Машиностроение 
26.04.2014

Зеленодольск уходит в Средиземку

Проектирование и строительство патрульных кораблей предельно ускоряется

Как стало известно газете «БИЗНЕС Online», Зеленодольский завод им. Горького построит не 6 патрульных кораблей (ПК) проекта 22160, как предполагалось ранее, а минимум 12. ПК одной шестерки будут служить, условно говоря, на Севере, другие шесть — на Юге, в том числе на Средиземном море. Эксперты отмечают, что этот факт указывает на перемены в сознании руководства страны — оно начало понимать: ВМФ как государственный инструмент способен помочь в решении политических задач стратегического масштаба. Специалисты считают, что проект 22160 может стать одной из важных составных возрождаемой Средиземноморской эскадры.


.

На закладке первого ПК проекта 22160. 12 патрульных кораблей, 12 малых ракетных кораблей проекта «Буян-М» и другие заказы — у зеленодольского завода им. Горького, без преувеличения, огромный объем работы

«ТРУДИМСЯ В ПОТЕ ЛИЦА»

Флот закажет ОАО «Зеленодольский завод им. Горького» 12 патрульных кораблей (ПК) проекта 22160, то есть в два раза больше, нежели предполагалось ранее. Об этом газете «БИЗНЕС Online» сообщил источник в оборонно-промышленном комплексе. Он уточнил, что 6 кораблей предназначены для Севера, а 6 будут служить на Черном и Средиземном морях. От обсуждения деталей источник уклонился.

Напомним, головной корабль проекта 22160 (автор — ОАО «Северное проектно-конструкторское бюро», СПКБ) заложили в Зеленодольске 26 февраля этого года. На церемонии главком ВМФ Виктор Чирков заявил, что до 2020 года предприятие построит 6 ПК. Особенность проекта, во-первых, в том, что у российского ВМФ до сих пор не было специально построенных ПК; во-вторых, 22160 — первый в России боевой корабль, создаваемый по модульному принципу: предположительно, на нем можно будет менять оборудование и вооружение в зависимости от предстоящей задачи.

О тактико-технических характеристиках ПК почти ничего неизвестно, кроме того, что ПК будут способны выполнять задания в любой точке Мирового океана. Да, какие-то цифры назывались (длина — 100 м, максимальная скорость — 30 узлов, экипаж — до 80 человек и так далее), но пока это всего лишь приблизительные данные. Однако, несмотря на вооружение (есть мнение, что оно будет только артиллерийским), это своего рода «облегченный» боевой корабль. Эксперты отмечали, что главная задача 22160 — демонстрация флага, участие во всякого рода международных программах (по борьбе с пиратством, например) и подмена на этом поприще в мирное время более мощно вооруженных «коллег», чтобы они не тратили ресурс.

Кое-что о проекте и о ходе его реализации «БИЗНЕС Online» рассказал главный конструктор ПК Алексей Наумов. По его словам, Россия пока только начинает идти по пути строительства модульных кораблей, впрочем, и у других стран опыт пока невелик, а у проекта 22160 есть своя специфика, делающая его непохожим на иностранных собратьев (но о деталях конструктор распространяться не стал). По данным Наумова, первая шестерка будет построена «даже раньше 2020 года», а головной корабль передадут флоту в четвертом квартале 2016-го. «На заводе идет подготовка, — рассказал он, — у нас — спешный выпуск документации. Сроки проектирования и строительства очень сжаты даже по нынешним временам! Чтобы в них уложиться, трудимся в поте лица. Это указывает на высокую потребность в проекте. Она очень велика». По словам главного конструктора ПК, сроки закладки 11 серийных кораблей станут известны до конца года.

«...ПОЭТОМУ И ВОЗРОДИЛИ СРЕДИЗЕМНОМОРСКУЮ ЭСКАДРУ»

Эксперты полагают, что новость о допзаказе была ожидаемой, но не так скоро. «Только в феврале заложили головной, а уже менее чем через два месяца вдвое увеличивают заказ — и это только на Зеленодольском заводе! — подчеркнул в беседе с корреспондентом «БИЗНЕС Online» независимый военно-морской эксперт Дмитрий Глухов (Санкт-Петербург). — Что называется, «во поперло» — и генштабу с ВМФ, и заводу счастье». Независимый военно-морской эксперт Прохор Тебин (Москва) полагает, что новость интересна во многом в свете ситуации с Крымом и Сирией. Добавим, что один из интригующих моментов сообщения источника — упоминание о службе в Средиземном море. С этой точки зрения и попробуем разобраться в новой информации.

В чем причина «спешки», о которой говорил Наумов? «Возможно, дело в необходимости как можно скорее обеспечить присутствие в Арктике, Средиземном и Черном морях (вторая шестерка, скорее всего, будет приписана к Черноморскому флоту), — полагает Тебин. — И речь именно о присутствии как таковом, для которого достаточно этих сравнительно простых кораблей». «Причина — острая необходимость в обновлении и увеличении действующего корабельного состава ВМФ, — отметил Глухов. — Руководство страны начало понимать, что ВМФ как государственный инструмент способен помочь в решении политических задач стратегического масштаба. Все упирается в политику: примеры силовых действий наших «партнеров» налицо — Ливия, Сирия. А отличные корабли, построенные еще при СССР, не вечны, и скоро большая часть их пойдет на списание... Скорее всего, первые корпуса 22160 пойдут на Черноморский флот, в том числе и для походов в Средиземку».

Почему важно именно Средиземноморье? Регион приближен к территории России (через Черное море), это своеобразный буфер, где удобно действовать, считает Тебин. Это средоточие кризисных зон (Египет, Ливия, Сирия, палестино-израильский конфликт, прошлые конфликты на Балканах), выход в Атлантику и Индийский океан. Средиземноморье — один из основных районов международной напряженности, дополняет Гухов, и лучше противостоять нашим «партнерам» там, чем где-нибудь ближе к границам России: «Поэтому и возродили Средиземноморскую эскадру, и понадобились новые корабли».

Рассказывая о том, какие силы держал на Средиземном море в лучшие времена советский ВМФ, Тебин процитировал командира 5-й оперативной эскадры ВМФ СССР адмирала Валентина Селиванова: «Постоянно находились на боевой службе четыре атомные подводные лодки, десять дизельных, два КУГа — корабельные ударные группы, одна КТГ — тральная группа, и силы обеспечения — четыре танкера, две плавмастеркие, рефрижераторы и прочее. Обычно состав эскадры — 70 - 80 вымпелов, из которых 14 — это подводные лодки, 25 - 30 — боевые корабли, и остальное — это суда обеспечения». Нынешняя российская группировка в Средиземном море, конечно, дееспособна, но все это корабли и суда из прошлой эпохи, подчеркнул Глухов: «Можно только гордиться тем, что при Союзе строили такие долговечные корабли и суда, но время неумолимо». Тебин указал, что нынешняя группировка способна решать широкий спектр задач, но не может обеспечить постоянное присутствие. Это-то и должны сделать ПК 22160. Становым хребтом новой эскадры будут более крупные корабли, в том числе проектирующийся атомный эсминец, рассказал Глухов, но проект 22160 может стать одной из важных составных частей возрождаемой эскадры.

На постоянной основе в Средиземном море будут находиться один-два ПК (три-четыре в экстренном случае и на короткое время), считает Тебин. С ним солидарен и Глухов, но он уточняет, что все будет зависеть от поставленной задачи и от состояния напряженности в регионе, а пока и генштаб, и ВМФ в точности не представляют, как будут применять 22160 в Средиземном море. «Может, действительно, вся шестерка будет базироваться на Тартус, — не исключил питерский эксперт, — а сменные экипажи возить самолетами. Или традиционно — будет организована боевая служба на несколько месяцев с переходом из Севастополя-Новороссийска».

КУДА ДОСТАНЕТ «ДЛИННАЯ РУКА» ПАТРУЛЯ

Какие задачи могут выполнять ПК в Средиземноморье? Это эскортные функции, прикрытие нескольких более крупных кораблей. Патрулирование международных вод, обеспечение присутствия, демонстрация флага и военно-морская дипломатия. «Я не видел официального комплекса систем, которые в итоге будут устанавливаться на корабль, но если он получит зенитно-ракетный комплекс «Штиль» и ракетный комплекс «Калибр-НК», то его возможности ПВО и борьбы с надводными кораблями будут весьма существенными для его размеров, — отметил Тебин. — Также не стоит забывать и про крылатые ракеты морского базирования большой дальности для работы по наземным объектам. Также это борьба с диверсионными силами и переброска своих собственных сил специальных операций».

«Несомненно, важен сам факт присутствия, но если эти корабли обладают еще и достаточной ударной мощью, это важно вдвойне, — подчеркнул Глухов. — На 22160, по проекту, возможна установка «Калибра», то есть значительную часть Средиземного моря он способен простреливать (как берег, так и корабли-цели). Теоретически 22160 — весьма продвинутый проект. По своим возможностям он способен выполнять задачи, если можно так сказать, регионально-стратегического масштаба и в условиях Средиземки быть крайне неприятной (почти неотразимой) угрозой для кораблей любых классов. «Длинная рука» — комплекс «Калибр» — позволяет наносить удар очень оперативно и эффективно. С этой угрозой не считаться невозможно — отсюда для нас возникают широкие политические возможности».

Какие перспективы открывает факт модульности кораблей и как это вообще выглядит на практике? «Модули, скорее всего, будут в контексте упрощения модернизации на заводе, а не смены в зависимости от задач, — полагает Тебин. — Но если модули будут выполнены в формате стандартных контейнеров и по принципу plug and play (включай и работайавт.), то можно будет их относительно быстро менять в порту».

Глухов также отметил, что пока не совсем понятно, какой тип модульности будет реализовываться. Первый вариант: для каждого построенного корабля создается несколько быстро заменяемых модулей под конкретную боевую задачу — ударный, модуль ПВО, модуль ПЛО. Но могут возникнуть серьезные проблемы с быстротой переустановки модулей. Чисто теоретически это несложно, но реалии показывают, что эта простота обманчива. Например, датский проект StanFlex себя не оправдал. Как хранить модули? Как готовить специалистов? Оправдывается ли проект с точки зрения «эффективности-стоимости»? «Тыл у нас, к сожалению, всегда был вторичен, — напомнил Глухов. — Пункт материально-технического обеспечения Тартус в Сирии полноценной базой считать никак нельзя. Делать Тартус настоящей базой дорого, да и невыгодно политически, так что хранить там сменные модули-«картриджи» нецелесообразно. А где целесообразно? В Новороссийске и в Севастополе. Но до них несколько суток хода через проливы, с обязательным уведомлением Турции — члена НАТО... Второй вариант (к нему и склоняется эксперт) — возможность, не меняя серьезно проект, устанавливать при постройке определенный набор вооружения: два корабля — с ударными ракетами, два — с усиленным ПВО и так далее.

Оба эксперта полагают, что заказ столь большой серии — событие, эта работа вполне по плечу Зеленодольскому заводу. Но ему будет крайне важно найти новые рабочие руки, добиться стабильного финансирования и четкой работы комплектаторов.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (2) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    26.04.2014 21:46

    Страна не выдержит. Затраты на олимпиаду, освоение Крыма, война с Украиной или в Украине, ЧМ по футболу, строительство армады кораблей и вооружения для них. И другие прожекты и пиление, пиление,пиление ...

  • Анонимно
    27.04.2014 11:35

    ещё бы навели порядок со своими кадрами. отдали всю кадровую работу откровенным мошенникам и аферистам из числа аутсорсеров и аутстафферов. кто интересно будет работать??? ценнейшие кадры ушли навсегда и не обещали вернуться.

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль