Общество 
21.04.2014

Айнур Айдельдинов: «За 10 лет в венчурной индустрии совершена революция»

ВЕНЧУРНАЯ РОССИЯ РАЗВИВАЕТСЯ ПО СЦЕНАРИЮ ИЗРАИЛЯ, НО ЖИВО ИНТЕРЕСУЕТСЯ ОПЫТОМ ЯПОНИИ И КОРЕИ

24 апреля в Казани пройдет очередная, девятая, венчурная ярмарка. Событие, без сомнения, национального масштаба, ведь на форум соберутся акулы мировой венчурной индустрии. О том, что интересного нас ожидает на ярмарке, о ее участниках, а также о тенденциях венчурного развития Татарстана рассказал директор инвестиционно-венчурного фонда РТ (ИВФ) Айнур Айдельдинов.

.
Айнур Айдельдинов

ВСЕ НАЧИНАЮТ С БИЗНЕС-АНГЕЛОВ

- Айнур Тауфикович, о казанской венчурной ярмарке наслышаны многие, а вот как попадают в число ее участников, знают не все. Несколько слов о налаженной в Татарстане системе продвижения инновационных проектов…

- Основную массу проектов составляют вузовские проекты, которые проходят такие ступени, как «50 лучших инновационных идей для Республики Татарстан» и «Идея-1000». На этих конкурсах новички могут о себе полноценно заявить и уже получить первые деньги для роста. Однако ярмарка открыта для всех желающих инновационных компаний, и, пройдя через процедуру отбора судей, они могут презентовать свой проект в рамках казанской венчурной ярмарки (КВЯ). Желающих поучаствовать в этих программах много, с начала конкурсов было подано более 10 тысяч заявок. Из них отобрали 126 инновационных проектов, они у нас «портфельные», и это без учета тех, которых профинансировали другие инвесторы в рамках КВЯ и не только.

- Сколько компаний представят на ярмарке свои экспозиции?

- Для сравнения: в прошлом году участников было 62, а просились 76, в этом поступило 83 заявки, но выставляться будут только 38 компаний. Что делать! Мы пытаемся ужесточить критерии отбора, чтобы встряхнуть аудиторию.

- На какой, так скажем, стадии развития находятся эти компании?

- Некоторые только начинают свой путь, но есть и такие, кому уже требуются серьезные финансовые вливания от 1 миллиона долларов.

- А как вообще происходит финансирование инновационных компаний?

- Первый этап финансирования во всем мире — это бизнес-ангельское финансирование. Это когда, например, родственники, друзья вкладывают первые деньги. Обычно это от 100 до 500 тысяч долларов. Дальше идут так называемые раунды «A», «B», «C». «А» — это когда профессиональный инвестор на уровне венчурного фонда дает вам первые деньги: 1 - 5 миллионов долларов. «В» — уже десятки, а «С» — сотни миллионов долларов. Суммы могут различаться в зависимости от отрасли, на которые ориентированы проекты.

- Среди подопечных ИВФ есть дошедшие до последнего раунда?

- Я бы сказал, что есть проекты, которые переходят из одной стадии развития на следующую, и этот индикатор является важным при работе с проектами посевной стадии. Как один из перспективных проектов я бы назвал ООО «ЭнергоЛесПром». Его организовал доктор наук Андрей Грачев. Эта компания разработала технологию по обработке низкокачественной древесины, ее попросту превращают в биотопливо!

.

РОССИЯ РАЗВИВАЕТСЯ ПО ПУТИ ИЗРАИЛЯ

- Чем нынешняя венчурная ярмарка отличается от предыдущих?

- По стратегически-целевой задаче — ничем. Это ярмарка, где предметом торговли является доля (акции) в инновационной компании в обмен на инвестиции.

Отличия в организации… Я считаю, что казанская венчурная ярмарка №1 в России. К нам приезжают все активные российские и зарубежные игроки. Три года назад мы привели в Казань Топ-30 фондов «Силиконовой долины»: учредителей, главных менеджеров и так далее. В 2013-м сделали акцент на Европе. А в этом году главное внимание на Азии. Объясню почему.

Чтобы сформировать в Татарстане разные инструменты для развития отраслей, мы должны были изучать страны, которые уже сделали этот нелегкий шаг. Мы посмотрели Сингапур, Южную Корею, Японию, «Силиконовую долину». Да, много ездили (нас за это критикуют), однако если предприниматель хочет быть успешным, он должен находиться среди успешных людей, учиться у них. Поэтому нам интересен, к примеру, Сингапур, который сделал государственные фонды, которые бы вкладывались в другие фонды, и это привело к привлечению инновационных компаний, появились очень серьезные связи с США. Именно уверенная связь с Америкой позволила Сингапуру «привезти» к себе почти все мировые компании, сделать у себя их представительства. То же самое произошло в Южной Корее и Японии.

- Мы тоже идем по сценарию Сингапура, Японии и Южной Кореи?

- Для нас более привлекательной моделью является пример Израиля. Посмотрите на фонд «Йозма», который там создали в 1993 году. Выделили 100 миллионов долларов, 80 миллионов из них пошло на создание 10 венчурных фондов. Деньги выделяли с условием: в каждый из фондов входит один предприниматель из Израиля, а также привлекается человек с мировым именем из Европы или Америки, в чьи задачи входит увеличение бюджета фонда до 20 миллионов долларов.

При этом государство решило развивать венчурную индустрию, не вмешиваясь в принятие решений. В результате все 8 фондов стали успешными, вложились в сотни проектов и были выкуплены в течение 7 лет. И это был единственный такого рода успех: в стране без венчурного опыта за 7 - 8 лет появилась целая индустрия в этой области. Через 8 лет выручка компаний, созданных таким образом, превысила ВВП Израиля от основных видов деятельности!

ТРИ СТОЛПА ИНВЕСТИЦИЙ

- Кто из корифеев венчурного бизнеса приедет на казанскую ярмарку?

- Формат пленарной сессии ярмарки предполагает обсуждение опыта четырех стран: Японии, Кореи, Израиля и России. Кореец Ханс Хен обладает обширными связями, ведет бизнес по всему миру, и предполагается, что он мог бы поделиться опытом своей страны, которая на протяжении последних 20 лет стала серьезным лидером в области автомобилестроения и электроники. Тайо Цуцуи очень широко известен в инвестиционных кругах Японии, был руководителем Credit Swiss и сейчас возглавляет свой венчурный фонд, который главным образом инвестирует в Японии и Вьетнаме. И легендарный Бенджамин Соффер из Израиля. Эти три фигуры были специально приглашены организаторами КВЯ благодаря их накопленному опыту и, конечно, благодаря проявленному интересу с их стороны на предмет бизнес-возможностей в Татарстане. Если говорить конкретно о Соффере, то его мы его пригласили еще и потому, что он возглавляет Израильский технологический институт «Технион». Проекты этого вуза ежегодно привлекают с рынка до 50 миллионов долларов, более 100 израильских компаний фигурируют в списке одной из трех основных фондовых бирж США Nasdaq! Более того, до 70 процентов руководителей этих компаний являются выпускниками университета Technion.

Мы хотим, чтобы эти люди поделились опытом, как они решали в своих странах многочисленные инвестиционные проблемы. Это и есть тема пленарного заседания: «Современные модели инновационного развития США, Европы, Азии: есть ли универсальный рецепт для России?» Корифеи должны натолкнуть собравшихся на поиск новых форм работы, инструментов для решения самых сложных задач. И «вживую» поучиться у этих людей — это поистине уникальный шанс: самостоятельно достучаться до фигур такого масштаба для начинающих технологических предпринимателей достаточно сложно.

.

ПОМОЧЬ СОЗДАТЬ КРИТИЧЕСКУЮ МАССУ УЧЕНЫХ

- Почему развитие венчурной индустрии идет в России так медленно?

- История России после распада СССР еще совсем небольшая, мы только начинаем формироваться, и, считаю, у нас есть серьезный задел. За последние 10 лет в российской венчурной индустрии совершена революция, именно в виде подобных форумов! Дело в том, что только представление грантов от государства нам ничем не поможет, потому что нет критической массы технологических предпринимателей, которые способны освоить эти деньги, а тем, что есть, не хватит опыта и знаний. Именно поэтому мы и проводим такие мероприятия.

Одновременно надо помнить, что и «Силиконовая долина» не просто так появилась. И венчурная индустрия в Израиле. Изначально это были военные заказы, мощнейшие гранты со стороны государства, сотни миллиардов долларов на долгосрочный период… Для более наглядного примера. У многих потребителей смартфонов есть ощущение, что GPS придумали для широких народных масс, ведь мы каждый день запросто пользуемся навигационной информацией. Но изначально это был военный проект, чтобы баллистические ракеты могли достигать цели. А впоследствии лицензию на право использования технологии отдали частной компании, которой также предоставили право на тиражирование для использования в гражданских целях.

- Почему, чтобы стать успешным, недостаточно только выдать удачную идею?

- Для воплощения инновации необходимо несколько вещей: разработка, востребованность массами этого продукта, а также команда, которая способна его донести. Вообще, в мире одну и ту же идею одновременно придумывает тысяча человек, но только один-двое из них способны довести ее до конечного продукта. Мы часто говорим, что радио придумал Попов. Да, но сливки-то снимал тот, кто донес новинку до рынка. Разработать мало, часто, увлекаясь процессом, люди забывают, что нужен результат!

В заключение интервью Айнур Айдельдинов отметил, что продолжает пристально изучать ноу-хау российских компаний, производящих композиционные материалы на основе местного полимерного сырья, и подчеркнул, что ИВФ готовы разрабатывать отдельные проекты поддержки, финансирования и продвижения для перспективных кандидатов.

На правах рекламы

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (0) Обновить комментарииОбновить комментарии
    Оставить комментарий
    Анонимно
    Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
    [ x ]

    Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

    Это даст возможность:

    Регистрация

    Помогите мне вспомнить пароль