Общество 
23.07.2014

Герман Дьяконов: «Проректор Абдуллин – человек жесткий, не все любят его за это...»

Сколько денег получает и на что тратит КНИТУ-КХТИ, что связывает вуз с «Газпромом» и «Татнефтью» и как зарабатывает профессура. Часть 1-я

КНИТУ-КХТИ — один из ведущих вузов республики, за последние 6 - 7 лет увеличил свой бюджет практически вчетверо и в результате в минувшем году достиг 3,7 млрд. рублей, рассказал в ходе интернет-конференции с читателями «БИЗНЕС Online» ректор вуза Герман Дьяконов. На этом фоне особый интерес представляют резонансные события, связанные с недавним арестом проректора Ильдара Абдуллина, который обвиняется в хищении 56 млн. рублей. Руководитель вуза раскрыл структуру бюджета и заработков вуза, а также представил свою версию скандальных событий, рассказав о некоторых важных деталях контракта, ставшего их причиной.


Герман Дьяконов: «Проходит огромное количество проверок: и Росфиннадзора, и налоговой инспекции, и министерства образования и науки России. Кого только не было! Меня это, конечно, беспокоит»

ПОЛОВИНУ БЮДЖЕТА ДАЮТ ДОХОДЫ ОТ НАУЧНОЙ И ПРОЕКТНОЙ РАБОТЫ

Герман Сергеевич, известно, что при получении статуса «национального исследовательского» КНИТУ-КХТИ получил значительную материальную поддержку государства, и многих наших читателей интересует, на что были направлены эти средства, какой эффект в результате вложений был получен. Поэтому предлагаем начать разговор с бюджета вашего университета — источников его пополнения и статей расходования.

— Совокупный бюджет нашего университета в прошлом году составлял 3,7 миллиарда рублей. Думаю, в этом году мы доведем его до 4 миллиардов, при этом около 1,8 миллиарда рублей в бюджете по плану будут составлять доходы от научной и проектной деятельности.

— А как бюджет изменяется из года в год?

— Растет, причем значительно быстрее инфляции. Лет 6 - 7 назад мы думали: сможем довести объем бюджета до одного миллиарда или нет, а сейчас бюджет университета составляет почти 4 миллиарда. Источники финансирования, конечно, разные. Есть образовательный бюджет, который направляется непосредственно на обучение студентов, он у нас постоянно растет. Министерство образования и науки переходит на систему подушевого финансирования: с каждым студентом, который к нам поступает, из федерального бюджета приходит определенное количество денег. Суммы разные в зависимости от направления и специальности: подготовка технарей стоит намного дороже. Правда, у нас сейчас на бюджетной основе учатся в основном технари, гуманитариев осталось немного.

— Сколько сегодня всего студентов в КНИТУ, сколько из них обучается на платной основе?

— Всего у нас учатся около 27 тысяч студентов. Раньше соотношение «платных» и «бесплатных» составляло где-то 55 к 45 в пользу внебюджетников. Однако количество платников в последние годы сокращается, а количество бюджетников растет (в основном, по технологическим направлениям) — это наша сознательная политика. Сегодня соотношение составляет 55 к 45 уже в пользу бюджетников.

«Совокупный бюджет КНИТУ-КХТИ в прошлом году составлял 3,7 миллиарда рублей. Думаю, в этом году мы доведем его до 4 миллиардов»

— Платниками, наверное, считаются и те, кто идет учиться по контракту с предприятиями? Есть такие?

— У нас есть прямые договоры с предприятиями, например, с концернами Туркменистана: «Туркменхимия», «Туркменнефть», «Туркменгаз». Всего у нас учатся более 600 студентов из Туркменистана. В рамках целевого приема по направлению предприятий в прошлом году были сформированы четыре группы для «Татнефти», по одной группе — для подразделений «Газпрома», «Лукойла», Чебоксарского завода им. Чапаева, муромского приборостроительного завода, «Нижнекамскнефтехима» и других.

Есть контракты с предприятиями, когда они выплачивают стипендию студентам, оснащают лаборатории. Формируются целевые группы под конкретные проекты предприятий. Из татарстанских предприятий можно назвать менделеевский завод минеральных удобрений «Аммоний», казанский завод синтетического каучука — мы являемся генпроектировщиками их производства. Совсем недавно закладывали символический «камень» силиконового производства на заводе СК.

КНИТУ ПРОДОЛЖИТ ПРОГРАММУ НА ОСНОВЕ САМОФИНАНСИРОВАНИЯ

— Какие еще есть источники пополнения бюджета?

— Например, поступления со стороны предприятий и корпораций. Мы являемся одним из 9 опорных вузов «Газпрома», и в прошлом году они нам выделили 17 миллионов рублей, а в этом — 19 миллионов рублей. Эти средства идут на оснащение лабораторий, на профориентационную работу, поскольку «Газпром» заинтересован в подготовке квалифицированных кадров. Представители корпорации сами отбирают студентов с третьего курса, и мы формируем для них специальные группы, разрабатываем образовательные программы. Кстати, недавно у нас был «День Газпрома», мы открыли лабораторию газохимии. Приехали 20 представителей дочерних организаций «Газпрома». То есть средства корпорации идут и на развитие образовательного процесса, и на подготовку кадров, и на проведение научных исследований.

Кроме этого мы реализуем программу развития исследовательского университета, на что из федерального бюджета в течение пяти лет нам поступило почти 2 миллиарда рублей плюс софинансирование от республики в размере 20 процентов от этой суммы. В этом году бюджетное финансирование завершается, и в течение следующих пяти лет мы должны продолжить реализацию программы развития КНИТУ на основе самофинансирования, за счет привлеченных собственных средств.

— То есть даже не за счет республики, а именно вуза?

— Будем использовать все источники: софинансирование Татарстана, поступления от предприятий, доходы от собственных коммерциализуемых проектов. Мы университет исследовательский и, участвуя в реализации федеральных целевых программ, выполняем большие контракты по линии минобрнауки и минпромторга России: за три с половиной года поступило порядка 700 миллионов и 400 миллионов рублей соответственно. По этим контрактам мы выполняем совершенно разные виды работ — по федеральным целевым программам «Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития научно-технологического комплекса России», «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России», а также опытно-конструкторские и технологические разработки, конечная цель которых — внедрение.

У нас есть проектный институт «Союзхимпромпроект». Это бывший военный проектный институт — головной в СССР по проектированию оборонных производств. Он вошел в состав вуза лет 20 назад по постановлению правительства России, когда был совсем умирающим, и мы его переориентировали на проектирование нефтехимических производств. Хотя он проектирует и многие другие объекты — даже ледовый дворец в Нижнекамске.

Сейчас в институте работают 600 человек, половина из которых — наши выпускники. Объем выполненных работ по прошлому году составлял порядка 800 миллионов рублей. Причем институт работает напрямую с сильнейшими мировыми компаниями — американскими, японскими, немецкими. И мы сопровождаем его работу проектными группами — обучением студентов в рамках конкретного проекта, чтобы выпускник пришел на производство не с нуля, а уже знал свое рабочее место, представлял производство в целом.

Проектный институт «Союзхимпромпроект»
Бывший военный институт «Союзхимпромпроект» переориентировали на проектирование нефтехимических производств

— Можно назвать предприятия, с которыми работаете по грантам?

— По 218-му постановлению один грант — это проект с московской компанией «Телекор-Энергетика» по глубокой переработке нефти и нефтепродуктов комплексным воздействием на сумму 260 миллионов рублей. Второй грант — с «Вакууммашем» на разработку линейки новых спиральных безмаслянных насосов общим объемом 200 миллионов рублей. Третий — с ООО «Тасма» по созданию производства многослойных пленочных материалов на 235 миллионов рублей.

Уже выполнены гранты с ОАО «Медтехника» по производству биосовместимых мединструментов, включая имплантанты (120 миллионов рублей), с ООО «Булгар-Синтез» по производству охлаждающих жидкостей (105,2 миллиона рублей). Есть и другие проекты, например, для нефтехимии Татарстана. В 2014 году в рамках некоммерческого партнерства «Камский инновационный территориально-производственный кластер» совместно с ОАО «Нижнекамскнефтехим» выполнен проект по разработке новых видов полимерной продукции и повышению эффективности производства мономеров (доля КНИТУ составила 16 миллионов рублей).

«ПУСТЬ НАС ОШТРАФУЮТ НА 50 ТЫСЯЧ РУБЛЕЙ...»

— В последнее время к вашему вузу приковано особое внимание в связи с арестом проректора Ильдара Абдуллина, который обвиняется в хищении 16 миллионов рублей (интернет-конференция проходила 7 июля, уже после этого стало известно о втором уголовном деле в отношении Абдуллина, которому теперь инкриминируют хищение уже 56 млн. рублей — ред.) Хотелось бы узнать вашу версию, какие события к этому привели?

— Поясню. В конце 2013 года мы из федерального минобрнауки получили дополнительное финансирование на оборудование. Для этого мы писали заявки, и, естественно, дали не всем, а 20 наиболее инновационно «продвинутым» вузам. Нам выделили 40 миллионов рублей. У меня вообще железный принцип: кто деньги в университет принес, тот и должен их распределять. У нас очень много денег приходит по науке. Часть из них, так называемые «накладные расходы», мы направляем на оплату коммунальных услуг, услуг связи, командировочных расходов и т.д. Но основное «тело» тратится на проекты. Если основные деньги приходят по науке, комиссия и профильный проректор и должны определять направление их расходования.

— А что значит «принес» деньги? Человек «выбивал» их где-то?

— Нет, такие инициативные ученые принимают участие в конкурсах на грант. А для этого надо сформировать группу, написать проект, подготовить множество бумаг, вовремя их отправить. Это очень большая кропотливая работа. И, в конце концов, в министерстве есть конкурсная комиссия, которая решает, кому деньги выделить.

— То есть эти деньги поступили на счет вуза?

— Пришли деньги, которые необходимо было потратить до нового года. Или отправить назад в Москву. Поэтому конкурсная комиссия приняла решение: «Пусть нас оштрафуют на 50 тысяч за закупку оборудования без проведения длительной конкурсной процедуры торгов, у единственного поставщика, но в срок». Оштрафовали бы проректора по научной работе, потому что он возглавляет конкурсную комиссию.

— Кто мог оштрафовать на 50 тысяч?

— Управление федеральной антимонопольной службы по Республике Татарстан.

Ильдар Абдуллин
«Как человек, Ильдар Абдуллин, конечно, жесткий, его не все любят за это. Но это человек, который может заставить людей эффективно работать» (фото: www.kstu.ru)

— Но, как известно, в итоге к вам пришли не они, а МВД. Значит, кто-то написал заявление?

— Недовольные всегда есть... Хотя, честно говоря, мы находимся под пристальным вниманием уже года два, проходит огромное количество проверок: и Росфиннадзора, и налоговой инспекции, и министерства образования и науки России. Кого только не было! Меня это, конечно, беспокоит.

— Такие проблемы испытывают все вузы?

— «Трясут» все вузы. Нас больше других, потому что у нас много денег.

— А оборудование вы успели купить?

— Да. Было выставлено техническое задание, сделан запрос коммерческих предложений. При равных предложениях цены и качества был выбран поставщик, который удовлетворял всем требованиям, в том числе по срокам поставки до конца года. К нам прибыло хорошее аналитическое оборудование известных фирм Zeiss и Brucker — от микроскопов до испытательных машин, не какое-то китайское. Все работает, претензий на качество ко мне не поступало.

— А почему нельзя было купить это оборудование без посредников?

— Мы не могли заключить прямой контракт с Zeiss и Brucker, поскольку все закупки бюджетных учреждений до 31 декабря 2013 года подпадали под действие 94 федерального закона, в котором не была предусмотрена возможность закупки оборудования на такую сумму напрямую у производителя. Можно заключить договор с российским представительством, если оно есть, но это занимает гораздо больше времени, потому что они же не в Казани сидят, да и не всякое предприятие зарегистрировано на электронных торговых площадках, некоторым это невыгодно. И мы заключили соглашение с казанской компанией.

— Ключевой вопрос: кто ее владелец?

— Кто ее владелец, я, конечно, знаю, но это тайна следствия. Наверное, об этом пока не стоит говорить. Мораль-то в чем? Мы потратили 40 миллионов на оборудование, а компания-поставщик приобрела его за меньшую сумму. Но не секрет, что поставщик всегда закладывает дополнительные суммы, кроме чистой стоимости товара. Во-первых, нужно обслуживать кредит, который он берет в связи с нехваткой собственных средств. Во-вторых, в контракте была пуско-наладка, монтаж, обучение персонала и т.д. Ну, и за свою работу поставщик что-то должен оставить, ведь он коммерсант, в конце концов.

— И все-таки, вопрос в том, чья эта фирма-поставщик. Почему выбрали именно ее? Тем более без конкурса.

— Я повторяю: эта фирма удовлетворяла выставленным требованиям, обязалась поставить оборудование до нового года и сумела это сделать. Просто не была соблюдена процедура проведения торгов через электронную торговую площадку. Причем все потенциальные поставщики предлагали одно и то же — оборудование Zeiss и Brucker, но лишь одна фирма сумела поставить оборудование требуемого качества в короткие сроки и с соблюдением всех условий конкурсной документации.

— Сейчас какие-то следственные действия в вузе происходят?

— Нет. Хотя по другим делам происходили за последние два года. Например, возбуждалось дело «в отношении неустановленного круга лиц». И выемка документов была. Однако было установлено, что состава преступления нет.

— А вас лично на беседу в МВД приглашали?

— Меня нет.

— Как вы видите дальнейшее развитие событий? Вуз обеспечивает юридическую защиту своему проректору?

— У него есть адвокат. Следственные органы выполняют свою работу. Конечно, по-человечески мы переживаем за коллегу, особенно когда у него есть проблемы со здоровьем.

— Сейчас ваш прогноз каков? Будет ли закрыто дело?

— Думаю, суд разберется.

— А раньше подобные проблемы были, когда приходилось осваивать средства, пришедшие в конце года?

— Как правило, мы успевали в срок.

«АБДУЛЛИН — ВЕЛИКИЙ ТРУЖЕНИК»

— Какова ваша оценка Абдуллина как ученого, какова его роль в вашей команде?

— Я уже сказал, что основной поставщик внебюджетных денег в вузе — научные исследования. Абдуллин — проректор по научной работе, поэтому, естественно, он имеет большой вес. Он великий труженик, у него огромное количество публикаций. На работу обычно приходил полседьмого утра каждый день, включая субботу. И командировок у него было очень много.

— Сколько лет он работает проректором?

— В 2007 году, когда меня выбрали ректором, я предложил ему стать проректором по науке. Он очень работоспособный человек, хороший организатор. Как человек, конечно, жесткий, его не все любят за это. Но это человек, который может заставить людей эффективно работать.

«Сегодня практически все наши ученые занимаются и фундаментальными исследованиями, и прикладными проектами»

— После выхода из заключения будут ли занимать прежние должности проректоров КНИТУ Сигал и Абдуллин? (Сидоров Петр Иванович)

— Без решения суда ничего предпринимать не будем. Арест Павла Абрамовича Сигала с нашим университетом не связан, это касается только его коммерческой деятельности.

— Как вы прокомментируете интервью профессора Исмагила Хуснутдинова в «БИЗНЕС Оnline»? Фактически он обвинил вас в финансовых махинациях, имитации научной деятельности, ликвидации научных школ, снижении качества обучения. Что на это возразите? (Гатауллин Э.Х.)

— Он просто некомпетентный человек. О многом он либо не знает, либо не хочет говорить. Например, он утверждает, что большие деньги были потрачены неэффективно, с потерей научных направлений. Да все наоборот! Например, мы на эти деньги спасли одно из наших основных направлений — оборонное. И сейчас затраченные средства к нам возвращаются: у нас много договоров с предприятиями ОПК, есть гранты от «Росатома», целевые заказы на подготовку кадров.

«ВСЕ ОБОРУДОВАНИЕ ПРИОБРЕТАЛОСЬ АДРЕСНО»

— По какой причине реальный министерский конкурс 2014 (проектная часть) на получение грантов был заменен внутривузовским «междусобойчиком»? На каком основании выделенные министерством 40 миллионов рублей были распределены по 16-ти проектам — исключительно по результатам «конкурса» внутри КНИТУ? (Andrey)

— Видимо, люди просто очень плохо информированы о том, что у нас в университете происходит... Вообще это всегда было, только раньше это называлось ПНИЛ — перспективные научно-исследовательские лаборатории. Это федеральные бюджетные деньги, которые выделяются министерством образования и науки России на научные исследования. Мы подаем заявку и в числе вузов, выигравших конкурс, получаем субсидию министерства на развитие научного потенциала вуза.

А распределение этих средств в университете всегда происходит установленным образом: научно-производственная комиссия заслушивает предложения научных подразделений, рекомендует их ученому совету, который принимает окончательное решение, кому дать деньги. Так было всегда. Просто люди путают это с теми деньгами, за которые обвиняют проректора.

— Почему научное оборудование, полученное по программе «Национальный исследовательский университет», фактически было распределено между чиновниками КНИТУ (проректорами, помощниками проректоров, деканами и т.д.) и подконтрольными им фирмами? В результате другим исследователям невозможно воспользоваться этим оборудованием. Не этим ли объясняется то, что количество (приборы) не переросло в качество (новые прорывные исследования и открытия) за последние 2 - 3 года? (Сидоров Петр Иванович)

— Это, конечно, не так. Приборы, закупленные по программе развития университета, переданы кафедрам, сгруппированы по направлениям. Все оборудование приобреталось адресно, по приоритетным направлениям развития. У каждого из направлений есть руководитель, входящий в состав исполнительной дирекции программы. Кафедры предлагали перечень необходимого оборудования, который затем обсуждался на заседаниях коллективов приоритетных направлений развития. После этого проводилась защита выбранных позиций на заседаниях научно-технического совета вуза (это одна из профильных комиссий ученого совета). И только после этого конкретное оборудование включалось в план закупок.

Любой, кто заинтересован в доступе к оборудованию, может получить о нем информацию, обратившись в исполнительную дирекцию программы развития либо изучив ежегодные отчеты о реализации программы на сайте вуза. Там можно увидеть реестр, в котором указано все, вплоть до номеров комнат, где оборудование находится. На новом оборудовании учатся магистры и аспиранты, проводятся исследования. Это, кстати, позволяет нам выигрывать новые гранты.

Проводить исследования у нас могут представители других вузов и НИИ, так же, как и мы обращаемся к ним за помощью — это практика научного сообщества. Например, у нас есть центр коллективного пользования оборудованием в области наноматериалов, оснащенный не по программе развития, а по гранту одной из федеральных целевых программ. И в этот центр обращаются не только наши ученые, но и представители других университетов и научных институтов, например, Казанского научного центра РАН.

ТРУДНЫЕ ВРЕМЕНА ПРОШЛИ

— Судя по вашим комментарям в СМИ, разбитые аудитории, отсутствие оборудования у части научных работников — это нормально, их условно можно назвать «бездельники». Поясните, какой процент этих «бездельников» в КХТИ, как вы собираетесь очистить от них КХТИ? (Сидоров Петр Юрьевич)

— Мы, наверное, последние из серьезных российских университетов, который вводит так называемую рейтинговую систему оценки деятельности преподавателей для того, чтобы правильно оценить вклад каждого, отметить все стороны деятельности преподавателя. Это очень сложная система, там 39 показателей, охватывающих разные направления работы. У нас много людей подрабатывают на стороне, вместо того, чтобы зарабатывать в нашем университете. Раньше мы на это смотрели сквозь пальцы, понимая, что трудные времена, людям надо дать возможность заработать на жизнь. Но ведь сейчас трудные времена прошли, есть возможность успешно поработать в родном вузе и заработать дополнительно.

«Сегодня есть гранты и со стороны научных фондов — РФФИ, РГНФ, гранты президента Российской Федерации для поддержки молодых ученых и многие другие»

— Вы хотите сказать, что в самом университете можно заработать помимо зарплаты преподавателя?

— Еще как можно! Сегодня есть гранты и со стороны научных фондов — РФФИ, РГНФ, гранты президента Российской Федерации для поддержки молодых ученых и многие другие. Конкурсы министерства образования и науки, министерства промышленности и торговли России. Я имею в виду постановление №218, когда минпромторг деньги вузу выделяет не напрямую, а через промышленное предприятие, которое должно выделить такую же сумму и привлечь ученых к исследованиям. У нас таких грантов было пять — два закончились, три исполняются.

— Участие ваших ученых в прикладных проектах не мешает ли развитию фундаментальной науки?

— На будущий год мы отмечаем 125-летие нашего вуза. В его составе в свое время работали крупные ученые с мировым именем — Александр и Борис Арбузовы, Муштари, Адо. А рядом создавались технологические кафедры, которые занимались прикладными проектами. И вот уже более 100 лет эту связь фундаментальной и прикладной науки мы сохраняем.

Сегодня практически все наши ученые занимаются и фундаментальными исследованиями, и прикладными проектами. К тому же, к решению сложной задачи, как правило, подключаются несколько кафедр. Возьмем хотя бы проект с «Вакууммашем» по разработке новых насосов: можно назвать ряд диссертаций по теории этого вопроса. Сегодня приборная база вуза позволяет воплотить теоретические разработки прежних лет.

Кстати, согласно рейтингу РИНЦ по химической технологии в сотню наиболее цитируемых российских авторов входят 8 ученых университета. Речь идет об их публикациях, связанных с новыми идеями и технологиями.

СРЕДНЯЯ ЗАРПЛАТА ПРЕПОДАВАТЕЛЕЙ — 36 ТЫС. РУБЛЕЙ

— В КНИТУ-КХТИ уже много лет муссируется вопрос о прибавке к зарплате некоторым сотрудникам вуза из числа ППС за их научные достижения (в частности, за индекс Хирша и публикации в солидных журналах). Не так давно А.Г. Шамовым и др. разработан весьма объективный и обоснованный подход к реализации этой проблемы. Почему этот подход был негласно положен под сукно, а вместо него бюрократия вуза породила нелепую и глупую «рейтинговую систему», которую иначе как профанацией не назовешь? (Марат)

— Для оценки деятельности преподавателей у нас разработана рейтинговая система как инструмент для совершенствования работы преподавателя. В ней учитываются все стороны работы — педагогическая, воспитательная, научная, в том числе индекс цитируемости как один из ключевых научных показателей. Рейтинговая система создавалась на основе изучения лучших практик российских вузов. Обсуждение проекта было открытым, на заседания мог прийти любой желающий. Проект был доведен до общественности, опубликован на сайте вуза. Были получены замечания и предложения, которые были внесены в проект. Кстати, положение о рейтинговой системе было утверждено на ученом совете.

Сейчас система проходит «обкатку». Мы смотрим, какие положения рейтинга наиболее важны, и учитываем — пока только для анализа. Систему надо отшлифовать, и тогда она будет работать и на распределение зарплаты. В любом случае базовые ее компоненты остаются неизменными. Мы даем возможность заработать: гранты, договоры, дополнительное профобразование. Пожалуйста, зарабатывай! Что касается «подхода Шамова», то он также был использован в нашей рейтинговой системе. Ждем дальнейших предложений и замечаний!

— Какая сегодня средняя зарплата в КНИТУ?

— Есть жесткое требование обеспечить зарплату профессорско-преподавательского состава в размере 125 процентов от уровня средней по региону. Средняя зарплата по Татарстану ожидается на уровне 30 тысяч рублей, а у нас уже в прошлом году средняя зарплата профессорско-преподавательского состава была 36 тысяч рублей с учетом всех источников: наука, дополнительное профессиональное образование, гранты. Но без учета зарплаты руководителей — ректора и проректоров.

— Какая зарплата на руки у руководящего состава КНИТУ? (Раиль)

— У проректоров оклад меньше оклада ректора процентов на 20.

— А у вас лично годовой доход сколько получается?

— Со всеми надбавками и коэффициентами — более трех с половиной миллионов рублей.

— А это правда, что у вас зарплата самая высокая среди ректоров РТ? Кто ее определяет? У вас есть доходы от коммерческой деятельности? (Любопытный)

— У других ректоров не знаю, а у меня так получилось за 2012 год, когда мне выплатили неиспользованные отпускные за пять лет (в 2012 году были перевыборы ректора). А вообще моя зарплата фиксированная, определяется федеральным министерством образования и науки, исходя из средней зарплаты профессорско-преподавательского состава КНИТУ.

— А от коммерческой деятельности у вас есть доходы?

— Нет, нам это запрещено законом.

Окончание следует.

Справка

Герман Дьяконов родился 11 ноября 1964 года в Казани. Окончил Казанский химико-технологический институт им. Кирова (КХТИ), механический факультет, кафедра «Машины и аппараты химических производств» (1985). Кандидат технических наук (1988). Доктор химических наук (1994).

1985 - 1987 — аспирант кафедры теоретических основ теплотехники КХТИ.

1987 - 1991 — ассистент кафедры химической кибернетики КХТИ.

1991 - 1994 — доцент кафедры химической кибернетики Казанского государственного технологического университета.

1994 - 1996 — профессор кафедры химической кибернетики Казанского государственного технологического университета.

1995 - 1996 — директор инженерно-учебного центра.

С 1996 года — заведующий кафедрой «Процессы и аппараты химической технологии» Казанского государственного технологического университета.

2002 - 2007 — проректор по научной работе Казанского государственного технологического университета.

2002 - 2007 — директор института нефти и химии Казанского государственного технологического университета.

С 2007 года — ректор Казанского национального исследовательского технологического университета.

Вице-президент АН РТ, член президиума АН РТ, член президиума высшей аттестационной комиссии при министерстве образования и науки РФ.

Имеет 10 патентов на изобретения и более 210 печатных работ.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (34) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    23.07.2014 09:15

    Даже в Казани есть прямой представитель Брукера, через которого многие организации и покупают без посредников.

  • Анонимно
    23.07.2014 09:22

    Зачет,сказал много и ничего.

    • Анонимно
      23.07.2014 10:27

      Судя по статье Г.Дьяконову, пока удалось избежать прямых "контактов" со следствием и неприятных вопросов о его "аффилированности" в деле Абдуллина. Он даже, косвенно пытается его оправдать.Если удержится в ректорском кресле, это автоматически повлечет "расправу" с недовольными. Непонятен "либерализм"по отношению к ректору как минобраз и на РФ, так и властей в РТ.

  • Анонимно
    23.07.2014 10:13

    А мне жалко и ректора, и КХТИ в целом. Трудятся в поте лица, и многое уже достигнуто, а тут такое...

  • Анонимно
    23.07.2014 10:18

    Нужно было посмотреть расходы у проректоров, ректора и их семей, чтобы понять насколько они соответствуют доходам

    • Анонимно
      23.07.2014 12:17

      Вот и посмотрите. Дьяконов живет очень скромно-по меркам средних клерков предпритятий. Ни коттеджей за границей и в Крыму, ни тачек супер-пупер моделей, не многочисленных квартир и земельных участков, не детей, обучающихся за рубежом у него нет. На работе живет круглосуточно. Сам лично принимает участие в научных исследованиях.Что команда у него слабая- это да. Что времени нет заниматься корпоративным отношениями- это да. Что слишком доверчив, и подбирает людей чисто по профессиональным качествам, которые потом занимаются всякими бяками и подсиживают его- это да. Не вычеркнишь из его характеристики.

      • Анонимно
        23.07.2014 22:05

        Как же такой АНГЕЛ пробрался в кучу коррупционеров замов и проректоров. Я тоже думаю он не виноват - за всеми то не уследишь, это все замы подписывают, решения принимают, а он ЧИСТЫЙ АНГЕЛОЧЕК, прям как мэр Челнов! Это не проверки - это помощь!

      • Анонимно
        24.07.2014 15:06

        Это ссылка на официальную декларацию о доходах ректоров с сайта Министерства образования РФ. Все у него есть , и земельные участки и дачи и квартиры. http://xn--80abucjiibhv9a.xn--p1ai/министерство/противодействие-коррупции/доходы

  • Анонимно
    23.07.2014 10:20

    Заключить без конкурса договор с московской фирмой на 40 млн. не может быть проблемой.Ради такого контракта они всем офисом московским приедут в Казань.Да и оффициальные представители и Брукера и Зейца есть в Казани.

  • Анонимно
    23.07.2014 10:32

    Цитата:— Вы хотите сказать, что в самом университете можно заработать помимо зарплаты преподавателя?— Еще как можно! Не понимаю этого "ещё как можно", т.к. со слов ППС на многих кафедрах нет элементарного лабораторного поддержания матбазы, не говоря о научной. Всё со времён СССР. Оборудование для исследований предоставляется только тогда, когда убедишь всех, что оно приносит доход. Учитывая, что все гиганты теперь в собственности, уговорить на сотрудничество с пустым багажем этих собственников фактически невозможно. Поэтому создавшийся замкнутый круг не дает результата, т.е. заработка преподавателям. Хотелось бы услышать от ректора детали его высказывания.

    • Анонимно
      23.07.2014 11:36

      закон был умышленно нарушен?И ректор об этом знал и молчал?

    • Анонимно
      23.07.2014 12:04

      Те ППС, которые говорят об отсутствии лабораторного оборудования умеют только говорить. Те, кто хочет работать его находят.

      • Анонимно
        23.07.2014 12:47

        Ага, лабораторное оборудование валяется во двое, иди и бери, если хочешь работать. Конечно, все можно найти. Но вот для одних это не проблема, причем вне зависимости от результатов труда, от способностей что-то делать в науке, от актуальности задачи. Другие должны приложить массу усилий, чтобы провести свои эксперименты. Ведь на кафедрах нет даже элементарных растворителей, даже бумаги и картриджами в полной мере не обеспечивают. Приходиться покупать на свои деньги, чтобы писать отчеты для больших начальников. Учебный процесс построен на том оборудовании и на той химической посуде, которая была еще во времена Брежнева. И только студенты из Туркмении могут еще как-то воспринимать все это убожество. Да и то, только те, кто нигде не был, кроме этого университета. Из года в год собирают списки необходимого для учебного процесса оборудования, не говорю о научной работе, тут уж сам как сможет, так и достает, но после компания сбора списка, ничего не происходит. И так из в года в год. Есть аудитории, где доски падают на голову преподавателя под оглушительный смех студентов. Все пока держится не на усилиях ректора и его замов, а на том, что у КХТИ есть все же история, этот вуз создавали надолго, считая, что специалисты химики-технологи будут нужны стране. Но и это не бесконечно. Отставание и в науке и в учебном процессе приобретает необратимый характер. Пора бы не бюджетом хвастаться, это ведь аванс, выдаваемый государством под старое имя, а реальными делами, которых, уверен не так много. Да и государству неплохо бы реально поинтересоваться как расходуются деньги из этого бюджета, направив беспристрастных экспертов, аудиторов. А иначе государственная организация так и останется вотчиной группы лиц, где они там могут восклицать, что еще как можно хорошо зарабатывать.

        • Анонимно
          23.07.2014 14:43

          А вы думаете за Вами должны бегать? Бумагу с картриджами выдают на кафедре, доски ремонтирует комендант - ректор не причем. Идите к завкафедрой и коменданту.

          • Анонимно
            23.07.2014 18:45

            Что вы говорите? Вот не знали к кому идти за бумагой. А доска уже и не подлежит ремонту, она там, видимо, со времен открытия КХТИ. Так может иногда имеет смысл и ректору обойти свои владения вместе с комендантом. Знаю, что ректор появляется раз в три года в другие корпуса. Или уж настолько высоко взлетел, что опуститься на бренную землю сложно стало без чужой помощи. Вон двух его замов уже приземлили.

          • Анонимно
            3.08.2014 00:21

            Человек наверно не в курсе что бумагу уже давно не выдают и картриджи тоже за свой счет заправлять приходится

      • Анонимно
        23.07.2014 13:23

        ну ну, за рубеж едут

        • Анонимно
          23.07.2014 14:40

          Пусть едут если думают, что там рай. Кто из уехавших там чего-то добился?

          • Анонимно
            23.07.2014 15:58

            а что, ктото из оставшихся получил нобелевскую? весь список огласите.они туда едут не за раем, а за человеческими условиями.

    • Анонимно
      23.07.2014 13:22

      Я вижу выход только в частных лабораториях, где один хозяин, которого никто не сковырнет. Ни ученый совет, ни новый начальник, декан или завкафедрой. Где никто не выбросит старое но работающее оборудование на металлолом. Но и за просто так они делать ничего никому не будут, как практически сейчас.

      • Анонимно
        23.07.2014 14:55

        Создавайте ООО и платите аренду.

        • Анонимно
          23.07.2014 17:20

          Зачем аренду еще кому-то платить? Надо купить помещение. Заброшенных строений в промзоне много.

      • Анонимно
        23.07.2014 15:58

        вперед, на свои деньги создавайте лабораторию и зарабатывайте млрды, потом в БО напишете статью как стать бохатым и успещным

        • Анонимно
          23.07.2014 17:20

          На деньги инвесторов. На свои деньги каждый дурак сможет.

          • Анонимно
            23.07.2014 18:46

            Чего он сможет? Потратить свои деньги впустую? А вот с деньгами инвесторов будет посложнее, так что ли?

            • Анонимно
              24.07.2014 02:33

              А что, потребности у производственников в научных тестах нет что-ли? Сейчас они на халяву все просят сделать, по знакомству. Пора лавочку прикрывать, пусть платят.

  • Анонимно
    23.07.2014 22:47

    Взяли под стражу и обвинили в хищениях, а думал, что только на 50 тысяч оштрафуют.Покопался специально в законах. Судя по написанному в интервью и публикуемых СМИ материалах, правонарушение проректора попадает под ст.7.29 ч2 КоАП. И там, действительно, штраф 50 тысяч. Это что получается, что по закону можно многомиллионные контракты заключать с единственным "своим" поставщиком и потом заплатить штраф, честно выполнив обязательство перед законом? Допускаю, что если ты выбрал единственного поставщика без корысти (просто "чтобы не заморачиваться с бюрократическими конкурсами")- это КоАП, если выбрал "своего" поставщика- это уголовка.

  • Анонимно
    24.07.2014 16:10

    А меня по-прежнему возмущает работа МВД. Взять и "закрыть человека", в надежде нарыть на него доказательства. Когда же закончится этот беспредел?Людей надо сажать, доказав их вину, а не для того, чтобы это сделать путем психологического давления и запугивания.Так можно любого посадить и обвинить. Страшно подумать, что общественность допускает подобное.Неужели никто не понимает, что дело не в Абдуллине, не в его виновности, а в том, что МВД позволяет себе держать человека в тюрьме не доказав его вину. Просто ожидая, что в конце концов он сломается.Неужели никто не понимает, что так можно любого человека посадить и обвинить. И чем старше человек и больнее, тем проще будет МВД стряпать подобные дела.Каждый, достигший определенного возраста и имеющий неплохой доход может оказаться за решеткой "для докательства вины", а реально для того, чтобы он сломался и сам на себя написал признание.

    • Анонимно
      24.07.2014 16:44

      Вообще-то сажают и на время следствия, это для не знающих, чтобы не смогли помешать следствию или уничтожить улики. Так и есть СИЗО, а не тюрьма. Вот когда найдут доказательства и будет суд, вот тогда посадят или отправят в места заключения.

      • Анонимно
        24.07.2014 20:19

        Это неправильно, сажать на время следствия. Есть доказательства пожалуйста обвинения и в суд. Нет доказательств - отпускайте!

    • Анонимно
      24.07.2014 18:32

      Решение о заключении под стражу принимает суд, а не правоохранительные органы. Раз суд так решил- значит есть основания принимать такие решения.Заключение под стражу до вынесения приговора суда- обычная практика во всем мире.

      • Анонимно
        24.07.2014 20:20

        Это неправильно, если нет доказательств вины то и суд не имеет зажать без вины. Ну если вина не доказано, какое может быть лишение свободы?! Вы это хоть понимаете?

        • Анонимно
          24.07.2014 21:27

          Вину доказывает суд на основании собранных следствием доказательств вины. Если считается, что подозреваемый может помешать сбору доказательств, то его держат во время следствия в СИЗО. А вывод о том, может или не может подследственный помешать ведению дела и сбору доказательств вины определяет судья на основании поданных ему сведений.

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль