Общество 
25.12.2013

«С Абзгильдиным ушла целая эпоха»

87437211_1234800155_1215353.jpg
Абрек Абзгильдин (фото: Елена Сунгатова, art16.ru)

ОН ЛЮБИЛ ПИСАТЬ «ЛЕТАЮЩЕГО ТАТАРИНА»

Абрек Абзгильдин родился в Башкирии, но учиться приехал в Казань. Окончил казанское художественное училище им. Фешина и московский государственный академический художественный институт им. Сурикова, учился в мастерской монументальной живописи профессора Клавдии Тутеволь. С конца 1970-х жил и работал в Казани, много лет был председателем союза художников РТ. Его работы находятся в крупнейших музеях, галереях и частных собраниях России и зарубежья. За серию портретов удостоен государственной премии РТ им. Тукая, награжден серебряной медалью академии художеств РФ.

На репродукции одной из своих работ, где изображен Рудольф Нуриев, автор написал свое кредо: человек рожден для свободы и жизни, для свободы духа, для свободы в искусстве. Здесь он совпал с героем этой своей работы — замершем в своем знаменитом прыжке «с зависанием» великим танцовщиком, который часто появляется на полотнах Абзгильдина. «Летающий татарин», очевидно, вдохновлял художника именно силой духа и тем, что всегда, в самых неблагоприятных для него обстоятельствах, оставался свободным и верным себе. А полет Нуриева в трактовке Абзгильдина — символ той самой свободы, к которой он так стремился. Не случайно репродукция картины «Посвящение Рудольфу Нуриеву» предлагалась иногда публике на память о вернисажах Абзгильдина.

Все эти годы Абзгильдин оставался верен себе — его раннее увлечение мозаикой привело к тому, что в его работах присутствовала коллажность, они, как мозаика, складывались из самых разных частей, иногда представляясь хаотичными, но это только на первый взгляд. Этот кажущийся хаос тщательно был продуман, и фабула каждой работы выстраивалась почти с математической точностью. Кстати, на выставках Абзгильдина сразу было видно, как грамотно выстроена экспозиция — вещь для наших галерей далеко не частая. Для него не было мелочей.

345.jpg

Работа в монументальном жанре так же отозвалась в более поздний период творчества преобладанием больших полотен, густо населенных персонажами. Ясность линейно-ритмических композиций, плавность мягко закругленных, красиво читающихся силуэтов, гармония колорита, иногда приглушенного, построенного на созвучии сближенных тонов, иногда звонкого, контрастного, яркого, просветленность образов, свидетельствующая об ориентации на наследие искусства Ренессанса, — так определяли творческий почерк художника искусствоведы.

10_13_1.jpg

ИСТОРИИ МАРЛЕН ДИТРИХ И ТУКАЯ

Впрочем, Абзгильдин был так индивидуален, что его работы можно было сразу же выделить из общей массы на любой коллективной выставке. Для этого даже не было необходимости смотреть подписи под ними. Его живописные коллажи — своего рода зашифрованные сюжеты, которые очень интересно рассматривать и разгадывать. Не случайно однажды художник обратился к образу Сергея Параджанова, который мастерски владел искусством подлинного коллажа.

Работа, на которой изображен кинорежиссер, композиционно не сложна. Там под портретом героя можно видеть небольшую фигурку шарманщика, и эта деталь делает все — ассоциативный ряд услужливо подбрасывает воспоминания о старом Тбилиси, шарманщиках и кенто, веселом Авлабаре, где торгуются и обсуждают новости — перед нами возникает художественный мир Параджанова, запечатленный в его фильмах. Такие же истории жизни Абзгильдин рассказывал нам о принцессе Диане и Марлен Дитрих, Дэрдменде и Тукае. Одной из его последних героинь стала певица Земфира — она изображена в свободной, раскованной позе, слегка задумчивой, с нездешним взглядом.

Еще одна из особенностей творчества Абзгильдина — национальные первоисточники. Это демонстрировали и излюбленные композиции, и колористические пристрастия художника. Он любил яркие, почти «спорящие» между собой цвета.

15 ЛЕТ В КРЕСЛЕ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ

Абзгильдин 15 лет возглавлял союз художников РТ. Он пришел в кабинет председателя, пожалуй, в самое непростое время, в 1993 году, когда все, что можно, в структурах, связанных с искусством, разваливалось. Он пробыл в этой должности долго, дольше него союз возглавлял только легендарный Харис Якупов — человек, в хорошем смысле, твердый. Абзгильдин был иной — он руководил одним из самых непростых творческих союзов намного мягче, но не менее действенно.

— Абрека мы сами выбирали, как своего человека, художника, «мыслящего картинами», — вспоминает известный татарстанский художник Анвар Сайфутдинов. — Мудрый, улыбчивый, постоянно на посту в здании союза и выставочного зала, всегда был в курсе всего. После очередной премии или звания, которые получали коллеги, я всегда шутил, спрашивал его: «А когда мне?» На него невозможно было обижаться, потому что он был свой и любил улыбаться, и давал добрые советы. Часто он был почетным гостем на моих персональных выставках и выставках артгруппы «Дастан». Он хорошо говорил и чувствовал исток души художника — такие люди неповторимы! С ним ушла целая эпоха! Он прожил долгую полнокровную жизнь, увидел расцвет искусства в Татарстане, увидел и его сложный период, из которого мы выходим. Вечная память Абреку Амировичу.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (3) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    25.12.2013 10:14

    Вечная память! Урыныгыз ж,эннэттэ булсын. Абрек абы!

  • Анонимно
    25.12.2013 13:35

    Хороший был человек. Светлый. Позитивный. Урыны жэннэттэ булсын!

  • Анонимно
    25.12.2013 15:08

    Картины Абрека Абзгильдина замечательны! Хорошая память о нем осталась.

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
Загрузка...
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль