Крепостное "равноправие"

Fandas Safiullin
2017-11-30 13:26

Крепостное «равноправие»

«Нападать на язык народа, значит нападать на его сердце».

Генрих Лаубе, немецкий писатель (1806-1884)

«... недаром многострадальные народы, перенося самые страшные удары судьбы, не могут лишь перенести погибели родного слова».

Н. А. Котляревский (1863-1925), историк литературы

Беспримерным за всю нашу историю силовым вторжением в родной татарский язык прокатилась в Татарстане волна прокурорских погромов школьных учебных планов. В разгар учебного года! Как новоявленная опричнина в поисках мнимого врага. Без оглядки на прежние подтверждения судебной власти о не противоречии этих планов и пропорций конституционным законодательным нормам. С угрожающими предписаниями директорам школ о немедленной ломке хода учебного процесса и прекращении обязательного преподавания татарского языка. Во всех, без исключения, школах республики. В том числе, в бывших татарских школах, в которых после прежних запретов, и без прокурорских приказаний, татарскими оставались только родной язык и литература.

Языком общения государственной власти с татарским языком в Татарстане гремит прокурорский окрик. А он (окрик), как ядовитый плод произвола, упав на удобренную черной пропагандой почву, успел показать уже первые ростки языковой ненависти. Как первый пример судебного иска почти на три миллиона рублей к татарскому языку. С требованием возмещения ущерба от потраченных часов на его изучение как государственного языка республики. Под прикрытием «освобождения» нетатарских школьников от «лишних» часов на изучение «никому не нужного языка», таким «благовидным» образом, без прямого запрета, проводится изгнание татарского языка из всех школ Татарстана. От обязательного, как как предмет школьного преподавания, к опущенному уровню добровольных «факультативов» и школьных любительских кружков. Этап полного запрета — пока в резерве. Происходит нечто подобное введению школьно-языкового крепостного права. Татарский народ и десятки других коренных народов России, носители своих древних родных языков, прикрепляются, как крепостные нации, к неродным школам и к неродным языкам. Получается крепостное «равноправие» языков. Как равноправие в бесправии.

Сегодня тысячи учителей татарского языка горькими слезами от невыносимой душевной боли и обиды прощаются со своими учениками, с любимым делом, которому посвятили жизнь. Тысячи учителей татарского языка ждут увольнения. Прощание самих школ Татарстана с родным татарским языком началось уже с 2008 года, со дня вступления в силу закона № 309 об исключении национального-регионального компонента из федерального стандарта образования и введения запрета ЕГЭ на татарском языке в татарских школах.

Эти постыдные события мрачных осенних месяцев 2017 года войдут в историю нашего народа черной страницей великодержавного национального унижения татарского народа.

Всё происходит так, как будто «машина времени» отбросила нас на сто с лишним лет назад и вновь в сегодняшних свежих выпусках новостей звучит указание царского Минист­ра народного просвещения А. Н.Шварца от 1908 года:  "Необходимо неуклонно отстранять всякие притязания инородцев на ка­кую бы то ни было обособленность и национа­лизацию школы. Руководящим началом должна быть единая русская государственная школа, на всех ее ступенях и для всех без исключения инородцев империи... Во всех учеб­ных заведениях должно неуклонно и строго по­следовательно проводиться образование и воспи­тание в духе любви к русской народности и русским идеалам... Школа должна быть нацио­нальна и консервативна, и никакие в этом отношении послабления не должны быть терпи­мы". Как будто председатель Совета Министров России Петр Столыпин сегодня выступает с заявлением по татарскому вопросу: «С 1905 года в среде татар Поволжья стало усиленно развиваться национальное оживление, получившее религиозную окраску, выразившееся и в устройстве мечетей в небольших деревнях, и в открытии школ, и в издании литературных произведений… Повсеместно у татар возрос интерес к просвещению, стремление к сознательной жизни, к национальному самоопределению». 

А правительственное «поручение» Столыпина от 1909 года по поводу «возрастания интереса к просвещению у татар», читается как сообщение из вчерашних теленовостей: «… к этой местности с инородческим населением должны быть направлены серьезные усилия к пресечению национально-татарского натиска. Отказаться от этой борьбы значило бы отказаться от своих вековых исторических задач, отрицательные последствия чего неисчислимы. … Не подлежит сомнению, что в настоящем деле все правительственные силы должны быть мобилизованы, так как важность государственных задач очевидна».  Во исполнение «поручения» Столыпина в 1910 году было создано «Особое совещание по выработке мер для противодействия татарско-мусульманскому влиянию в Поволжском крае». Очень интересен, в сопоставлении с нынешними временами, пункт 11, предложенных тем «Особым совещанием» «мер»: «Устранить из конфессиональных мусульманских школ (мектебов и медресе) предметы преподавания общего характера, в том числе и русский язык, ограничив программу преподавания в означенных школах исключительно предметами, относящимися к изучению мусульманского вероучения, подчинив их в отношении соблюдения этого требования к общему учебному надзору». («Эхо веков», № 3\4, 1998 г., стр. 71-72).

Нынешние прокурорские рейды по школам в поисках запретных часов татарского языка и столыпинская «мобилизация правительственных сил» «к пресечению интереса татар к просвещению», коротким замыканием сомкнули схожие эпохи и времена.

Откуда она пошла языковая смута?

Искрой, из которого возгорелось пламя нынешнего языковой опричнины в Татарстане, стала почти безобидная реплика Путина в Йошкар-Оле о родных языках и президентское поручение «о наведении порядка» с ними.

А ведь было и другое заявление Президента Путина о родных языках, как надежда на прерывание вековых разрушительных традиций:

«В заключение, что бы я хотел сказать по поводу изучения национального языка. Полная дурь и бред, если кто-то, где-то запрещает в многонациональной стране изучать родной язык или препятствует этому. Абсолютно недопустимо, вредно для страны в целом. Россия – сосредоточие такого национального, культурного, языкового богатства, которого в мире нигде нет. В этом как раз сила нашего государства ... Многие языки у нас под угрозой исчезновения. Мы должны принимать особые меры для того, чтобы сохранить культурное наследие нашей страны …

Абсолютно недопустимо, если кто-то говорит о том, что нужно сокращать изучение родного языка»

Это из выступления Президента Российской Федерации В. В. Путина на III съезде Всемирного конгресса татар 30 августа 2002 года. Столь жесткая оценка языкового произвола, прозвучавшая из уст гаранта Конституции прозвучал тогда как приговор шовинистическому самодурству! И как надежда на конституционную защиту языковых прав всех нерусских народов страны. Но всё пошло не так. Всё пошло с точностью наоборот. Исключением национального компонента из стандартов образования и запретом ЕГЭ на родных нерусских языках обучения «дурь и бред» обрели статус федеральных законов и административных подзаконных актов. Государственное силовое принуждение коренных народов РФ к отказу от родных языков и принудительной ассимиляции стало продолжением национальной политики государства.

Так, это же война! В полном соответствии с её общепринятым классическим определением: «Война есть продолжение политики иными, насильственными, средствами». Эту «формулу» вывел Карл Филипп Готтлиб фон Клаузевиц, а слово «насильственными» добавил, как «поправку», В. И. Ленин. Итак, виды войн бывают разные: «горячие» и «холодные», экономические, информационные, и даже «гибридные». Но, если «дурь и бред» становятся силовым продолжением национальной политики, то, согласно формуле Клаузвица-Ленина, и получается дурь-и-бредная война против языков. С ней Россия вступила в XXI век.

К стыду «борцов» за «освобождение» русского языка от «засилья» татарского, даже Николай Ильминский, создавший в XIX веке реакционную систему христианизации и русификации нерусских народов, был более уважителен к татарскому языку, чем нынешние «защитники» русского языка. Вот как он выразил свое отношение к преподаванию татарского языка в Оренбургской гимназии»:

«Напрасно думают, что татарский язык совершенно бесполезен в образовании. Напротив, он способен упражнять и развивать мышление, подобно латинскому языку. Принадлежа к особому, так называемому урало-алтайскому семейству, татарский язык имеет устройство совершенно от европейских языков. Законы татарского языка своеобразны, но немногосложны, последовательны и логичны. Чтобы ими пользоваться, нужно отчетливо понять их, по немногосложности и последовательности...

Для русских детей, составляющих большинство воспитанников Оренбургской гимназии, также необходимо начать изучение татарского языка с раннего возраста...

Чиновнику, занявшему значительное место в Оренбургской губернии, знание туземного языка буде полезно, потому что непосредственно сблизит его с инородцами и даст прямо видеть их нужды и положение». («Материалы по истории образования и просвещения народов Волго-Уралья в рукописных фондах Н. И. Ильминского». Казань — 2015) г.

Истоки нынешней языковой смуты в принятом в 2007 году федеральном законе № 309 о стандартах образования. (Кстати, при единогласной поддержке депутатов Госдумы от Татарстана). С отменой трехкомпонентной структуры государственного стандарта школьного образования и исключением из него национально-регионального компонента, преподавание родных нерусских языков и литературы, истории и культуры народа оказались вне государственного стандарта школьного образования, то есть вне закона. По предметам, преподаваемым в рамках отменного компонента регионы и республики были лишены права издавать свои учебники.

Закон № 309 стал, фактически, смертным приговором национальным школам, а запрет ЕГЭ на родных нерусских языках обучения, а по русскому языку на уровне русского родного языка стал приведением приговора в исполнение. Почти все татарские школы уже перешли на русский язык обучения.

Именно закон № 309 был заложен как бомба замедленного действия под федерализм и единство народов Российской Федерации.

Включение в школьные программы изучения родных языков и варианты их объема в виде ФГОСов, дозированное выделение часов на родные языки стали лишь ведомственным делом и правом — на их капризное усмотрение. Эти ведомственные нормативные акты, дозволенные сегодня два часа на татарский язык, завтра могут ограничиться одним часом, а послезавтра могут быть отменены вообще. Закон № 309 не предусматривает ни нормы часов в ФГОСах и учебных планах, ни ответственности за эти нормы или за их отсутствие, вообще. Красота беспредельного простора для произвола!

Поэтому, без пересмотра и отмены тех перечисленных языковых санкций, запретов, ограничений и, в первую очередь, без отмены закона № 309 и без восстановления национального компонента в госстандарте образования, без восстановления прежнего статуса национальных школ, вынужденно перешедших на русский язык обучения, решить н вопрос о преподавании родных нерусских языков — принципиально невозможно!

Попытка решать их, договариваясь лишь с отдельными государственными начальниками — это то же самое, как вопрос об освобождении из мест заключения без вины осужденного судом человека пытаться решить путем переговоров с надсмотрщиками и охранниками лагеря.

Поэтому и призывы «перестать политизировать» языковой вопрос, направлены не по адресу. Ибо не Татарстан и не другие республики РФ создали обсуждаемую непростую языковую ситуацию в Российской Федерации.

Просьбы «не политизировать», с чьей бы стороны ни было, это просто призыв к соглашательству с тем, что нам не всё (пока) полностью запретили, а кое-что оставили; это призыв молча примириться с тем, что не всё ещё отобрали, не возмущаться тем, чего нас лишили и «проглотить» все притеснения не протестуя. То есть, призыв «не политизировать» это тоже политика.

Языковой вопрос — это 100 процентно политический вопрос. Все законодательные и административные ограничения школьно-языковых прав народов — это политика без посторонних примесей. Сегодня, наоборот, нам, в Татарстане, не хватает политизации выборны политиков в разрешении языковых проблем. Например, уже давно пора политизировать и подключить их к решению депутатов Госдумы РФ от Татарстана. Почему бы всем нашим депутатам в Госдуме, каждому по отдельности, и каждому со своим вариантом альтернативных законопроектов не выступить с законодательной инициативой по восстановлению отмененной в 2007 году трехкомпонентной структуры федерального стандарта образования? Законодательная инициатива — это же их право! Почему каждому по отдельности? А потому, что все альтернативные законопроекты по одному и тому же вопросу рассматриваются вместе, автору каждого из них дается одинаковое время на доклад, ответы на вопросы и заключительное слово. То есть, таким образом можно получить достаточное время для того, чтобы втянуть всю Думу в суть проблемы и дать возможность осознать её разрушительные последствия. Кроме того, у депутата есть право на депутатские запросы, на парламентское поручение, на приглашение правительственных должностных ли на «правительственный час».

Как исправить сложившуюся языковую ситуацию? Организационно-техническое решение проблемы проще простого. Проблема лишь в дефиците уважении к народам своей страны, их языкам, культурам и традициям и государственной воли. А нужно и достаточно всего лишь: 1) отменить федеральный закон № 309 от 2007 года об исключении из государственного стандарта школьного образования национально-регионального компонента; восстановить в полном объеме исключенный национально-региональный компонент, в рамках которого преподавались: родной язык и литература, национальная культура, история народа;  2) отменить запрет итоговых школьных экзаменов (ЕГЭ) для учащихся национальны школ на родном языке, на языке обучения, введенный приказом Министерства образования и науки РФ №362 от 28 ноября 2008 года;  3) экзамен по русскому языку для выпускников нерусских школ установить как не по родному языку, на уровне и в пределах школьной программы по русскому языку в национальных школах, то есть на уровне, достаточном для свободного овладения ВУЗовской специальностью и исполнения конституционных обязанностей гражданина Российской Федерации;  4) вернуть национальный статус тем бывшим сотням татарским школ в Татарстане и вне Татарстана, переведенных в последние годы на русский язык обучения и восстановить там обучение на татарском языке.  5) восстановить уничтоженные педагогические институты и подготовку учителей для татарских школ; 6) не препятствовать созданию национальных (в основном, гуманитарных) высших учебных национальных отделений (кафедр) в отдельных ВУЗах Татарстана (медицинском, сельскохозяйственном, ветеринарном, строительном...).

7)выполнить, наконец, пусть и с большим опозданием решение Верховного Совета Республики Татарстан от 20 июля 1994 года об открытии Татарского государственного национального университета в 1995 году (!). И не отступать, не унывать, не падать духом, не терять надежду в то, что всё, чего мы добиваемся, сбудется и будет! Потому что наше дело - правое, законное и справедливое и не направлено против интересов и прав кого-либо других. Когда всё это будет установлено и закреплено; когда у учеников национальных школ исчезнет страх перед искусственным языковым препятствием как ЕГЭ по русскому языку на уровне родного языка для русских школ; когда будет отменен запрет на школьные экзамены в татарских школах на родном языке, то есть, когда будет отменено школьное экзаменационное принуждение учащихся национальных школ К ОТКАЗУ ОТ РОДНЫХ ШКОЛ И ОТ ЯЗЫКОВ ради продолжения учебы — тогда и соотношение двух государственных языков в русских школах республики можно было бы установить в приемлемых для всех сторон пропорциях.

Если это будет сделано, если нерусским школьникам, окончившим национальные школы, откроется возможность продолжения учебы в русскоязычных ВУЗах на базе изучения русского языка в национальной школе, то без особых споров и претензий друг другу можно будет определить и приемлемое соотношение языков и во всех других школах республики.

Разговоры о недостаточности знания русского языка из национальных для продолжения учебы в русскоязычных ВУЗах — это преднамеренная ложь, лишь для оправдания дополнительных дискриминационных преград и принуждения «нацменов» к отказу от родных языков.

Уроки истории не впрок?

Был в истории страны период абсолютной неприкосновенности школ в том числе, национальных, ни при каких обстоятельствах на местах. Пока шла война.  Я, из поколения детей войны. В школу пошел в 1944 году. В нашей маленькой, в 40 домохозяйств, деревушке Актюба Азнакаевского района была лишь начальная школа. Татарская. Школьное помещение — обыкновенный сельский дом из двух разделенных половин. Весь штат школы — два учителя. 1944/1945 учебный год. Школа работает в одну смену, сидим по два класса в двух комнатах. В зимние морозы или когда один (одна) из двух учителей болеют, все четыре класса сидим и учимся все месте в теплой половинке школы. Во всей школе, пожалуй, по современной норме уплотнения, набиралось немногим больше, чем на один класс. Всё «богатство» наглядных пособий: старый обшарпанный глобус, карты полушарий Земли и Советского Союза. Учебников почти нет. По две тетрадки, по два стальных пера на весь учебный год... Чернила свои — из печной сажи. Так, у кого получше, у кого ещё хуже, наверное, было везде.  К чему же этот мой рассказ? А вот к чему. Даже в те времена, когда всё в стране было направлено на победу над врагом, когда сталь даже для школьных перьев шла на нужды фронта — но даже тогда никакому безумцу не приходила в голову мысль об «оптимизации» школ с уплотнением классов, о жестком нормировании нерусских языков, о запрете экзаменов на родном языке, об их переводе их на добровольный курс изучния по заявлению, о закрытии или об уменьшении числа национальных школ. А теперь, давайте, попытаемся представить себе перенос того, что сегодня творится с языками и школами назад на те времена, на 1941-1945 годы. Представили? Исключение национально-регионального компонента из стандарта образования как принуждение к переходу национальных школ на русский язык обучения, запреты экзаменов на родных языках обучения, ЕГЭ по неродному русскому языку на уровне родного русского языка и принуждение к отказу родителей и учеников от родного языка ради продолжения обучения, прекращение подготовки учителей для национальных школ... прокурорские рейды с выискиванием «лишних» часов не на те языки, массовые, тысячами, сокращения учителей татарского и других национальных нерусских языков. Представим министров союзных и автономных республики, сидящих часами, день за днем в приемных столичных начальников, надеясь выпросить разрешение на обязательное преподавание национальных языков в национальных школах...  Какие настроения породила бы в тылу и на фронтах эта шовинистическая вакханалия? Что могло стать с моральных духом армии, с боевым братством бойцов разных национальностей в фронтовых окопах, землянках и блиндажах? В экипажах боевых машин и в расчетах орудий? Да и в тылу?  Ответ не трудно представить. Это стало бы 100 процентной гарантией сокрушительного поражения Страны Советов. А если бы такое произошло по безумию лишь отдельных силовых и мирных гуманитарных ведомств, то что стало бы с ними? Уверен, что причастным к такой политической диверсии не доверили бы возможность сложить головы за Родину даже в штрафных батальонах. Решили вопрос бы «не сходя с места». Невольно возникают вопросы. А что же такое происходит сегодня? И к чему всех нас и страну, в целом, готовят? Неужели трудные времена и тяжелые испытания уже ушли в прошлое навсегда, а боевое братство и сплоченное единство народов страны стали надоедливым пережитком прошлого? А иноязычные коренные народы, как патриоты страны, стали лишними?

Фандас Сафиуллин

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (5) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • ПутчДемона
    1.12.2017 15:15

    Красиво Путин сказал и в первом и во втором случае. Нельзя запрещать родной язык. Но как быть со словом "заставлять" или "обязывать"? 1)Правильным ли будет тождество "не запрещать"="заставлять"?
    2)И потом правильно ли приравнивать тезисы "не запрещать родной" и "обязательный неродной"?
    Сможете ответить, господин полковник?

  • Анонимно
    2.12.2017 20:22

    Горячо поддерживаю тебя уважаемый Фандас абый Сафиуллин!!! Поражаюсь я другим татарским депутатам,за исключением некоторых,что они там в Госсовете делают? Откуда их набрали по объявлению?Сидят, штаны протирают,голосуют за дискриминационные в отношении татар законы,боятся пикнуть в защиту родного татарского.

  • Равил абый
    4.12.2017 19:12

    Бөтенесе дөрес, Фәндәс абый.
    Ләкин, хәзерге чакта безнең хокуклар юк. Сез әйткән законнарны үткәреп булмас. Бөтенләй, бу илне чын федерацияга күчермичә бернәрсәгә ирешеп булмаячак. Шуңа күрә, бу хәлне үзгәртер өчен, чын федерацияга омтыла торган Рәсәйдәге сәяси көчләр белән берләшергә кирәк! Хәзер, Рәсәйне парламент дәүләтенә күчерергә, дигән чакырулар ишетелә. Бик яхшы булыр иде ул. Иң беренче, Путинны сайлатмаска кирәк.
    Гафу итегез инде, иртәрәк укып булмады язуыгызны.
    БУ ны шул тел турында гына укый башлаган идем...
    Үзем Тымытыкта туган кеше.

  • Фидарис
    5.12.2017 00:56

    Фандас афанде, я к сожалению только сегодня заметил вашу статью. Прозевал не только по причине нехватки времени, но и , видать, по неопытности пользования .
    Однако удивляет малое количество комментариев.
    Хоть с опозданием, хочу выразить Вам свою признательность и глубокое уважение..
    Многое из того, что Вы написали мы могли прочитать в ваших ранних постах по теме языка. Собранное воедино, они убедительно характеризуют реальное положение вещей в области языковой и национальной политики в РФ.

  • Анонимно
    5.12.2017 12:45

    Значит, татарский язык слили еще в 2007 году? Это еще при Бабае, или Бабай ушел тогда не выдержав такого тяжелого удара, бичара?!
    Тогда, я помню фамилии депутатов ГД от Татарстана: Морозов (Едиорос), Грачев (кажется, Яблоко)/

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль