Трудный поиск человека для субботы

Написал: Гатауллин Эмиль
2013-06-16 20:57:00
Прочел материал Кафиля Амирова «Закон мало знать, его надо чтить». К большому сожалению моему, прокурорское начало в авторе победило философское, и в результате мы получили не диалектически уравновешенное рассуждение, а очередное воспроизведение идеологического клише, популярного в современных властных коридорах: «Народишко что-то у нас не тот… То ли дело раньше…/в другой стране…/в кино про войну…/в образцово-показательной колонии № 3316… (ненужное вычеркнуть)».

Прочел материал Кафиля Амирова «Закон мало знать, его надо чтить». К большому сожалению моему, прокурорское начало в авторе победило философское, и в результате мы получили не диалектически уравновешенное рассуждение, а очередное воспроизведение идеологического клише, популярного в современных властных коридорах: «Народишко что-то у нас не тот… То ли дело раньше…/в другой стране…/в кино про войну…/в  образцово-показательной колонии № 3316… (ненужное вычеркнуть)».

Эта понятная идеология слегка подкреплена специально отобранными, а потому спорными иллюстрациями «из жизни». Например, в ответ на вопрос автора «Кто не видел бабушку, которая тащит внучку через дорогу на красный свет?» поднялся бы лес рук, и моя в числе прочих.

В повествовании имеется неявная предпосылка, сводящая Закон к тексту, которая является ошибочной. Закон, право не исчерпываются текстом. Помимо догмы, буквы закона право состоит из политики права (духа закона, идеи справедливости), которая определяет, КАК норма должна применяться. Политика права не должна определяться законниками, юристами. Хоть прокурорами, хоть адвокатами, хоть судьями. Источником представления о справедливости, как и любой другой общественной ценности, является народ, чью идею выражают его лучшие представители - мыслители, а не чиновники. Идеальный юрист (не бывает) должен быть этически стерилен, так как не может руководствоваться соображениями добра и зла, но должен оправдать свой акт текстом нормы. Потому что всякий правовой акт должен быть проверяем на предмет соответствия его норме, а не этическому представлению. Реальный же юрист имеет профессиональную деформацию - имея дело в основном с обманщиками, видит обманщиками всех, слишком скептичен и это затрудняет принятие справедливого решения. Поэтому - и вопреки основному пафосу анализируемого материала о том, что в вопросах права надо слушать что нам говорят начальники-юристы – в разрешении споров в судах должны привлекаться случайным образом выбранные с улицы люди (12 присяжных), носители идей о справедливости.  

Необходимо сказать, что общая проблема игнорирования законов (то, что в социологии именуется «аномией») необоснованно низведена до частного вопроса подчинения подвластного населения распоряжениям уполномоченных лиц. Эта немудрящая идея слегка закамуфлирована некоей «правовой культурой». Автор в качестве авторитета, родившего этот мем, ссылается на некий труд специалистов из Института марксизма-ленинизма с его взятой просто с потолка идеей «правовой культуры». А я бы, например, предложил Эмиля Дюркгейма, чуть не за сто лет до того введшего в обиход понятие аномии как такого состояния общества, когда его большинство относится к нормам негативно или равнодушно. Большинство, а не только тяглое население. Подозреваю, что знатоки марксизма за наши деньги понятие «правовой культуры» сочинили в обеспечение идеи создания человека нового типа, строителя коммунизма. Советская евгеника, понимаешь. К чему сейчас вдруг вспоминать эти неуклюжие компиляции чужих идей?

А Дюркгейм среди причин аномии называл ограничение свободы индивида, разрушение государством гражданского общества и такое состояние социальной среды, когда навязанные индивиду ценности недостижимы законными средствами. Как мне кажется, один из создателей социологии как науки точнее описывает российское положение вещей, чем целый марксистский институт из 1967 года. 

Вернемся к статье. Необходимо отметить, что еще одна попытка обоснования указанного идеологического штампа не являет собою примера интеллектуальной смелости, так как весь этот материал идеально вписывается в актуальный провластный тренд ограничения прав и свобод граждан во имя неясной цели.

А вот чем оказалась замечательной для меня статья, так это своей обезоруживающей искренностью. Она проливает свет на то, что же может из себя представлять субкультура («правовая», ага) самопровозглашенной российской элиты, сформированная в условиях интеллектуального застоя несменяемой власти.

Но обо всем по порядку.

Как это можно понять из статьи, законопослушное население возникает путем воспитания его лекциями специально подобранных правознатцев, умеющих популярно подать сложный нормативный материал. Тюремное заключение по части достижения необходимой степени «правовой информированности» тоже неплохой вариант, так как именно там идет интенсивный обмен соответствующей информацией. Ну и современный плачевный результат в виде правового бескультурья есть также следствие разбазаривания ценного энергетического поля советских дружинников. Еще умели раньше правильно разъяснять текущую (сначала царскую, потом большевистскую, потом что скажут) политику муллы и наставники в медресе. Много хорошего давало «спиральное самообразование».

Полагаю, что апелляция автора к неким, опять же, спорным историческим образцам («муллы-агитаторы», «сентиментальные разбойники» с фальшивыми бородами бриллиантами артистки, метафизика правового фэн-шуя дружинников) не может быть признана обоснованной. Между историческим субъектом и субъектом современным существует огромная разница в виде несравнимых возможностей доступа к информации и отличие в умении ее обрабатывать, которое дает образование. Сказанное означает, что искомое воспроизведение в наших условиях лелеемых патриархально-репрессивных образцов невозможно без ограничения распространения информации и деградации образования. Мы все являемся пассивными наблюдателями обоих этих процессов. Говорю же – тренд…

Само по себе наличие идеи о поиске годного, хорошего народа для качественного им управления является достаточным доказательством непрофессионализма его управителей. Потому что это только любитель требует себе особых условий: и проблему попроще и условий получше. Квалифицированный специалист работает с тем, что есть. 

Однако, это довольно-таки простое суждение никак не препятствует распространению в нашей стране другого хорошо оплаченного мифа: плохонькому народишку нашему удивительным образом везет на давным-давно поставленных над ним начальников, получивших сразу все требуемые таланты от рождения. Все еще думали, а что же будет тогда, когда ряды начальников начнут редеть по естественным причинам, противуположным, так сказать, рождению? Ан нет, ничего страшного… Оказывается, умение управлять в российских условиях без каких-либо усилий передается как по отцовской, так и по материнской линии.

Этот воистину бродячий сюжет о «плохом нашем народе» иногда выступает как оправдание ограничения народовластия. Нет, ну действительно, как можно дать в руки власть нашему злобному/ленивому/завистливому/необразованному народу? Он ведь сам себя изничтожит. В анализируемой статье этот подход проявлен в легкой критике (опять же – «тренд») института присяжных. Он «архаичный». Однако, примеры оправдания убийц по делам, рассматриваемым с участием присяжных заседателей (на которые с укором указуют сторонники ограничения компетенции присяжных) как будто опровергают посыл о злобном и завистливом народе. Если уж даже убийц присяжные готовы отпустить, а?

Это что-то генетическое у нашего народа? Не думаю. Если немецкого ребенка прямо из роддома усыновит российская семья, то он вопреки «плохому» окружению вырастет непременно в высокоразвитую личность? А наш ребенок, помещенный в немецкую семью, обязательно будет странно не любить суды и прокуроров, что с ним ни делай?

Значит, не генетическое это у нас. Внешнее что-то. «Среда виновата» - как любил издеваться над стандартными адвокатскими заходами Достоевский. Поскольку наш народ отлучен от самоуправления (он же «плохой», помните?), он не формирует социальную среду под себя, то есть «внешним» по отношению к нему выступает упорно несменяемая власть. Вот и нашли источник и причину. Эту находку неплохо было бы «заполировать» еще одним мысленным экспериментом. Что если обменять нашу элиту на немецкую? У кого что получилось?

В завершение затянувшегося разбора не могу не коснуться еще некоторых моментов.

Автор предлагает судить о судейском корпусе по его лучшим представителям. Но ведь это ничуть не лучше подхода, когда о группе судят по ее худшим представителям. При этом такой негативный подход будет иметь хоть какое-то обоснование: если судейское сообщество не изгоняет из своих рядов позорящих его членов, то, значит, они все такие и есть, никакого позора и нет. «Все мы так делаем» Логически легитимное заключение, индукцией называется.

Насторожило меня легкое, какое-то будничное отношение автора к ювенальной юстиции. Особенно если связать это с приведенными в статье примерами «неправильной бабушки» и детским садом и подростком, в котором не удерживаются «правильные идеи», так как тот дома видит иные примеры и слышит «иные оценки». Чувствуете, что на нас надвигается? То-то и оно…

Ну а в чем же я лично, как юрист, вижу причины плачевного состояния дел с тем, что можно было бы назвать «правовой культурой»?

В тотальном нарушении базового для права принципа равенства всех перед законом и судом. Этот принцип означает не только одинаковые юридические следствия из одинаковых ситуаций, но и разные – из неодинаковых. Нарушение этого принципа для меня лично ознаменовалось делом ЮКОСа. В данном случае неважно, что формально имеет место быть состав преступления у осужденных. Важно то, что законы не пишутся для одного человека. Почему один на цепи сидит, а другой не вылезает из светской хроники?

А потом пошло-поехало. Никаких изменений в этой части и не предвидится. Все идет по пути ограничения распространения информации и запугивания населения. То есть и не ждите никакого равенства.

Еще одним социально-юридическим феноменом наших дней является следующий.

Неостановимый карнавал запретительства породил ситуацию, когда соблюдение субъектом всех этих норм и предписаний приводит к тому, что он начинает экономически проигрывать. Все их соблюсти невозможно,либо требует исключительных затрат, человеческих и материальных. Чтобы выжить и не опуститься на социальное дно, экономический субъект вынужден нарушать нормы права. То есть нарушителями являются вообще все. А в силу упомянутого выше отсутствия равенства перед законом, правовые последствия неисчислимых нарушений огромного числа нарушителей применяются избирательно.

К политически активным, к примеру.

Другим следствием этого положения вещей является следующий логический вывод. Коль скоро для выживания в России необходимо нарушить закон, то из этого следует, что чем более субъект экономически/социально/карьерно успешен, тем большее количество норм права он нарушил.

Будьте здоровы.

Адвокат Эмиль Гатауллин.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (3) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    12.12.2016 13:13

    Грамотно.

  • Анонимно
    25.09.2017 17:19

    плюсую, графомански где-то, но в целом мысль верная!

  • Анонимно
    12.11.2017 09:39

    Сформулированный автором логический вывод: - "Коль скоро для выживания в России необходимо нарушить закон, то из этого следует, что чем более субъект экономически/социально/карьерно успешен, тем большее количество норм права он нарушил". Применим этот вывод ко всем или к некоторым, ко всей власти или только к некоторой ее части? и применим ли к автору статьи, как к успешному адвокату?

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль