Общество 
21.12.2013

Тимур Нагуманов: «В 2014 году бизнесу стоит ждать снижения покупательского спроса и повышения стоимости кредитов»

Как в 24 года стать главой района, в чем заключается союз бизнес-омбудсмена с Яковом Геллером и почему к финансовым проблемам надо относиться философски. Часть 2-я

В Татарстане открыты 8 общественных приемных бизнес-омбудсмена РТ, в январе будут запущены еще две — в Казани и Набережных Челнах. Как сообщил в ходе интернет-конференции с читателями «БИЗНЕС Online» уполномоченный при президенте РТ по защите прав предпринимателей Тимур Нагуманов, работу в новых центрах в столице и автограде будут вести юридические компании, которые выиграют конкурс. Кроме того, Нагуманов рассказал о том, как ему удалось совершить столь стремительную карьеру, в очень молодом возрасте побывав и чиновником, и на серьезных должностях в крупных бизнес-структурах.

1.jpg

ПРИЕМНЫЕ ЗАРАБОТАЮТ НА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ОСНОВЕ

— Тимур Дмитриевич, вы в 8 районах РТ открыли свои общественные приемные. Зачем они нужны в эпоху интернета? Просто заведите сайт для жалоб. (Арслан)

— Во-первых, задача открыть общественные приемные была давно, она исходит из федеральной инициативы, которая нами была поддержана. К уже открывшимся 8 приемным мы планируем с января будущего года открыть еще две — в Казани и Набережных Челнах, которые будут действовать на профессиональной основе. Средства на их работу проходят через Центр поддержки предпринимательства (ЦПП), но исполнителем будут те юридические компании, которые выиграют объявленный нами конкурс на оказание данных услуг. Нами заложены довольно жесткие требования к качеству специалистов, поэтому, наверное, конкурс смогут выиграть только крупные компании.

Задача общественной приемной — взаимодействовать с предпринимателями, принимать от них обращения, проводить первичную консультацию, при необходимости проводить детальную юридическую экспертизу и представлять нам все материалы для дальнейших действий.

— Под какой вывеской будут работать ваши приемные на местах?

— Если речь идет о тех двух приемных, где работа будет вестись на профессиональной основе компанией, выигравшей конкурс, то это будет общественная приемная уполномоченного по защите прав предпринимателей. Там будут работать квалифицированные юристы в определенном режиме приема. Можно сказать, они отчасти будут дополнять наш штат.

— Кто и в каком объеме финансирует проект профессиональных приемных в Челнах и Казани?

— Финансирование — на 60 процентов федеральное и на 40 процентов региональное. Пока на этот пилотный проект в Татарстане выделено на полгода 1 миллион 575 тысяч рублей. В этой же сумме заложено проведение одного семинара и соцопроса, который будут проводить в Татарстане в рамках общефедеральной программы. Это объективно небольшие деньги, на которые структура будет существовать 6 месяцев. Если проект окажется удачным, возможно его продолжение, и на последующий период тоже будет объявлен конкурс. Такая практика идет по всей России, поскольку есть средства минэкономразвития РФ, выделяемые на цели развития предпринимательства, в частности, на открытие общественных приемных уполномоченных в регионах.

«ЗА ДЕНЬГАМИ — В ЦПП, А С ПРОБЛЕМОЙ — К УПОЛНОМОЧЕННОМУ»

— Чем ваша деятельность отличается от работы ЦПП?

— У Центра поддержки предпринимательства и нашего института глобальные задачи едины, а то, чем мы непосредственно занимаемся, это немного разные вещи. ЦПП занимается там, где нужны деньги, а мы занимаемся, когда есть проблема. Условно говоря, за деньгами надо идти в ЦПП, а с проблемой — к уполномоченному. Считаю, это нормальное разделение функций. А предприниматели, как правило, одни и те же. Поэтому мы изначально договорились с ЦПП свою работу координировать и вести совместно.

У ЦПП уже есть инфраструктура, выстроенная по зональному принципу, и мы договорились, что они станут нашими общественными приемными на общественных началах. Подчеркиваю: никаких дополнительных бюджетных затрат на работу этих 8 открытых приемных не будет! Задача состоит в том, чтобы они на местах первично взаимодействовали с предпринимателями от нашего имени. Они не будут заниматься анализом и экспертизой, а будут только принимать обращения предпринимателей и направлять их нам для дальнейшей работы.

Эти 8 представительств — это наш первичный офис, и с каждым из них мы будем выстраивать, по сути, индивидуальную работу. Например, мы договорились, что с представителем в Челнах мы будем работать более широко в том плане, что он даже будет представлять наши интересы.

Что касается интернета, то, во-первых, не все предприниматели в районах, к сожалению, умеют им пользоваться, во-вторых, далеко не все знают, что есть такая возможность. Когда есть живой человек, прийти к нему со своей проблемой проще, чем писать об этом.

А вообще сегодня есть несколько способов обратиться к нам с жалобой: и по электронной почте, и через наш сайт, заполнив специальную форму для обращений, и по телефону, и через представителя на местах.

— Объясните, пожалуйста, порядок и регламент обращения в ЦПП. В частности, я бы очень хотел, чтобы представитель ЦПП принял участие в судебном разбирательстве. (max52, Актаныш)

— В Актаныше есть представитель ЦПП, и надо обращаться непосредственно к нему, но если есть обратный адрес, мы обязательно свяжемся с этим человеком и поможем.

Как молодому предпринимателю получить финансирование? И кто его защитит в случае временных финансовых проблем? И еще вопрос: если у меня есть проект для развития некоторых муниципальных хозяйств и увеличения привлекательности Казани, куда обращаться, если нет связей? Большинство грантов распределяются по «инновационным» проектам, а малый бизнес — это торговля, услуги и маленькие свечные заводики, на которые гранты очень слабо предусмотрены. (Артюков Артем Андреевич)

— Что касается финансирования, данному предпринимателю надо обращаться в первую очередь в Центр поддержки предпринимательства, а также в гарантийный фонд и кредитные учреждения. Мы в этих вопросах ему помочь не можем.

А по поводу защиты в случае временных финансовых проблем можно рассуждать философски, поскольку предпринимательство во всем мире — это риск. Любой предприниматель должен понимать, что он рискует вложенными в бизнес средствами. Но в современном мире есть институты, которые защищают в случае коммерческих неудач — это защита бизнеса через страхование, диверсификация, фондирование. Да, это коммерческие инструменты, но на данном этапе государство не планирует брать на себя функции, существующие у коммерческих структур.

«В РАМКАХ БИРЖЕВЫХ ЗАКУПОК — ДВА ПРОЕКТА»

О биржевых закупках поступило несколько вопросов, один из которых приведу: «Вы провели решение о биржевых закупках. Можно ли узнать о ходе реализации этого проекта?» (Рамиль)

— На самом деле в рамках биржевых закупок было два проекта. Первый — это ФЗ-223, определяющий порядок проведения закупок на определенные виды товаров, работ и услуг для МУПов, ГУПов и ОАО, где есть доля государства. Единый ресурс уже есть, и в законе сказано, что все подобные организации должны закупать товары и услуги на конкурентной основе, что регулируется их внутренними положениями. Мы предложили внести изменения во все положения, чтобы процедура была идентичной и проходила на биржевой площадке агентства госзаказа — в разделе «223 Заказ РФ». Есть поручение президента РТ — до конца года внести изменения во все регламенты, и эта работа сейчас активно идет. Результаты будут видны в конце этого года — начале следующего.

IMG_9460.jpg

Второе направление — это биржевая закупка для контрактов «второй руки». Этой тематикой занимается Яков Вениаминович Геллер, а мы выступили в качестве его союзника. Есть конкурсы государственных заказов на стройку, ремонт, реконструкцию, которые, как правило, выигрывают крупные строительные компании. И генподрядчик уже сам решает, у кого он будет закупать материалы и оборудование. Многие предприниматели жалуются, что не могут попасть в поставщики, поскольку у крупных компаний уже есть какие-то свои структуры. И им вся эта история выглядит странной. А генподрядчики говорят, что нет ничего странного — они будут покупать там, где им выгоднее и удобнее.

То есть существует какое-то недопонимание. Поэтому было предложение, чтобы и эти закупки велись через единую биржевую площадку по показателю стоимости и качественным характеристикам. Концептуально мы об этом договорились, а для практической реализации есть несколько сложностей, которыми мы сейчас и занимаемся. Есть нормы федерального законодательства, есть своя позиция у разных органов, поэтому пока не могу сказать, когда все это будет отрегулировано.

Орган новый, вопрос старый, с бородой, а тема проста — изменения в ФЗ «О банкротстве», СРО о конкурсных управляющих, практика дел арбитражных судей о введении конкурсного производства. Связка этих трех вещей — ведет к переделу собственности предпринимателей разного уровня! Собираетесь выходить с инициативой через депутатов Госдумы РФ для внесения поправок, чтобы убрать коррупционную связку? (Валерий Песков)

— Закон о банкротстве претерпевал изменения уже неоднократно. Нынешний закон очень сложный и подробный, и это сделано для того, чтобы люди не могли найти «лазейки» для обхода закона. Это вопрос федерального уровня, и он недавно обсуждался на совещании у Бориса Титова. По Татарстану сейчас есть две конкретные истории, которые мы планируем внимательно проанализировать, чтобы на их базе сформулировать системные проблемы, связанные с этим законом, и в начале следующего года направить их в Москву.

2014: ДЕРЖАТЬ УХО ВОСТРО!

— Наступает 2014 год. Что сейчас вы можете сказать о тех положительных и не очень изменениях, ждущих бизнес в наступающем году и какие новые задачи в связи с этим вы себе ставите? (Елена)

— Сегодня для бизнеса есть сложности, связанные с замедлением экономического роста не только в нашей стране, но и во всем мире. В этой связи следует ожидать снижения покупательского спроса, повышения стоимости кредитов. Сегодня активно ведется работа по анализу ситуации, но пока рецептов ни у кого не появилось.

Среди положительных моментов можно отметить продолжающийся диалог по поводу экономической амнистии, также российский институт уполномоченных по защите прав предпринимателей совместно с Агентством стратегических инициатив занимается вопросом совершенствования «дорожной карты» и контролем ее реализации. Я думаю, что инвестиционный климат от этого будет только улучшаться.

Но в целом ситуация сегодня непростая, поэтому бизнесу нужно очень четко планировать свои горизонты, не кидаться в очень рисковые проекты, которые на первый взгляд могут показаться доходными. Ну, и могу посоветовать держать ухо востро. Повторюсь, бизнес — это риск в первую очередь. Но кто не рискует, тот не пьет шампанского.

«ЧУВСТВУЮ СЕБЯ НУЖНЫМ»

Добровольным ли был ваш переход на эту должность? Что это для вас — повышение или понижение? До какой должности вы бы хотели дорасти на госслужбе? И что для вас значит госслужба? (Влад)

— Переход на любую должность всегда добровольный.

— Но некоторые говорят, что вы просто не могли отказать президенту...

— Было предложение от президента республики, я на него сходу согласился, потому что мне было интересно. Создать подобный новый институт — это вызов и интересная сложная задача.

— Это для вас повышение или понижение?

— Думаю, что это повышение. Это совсем другая работа, нежели та, которой я до этого занимался. Но у меня почти всегда получалось так, что я приходил на то место, которое для меня было совершенно новым. И это очень интересно! Приходится менять собственное мироощущение, подходы. Часто приходилось чувствовать себя легионером, который сегодня играет за один клуб, а завтра — против него в составе соперника...

— Планируете и дальше продвигаться по госслужбе?

— Пока мне нравится, поскольку я чувствую себя нужным. Но у меня нет цели дослужиться до какой-то конкретной должности. Конечно, с одной стороны, хочется расти, и это нормальное чувство. С другой стороны, хочется чувствовать себя нужным и востребованным.

— Вы долгое время работали в коммерческих структурах. Этот опыт помогает или мешает вам в нынешней работе? (Альфия)

— Мне всегда нравилось работать в бизнесе, и этот опыт мне сегодня очень помогает. Я порядка 6 лет работал в разных коммерческих структурах, нравилось работать на производстве. Я сегодня с восторгом вспоминаю это время, когда есть конкретные цели, задачи, ресурсы и перспективы. Есть четкое понимание того, что ты должен сделать, и есть процесс, которым ты руководишь. Когда ты работаешь в бизнесе, результат работы более осязаем — подписал выгодный инвестиционный договор, выпустил тысячный ботинок... А в нынешней моей работе такой прямой результат бывает редко, конечная точка как бы в периоде.

«БЫЛО ИНТЕРЕСНО И... СТРАШНО»

Вы в 19 лет стали коммерческим директором в ООО, а в 21 год — начальником финансового отдела в ОАО. Поделитесь опытом, как это возможно? Какими качествами надо обладать, чтобы тебя заметили? (Макс)

— Когда я стал коммерческим директором, это было маленькое ООО, которое создавали мы вместе с моими друзьями. В то время я учился на втором курсе института. И это не было «круто», это было просто желание чем-то заниматься, где-то себя попробовать помимо учебы. Когда я окончил четвертый курс, возникло желание попробовать свои силы в крупном предприятии, научиться работать в большом коллективе.

Холдинговая компания «Золотой колос» пригласила меня работать начальником финансового отдела на Буинский сахарный завод, но в то время это не выглядело чем-то «крутым». Жил я в общежитии при заводе, с удобствами в общем коридоре. Завод был в не очень хорошем финансовом положении, финотдел я должен был создать сам, не совсем понимая, как это делать, не имея прикладного опыта работы. Мне назначили зарплату — 12 тысяч рублей.

После Буинска меня пригласили замом директора по финансам на Заинский сахарный завод. И я опять жил в общежитии при заводе. Можно сказать, я работал там практически круглосуточно, потому что больше нечем было заняться. Среди топ-менеджеров я был самым молодым, и на меня смотрели с ухмылкой. Особенно, когда я начал говорить, что финансами на предприятии могут управлять только генеральный директор и я, его зам по финансам. И с генеральным директором у меня по началу были сложные отношения, потому что туда меня пригласил не он, а собственники предприятия. Но уже через полгода взаимоотношения со всеми нормализовались. И самое интересное — работы было непочатый край.

IMG_9344.jpg

Потом меня пригласили директором на Бурундуковский элеватор, у которого в то время была куча долгов, загрузка заказами — 40 процентов, не выплачивалась зарплата. Я целый год жил в гостиничном домике прямо на территории предприятия. Было очень удобно — перед сном с фонариком обходил всю территорию элеватора. Через неделю, как я пришел, начали людям стабильно платить зарплату — и только деньгами, а не отрубями, как раньше. Сначала деньги «выбили» из головной компании, а потом начали сами зарабатывать. Когда я пришел, годовой оборот предприятия был 600 миллионов рублей, а к концу года он стал 1,7 миллиарда рублей. Даже начали реконструкцию предприятия. Сегодня годовой оборот этого предприятия — 2 миллиарда рублей, работает около 300 человек.

— А потом вас назначили главой Дрожжановского района. И было вам в ту пору всего 24 года...

— Предложение возглавить Дрожжановский район пришло совсем неожиданно для меня. Было интересно попробовать, честно говоря. И было страшно.

— Как вас восприняли в районе?

— С недоверием и интересом. Не понимали, как со мной разговаривать, что я буду делать. Надо сказать, и я не понимал, что делать. Сходу надел резиновые сапоги и поехал смотреть.

И какими качествами надо обладать, чтобы тебя заметили?

— Видимо, просто надо работать.

— Газету «БИЗНЕС Online» читаете?

— Да, конечно. И перерывы бывают, только когда нет интернета. У вас есть свой формат, своя ниша. Время показывает, что газета весьма успешная. И аудитория у вас разнообразная и интересная. Думаю, у вас есть понимание, что вы будете делать в дальнейшем, чтобы оставаться конкурентоспособными на рынке СМИ. Хочется пожелать только одного — растите и дальше.

— Тимур Дмитриевич, спасибо за обстоятельный разговор. Успехов вам!

Тимур Нагуманов: «Татарстанские чиновники, отказывая предпринимателю, делают это настолько «красиво», что не придерешься». Часть 1-я

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (8) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    21.12.2013 10:22

    чего не то говорит, цена денег падает, банки по 14% предлагаютна след год будут под 12%

    • TatarIN.NET
      21.12.2013 11:50

      Прав он, в период нестабильности повышаются риски банков по возврату выданных кредитов и они свои риски перекладывают на получателей.

  • Анонимно
    21.12.2013 12:08

    Да с таким прогнозистом кашу не сваришь. Мой прогноз: люди будут больше тратить т.к. держать деньги на депозитах в банке станет не выгодно, а растущая инфляция это дело подстегнет. Все кто не ушел в валюту будут активными покупателями.

    • Анонимно
      21.12.2013 12:56

      Точно!И это приведет дальнейшему ослаблению банковской сферы!Повышение стоимости кредитов ничего не даст-население уже закредитовано-дальше никуда!знакум

  • Анонимно
    21.12.2013 19:25

    Ага, вспомните 2009год, кто там что тратил? Кредиты нечем было выплачивать и все затянули пояса и тратили только на еду.

  • Анонимно
    22.12.2013 18:10

    Хочет чтобы опять заметили. На каком месте был район по зарплате когда ушел. Правильно на последнем

  • Анонимно
    25.12.2013 18:15

    Это они? На открытие общественных приемных победу одержала никому не известное Общество с ограниченной ответственностью "КамаБизнесКонсалтинг", Татарстан респ., г. Казань, ул. Юлиуса Фучика, д. 86 кв. 20 http://zakupki.gov.ru/pgz/public/action/orders/info/commission_work_result/show?source=epz&notificationId=7713357

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль