Общество 
31.08.2014

Адель Ягудин: «В советское время политика проникала даже в детали чиновничьих лимузинов»

Почему в последнее время реставрация раритетных автомобилей стала трендом среди политиков и бизнесменов

В этот weekend в столице Татарстана на автодроме «Казань Ринг» проходит VIII международный фестиваль исторической техники. Заниматься восстановлением раритетных автомобилей стало в последнее время модным занятием среди политиков и бизнесменов. Исполнительный директор ООО «Казанские кофейни» Адель Ягудин в своей статье, подготовленной специально для «БИЗНЕС Online», рассказал, как политика в Советском Союзе проникала даже в детали автомобиля, на что уходила генеральская шинель и каково это обладать раритетным советским лимузином.


ДЛЯ МАШИН ОН ТОЖЕ РАЙ ЭТОТ КРАСНОДАРСКИЙ КРАЙ

Недавно в «БИЗНЕС Оnline» прошла информация, что в Казани продается раритетный лимузин «ЗИС-110» за 40 млн. рублей. Сумма, конечно, большая, но иногда кажется, что старым машинам вообще нет цены, особенно, когда в нее вкладываешь все свои силы и эмоции.

У нас с отцом тоже есть желание заняться восстановлением «ЗИСа», но пока хороший кузов найти так и не удалось. Напомним, в прошлый раз я рассказывал про то, как в нашем семейном парке ретроавтомобилей оказалась «Победа» и как шел процесс ее восстановления. Сегодня хотелось бы поведать про то, как мы реанимировали первый представительский автомобиль горьковского автозавода «ГАЗ-12» или проще «ЗИМ».

Старые полусгнившие «ЗИМы» легче найти для восстановления, нежели «ЗИСы». Причина в том, что нижегородских машин было выпущено больше. 2072 «ЗИСов» против 21527 «ЗИМов». Кузов и донорскую машину мы нашли в Туапсе. Отыскали по объявлению в интернете. Сразу встал вопрос, как эту машину транспортировать. Потому что длина «ЗИМа» — более 5,5 метров. Автовозом перевозить очень дорого, и мы не нашли эвакуатор, который способен перемещать такой автомобиль. И было принято решение транспортировать раритет в кузове «КАМАЗа», надежно закрепив машину. Пока ездили в Туапсе, завязали хорошие отношения с коллекционерами в Краснодарском крае, которые в будущем нам очень пригодились. Наладили целый канал по поставке запчастей, привезли еще два кузова «ЗИМа», знаменитую «М-ку». Краснодарский край способствует сохранности старых автомобилей. Зимой там нет сильных низких температур, в нашем климате машины больше подвержены гниению. Запчасти находили и в Москве, и в Питере, часть запчастей, к примеру, проводку, мы нашли в Нижнем Новгороде, причем в очень хорошем состоянии.

Когда покупали «ЗИМ», нам рассказывали, что на этой машине ездил сам Сергей Медунов — первый секретарь Сочинского горкома КПСС. Это же круто, когда твой автомобиль возил крупного чиновника. Но когда мы приобретали в Туапсе «Чайку», нам рассказали эту же историю... Либо это такой маркетинговый ход для покупателей, либо первый секретарь ездил на всех редких престижных машинах, которые были в регионе, пока поднимался по карьерной лестнице. Тогда машины числились за госаппаратом, а кто на них ездил, определить довольно сложно.

Эти автомобили распределялись по партийной линии. До появления «ЗИМа» на «ЗИСах» ездили представители высшего руководства, а на «Победах» — все остальные чиновники. Выпуск «ЗИМов» вызвал переполох в номенклатурной среде, потому что предназначались машины для чиновников среднего звена. Многие аппаратчики, кому позволяла должность, возжелали скорее пересесть на новую машину. Тогда статус человека определялся тем, на какой машине ты передвигаешься. Поэтому за «ЗИМами» была открыта настоящая охота.

Но в магазинах эта машина была недоступна для обычных граждан. Цена автомобиля составляла до реформы 1961 года 40 тыс. рублей при том, что «Победа» стоила 16 тыс. рублей (позже 25 тыс. рублей), а «Москвич-400» — 9 тыс. рублей (позже 11 тыс. рублей). Покупала их в основном научная и творческая интеллигенция, тратя на это полученную государственную премию. Кстати, это первый и последний автомобиль такого класса, поступивший в продажу в СССР.

Уже в начале 70-х после массового списания «ЗИМов» из госучреждений они поступили в продажу по более адекватной цене, стоили не дороже «Жигулей». Владельцы часто использовали эти автомобили для перевозки тяжестей и овощей. Убирали задние сидения, тем самым освобождая место для багажника. Именно в это время большая часть сохранившихся «ЗИМов» потеряла свою историческую комплектацию, приобрела чужеродные агрегаты трансмиссии, двигатели от грузовиков и так далее. Сегодня найти «ЗИМ» в оригинальной заводской комплектации достаточно сложно, и среди коллекционеров такие экземпляры очень ценятся.

Автомобиль «ЗИМ» был самым демократичным из всех советских автомобилей большого класса: в отличие от последовавших за ним «Чаек», он достаточно массово использовался в такси и службе скорой помощи.

Нам повезло, автомобиль достался в хорошем состоянии, был на ходу, и не было серьезных вмешательств в конструкцию, за исключением некоторых элементов от того же «ЗИСа» на кузове, которыми любили тюнинговать «ЗИМы» в то время. Салон автомобиля был перешит с использованием дешевой ткани, и от него пригодились только каркасы диванов.

ЛУЧШЕ «ПОБЕДЫ», СОВРЕМЕННЕЕ «ЗИСА»

После того как наш автомобиль добрался до Казани, он был разобран до мельчайших деталей. Началась кузовная работа, которая заняла большую часть реставрации. Вместе с покраской на это ушло около полугода, надо отметить что кузовные детали качеством выше, чем на «Победе». Возможная причина в том, что завод собирал около 6 машин в сутки, и подход к качеству был лучше, чем к «Победе».

Но больше всего меня удивило, что «ЗИМ» имеет несущий кузов, то есть на нем нет рамы, на которую крепится кузов и подвеска. Даже для сегодняшнего времени для машины с такими габаритами это большая редкость. А уникальная конструкция капота стала визитной карточкой этого автомобиля. Только у «ЗИМа» цельный штампованный капот мог открываться на любую сторону: влево или направо. При открытии обоих замков капот вообще можно было снять.

По запчастям машина на 50% пересекается с другими газовскими моделями, это сильно облегчило процесс реставрации. Проблема существует в основном с экстерьерными и интерьерными запчастями, которые являются уникальными для «ЗИМа».

Учитывая, что «ЗИМ» разрабатывался и выпускался позже ЗИСа, который считался классом выше, по многим показателям горьковская машина превосходила московскую. Например, в ней стояла трехступенчатая коробка передач и была установлена гидромуфта сцепления, впервые применяемая в отечественном автопроме. Это уже чем-то было похоже на коробку автомат. Автомобиль трогался со второй передачи, на которой и продолжал движение. Заводом четко было регламентировано, что на первой передаче можно было ехать в гору, а третью использовали только при больших разгонах. Гидромуфта позволяла двигаться плавно и мягко, что было очень важным для автомобиля представительского класса.

Благодаря этой же гидромуфте «ЗИМ» нельзя поставить на скорость. Для того чтобы припарковать автомобиль, нужно было ставить на ручной тормоз. Но тормоза зимой могли примерзнуть. Поэтому в комплекте с машиной шли противоактные упоры.

Чтобы повысить эффективность тормоза, завод обратился к конструкции с двумя ведущими колодками. Каждую колодку передних колес снабдили самостоятельным рабочим цилиндром. «ГАЗ-12» стал первым советским автомобилем с тормозами, имеющим две ведущие колодки.

Все эти технические решения становятся еще более уникальными, если учитывать, что на все работы, включая выпуск «нулевой» серии, отводилось 29 месяцев — небывалый срок для нашего автопрома. Чтобы уложиться в такие сроки, конструкторы создали некий «мул», «Победа», в кузов которой добавили полуметровую вставку, позволившую довести колесную базу до требуемой длины (3 200 мм) и провести натурные испытания полученного кузова на прочность 6-цилиндрового двигателя.

НА ЧТО УШЛА ШИНЕЛЬ

Есть интересная особенность внутренней отделки салона. Дело в том, что у первых моделей сиденья были обиты тканью, из которой шили генеральскую шинель. Естественно, мы хотели восстановить салон максимально приближенным к оригиналу. Но выяснилось, что сегодня такую ткань найти фактически не возможно. Нас спасло то, что шинельную ткань выдавали высшему начальствющему составу на руки, позже они шли в ателье для пошива шинели. Чудом мы узнали, что у одного подполковника в артиллерийском городке сохранился материал на три шинели, это нас и спасло.

Однако восстановить салон в оригинале нам так и не удалось. Приборная панель «ЗИМа» на заводе окрашивалась специальным фактурным способом, имитирующим отделку под дерево. На нашей машине мы эту технологию так и не смогли воспроизвести, поэтому панель у нас выкрашена в монотонный цвет. Для коллекционеров и ценителей этот факт, конечно, сразу бросается в глаза.

АВТОМОБИЛЬНАЯ РЕПРЕССИЯ

В судьбу машины вмешалась и политика. Дело в том, что первый государственный автомобильный завод носил имя Сталина. Горьковский автомобильный завод в название получил фамилию Молотова. И в названии всех легковых автомобилей добавлялась буква М, что означало «молотовец». Однако для машин представительского класса придумали звучное название «ЗИМ», что создавало полную аналогию с «ЗИСом». Эту аббревиатуру наносили на все заметные детали машины. Название быстро прижилось. В народе машину так и называли ласково «Лимузимом». Однако в середине 50-х годов Молотов угодил в опалу и по всей стране началась чехарда с переименованиями заводов, шахт и пароходов. Не обошла кампания переименований и «ЗИМ» — с 1957 года машина получила обычное заводское обозначение «ГАЗ-12», все надписи на машине быстро переплавили с «ЗИМа» на «ГАЗ».

Тогда центральные аппаратчики, желавшие продемонстрировать свою поддержку курсу партии, предпочитали заменять шильды и эмблемы «ЗИМ» на новые — «ГАЗ». В частном секторе и на периферии власти к политическим изменениям конструкции автомобиля относились индифферентно, поэтому машины ранних выпусков дошли до наших дней с изначальными эмблемами «ЗИМ».

Когда мы покупали донорские машины для своего «ЗИМа», мы и не думали, что политика может закрасться в детали автомобиля. Поэтому часть запчастей у нас с символикой «ЗИМ», а на других — «ГАЗ». На фото видно, что на губе радиатора красуется надпись «ГАЗ», а на «колпаках» и капоте — «ЗИМ».

ВСЕ ВО БЛАГО ЧИНОВНИКОВ

В автомобиле четко прослеживается то, что его создавали для пассажиров на заднем сидении. Об этом говорит и специально расширенная колесная база, которая позволяла уместиться на заднем диване троим пассажирам, и широкие подлокотники, отопительная печь, предусмотрительно выведенная для обогрева пассажиров, четыре пепельницы, абсолютно ровный пол и специальные раскладные сиденья (страпонтены), которые позволяли создать третий ряд сидений, к примеру, для секретаря или охраны.

Водителей с высоким ростом для работы на этом лимузине старались не брать, потому что в передней части салона было крайне мало места, все делалось для того, чтобы чиновникам удобно было передвигаться на этой машине, расстояние между спинками переднего и заднего диванов превышало 1,5 метра.

Когда появляешься на этой машине на улице, получаешь огромное удовольствие от езды на раритетном лимузине. В каждой детали чувствуется дух эпохи. Когда я внутри салона, из лампового радиоприемника А-12 почему-то хочется услышать Чака Берри с композицией Сommon Еverybody. Почему-то именно такое настроение создает для меня «ЗИМ».

Адель Ягудин

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (18) Обновить комментарииОбновить комментарии
Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль