Общество 
4.02.2014

Гибель «Булгарии»: «Если он не потребовал документы – схалатничал. А если потребовал – нарушил закон»

В суде задались вопросом, можно ли произвести осмотр судна, не выходя из кабинета. Часть 120-я

Адвокаты подсудимых по делу «Булгарии» продолжают находить нестыковки в показаниях свидетелей — очередная порция противоречий обнаружилась в рассказе бывшего главного механика судна. Как выяснилось, двигатели корабля требовали серьезного ремонта, а аварийный дизель-генератор заводился не автоматически, а вручную. Свой взгляд на проблему тщательных проверок пассажирских судов перед навигацией высказал инспектор из ульяновского пункта Госморречнадзора. За ходом процесса следила корреспондент «БИЗНЕС Online».

.

НИ ОДНОГО КАПРЕМОНТА

В ходе очередного заседания Московского районного суда Казани по делу «Булгарии» адвокат подсудимого эксперта Росречрегистра Роберт Халиуллин озвучил противоречия, обнаруженные в показаниях старшего механика погибшего дизель-электрохода Константина Пузанкова.

Пузанков рассказывал следователю, что с момента постройки «Булгарии» на судне не производились ремонтные работы двигателей. Тем временем, согласно техническому формуляру судового дизеля правого главного двигателя, моторесурс, после которого необходимо проводить капитальный ремонт двигателя, составляет 16 тыс. моточасов. Таким образом, капитальный ремонт двигателя должны были произвести в 1993 - 1994 годы. Однако никаких сведений о производстве таких работ нет. Последняя запись в таблице учета часов дизеля была сделана в 2009 году, и, согласно ей, отработанный ресурс двигателя составил 32 тыс. 282 моточаса, при этом никаких отметок о проведении ремонта судна не имелось.

— Пузанков не смог пояснить на мой вопрос, почему, имея сведения, что двигатель выработал 16 тысяч часов в навигации 2007 - 2008 года, в том числе в 2008 году, когда он был главным механиком, он не настоял на проведении капитального ремонта, — подчеркнул Халиуллин.

— Но и эксперт регистра не настоял на этом, — парировал судья Сергей Якунин.

— А эксперт регистра руководствовался цифрой в 36 тысяч моточасов, — сказал в ответ адвокат Якова Ивашова.

.
Яков Ивашов

ТО ЛИ АВТОМАТОМ, ТО ЛИ ОТ РУКИ

«Весной 2011 года, будучи назначенным на должность механика дизель-электрохода «Булгария», ни от какого-либо предшественника я не принимал ни судовую технику, ни топливо, ни смазочные материалы, ни инвентарь, ни запасные части, ни нормативно-техническую документацию, а также не принимал делопроизводство. Мне никто не сдавал имущество, а принимать мне его было не от кого», — продолжил зачитывать показания Пузанкова Халиуллин.

Согласно показаниям механика, в своей каюте он обнаружил ремонтную ведомость, в которой рукописным текстом были сделаны записи, какие ремонтные работы необходимо произвести на двигателе. В ремонтной ведомости было указано, что необходимо поменять цилиндровые крышки главных двигателей, запереть всасывающие выхлопные клапаны, при необходимости произвести замену клапанов, отремонтировать топливные насосы высокого давления, выверить все зазоры, а также заменить три коромысла на правом вспомогательном двигателе, отремонтировать вспомогательный котел санитарной системы, заменить трубо-санитарные системы водяных труб машинно-котельного отделения. Следует отметить, что в указанной ремонтной ведомости, как следует из этого допроса, отсутствует необходимость проведения капитального ремонта как главного, так и вспомогательного двигателя.

Также из показаний Пузанкова от 25 января 2012 года следует, что на теплоходе «Булгария» имелся аварийный генератор, который работал при помощи дизеля малых размеров и запускался вручную. «Чтобы его запустить, необходимо было зайти в помещение, где находился аварийный дизель-генератор, и самому, повернув зажигание, запустить дизель при помощи стартера. Это я могу сказать с уверенностью, так как я его запускал неоднократно», — процитировал показания Пузанкова Халиуллин.

Тем временем ранее Пузанков неоднократно утверждал, что вспомогательный дизель запускался автоматически...

.
Ирек Тимергазеев

«НАШИХ ПОЛНОМОЧИЙ НЕДОСТАТОЧНО. ХОТЕЛОСЬ БЫ, НО НЕЛЬЗЯ»

С опозданием в 40 минут в Московский райсуд явился свидетель защиты Рашит Габаев — главный государственный инспектор Ульяновского инспекторского пункта Казанского линейного отдела Волжского управления Госморречнадзора. Подсудимый Ирек Тимергазеев был его непосредственным руководителем.

По словам Габаева, принятый в 2008 году закон №294 «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» ограничил полномочия инспекторов. «Я шутил, что мы стали кабинетными работниками, — отметил Габаев, — которые могут работать либо по плану, утвержденному прокуратурой, либо по обращениям и жалобам граждан». Дежурство инспекторы осуществляли только для получения оперативной информации по транспортным происшествиям. Еще один способ провести проверку судна — заключить соглашение о взаимодействии с любыми другими федеральными структурами, например, прокуратурой или Росприроднадзором. «Наших полномочий недостаточно, мы ограничены законом, хотелось бы, но нельзя», — объяснил свидетель.

— Есть закон о государственной службе, есть регламент какой-то у нас, есть кодексы этики и поведения госслужащих — везде прописано, что мы работаем с 8 до 5. Если после 5 часов или в выходной день меня увидит за работой надзирающий орган, прокуратура, это является основанием заподозрить меня в коррупционности, — сказал Габаев. — Когда я зимой сообщил в выходной, что у меня на глазах тонет пароход, первый вопрос был: а что вы там делаете? А я на рыбалку ходил!

В очередной раз, говоря о несовершенстве законодательства, Габаев привел в пример положение о лицензировании, которое содержит неоднозначные моменты. Так, к плаванию не допускаются суда, экипажи которых меньше требуемого числа сотрудников. Однако, по словам Габаева, свидетельство о минимальном составе экипажа не входит в перечень обязательных документов при подаче заявления на соискание лицензии. Требовать от соискателя документы, не предусмотренные положением, не допускается.

— А как мы будем требовать, если не допускается? А проверить пароход надо. Как экипаж подготовлен в части безопасности плавания? В части пожарной безопасности? И вот здесь, если он не потребовал — он схалатничал. А если потребовал — нарушил закон, — отметил госинспектор.

При этом редкие проверки, по словам Габаева, и те могут прекратиться: «Лицензию выдают бессрочно, а если судовладелец еще и застраховал свою гражданскую ответственность, как ОСАГО на автомобиль, то проверки вообще не проводятся».

— Инициируйте, — предложили потерпевшие.

— Инициировать жалобы надо, — возразил свидетель.

Потерпевший Геннадий Игнарин, напомнив Габаеву его собственную шутку о том, что теперь он и его коллеги стали кабинетными инспекторами, спросил, каким образом он из кабинета производит досмотр судна или пунктов отстоя. Также Игнарин пытался выяснить, какие данные инспектор вносит в отчеты, сколько в среднем в неделю бывает проверок. Ни на один из вопросов Игнарин, как и другие участники судебного заседания, так и не услышал внятного ответа. После окончания допроса Габаева Игнарин со вздохом назвал его свадебным генералом.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (8) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    4.02.2014 09:53

    Вот уж действительно, сидят пешки кабинетные, которым только бумаги положено перекладывать. Тупое законодательство!Лично я считаю их невиновными. Попали под каток системы.Про команду и Инякину говорить лучше не буду. И так всё понятно.Чем больше знаешь подробностей, тем больше волосы дыбом встают. Кошмар...

  • Анонимно
    4.02.2014 12:19

    Почему на скамье нет собственника теплохода?

    • Анонимно
      4.02.2014 15:57

      на этот вопрос видимо уже никогда не будет ответа! А я считаю, что в суд необходимо пригласить руководителя следственной группы и пусть он пояснит всем нам почему не привлекли к ответственности Пузанкова и владельца судна!!!! Ведь то что стало известно всем на суде, следствие тоже прекрасно знало!

  • Анонимно
    4.02.2014 17:36

    хочется отметить, что Габаев не возмущался, а лишь констатировал факт, что госслужащего могут заподозрить в коррупционных действиях, если тот работает за рамками рабочего времени. А на вопросы потерпевшего Игнарина ответил полностью, просто ответы его неудовлетворяли. ну а что тут поделаешь, коли следствие подаёт на растерзание невиновных чиновников? господин Игнарин!спросите у следствия, кто замерял толщину корпуса судна, проверял работоспособность иллюминаторов (они не закрывались, заглушки ставили водолазы) и кто продал путёвки на судно без лицензии (т.е. предоставил услугу ненадлежащего качества, причинившей смерть)?

    • Анонимно
      5.02.2014 00:59

      Вместо Игнарина отвечу (он не пользуется интернетом): под толщиной металла, по исправностью иллюминаторов подписался регстр Ивашов, а путевки продавала интурволга, которая не всем даже за билеты деньги вернула. Чтобы не отвечать по искам потерпевших, они быстренько прикрыли ту фирму, открыли новую практически с таким же названием, и работают дальше. Инякина должна была елисееву денег, вот он максимально загрузил (перегрузил) булгарию и ни за что не хочет отвечать. Елисеев должен сидеть рядом, хотя бы с хаметовым.

    • Анонимно
      5.02.2014 07:01

      Причем тут толщина корпуса, если бы судно переломилось - тогда понятно. В остальном согласен. Мне кажется следствие завело в такие дебри, что даже специалистам разобраться трудно. Причина то на виду. Человеческий фактор и погода (открытые иллюминаторы, статический крен, безграмотное управление судном). А все "бумажки", шильдики на двигателях, моторесурсы и даже лицензия - все это вторично и не спасло бы не одного человека.

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль