, чтобы эти условия создавать.

Неблагоприятные или сложные условия для работы сельхозмашиностроения заключаются и в том, что мы перешли на субсидирование сельского хозяйства погектарно. Это даёт возможность нашим сельхозпроизводителям делать выбор в приобретении лучшей техники по лучшим ценам. Это усугубляет конкуренцию. В этом есть и минусы, конечно, есть и определённые плюсы, потому что это должно подталкивать к модернизации. Но мы должны думать и о поддержке таких отраслей.

Такие инструменты у нас есть даже в рамках присоединения к ВТО. Скажем, машиностроение. Был целый набор мер защиты, неудобно говорить сейчас, но был, есть, и мы продолжаем его использовать, будем использовать, не нарушая правил ВТО. В целом я считаю, что ожидаемых негативных последствий нет, а возможное позитивное влияние на развитие экономики в целом сохраняется.

ДАВАЙТЕ НАЦИОНАЛИЗИРУЕМ «ГАЗПРОМ»

— ...В интернете пишут, что пять-семь лет, и мы развалимся к чертовой матери... Идет реклама по телевидению: «Газпром» — национальное достояние«. Добавим: «кучки олигархов», правда?.. По Конституции недра принадлежат народу — и нефть, и газ, и все ископаемые... Давайте все-таки национализируем это все, и тогда не будет этой прослойки, не будут сдирать шкуру с налогоплательщика.

— По поводу недр. По Конституции, по закону недра принадлежат народу. Вопрос в том, как эффективнее использовать эти недра на благо народа, нашего народа.

По поводу «Газпрома» и национального достояния, что это принадлежит кучке олигархов, это не так. «Газпром» — это государственная компания с контрольным пакетом у российского государства. Действительно, был момент, это было лет семь назад или восемь, когда контрольный пакет «Газпрома» из рук государства уплыл. И вот тогда была реальная угроза утраты контроля над системообразующей нашей компанией.

В целом и здесь можно двигаться в сторону приватизации когда-то, но только тогда, когда у нас будут выровнены определенные условия, связанные с потреблением первичного энергоресурса, экономические условия прежде всего.

Я могу немножко ошибиться, но, по-моему, в этом году мы произведем где-то 620 миллиардов кубических метров газа. Из них 200 примерно, около 200, где-то в районе, — на экспорт, все остальное, основная масса произведенного продукта потребляется внутри российской экономики. Мы держим достаточно низкий уровень тарифа на газ внутри страны.

Я уже отвечал на вопрос вашей коллеги, это касается нашего вступления в ВТО. Евросоюз даже предъявляет к нам претензии по поводу того, что у нас слишком низкие, как они считают, не рыночные цены на газ внутри страны, и это создает конкурентные преимущества нашим товарам второго уровня передела или третьего, имея в виду химические продукты, на внешних рынках. Я вас уверяю, что это целенаправленная, осмысленная и весьма эффективная политика в энергетической сфере.

Наша задача не в том, чтобы обязательно все отобрать у частных владельцев, имея в виду, в том числе, скажем, и «Газпром», где частично акции «Газпрома» [у частных владельцев], но контрольный пакет — в руках государства. Это дает нам возможность проводить такую политику, о которой я сейчас сказал, в том числе льготирование внутреннего потребителя и бытового потребителя, промышленного потребителя нашего газа внутри страны, дает такое право и возможность, потому что контрольный пакет, вопросы управления — в руках государства.

В то же время, если мы дали возможность нашим иностранным, скажем, и внутренним частным акционерам приобретать и продавать акции «Газпрома», это повышает его ликвидность, это повышает возможность его работать на рынках, привлекать необходимые ресурсы для своих инвестиционных проектов и развиваться.

Как только мы схлопнем эти возможности, у такой компании, как «Газпром» не будет реальных ресурсов для развития, потому что она не получит должного количества кредитов с мировых финансовых рынков и не получит их по тем благоприятным на сегодняшний день ставкам, по которым получает сегодня, так как мировой финансовый рынок отреагирует на это, как на повышение «непрозрачности» компании.

И мы сразу ухудшим экономическое состояние нашей ведущей топливно-энергетической компании, тут же, в эту же секунду ухудшим. Для людей, которые экономикой занимаются, для них это понятно и очевидно. Уверен, здесь тоже есть специалисты, которые специализируются на этих вопросах, они полностью со мной согласятся.

Что касается других чисто частных компаний, а у нас таких тоже много, скажем, «Сургутнефтегаз», это частная, абсолютно сибирская компания, это «ЛУКОЙЛ» и так далее, наша государственная задача заключается в том, чтобы обеспечить государственные интересы, заключается не в том, чтобы их национализировать и отобрать. А там, кстати сказать, большое количество акций принадлежит трудовым коллективам, во всяком случае, в «Сургутнефтегазе» точно, да и в «ЛУКОЙЛе».

Наша задача заключается в том, чтобы обеспечить такие условия их функционирования, чтобы они работали, работая, получали прибыль в России, платили полным рублем здесь налоги, чтобы они уходили, как я говорил в послании, из офшоров. И используя эти средства, развивать и экономику, и социальную сферу. Здесь я с Вами соглашусь, я не уверен в том, что у нас здесь полный порядок. Это нам нужно обеспечить, причем мы это можем сделать в рамках рыночной экономики, совсем не обязательно лишать акционеров их собственности. Более того, это будет очень плохим сигналом для всей российской экономики.

Я понимаю, что Вы имеете в виду. Вы имеете в виду повысить отдачу от этих компаний в федеральные, в региональные бюджеты, увеличить их вклад в развитие страны и решение социальных вопросов. В этом Вы правы, но инструментов для этого у нас гораздо больше, чем просто у них забрать собственность. Но то, что нужно думать о повышении их отдачи, здесь Вы абсолютно правы, мы будем в этом отношении и дальше работать. Вот, пожалуй, и все.

МЭРОВ, КОНЕЧНО, ТОЛЬКО ВЫБИРАТЬ

— Владимир Владимирович, Вы в своём послании Федеральному Собранию заявили о необходимости реформирования муниципальной реформы, но не дали никаких инструкций. И сейчас различные фонды, организации говорят и предлагают различные варианты, вплоть до отмены выборов мэров. Хочу спросить у Вас: всё-таки мэров назначать или выбирать, или вообще отменять?

— Мэров, конечно, только выбирать. Мы члены Европейской хартии. Но дело даже не только в этом. Дело в том, что муниципальный уровень — это самый близкий уровень власти к людям, к народу. И поэтому, конечно, это должны быть такие люди, руководители муниципалитетов должны быть такими людьми, которых граждане знают лично и могут к ним прийти, поговорить, обсудить, высказать свою позицию по развитию своего посёлка или города. И иметь возможность добиваться реализации этой позиции. Кстати, совсем необязательно на улицы выходить. Но нужно прямое общение граждан с руководителями муниципалитетов. Это чрезвычайно важно.

То, что у нас двухуровневая система, она, конечно, громоздкая, малоэффективная. Город, допустим, полтора миллиона человек. Рядовой гражданин разве может добраться до начальства? Но это уже квазигосударственный уровень управления, квазимуниципальный. Первое.

Второе. Последние решения, я тоже об этом говорил только что, связаны с тем, что с муниципального уровня изъяли образование, медицину, в значительной степени выхолостили. Не от хорошей жизни, а оттого, что там просто источников денег нет для реализации задач, которые на их плечах находились.

В этой связи, конечно, нужно разобраться: или финансовые источники добавить и вернуть туда, либо уже согласиться и смириться с тем, что это на муниципальном уровне делать невозможно. Там целый клубок вопросов. Я призывал к тому, чтобы ещё раз вернуться и решить эти проблемы окончательно.

04.jpg

Но я специально не стал предлагать каких-то решений, наоборот, я обратился как раз к муниципальным объединениям, с тем чтобы они сами в диалоге с руководителями регионов предложили эти решения, конечно, и вместе с Правительством Российской Федерации, и с Государственной Думой. Затягивать их просто уже некуда. Вот почему я обратил на это внимание.

Я и сейчас не хочу высказывать своё мнение, потому что опасаюсь, что тогда оно будет считаться окончательным и помешает свободной дискуссии. Я хотел бы, чтобы люди поговорили об этом открыто и высказали свои аргументы за или против определённых решений.

Но что очень важно, это то, что я совсем недавно встречался с руководителями муниципальных образований страны, там очень хорошие кадры. Я знаю, что их ругают больше всех. И правильно, потому что, вы знаете, это самый передовой край борьбы за лучшее будущее. Им труднее всех приходится. Это очень сложное, тяжёлое, опасное горнило власти. Если люди через него проходят, то это, как правило, очень хорошие профессионалы.

Мне бы очень хотелось, чтобы муниципальный уровень власти был кузницей кадров, как в таких случаях говорят, чтобы люди оттуда уже дальше переходили и на региональный уровень управления, и на федеральный. Всё это нужно вместе совместить. Проблемы есть, но не хочется забегать вперёд.

ВЕДЬ НИКАКИХ МАССОВЫХ БЕСПОРЯДКОВ НА БОЛОТНОЙ НЕ БЫЛО

— Недавно Владимир Рыжков передал Вам результаты общественного расследования событий на Болотной площади 6 мая 2012 года. Согласно результатам расследования, в ходе которых были опрошены более 600 свидетелей происшедшего, никаких массовых беспорядков на Болотной не было, а имело место, если в двух словах, незаконное применение насилия полицейскими и самозащита со стороны отдельных митингующих. То есть фактически сейчас людей привлекают к ответственности за то, чего они не совершали. Тем не менее в том проекте амнистии, который Вы внесли в Государственную Думу и который Дума вчера приняла, Вы предлагали распространить амнистию лишь на незначительную часть фигурантов «болотного дела». Почему? Вы не доверяете результатам общественного расследования? Спасибо.

— Знаете, мне в университете преподавали логику, был такой предмет. Сейчас он, наверное, тоже есть. И в качестве одной из логических ошибок приводили такой пример. Идёт поезд Москва—Ленинград, тогда ещё, останавливается, скажем, на станции Бологое. Там едет американец, он выходит, чтобы купить, скажем, сигареты. А в это время из другого вагона этого же поезда вышел другой американец, темнокожий, чтобы приобрести водичку. А с третьего поезда ещё один американец, тоже темнокожий. Первый американец посмотрел на двух других и сделал вывод, что в Бологом живут люди с тёмным цветом кожи. Вот это один из примеров нарушения логической цепочки, которая приводит к неправильным выводам.

Вы с чего начали? Что господин Рыжков считает, что неправильное применение силы правоохранительными органами, а митингующие ничего плохого не сделали. И из этого делается вывод о том, что у нас предлагаются очень ограниченные меры, связанные с амнистией. Если мы будем исходить из того, что каждый может оценивать, как хочет, и это признаётся за истину в последней инстанции, то мы тогда совсем всё запутаем.

Признавать, есть нарушения или нет нарушений, с какой стороны они были сделаны, кем конкретно, может только суд. Я прошу Вас обратить на это самое серьёзное внимание. Если суд считает, что кто-то совершил правонарушение, связанное с организацией массовых беспорядков, а кто-то нанёс побои или предпринял другие насильственные действия в отношении представителей власти, прежде всего сотрудников правоохранительных органов, то тогда мы исходим именно из этой данности. Исходя из этого принимаем решение, в том числе и по амнистии.

Теперь по сути. Я уже много раз говорил, если есть необходимость, повторю ещё раз. Дело совершенно не в том, что кто-то сорвал погон с сотрудника милиции или ударил его, что само по себе недопустимо и плохо.

Для нашего общества опасность заключается в том, что если мы позволим кому бы то ни было так обращаться с сотрудниками правоохранительных органов, то тогда — а сейчас об этом в основном говорят представители так называемого либерального спектра нашего общества — несложно представить ситуацию, когда выйдут на улицу представители других политических групп, скажем, националисты, и начнут молотить вот эту либеральную интеллигенцию.

53976.jpg

Тогда она скажет нам и полиции: «Караул! Ретуйте, громадяне!» Так правильно по-украински? Значит, спасайте. А полиция скажет: «Нет, теперь вы сами себя спасайте, потому что закон нас не защищает». И начнётся полный хаос. Ответственность власти, если у неё эта ответственность есть, должна состоять в том, чтобы никому не было позволено вот так грубо нарушать закон.

Именно поэтому и принято такое решение в рамках амнистии: не амнистировать тех людей, правонарушения которых связаны с насильственными действиями в отношении представителей власти, прежде всего правоохранительных органов, и тех, которые совершили тяжёлые правонарушения, опасные для общества, — организация массовых беспорядков.

Кстати говоря, в других странах, не будем их всуе упоминать, стоит только поднять руку на полицейского, сразу пулю в лоб. Там даже не успевают иногда руку на полицейского поднять, уже стреляют, причём и в женщин, и в детей.

НЕ ЦАРСКОЕ ЭТО ДЕЛО — РЕШАТЬ, КОМУ УЧАСТВОВАТЬ В ВЫБОРАХ МЭРА МОСКВЫ

— Я бы хотел обратиться к теме прошедших выборов мэра Москвы. У меня в руках интервью Сергея Собянина, в котором он признал то, что советовался с Вами по поводу участия в этих выборах Алексея Навального. И Ваша реакция была положительной. Если это действительно так, дело ли президента решать, кому участвовать в выборах, а кому не участвовать? Вообще, почему проводились такие консультации, например, по Навальному? Он представляет угрозу для власти?

— Если бы представлял угрозу, на выборы не пустили бы. И не пустили бы не каким-то административным способом, а законом и политическим. И дело совершенно не в конкретных фамилиях. Он по конкретным фамилиям, я не знаю, как в интервью написано, со мной не советовался.

То, что мэр столицы обсуждает политические вопросы с Президентом, мне кажется, это абсолютно нормальная вещь, ничего здесь экстренного нет. Но я действительно исходил из того, что все, кто имеют хоть какие-то шансы реально побороться за пост мэра, должны это сделать, и им нужно помочь.

Конечно, людям, которые малоизвестны на муниципальном уровне, пройти этот фильтр не просто. И связано это совершенно не с тем, что там власть критикуют или не критикуют, а просто муниципалы, здесь мы разговаривали о муниципальном уровне власти, ближе всего к народу. Они понимают, что человек может сделать, а что не может, чего он в состоянии добиться реально, а чего нет. И когда оценивают, тогда они свой вердикт выносят — поддержать такого человека или не поддержать.

Но я исходил из того, что если у кого-то есть хоть какие-то реальные шансы, то надо помочь этим людям себя проявить, себя заявить. Может быть, это будет способствовать решению нескольких задач.

Во-первых, люди, когда выходят на такой серьезный уровень, начинают понимать все-таки реалии нашей жизни, где мы живем и куда нужно идти, чего конкретно надо добиваться. Не просто так: «Караул, держи вора!» Как правило, так кричат те, кто сами чего-то сперли, извините. Понятно, да? Но почувствовать требования, реальные требования людей, реальные задачи, перед которыми стоит тот или иной субъект Федерации, либо в данном случае Москва.

И в целом, на мой взгляд, это полезно для самих этих людей, полезно, чтобы они становились более серьезными, основательными — это с одной стороны. А с другой, чтобы и люди тоже посмотрели: «А что же, собственно, избиратель, а что же кандидат предлагает реально, кроме того, что ругается на действующую власть? А что он сам реально предлагает, и как он хочет добиться того, что предлагает? Это вообще серьезное предложение или нет?»

Так что и для кандидатов, и для избирателей, на мой взгляд, это процесс положительный. Но когда мы говорим «фильтр муниципальный» — да, фильтр, согласен, но все-таки это не пустой инструмент отсечки неугодных властям, с этим я никогда не соглашусь.

Это такой фильтр, который заставляет кандидата подумать о реальных потребностях того населенного пункта или страны, где он собирается баллотироваться. На мой взгляд, это правильная вещь, во всяком случае, сегодня.

02.jpg

ВАМ ЛИЧНО НИКОГДА НЕ БЫЛО ЭТИХ ДВУХ МОЛОДЫХ ДЕВУШЕК ИЗ ГРУППЫ PUSSY RIOT ЖАЛКО КАК ОТЦУ ДВУХ ДОЧЕРЕЙ?

— В ближайшие дни, как ожидается, по амнистии освободятся две участницы группы Pussy Riot, которые, по Вашему меткому выражению, «схлопотали двушечку» некоторое время назад. Сейчас государство их выпускает, не дожидаясь, когда истечет та самая «двушечка». Значит ли это, что государство в Вашем лице считает, что наказание было, может быть, чрезмерным за тот поступок, который они сделали? И вопрос такой общий: Вам лично никогда не было этих двух молодых девушек жалко, например, как отцу двух дочерей сходного с ними возраста?

— Мне их жалко не за то, что они оказались в местах лишения свободы, хотя ничего хорошего в этом нет. Мне жалко было, что они как бы дошли до такого состояния, что начали такой эпатаж, на мой взгляд, унижающий достоинство женщин.

Для того чтобы выделиться и как-то пропиарить себя, они перешли всякие границы. Но суд принял решение об их наказании не за это, а за другие действия. И это не пересмотр решения суда. Это общее решение, связанное с амнистией, под которую они попадают.

Это не связано ни с «Гринпис», ни с этой группой. Это, как я уже говорил, во-первых, не мое решение, а решение Государственной Думы, все-таки не будем об этом забывать. А, во-вторых, это решение, связанное с гуманизацией нашей уголовной политики и в связи с 20-летием Конституции.

МИНИСТРАМ ЧТО, ПОРА УЖЕ СОБИРАТЬ ВЕЩИ?

— Отвечая на один из вопросов, Вы сказали, что в целом оцениваете деятельность правительства удовлетворительно, то есть на «троечку». И также рассказали, что и зарплату чиновникам повышаете...

— У нас есть «удовлетворительно» и «неудовлетворительно». У нас нет пяти-, семи-, десятибалльной системы, есть «удовлетворительно» и «неудовлетворительно». Я оцениваю как «удовлетворительно».

— Но заметили, что и зарплату чиновникам повышаете, для того чтобы профессионалов с рынка можно было брать. Любая критика в сторону министров сразу же порождает слухи об отставке правительства. Министрам что, пора уже собирать вещи? Или кто-то ещё может остаться поработать? И раз уж Вы не ответили на вопрос о преемнике, у Медведева вообще шансов нет тогда, простите?

— Вы мне задаёте провокационный вопрос... Я же сказал, что оцениваю работу Правительства как удовлетворительную. И вообще полагаю, что самое плохое, что может быть, это кадровая чехарда. Разумеется, в рамках этой работы есть какие-то вещи, которые можно и нужно было бы, на мой взгляд, делать энергичнее, более эффективно, своевременно. Некоторые вещи затягиваются. Но я же дал характеристику того, что такое работать в правительстве. Это сложная работа. И потенциал действующего правительства далеко ещё не реализован.

КАК БУДТО НАХОДИШЬСЯ ПОД ВОДОПАДОМ

— Хотел оттолкнуться от амнистии, но немножко пошире поставить вопрос. Смотрите, когда это обсуждалось, внедумская оппозиция обращается к Вам, потом Дума ждёт президентский законопроект. Иногда возникает ощущение, что в канун 20-летия Вы как глава государства являетесь не только главным её гарантом, но и чтецом Конституции, потому что очень многие своими широчайшими полномочиями, которые там прописаны — парламент, правительство, — не очень пользуются. Пример — Ваше послание. Вы поставили год назад вопрос о деофшоризации. Прошёл год, рецепты по деофшоризации — в президентском послании. Где были остальные? Сочинения школьные и так далее. Эта ситуация, когда всё выходит на Вас, она Вам в большей степени льстит или она в большей степени Вас тревожит?

— Вы ошибаетесь. Ошибаетесь в том, что в большей степени вопросы управления выходят на главу государства. Выходят вопросы, которые находятся так или иначе в поле зрения общественности. И складывается впечатление, что всё, что у нас происходит, происходит исключительно в ручном управлении. Это не так.

Я четыре года работал председателем правительства. Вы даже не представляете, какой колоссальный объём работы выполняет правительство Российской Федерации. Даже председатель правительства не всё знает, что делается в министерствах. Это просто невозможно.

Самая гнусная работа, которая у нас есть, — это работа председателя правительства. Это тяжелейший ежедневный труд, как будто находишься под водопадом, просто катится постоянно, не переставая. И контролировать всё, что происходит, невозможно, нужно создавать машину, которая бы работала. Она и есть, она и работает.

Но есть вопросы, которые выскакивают в общественном сознании в качестве ключевых. И очень часто приходится, конечно, это решать или на уровне председателя правительства, или на уровне президента. Создаётся впечатление, что всё происходит в ручном управлении. Это не так.

Что касается амнистии. Я сам предложил депутатам Госдумы, когда с ними встречался, можно сделать напрямую, чтобы сами депутаты внесли. Было их предложение, чтобы это сделал я. Их предложение. Так легче проводить дискуссию в рамках самого парламента.

Мне кажется, что это тоже вполне естественно. Не будем забывать, что всё-таки «Единую Россию» создавал ваш покорный слуга, и до недавнего времени я её возглавлял фактически и практически. Она остаётся ведущей политической силой в парламенте, поэтому это естественный процесс. Первое.

И второе. Нам всё-таки нужно наладить, она налажена, не разрушать ни в коем случае деловую атмосферу нашего сотрудничества, ведь законы-то я подписываю в конечном итоге. Поэтому даже в этом случае, даже в случае, когда решается вопрос постановлением парламента, всё-таки у нас должно быть согласие и понимание друг друга. Мне кажется, что это на самом деле хороший признак.

БЛАГОДАРЯ ГОСПОДИНУ СНОУДЕНУ МНОГОЕ В ГОЛОВАХ МИЛЛИОНОВ ЛЮДЕЙ КАК-ТО ПОВЕРНУЛОСЬ

— А Вы лично встречались со Сноуденом? И если такая встреча была, то о чём говорили? Если встречи такой не было, возможна ли она в принципе? О чём поговорите — может быть, в деталях хотите его о чём-то расспросить?

— Нет, я не знаком лично с господином Сноуденом, никогда с ним не встречался. У меня много текущих дел. У него свои представления о жизни, о том, что и как надо делать, как надо жить.

Не скрою, этот человек для меня небезынтересен. Я думаю, что благодаря господину Сноудену многое в головах миллионов людей как-то повернулось, в том числе и у крупных политических деятелей современности (как говорили в советские времена, когда вспоминали Леонида Ильича Брежнева), у моих коллег многое изменилось, и это, безусловно, его заслуга, это правда.

Для меня всегда (не всегда, но когда я столкнулся с этим) было любопытно, как он на это решился, потому что достаточно молодой человек. Что у него есть? Ничего у него нет. Как он собирается жить? Где он собирается жить? Ему 30 лет с небольшим, по-моему. Но вот он сделал такой выбор для себя. Благородно, но сложно. Он любопытный человек, интересный, но у него свои дела, у меня свои.

Мы дали ему возможность у нас жить, мы, как я уже и говорил, исходим из того, что, находясь на территории Российской Федерации, не будет заниматься какой-то антиамериканской пропагандой. Всё, что выбрасывается где-то, это выбрасывается то, что им оставлено где-то по всему миру. Мы не знаем, где, что у него оставлено.

Я уже говорил, скажу вам почти профессиональным языком: в оперативном плане мы с ним не работаем и никогда не работали, не пристаём к нему со всякими вопросами в отношении того, что и как делалось на российском направлении его службой, где он работал.

Он остался на нашей территории в силу известных обстоятельств. Я уже всё объяснял по этому поводу, говорил. Он сам должен определить свою жизнь на будущее, мы ему не помогаем в этом и не мешаем. Мы просто дали ему убежище.

С НАШИМИ ЗАРПЛАТАМИ КАК-НИБУДЬ РАЗБЕРЁМСЯ, ЭТО НЕ САМОЕ ГЛАВНОЕ

— Господин президент, до недавнего времени зарплаты российских топ-чиновников были привязаны к зарплате президента и премьера. В недавнее время вы [их] отвязали. Интересно, почему не повысили себе, но значительно, в разы повысили тем же министрам и депутатам? Они со следующего года минимум будут получать 450 тысяч рублей в месяц. Не слишком ли это много, учитывая средний размер тех же зарплат и пенсий, о которых Вы говорили во вступительном слове? Последуют ли за таким резким повышением какие-то новые антикоррупционные требования — требования к открытости, к эффективности, к скромности в конце концов, если речь идёт о госзакупках, о приобретаемых в рамках госзакупок машин и так далее?

— Мне сегодня приятно с вами работать. Вы задаёте вопрос — и сразу на него отвечаете... Ведь о чём идёт речь? Я приводил цифры, результаты работы. Есть цифры явно проблемные. Но в целом я считаю работу правительства удовлетворительной, потому что это сложный год для мировой экономики. Когда европейская экономика, а у нас с Европой более 50 процентов товарооборота, уже припала, находилась, по сути, в стагнации во многих европейских странах, мы держали достаточно высокую планку. И вот до нас тоже немного докатилось. Но в целом, я считаю, работа правительства была достаточно профессионально выстроена.

Я к чему это говорю? Потому что на таком высоком правительственном уровне, да и в ключевых комитетах Государственной Думы должны работать профессионалы самого высокого класса. И с рынка труда забрать таких людей очень сложно. Если они получают достаточно высокие заработные платы, скажем, в той же банковской системе, в энергетическом секторе, переманить их сюда — это непростое дело в современных условиях, палкой никого не загонишь и не заставишь здесь сидеть.

Но вместе с тем (и вот на вторую часть вопроса Вы практически сами ответили) вы же знаете, какие меры мы принимаем в борьбе с коррупцией, как раз прежде всего в сфере госуправления. Здесь и обязательное декларирование доходов, обязательная информация о приобретениях, запрет на счета и недвижимость за границей — целый набор средств, я сейчас даже не буду их повторять, вы все об этом знаете. Конечно, мы будем и дальше это ужесточать это направление. Но если мы не будем платить серьёзные деньги для того, чтобы получить хороших специалистов, экспертов самого высочайшего мирового класса, а нам нужны в органах управления именно такие люди, то у нас не будет результатов в работе. Если здесь будут сбои, то от этого пострадают и люди, которые работают на производстве, и люди, которые получают социальные пособия, и пенсионеры, потому что от качества работы людей такого уровня зависит успех экономики страны в целом.

Что касается меня и председателя правительства, нам хватает. Есть, конечно, проблемы, связанные с тем, что зарплаты большой группы чиновников привязаны к нашим, но с этим как-нибудь разберёмся, это не самое главное.

ОГРАДИТЬ НАС ОТ ДОСТАТОЧНО АГРЕССИВНОГО ПОВЕДЕНИЯ НЕКОТОРЫХ СОЦИАЛЬНЫХ ГРУПП

— ...Большое внимание сейчас уделяется религии и нравственным ценностям. Я такого не помню. Хотела бы узнать, почему Вам это стало так важно? И почему вам так важна критика западных ценностей?

— Начнём с последнего. Для меня важна не критика западных ценностей — для меня важно защитить наше население от некоторых квазиценностей, которые очень сложно воспринимаются нашими гражданами, нашим населением.

Вопрос не в том, чтобы критиковать кого-то, а вопрос — оградить нас от достаточно агрессивного поведения некоторых социальных групп, которые, на мой взгляд, не просто живут, как им хочется, а достаточно агрессивно навязывают свою точку зрению другим людям и в других странах. Вот только этим объясняется моя позиция по некоторым вопросам, на которые Вы намекнули.

Что же касается традиционных наших ценностей, то я действительно считаю, что мы должны обратить на это больше внимания в силу простых обстоятельств.

Известно, что в Советском Союзе доминировала одна идеология. И как бы мы к ней ни относились, но там были и достаточно понятные, по сути квазирелигиозные, ценности. Кодекс строителя коммунизма, если почитаете, это жалкая копия с Библии: не убей, не укради, не пожелай жены ближнего своего. В кодексе строителя коммунизма всё есть, только изложено примитивным языком и сокращено до безобразия.

Этот кодекс уже почил в бозе, его не существует. Новое поколение граждан России, молодые люди вообще не знают, что это такое. А ему на смену могут прийти только те самые традиционные ценности, о которых Вы сказали. Без этих ценностей общество деградирует. Безусловно, мы должны к ним вернуться, понять их ценность и на базе этих ценностей двигаться вперёд.

Ещё раз хочу сказать то, о чём говорил в послании. Это, конечно, консервативный подход, но напомню ещё раз слова Бердяева, что консерватизм — это не то, что мешает движению вперёд и вверх, а то, что препятствует движению назад и вниз. Вот это, на мой взгляд, очень верная формула. Эту формулу я и предлагаю, по сути. Ничего здесь необычного для нас нет. Россия — страна с очень древней глубокой культурой. Не только ориентируясь на будущее, но и опираясь на эту традицию, на эту культуру, мы можем чувствовать себя уверенно, уверенно идти вперёд и развиваться.

СОЧИ: БОЛЕЛЬЩИКИ ВСЁ ЭТО ПОЙМУТ, И ЕСЛИ КАКИЕ-ТО БУДУТ СБОИ, ВСЕГДА ПРОСТЯТ

— На какой результат вообще наша страна может рассчитывать по итогам Олимпийских игр? И какие сейчас средства использует государство, чтобы мотивировать наших спортсменов? Достаточно ли мотивирует?

— Вы знаете, задавая этот вопрос, Вы уже занимаетесь мотивацией, потому что любой человек, спортсмен, особенно спортсмен высокого класса, прекрасно понимает, что, когда он будет выступать на Олимпийских играх вообще, на него смотрит вся страна. А если уж это «домашняя» Олимпиада, то, конечно, будет выступать в особых условиях, и внимание будет особым.

Мне бы хотелось обратить внимание на два обстоятельства. Первое. Это обстоятельство заключается в том, что мы принимающая страна. И для нас всё-таки основным является хорошая организация этих соревнований, создание условий, равных условий для всех спортсменов, с тем чтобы каждый из них, из этих спортсменов, какую бы страну он ни представлял, мог проявить свои лучшие качества, порадовать наших болельщиков, порадовать своих собственных болельщиков, внести заметный вклад в развитие олимпизма, олимпийского движения. Вот в этом, на мой взгляд, заключается наша миссия номер один. Надеюсь, вы со мной согласитесь — это важная миссия.

Второе. Конечно, мы все ждём побед от наших спортсменов. Но я бы воздержался от того, чтобы называть какое-то конкретное количество медалей, считать секунды и очки. Самое главное, чего я ожидаю от наших спортсменов, чтобы они проявили мастерство и характер, чтобы мы порадовались за них и за их выступления.

Ведь спорт — это, конечно, не «угадайка», но всё-таки это нечто такое, что связано и со случаем. И поэтому предугадать на сто процентов выступления даже самых именитых, ведущих спортсменов достаточно сложно. Всё бывает: ногу подвернул, споткнулся, поскользнулся — всё бывает в жизни.

Я думаю, что наши болельщики всё это поймут. И если какие-то будут сбои, всегда простят. Самое главное — это, повторяю, проявить мастерство и характер. А победит сильнейший, конечно. И мы порадуемся за этих сильнейших.

А ЕСЛИ «МАЙДАН» БУДЕТ НА СОБОРНОЙ ПЛОЩАДИ В МОСКВЕ?

— Если многонедельный и несанкционированный, что важно подчеркнуть, «майдан» случится на Соборной площади в Москве или на Красной, как Вы будете реагировать? Какое политическое решение будете в связи с этим принимать?

— Я не буду принимать никаких политических решений, буду действовать в соответствии с законодательством Российской Федерации. Каждый гражданин либо политическая партия, объединение имеют право выражать своё мнение в отношении тех или иных принимаемых в стране решений, в том числе и с помощью массовых уличных мероприятий, но любые действия подобного рода должны оставаться в рамках закона. Если кто-либо выходит за эти рамки, то государство обязано — я хочу это подчеркнуть, это не какая-то воля политическая, а обязательство органов власти — наводить порядок, потому что иначе такое развитие событий может привести к хаосу, что самым негативным образом отразится на экономике, на социальной сфере и на политическом состоянии всего государства.

05.jpg

О НОВОГОДНИХ КОРПОРАТИВАХ: НЕ ЗЛОУПОТРЕБЛЯЙТЕ ТОЛЬКО!

— Вопрос новогодний. Вы в начале декабря сказали, что скидываться было бы неплохо работникам бюджетных организаций на корпоративы. И очень многих это напугало, даже как-то люди стали отменять корпоративы. К сожалению, сейчас отмена корпоратива, если уже заказаны ресторан, артисты дорогие, зачастую стоит столько же, сколько проведение. И вообще людям трудно найти деньги...

— В добрый час.

— Можно проводить, да?

— Не злоупотребляйте только!..

ЦИФРЫ ОТ ПРЕЗИДЕНТА: В ЦЕЛОМ НЕПЛОХО

Сегодняшняя пресс-конференция президента РФ Владимира Путина началась с его короткого выступления, в котором он привел основные экономические параметры:

— Последние данные изменения реального ВВП в процентах к прошлому году: 1,4 процента — 1,5 будет, наверное. Инфляция — 6,1 процента. Это чуть меньше, чем в прошлом году (в прошлом году было 6,6). В целом, неплохо.

Индекс производства сельского хозяйства — 6,8 процента. Надо отметить, что сельское хозяйство, труженики села, конечно, серьёзно помогли в целом экономике, потому что в прошлом году, как вы знаете, был минус, почти 5 процентов, в этом году — плюс 6,8. На фоне известных сложностей в промышленном секторе сельское хозяйство, конечно, общий ВВП вытаскивает.

Изменения в жилищном строительстве — 12,1 процента плюс. В прошлом году было 5,6, в позапрошлом — 6,6. Тоже хорошо.

Изменение реальной заработной платы в процентах — плюс 5,5 процента, реальной заработной платы, не номинальной, а реальной, за вычетом инфляции.

Изменение реальных располагаемых денежных доходов населения: в позапрошлом году было 0,5 процента, в прошлом — 4,6, в этом — 3,6. Считаю, хороший показатель.

Размер трудовой пенсии по старости: в прошлом году (на 1 января 2013 года, точнее) было 9790, сейчас — 10742.

У нас торговля с профицитом будет в этом году со значительным сальдо торгового баланса — 146,8 миллиарда долларов.

По стенограмме с http://www.kremlin.ru/

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (49) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    19.12.2013 12:28

    Если это неплохой, то какие же показатели д.б. плохими? Падение ВВП на 10%?

  • Анонимно
    19.12.2013 12:45

    Вы будете смеяться, но начнем с того, что Путин опоздал...

  • Анонимно
    19.12.2013 12:52

    А как же ДАМ?

  • Анонимно
    19.12.2013 13:03

    ВВ -это всерьез и надолго! Медвед будет после 2022.

  • Анонимно
    19.12.2013 13:06

    его и не будет на следующих выборах, сам пойдет

  • Анонимно
    19.12.2013 13:07

    Ребята, не ссорьтесь! Учитесь жить при стагфляции. Это надолго. Как только ЗВР закончится,- будет весело.

  • Анонимно
    19.12.2013 13:40

    Минниханов?

  • Анонимно
    19.12.2013 13:46

    возьмите меня на 450 000! Можно и без палки...

  • Анонимно
    19.12.2013 13:50

    У них-то адекватные... наверно. У нас - нет

  • Анонимно
    19.12.2013 13:50

    президенты стран тоже должны избираться, ящетаю

  • Анонимно
    19.12.2013 13:51

    да он все никак не родится, хоть плачь

  • Анонимно
    19.12.2013 14:16

    Скажите: за что??

  • Анонимно
    19.12.2013 14:16

    >>> палкой сюда никого не загонишь и не заставишь здесь сидеть", – пояснил он.Не только не загнать, потом ещё и палкой не выгнать.

  • Анонимно
    19.12.2013 14:20

    Уберити монополии и у всех кончатся вопросы по зарплатам. Если не можите ,тогда ограничиваете это не боги а люди они не могу получать как небольшой город России!

  • Анонимно
    19.12.2013 14:37

    Это у нас в Госдуме работают профессионалы самого высокого класса? Не смешите меня, уважаемый ВВП. Смотришь на этих профессионалов и думаешь, откуда таких идиотов только понабрали. Достаточно проанализировать законы, которые они принимают на "благо" народа и все сразу станет ясно.

    • Анонимно
      19.12.2013 18:54

      100%

    • Анонимно
      19.12.2013 23:21

      это да, именно трансляция Путина к депутатам и членам правительства порой вызывает отторжение... хотя ведь мог отстраиваться и выглядеть в более привлекательном свете

  • Анонимно
    19.12.2013 15:04

    Это у нас в Госдуме работают профессионалы самого высокого класса? Не смешите меня, уважаемый ВВП. Господа,он просто издевается над нами!!!это уже не смешно!

    • Анонимно
      19.12.2013 15:17

      А президенту похоже смешно, сказал профессионалы, значит профессионалы и нечего тут обсуждать и свое недовольство высказывать. Стимул должен быть у наших депутатов работать, а с маленькими з/п этого не добьешься, вот и приходится по 450 т.р. платить ежемесячно, а иначе никак, сбегут.

  • Анонимно
    19.12.2013 15:22

    Наши чиновники живут в далекой от простого народа стране, девиз которой: "Воруй, жируй и ни о чем не думай!" Как говорят: я тебя не понимать.

  • Анонимно
    19.12.2013 15:23

    а когда мы начнем выбирать президента страны. ??? как то я сомневаюсь в выбораха Мэра когда в Казани будем выбирать?

  • Анонимно
    19.12.2013 15:28

    ...и после этого бабушки будут нахваливать ВВПнадо будет бабушке своей рассказать. А то в газетах этого не напишут

  • Анонимно
    19.12.2013 15:41

    не путайте, чиновники и депутаты - это не одно и тоже.

  • Анонимно
    19.12.2013 16:39

    Вданной ситуации только честные выборы на все уровни могут стабилизировать напряжение в обществе. Дайте возможность народу самому определять,кто ему нужен.

    • Анонимно
      20.12.2013 08:15

      Последний Верховный Совет СССР выбирал народ. А он сдал страну.

  • Анонимно
    19.12.2013 16:44

    когда в казани начнем выбирать мэра, а не назначать?

    • Анонимно
      19.12.2013 22:50

      когда это решение на верхах примут, по всей видимости. упертости с выборами в нынешних реалиях не понять. выборы президента РФ были весьма показательными в этом плане. Поэтому пусть будет в Казани хороший управленец, нынешний меня устраивает с небольшими ремарками.

  • Анонимно
    19.12.2013 19:33

    Метшина при честных выборах бы не выбрали точно. Максимум 15% его.

    • Анонимно
      19.12.2013 22:42

      вот с одной стороны согласен, с другой нет. при всех недостатках есть у него и сильные положительные черты + все-таки очень харизматичный товарищ

      • Анонимно
        19.12.2013 22:57

        Его харизма заставляет меня ждать выборов мэров городов, чтобы люто проголосовать НЕТ

        • Анонимно
          19.12.2013 23:15

          я не знаю почему, но у меня уже укоренилось, что смена власти ничего не меняет. потому, что обычно хотят поменять те, кому мешает предыдущий. так с президентом страны, с мэрами и тд.для кого-то мэр плохой, для кого то хороший, но имхо, если проводить выборы, действующий наберет поболее чем пишут выше.мне и моим друзья (24-27 лет) импонирует, т.к. город развивается, движуха есть. и тут и РНМ спасибо тоже. в целом мне нравится действующая власть в республике и городе

        • Анонимно
          19.12.2013 23:24

          а я бы проголосовал ЗА. Считаю, что для города он хорош. По части харизмы тоже плюсую, но не в ней только дело.

    • Анонимно
      19.12.2013 22:47

      Сомневаюсь. Основные претензии к нему - что не казанец. Но для города сделал много, трудно этого не заметить. К тому же, молодежь явно на его стороне будет, поэтому не о 15% речь...

  • Анонимно
    19.12.2013 20:14

    Возьмите меня на эту гнусную и ужасную работу. Гражданин своей страны.

    • Анонимно
      19.12.2013 23:17

      а пахать по 16-18 часов готовы?)

      • Анонимно
        20.12.2013 13:19

        Почему бы и нет, и сейчас примерно столько пашем за гораздо меньшие барыши.

        • Анонимно
          20.12.2013 14:36

          не знаю, большинство людей (судя по общественному транспорту и пробкам) работаю с 8-10 до 17-19 часов. то есть часов 9 максимум

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль