Общество 
9.09.2014

Рушания Бильгильдеева, «Справедливая Россия»: «Люди идут за нами, потому что мы им реально помогаем»

Почему зарплата в России должна быть в три раза больше, какой должен быть налог на бизнес, как взыскать долги с ЖКХ

Татарстанское отделение партии «Справедливая Россия» планирует стать одним из лучших в России и впервые попасть в Госсовет Татарстана на предстоящих выборах. Об этом заявил лидер партии Сергей Миронов в ходе интернет-конференции с читателями «БИЗНЕС Online». Он специально приехал в Казань, чтобы поддержать председателя регионального отделения Рушанию Бильгильдееву, на которую возлагает большие надежды. Гости редакции ответили на острые вопросы читателей газеты: как социализм «уживается» с частной собственностью, почему боролись против «Яблока», как, с их точки зрения, надо называть высшее должностное лицо Татарстана.


Сергей Миронов и Рушания Бильгильдеева ответили на острые вопросы читателей «БИЗНЕС Online»

«ПРОФЕССИОНАЛЬНО ЗАЩИЩАЕМ ЛЮДЕЙ ТРУДА»

Сергей Михайлович, Рушания Габдулахатовна, начать сегодняшний разговор предлагаю с вопроса юного избирателя: «В сентябре этого года я впервые буду участвовать в выборах. Хотелось бы сделать это осознанно. Когда читаешь программы партий, кажется, что все они говорят правильные вещи. Так в чем их отличие?! Конечно, в деталях я пока не разбираюсь... Поэтому прошу — назовите три причины, почему я должна голосовать за «Справедливую Россию». (Ирина Котова)

Сергей Миронов: Причина первая: наша партия является профессиональным защитником людей труда. Я расшифрую эти слова. Коммунисты тоже говорят, что они за людей труда. Но только наша фракция в Государственной думе, голосуя против несправедливого бюджета правительства Медведева, в состоянии готовить свой альтернативный взгляд. Больше ни одна фракция не в состоянии это сделать, потому что наша фракция профессиональна и партия профессиональна. Мы профессионально умеем и защищаем людей труда, делаем это и через законодательство и благодаря мощной юридической службе нашей партии. Пример уже здесь, в Республике Татарстан, наша программа «Справедливое ЖКХ». Наши юристы обучают людей по созданию домовых советов, которые в состоянии противостоять монополизму и самоуправству управляющих компаний.

Вторая причина: наша партия имеет свою современную социал-демократическую идеологию. Мы не хотим строить капитализм в России. Мы верим в социалистическое будущее нашей страны, и многие помнят, что в социализме времен Советского Союза было много хорошего и позитивного. Но много было и того, что мы брать не собираемся. Мы считаем и возможным, и необходимым построение нового социализма в нашей стране или, выражаясь современным языком, социализма 3.0, третьего его «издания».

И, наконец, третья причина: наша партия сегодня — единственная парламентская партия невождистского типа, у нас абсолютно демократическая партия, современная социал-демократическая. Примеры? Пожалуйста. Только в нашей партии возможна ситуация, когда на заседании президиума центрального совета я, например, остаюсь в меньшинстве. И потом выполняем решение, которое принял этот коллегиальный орган. Только в нашей партии возможна широчайшая дискуссия. Вы помните, на прошлом осеннем съезде были публичные разногласия, например, с Оксаной Дмитриевой, которую тем не менее я лично и наша партия поддержали в качестве кандидата в губернаторы Петербурга. Другое дело, что Смольный испугался ее и не пропустил через муниципальный фильтр. Поэтому у нас абсолютно демократическая партия.

И хоть ваша читательница спросила три причины, но специально для нее дам еще один аргумент. Только в нашей партии, второй по численности партии в России, 58 процентов — это женщины. Чем я как председатель очень горжусь. Кстати, я думаю, что столько представителей региональных отделений — женщин нет ни в одной партии. У нас, наверное, десятка полтора или два региональных отделений, которые возглавляют женщины.

— И почему в вашей партии много женщин?

С.М.: Ответ очевиден: российским женщинам как никому присуще обостренное чувство справедливости. Чувство справедливости — это у нас в России исконное, Достоевский еще писал: «чувство справедливости, жажда справедливости».

Рушания Бильгильдеева: А в Республике Татарстан я единственная женщина, которая возглавляет региональное объединение общероссийской партии. Поэтому за меня надо голосовать... (смеется).

«ЗА РЫНОЧНУЮ ЭКОНОМИКУ, НО ПРОТИВ РЫНОЧНОГО ОБЩЕСТВА»

— Вы сказали, что ваша идеология социал-демократическая, но она распространена в Европе. Где она воплощена в полной мере?

С.М.: Во-первых, идеала сегодня нет нигде, и шведский социализм нас не устраивает. В чем видится главная, общая фактура нашего будущего нового социализма? Мерилом всего в нашей стране должны быть интересы человека. Точка. Не деньги. Сегодня мерилом всего в нашей экономике, в действиях нашего правительства являются деньги. Не люди. Поэтому мы и критикуем Медведева и его правительство.

— Зюганова спросите или Путина, они ответят: конечно, мерилом является человек...

С.М.: Замечательно, только Зюганов говорит: никакой рыночной экономики. А мы за рыночную экономику, но против рыночного общества. А Зюганов говорит: давайте мы поднимем на щит Сталина и Ленина и пойдем вперед, голову повернув назад. Это вчерашний день. Социал-демократическая идеология — это новая идеология, в которой вот эти идеалы не были воплощены никогда, ни в Советском Союзе, ни в Китае, ни кем бы то ни было.

— А как рынок соблюдать, где будет частная собственность?

С.М.: Частная собственность обязательно гарантируется по Конституции. Но необходимо, чтобы у нас Конституция, где написано, что Россия — социальное государство, стала не некими намерениями (а сегодня это намерения), не ожидаемым будущим, а реальностью.

Говоря о новом социализме, мы полагаем, что многое лучшее, что было в Советском Союзе, в странах Западной и Восточной Европы, мы планируем брать и идти вперед к этой нашей цели.

«СРЕДНИЙ ВОЗРАСТ КАНДИДАТОВ — 38 ЛЕТ»

Как вы оцениваете работу татарстанского регионального отделения партии «Справедливая Россия»? Как наши эсеры смотрятся на фоне других регионов, чем отличаются? (Владимир, Казань)

С.М.: Прежде чем я отвечу на вопрос о нынешнем руководителе регионального отделения партии в Татарстане, я хочу самокритично сказать, что все предыдущие наши кадровые назначения были неудачными во всех смыслах. Никто не смог отстроить работоспособное, дееспособное региональное отделение. Мы пробовали различные крайности и поняли, что это путь в никуда.

— Алтынбаева имеете в виду?

С.М.: И Алтынбаева, и Харисова — все эти попытки были неудачными, и мы это признаем самокритично. Мы очень рады, я лично рад, что мы нашли Рушанию Габдулахатовну, которая взялась с присущей ей энергией за практически строительство с нуля регионального отделения. И сегодня, говоря о предстоящих выборах, я не сомневаюсь, что мы прорвемся в Государственный совет Республики Татарстан, и в этом будет заслуга регионального отделения в целом, всей команды, очень молодой команды. Даже такой факт, что средний возраст наших кандидатов — 38 лет, говорит сам за себя. У нас действительно есть и опытные аксакалы, и очень много молодежи. Это как раз очень правильная кадровая политика нашего руководителя регионального отделения.

Я оцениваю работу как очень хорошую, активную, мне нравится, как идет избирательная кампания: она идет с очень хорошей энергетикой, все очень грамотно делается, все классические варианты были применены для Республики Татарстан, и в городах выбрана самая эффективная форма — это сходы во дворах, это общение напрямую с избирателями. Да, выпускаются газеты и листовки, устанавливаются билборды, мы занимаем платное и бесплатное время для роликов в электронных СМИ, поскольку у нас позволяют финансы, но ничто так не влияет на позицию людей, как глаза в глаза разговор с кандидатами, будущими депутатами, как разговор с представителями партии. Именно эта форма очень тяжела, многие ее боятся, потому что могут и неприятный вопрос задать, и по матушке послать, если ничего не сделать... Но эта форма абсолютно правильная.

Еще раз повторю: я оцениваю работу регионального отделения Татарстана как очень хорошую, я считаю, что сегодня оно прямо на глазах выбивается в десятку самых крепких региональных отделений. А раньше татарстанское отделение всегда было проблемным.

В Татарстане в 2015 году будут выборы президента. Ваша партия будет участвовать? У вас тут боевой лидер, женщина, интересно, она рискнет? Попытается взять казанский Кремль? А что вы ей посоветуете? (Ильдар Ахметов)

С.М.: В таких случаях я обычно отвечаю так: мы привыкли решать проблемы по мере их поступления. Сначала надо пройти очень важный этап выборов в Госсовет Татарстана 14 сентября. Посмотрим на результаты. А когда дойдет дело до выборов президента, будем примеряться, будем смотреть. Чтобы вам было понятно, приведу пример. Сейчас 30 регионов выбирают губернаторов, в 17 мы выдвинули наших кандидатов.

ELG_1151.jpg
Сергей Миронов: «Мой прогноз: впервые члены нашей партии будут депутатами Госсовета Татарстана. Впервые за все время»

«НУЖНО МЕНЯТЬ НЕСПРАВЕДЛИВЫЕ МЕЖБЮДЖЕТНЫЕ ОТНОШЕНИЯ»

— Будучи председателем Совета Федерации, вы проголосовали против договора РФ с Татарстаном. Сегодня жизнь снова доказывает, что важнее договариваться, а не войны вести. Сегодня вы так же проголосовали бы или поменяли позицию? (Асхат Анварович)

С.М.: Тот первый вариант договора был неприемлем ни при каких условиях, поскольку полностью нарушал Конституцию, и Шаймиев это прекрасно знает. Именно поэтому я как председатель Совета Федерации и счел необходимым изъявить свою позицию, которая была поддержана всеми моими коллегами. И нашли компромиссный вариант, против которого никто не возражает.

— Но в целом договоры должны быть между регионами и центром?

С.М.: Нет, я считаю, что эта форма себя изжила, нужно идти по-другому, нужно менять законодательство. Но прежде всего нужно менять несправедливые межбюджетные отношения. Сегодня они несправедливы по отношению ко всем субъектам Российской Федерации, особенно к регионам-донорам, которым является и Татарстан.

— В какой пропорции должно быть распределение?

С.М.: Сейчас у нас в Бюджетном кодексе записано 50 на 50, реально, в лучшем случае, 60 на 40. Но нужно начинать не с этого. Необходимо принять два закона. Первый закон — о минимальном социальном обеспечении. За стандарт расчета надо взять семью из пяти человек: муж, жена и трое детей, а уже оттуда рассчитать все остальные категории: семья, одинокий человек, работающие, пенсионеры, инвалиды. Рассчитать все категории и вывести формулу минимальной социальной обеспеченности на одного гражданина.

Следующий закон — о минимальной бюджетной обеспеченности субъекта Российской Федерации. Делается очень просто: социальный стандарт умножаем на количество жителей, получаем ту сумму, которая необходима. Причем, этот стандарт рассчитывать не как сейчас — некая продуктовая корзина, которая позволяет не умереть с голода. Туда надо заложить деньги на обеспечение общественной безопасности, то есть на содержание органов полиции, на образование, на здравоохранение. Естественно, семья должна есть, должна жить где-то, одеваться, должна иметь деньги на отпуск, должна иметь деньги на вложение на жилье.

И дальше что?

С.М.: Принимается закон о минимальной бюджетной обеспеченности, и дальше надо поступить следующим образом: по каждому субъекту смотрится, сколько поступает налогов в этом субъекте, хватает ли на минимальную бюджетную обеспеченность? Вот сколько нужно, чтобы обеспечить нормальную жизнь всех жителей Татарстана, эти все деньги остаются в республике без вариантов.

ПОЧЕМУ НАДО ПЛАТИТЬ В ТРИ РАЗА БОЛЬШЕ

А если семья не зарабатывает на этот «стандарт», то ей пособие надо платить?

С.М.: Во-первых, нужны другие зарплаты. Я утверждаю, что платить нужно сегодня зарплату любому человеку в три раза больше. Хотите, докажу?

Да, интересно.

С.М.: Берем внутренний валовый продукт — ВВП. Что это такое? Это рублевый эквивалент всего, что создано физическим и интеллектуальным трудом всех граждан России за текущий календарный год. Естественно, коль скоро это создано трудом, значит, в структуре ВВП есть доля заработной платы. Логично? Логично. В Российской Федерации доля заработной платы в структуре внутривалового продукта составляет 22 - 24 процента. Берем среднюю цифру 23 процента, запоминаем ее.

А теперь берем структуру внутривалового продукта тех стран, про которые мы говорим, что это страна с развитой экономикой. На самом деле это 19 стран, кроме России, входящие в «двадцатку». И смотрим, а какова там доля зарплаты в структуре ВВП? 60 - 80 процентов. Берем среднюю 70 и делим на 23. Сколько получаем? Примерно в три раза. Вот вам механизм.

Тут же подскажу ответ на вопрос, почему мы топчемся на одном месте? Россия — единственная из «двадцатки» страна, не имеющая почасовой оплаты труда. У нас это обманка, МРОТ, про который народ правильно сказал: все МРОТ да МРОТ, а народ все мрет да мрет. Напомню: в 1992 году Гайдар ввел понятие «минимальный прожиточный минимум» временно на несколько месяцев, когда инфляция была 1,5 тысячи процентов. Но нет ничего более постоянного, чем временное.

Нужно переходить к почасовой оплате труда. Закон нами разработан. Что нами предлагается? Один час неквалифицированного труда в Российской Федерации стоит 80 рублей. Сумма дискутируемая, но мы специально посчитали, и вы поймете, почему именно 80 рублей мы считаем правильной. В этом же законе три повышающих коэффициента. Один коэффициент региональный, те самые северные. Второй коэффициент профессиональный: одно дело в шахте работаете, в горячем цеху, другое дело — менеджером по продажам в универсаме. И третий, самый главный, — это коэффициент, зависящий от квалификации работника. Одно дело — ты нигде не учился, у тебя никакой специальности, ты можешь только лопатой работать и то еще надо научиться. Другое дело — ты токарь или слесарь 6-го разряда, врач высшей категории, и, естественно, зарплата должна быть выше.

Берем нашу цифру — 80 рублей за час, умножаем на 8 часов рабочего времени в день, на 40-часовую рабочую неделю и получаем сумму больше нынешнего МРОТа. Что и требовалось доказать.

СНИЖЕНИЕ НАЛОГОВОГО БРЕМЕНИ БИЗНЕСА И ПОВЫШЕНИЕ ПЕНСИЙ

Многие виды бизнеса, предпринимателей балансируют на грани рентабельности. Они просто закроются, если вынуждены будут повысить зарплату своим работникам.

С.М.: Я уже сказал, что наша партия и наша фракция в Госдуме профессиональные, а это значит, мы никогда не решаем одну проблему в отрыве от других. У нас есть огромные предложения по всей налоговой системе. Сегодня бизнес задушен. Разве можно платить такой единый социальный налог — 34 процента?! Это сумасшествие. 20 процентов! Разве можно платить такой НДС?! Разве можно платить такой налог на прибыль?! Конечно же, нет! И в этой связи у нас все рассчитано.

Снижение налогооблагаемого бремени для всего бизнеса, для всех товаропроизводителей. Одновременно и повышение пенсионных затрат. Более того, представьте себе, что мы сейчас говорим, что нужно платить ЕСН, включая отчисления в пенсионный фонд, 3 - 4 процента. Тут же что мы получаем? Люди перестают платить в конвертах, начинают платить реальные зарплаты, потому что им выгодно это, они делают отчисления, и у нас, наконец-то, появляются реальные деньги в пенсионном фонде, а не те «вершки — корешки», которые сегодня. Наша программа действительно сканирует все российские проблемы.

— В том, что вы говорите, здравый смысл есть. Но почему тогда Путин до сих пор продолжает либеральную политику, в том числе экономическую? Он так думает на самом деле или вынужден играть в эти игры? Вы же с ним общаетесь?

С.М.: Конечно, общаемся. Вспомните «майские указы» 2012 года. А теперь возьмите программу нашей партии и просто найдите время и сравните. Вы увидите, что на 60 процентов там идет даже текстовое совпадение. Потому что Путин первый понял наши идеи, про которые говорили, что они популистские, что мы хотим у всех отнять и поделить. Ничего подобного! У нас все просчитано.

Его предложения по повышению зарплат бюджетников, по созданию новых мест, по многим другим позициям — это как раз то, что соответствует нашим убеждениям, и это отнюдь не рыночные подходы. Это подходы государственные. Это когда государство не сбрасывает с себя социальную ответственность, а решает те проблемы, которые нужно решать.

Есть и разногласия. У нас есть принципиальные разногласия с президентом по трем позициям. Первое — это прогрессивная шкала подоходного налога, за которую мы выступаем, а президент все говорит, что надо еще немного подождать. Второе разногласие — пенсионная система. Мы считаем, что не нужно обманывать людей с этой накопительной частью, а надо возвращаться к солидарности поколений, нормальной структуре. Кстати, выскажу предположение, что здание пенсионного фонда в Казани — одно из самых красивых.

— Да, это так!

С.М.: По-русски спрошу: какого рожна? Зачем? Я объездил всю Россию, и в любом маленьком городке самый красивый дом — это пенсионный фонд. Триллионы рублей вбуханы туда! Зачем? Разве эти деньги нельзя было пустить на зарплаты? Ну, это я отвлекся, давайте дальше...

Вы назвали только два разногласия с президентом, а какое третье?

С.М.: Третье — жилищная политика. Мы считаем, и вы тоже не можете не согласиться, что ипотека сегодня доступна 20 - 25 процентам граждан России. Сделайте нулевую ставку в процентах, но это же все равно кредит, его надо отдавать. Это нужно одну треть суммы вносить сразу же. Ну, нет у людей денег, и не будет при нынешних зарплатах, при нынешней ситуации!

А вы что предлагаете?

С.М.: Социальное жилье строить. Есть разные варианты, но дело в том, что это делать нужно.

— В Татарстане есть социальная ипотека...

С.М.: Согласитесь, что и в Татарстане не все могут позволить себе даже по этому социальному пакету. У людей вообще нет денег, дай Бог детей одеть...

ПРОИЗВОДИТЕЛЬНОСТЬ ТРУДА ЗА АДЕКВАТНЫЕ ДЕНЬГИ

По поводу повышения зарплат. Конечно, в три раза — все с удовольствием, понятно. Но очень часто при этом говорят: да, зарплаты у нас такие, а какая у нас производительность труда — ниже плинтуса. Вот как с этим-то быть?

С.М.: Мы с Кудриным спорили, сейчас — с Силуановым, они все про производительность труда... Я им говорю: начните платить адекватные деньги, и вы увидите совершенно другую производительность труда.

Я сейчас приведу вам один пример из моего родного города. Все-таки нужно поставить лошадь впереди телеги... У нас в Петербурге работает медицинский центр, где бесплатно для людей делают самые высокотехнологичные операции, но 98 процентов всех денежных поступлений — это оплата из бюджета государства. Хирургическая медсестра 2,5 года назад получала там 70 тысяч рублей. И мне директор центра говорит: ее рабочий день — с 8 до 16 часов, она же по своей воле приходит в 6:30, чтобы подготовить операционную, и не уходит с работы, пока все инструменты после операций не уберет. То есть она понимает, она дорожит местом, где получает деньги, которые многим и не снились! И производительность труда у нее бешеная, потому что она стала получать адекватные деньги.

«АБСОЛЮТНО УБЕЖДЕН, ЧТО 14 СЕНТЯБРЯ СЧИТАТЬ БУДУТ ПРАВИЛЬНО»

— Социсследования показывают, что «Справедливая Россия» в Татарстане имеет поддержку у 2 - 3 процентов. За счет чего вы хотите добиться выполнения своей программы-максимум — стать второй системной партией в Татарстане? (Фирдаус Имамова)

С.М.: Первое — партия «Справедливая Россия» уникальна тем, что во время избирательной кампании демонстрирует самый высокий рост. К примеру, в 2011 году 2 процента нам давали в июле, а итог выборов в Госдуму — 12,75 процента. Вот эту кривую не демонстрирует ни одна партия. У КПРФ всегда есть «ядерный» электорат, они всегда держат практически прямую. Только мы демонстрируем взлет прироста.

Второе — наш президент абсолютно недвусмысленно дает понять, в том числе через свою администрацию: сегодня каркас партийной политической системы составляют четыре парламентские партии, и в идеале все эти четыре парламентские партии обязательно должны быть представлены во всех органах законодательной власти.

Я должен сказать, что президент Татарстана — очень умный человек, он настоящий государственник. Поэтому я абсолютно убежден, что 14 сентября считать будут правильно, справедливо, сколько люди проголосуют, столько и насчитают.

Р.Б.: Соцопросы, проведенные независимым социологическим центром Москвы, показали, что в декабре 2013 года у «Справедливой России» в Татарстане было 4,5 процента, в феврале в Казани — порядка 6 - 7 процентов, в Челнах — свыше 7. В мае был последний опрос, и у нас в среднем по республике было 8 процентов.

Но я хочу одно сказать: у нас конкретно есть база наших избирателей. Раскрою вам секрет. Во-первых, у нас в самой партии почти 6 тысяч человек. За последний год вступили уже 1,4 тысячи. Каждый месяц вступают около 200 человек. Мы никого не агитируем вступать в партию. Люди просто приходят и пишут заявление.

К словам Сергея Михайловича добавлю: если раньше на начало избирательной кампании в среднем по Казани в нашу приемную обращались около 50 человек, то сегодня в каждую приемную ежедневно обращаются по 150 - 200 человек.

— За помощью идут?

Р.Б.: За помощью: пишут, звонят, говорят. У нас ведется реестр, и мы видим, что база наших избирателей пополняется. Мы работаем с конкретным человеком, и все они в нашем реестре.

— И вы считаете, что все они за вас проголосуют?

Р.Б.: Конечно. Люди так говорят.

С.М.: Люди прямо говорят: я буквально месяц назад узнал о вашей партии, но теперь я сам пойду за вас голосовать и всю семью, всех соседей приведу, потому что вижу, что вы действительно дело делаете.

ELG_1071.jpg
Рушания Бильгильдеева: «Люди хотят свежие лица, хотят новую политическую схему, хотят видеть представителей народа»

«7 ПРОЦЕНТОВ МЫ СПОКОЙНО ДОЛЖНЫ НАБРАТЬ»

— Ваш прогноз на 14 сентября?

Р.Б.: Наш прогноз: 5 процентов минимум. Вообще, 7 процентов мы спокойно должны набрать.

С.М.: Мой прогноз: впервые члены нашей партии будут депутатами Госсовета Татарстана. Впервые за все время.

— Может, в нашей республике за вашу партию и проголосуют больше 5 процентов, но нет уверенности, что голоса эти посчитают не по заветам Сталина. Вы готовы к этому? (Айрат, начинающий предприниматель)

Р.Б.: Как защитить голоса? Впервые у регионального отделения на участках есть свои члены комиссии с правом решающего голоса. Никогда наших людей не было на участках, а мы набрали 1523 человека по Республике Татарстан. Это люди, которые официально уже являются членами участковой комиссии.

— Это уже гарантия честного подсчета голосов...

Р.Б.: Да. Это люди, которые работают со списками избирателей, они могут взять любой бюллетень. Раньше нам говорили: отойдите за два метра... Кроме этого, у нас сейчас активно идет обучение, юридическая подготовка, у нас очень хорошая профессиональная команда юристов.

Мы уже продумали (есть «план-кабан», как я говорю), как мы будем работать с досрочным голосованием. То есть на каждое действие есть противодействие. Естественно, мы как парламентская партия — конструктивная оппозиция, не собираемся устраивать «свалки», драки, мы будем действовать только юридическим путем, чтобы каждый избиратель мог реализовать свое избирательное право.

Хочу привести простой пример: когда меня избрали руководителем регионального отделения, мы для проведения мероприятий арендовали зал — 100 стульев. И я говорила: кто, интересно, сядет на эти стулья, кто вообще придет на наше мероприятие? Сейчас стоит нам объявить мероприятие, людям места в зале не хватает — они даже стоят. Собрать зал в 500 - 1000 человек? Легко! Вот в прошлый раз Сергей Михайлович приезжал в «Пирамиду»: 1,2 тысячи посадочных мест, и зал был битком. И не все желающие попали. Проводили мероприятие 1 мая: по официальным данным было 600 человек, а на самом деле — более 2 тысяч.

— А вы в курсе того, что казанский Кремль вас чуть-чуть побаивается?

С.М.: У руководства Республики Татарстан есть чувство реальности, которое заключается в одной вещи: с одной стороны, есть запрос общества, в том числе на альтернативы, а государственная альтернатива, оппозиционная, но государственная, она очень даже не помешает. Это не концепция «второй ноги», это альтернатива, это сила политическая, которая имеет альтернативные точки зрения на многие наши, прежде всего социальные вопросы.

Второй момент заключается в том, что у них, поверьте мне, есть объективная социология, которая, чувствую, совпадает с нашей. Они видят, что мы проходим, это нормально, но они понимают, что мы не замахнемся на многое, потому что мы еще подрастаем. Они это видят, они это понимают.

«ЛЮДИ ХОТЯТ ВИДЕТЬ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ НАРОДА»

— Рушания Габдулахатовна, почему в татарстанском отделении партии мало известных людей, узнаваемых лиц? Вы не считаете это слабостью отделения? Почему у вас нет «тяжеловесов» — известных артистов, писателей, ученых?

Р.Б.: Вы, наверное, сами знаете, в какой партии эти «тяжеловесы»... А вообще, к избирательной кампании я готовлюсь с того дня, как вступила в партию в 2008 году. И я все силы положила на вот эти предстоящие выборы. И все, что я делала по бизнесу, по общественной деятельности, я делала с прицелом на эти выборы. Я много отдала сил, здоровья, личных финансов на свою имиджевую раскрутку.

И к нам приходят молодые люди, вот, например, Эдуард Шарафиев. Думаю, он тоже скоро станет известным. У нас молодое региональное отделение.

С.М.: Вот эти «тяжеловесы», ходили бы они по дворам? (пауза) Вот видите. А эти ножками... Пашут и пашут, пашут и пашут. Причем я же вижу, какая взаимозаменяемость между одномандатниками и теми, кто идет по списку, — более половины из них одновременно там и там. Идет работа команды. Считаю, была сделана абсолютно правильная ставка на создание команды. Там есть и люди с жизненным опытом. И очень много молодежи, и это хорошо.

Мы проходили разные варианты. Да, бывают относительно знаковые фигуры, но бывало, когда мы, наоборот, шли от того, что формировали команду единомышленников, заточенную на результат, на победу, которая не боялась черновой работы, не боялась встречи вот так — глаза в глаза с избирателями.

Р.Б.: В нашей избирательной кампании были желающие принять участие, например, певцы татарские. Но я ведь уже давно избирательными кампаниями занимаюсь и знаю, что сейчас избиратель совершенно другой. Певцам они скажут: вот ты певец, так иди и пой на сцене. Я считаю, что мы правильно сделали, потому что люди хотят свежие лица, хотят новую политическую схему, хотят видеть представителей народа.

Вам не стыдно за то, что вы, мягко говоря, некрасиво устранили своих оппонентов — партию «Яблоко» — с предвыборной гонки? (Раис Сулейманов)

Р.Б.: Решение было принято нами, мы его согласовали с руководством партии и получили добро. Почему? Что такое партия «Яблоко» сегодня в Республике Татарстан? Это партия как фирмы-однодневки бывают, которые всплывают и уплывают. Перед выборами они выплывают. Сколько человек? Начали анализировать список: 6 человек, из них один наш, нечаянно туда зашел Ситко... Мы за то, чтобы избирательный процесс проходил надлежащим образом. Ведь наши документы тоже смотрели.

— Оппозиция же должна вместе идти против партии власти? Обычно так было.

С.М.: Здесь я вынужден сказать, что мотивация была политическая. Вы знаете позицию «Яблока» по поводу Крыма и Украины? Они заявили об аннексии Крыма, они считают нужным поддерживать всех этих «кровавых Петров».

Здесь логика такая: если есть нарушение, то почему бы об этом не сказать? Более того, мы понимали, что много «Яблоко» не наберет. Но те проценты, которые наберет, с большой долей вероятности наши, как и голоса других клонов: «Родина» и так далее. Еще есть «Парнас», который собирается марш мира проводить в Москве. Вот это и есть та самая пятая колонна.

— В списке кандидатов в депутаты Госсовета РТ, выдвинутого «Справедливой Россией», трое судимых. Рамазанов А.Г. судим по 3 статьям УК, Саттаров Р.Н. совершил ДТП в пьяном виде с тяжкими последствиями для здоровья потерпевших, Рыбаков В.А. судим за побои. Это политика «Справедливой России» в целом или только регионального отделения? И как вы считаете, будут ли эти люди хорошими депутатами, учитывая, что все трое при подаче документов в ЦИК РТ скрыли свои судимости? (Руслан)

Р.Б.: У Саттарова снята судимость, она не признается. Рыбакова зарегистрировали, но он одномандатник, он идет не по партийному списку.

С.М.: У нас и у меня лично установка такая: если не погашена судимость, из списков исключать. В целом по стране мы вычеркнули из списков десятка четыре людей с непогашенной судимостью, которую они скрывали даже от нас.

— Но проверять — это, вообще-то, дело ЦИК?

Р.Б.: Конечно, это их работа. Более того, если нам сейчас покажут доказательства, мы сами их снимем. Это общая установка, и я требую, чтобы у нас среди кандидатов не было никого с непогашенной судимостью.

«МЫ ЗА ВСЕ ХОРОШЕЕ И ПРОТИВ ВСЕГО ПЛОХОГО»

— Смотрю на вашу агитацию: вы все про ЖКХ, детей войны. А другие вопросы принципиально решать не хотите? (Разина)

Р.Б.: Нет, мы не только этим занимаемся, но есть очень простой принцип: люди не могут запомнить всего. Если запомнят, что «Справедливая Россия» — за детей войны и справедливое ЖКХ, то это уже хорошо. Нас уже ассоциируют с тем, что мы занимаемся этими проблемами. А то, что мы занимаемся и пенсиями, и заработной платой — это слишком много и слишком глобально. Мы за все хорошее и против всего плохого.

Мы действительно делаем упор на эти две темы по одной простой причине — востребованность. Почти 20 процентов населения Татарстана ассоциируют себя с детьми войны. Это очень большой пласт, поэтому запрос такой. Ну, а с ЖКХ люди, понятное дело, сталкиваются каждый день. «Справедливое ЖКХ» — это федеральный проект.

— Эксперты из Москвы приезжают к вам?

Р.Б.: Да, обучают, мы находимся все время в контакте.

С.М.: Я направляю сюда Александра Буркова и его команду, это руководитель регионального отделения по Свердловской области и секретарь президиума по выборам. Он отвечает за все выборы по всей России.

Он у себя в Екатеринбурге, когда 2,5 года назад начал этот проект, добился того, что управляющие компании вернули людям несколько сотен миллионов рублей. Мы зацепились за то, что во время отопительного сезона мы платим за отопление и горячее водоснабжение практически авансом. Дело в том, что рассчитывается некий объем — сколько килокалорий мы «съедим». По окончании отопительного сезона рассчитываются реальные затраченные килокалории, а остатки средств должны возвращать людям. Ни одна управляющая компания этого не делает. Мы в судах их заставили возвращать людям деньги, полученные авансом. Они поняли, что мы суды выигрываем, и сами эти деньги людям вернули.

— Если не платить, отопительная система рухнет, вы же понимаете. Там всегда требуется ремонт.

С.М.: Не волнуйтесь, система не рухнет! Потому что деньги они собирали, рассчитывались по минимуму с монополистом-поставщиком, а остальные клали себе в карман. Теперь они, не собирая денег с тех, кто не должен платить, собирая с тех, у кого нормальный расчет, просто вовремя рассчитываются с поставщиком тепла.

Р.Б.: Мало того, когда избирательная кампания закончится, мы этот проект развернем активнее. Сейчас пока мы не можем оказать юридическую помощь населению, потому что это может быть расценено как подкуп избирателя.

— А в чем суть программы по ЖКХ?

Р.Б.: Юридическая грамотность, обучение активистов дома, создание советов дома, пошаговая инструкция, как действовать в отношении управляющей компании по любым вопросам. Есть такая брошюра, которая состоит из образцов всех заявлений, всевозможных исков. Мы сегодня раздали 10 тысяч кейсов по Татарстану, по любому вопросу там есть шаблоны заявлений — берите и действуйте.

— А есть понимание, что делать в ЖКХ? Это же проблема по всей стране.

С.М.: Есть понимание, которое заключается в нескольких базовых вещах. Первое: мы разработали закон о государственном регулировании тарифов на услуги естественных монополий: газ, электричество. Они сейчас абсолютно никак не регулируются. Суть нашего закона простая: любые тарифы, связанные с ЖКХ, не могут повышаться чаще одного раза в год и больше, чем на прогнозируемый уровень инфляции. А у нас сейчас 15 процентов «бабахают», и это больно по людям ударяет.

Второе: есть норма закона, которая говорит о том, что семья не должна платить более 22 процентов от своего совокупного дохода на квартплату и услуги ЖКХ. Многие люди не знают этого, хотя им могут регулярно возвращать эти деньги.

— В Татарстане платят компенсацию.

С.М.: Да, но мы считаем, что в сегодняшних условиях 22 процента — это очень много. У нас подготовлен законопроект о снижении этой нормы до 10 процентов. Вот сегодняшний пример на встрече: стоит женщина, онкологическая больная, инвалид второй группы, у нее пенсия — 5,6 тысячи рублей. Квиток за ЖКХ приходит на 4 тымячи рублей. Вопрос: на что ей жить? Она должна платить 22 процента, а не 4 тысячи. Она же платит, не зная того, что ей положена компенсация.

ELG_1059.jpg
«У нас есть настоящие борцы за справедливость в сфере ЖКХ, и они наша главная ударная сила. Люди к нам приходят с огромной кипой переписки с властями и спрашивают: что нам делать? Мы им помогаем найти правильный выход из этого замкнутого круга»

«ЛЮДИ НАЧИНАЮТ ПОНИМАТЬ, ЧТО ЗА НИМИ СТОИТ ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИЛА»

— Компенсация есть, но, стоя за этой компенсацией в соцзащите, умереть можно... Вот по поводу ЖКХ есть вопрос: «Как предлагаете достичь справедливости в ЖКХ при тотальной апатии населения к самоуправлению многоквартирным домом?» (Эльвира Н.М.)

Р.Б.: Люди очень хотят управлять домом, если им помочь! У нас сегодня создаются советы домов, мы людей обучаем, мы поддерживаем председателей домов. Единственная проблема, что они пока работают на своем энтузиазме, это общественная работа. Задача нашей партии — на этом этапе поддержать их и юридически, и морально.

Люди начинают понимать, что они не одни, что за ними стоит политическая сила, парламентская партия со своими возможностями депутатских запросов, обращений в Генеральную прокуратуру, обсуждения любой ситуации на трибуне Госдумы. Это все очень хорошо понимают и в управляющих компаниях.

С.М.: Кстати, почему в Екатеринбурге так получилось? Они увидели, что одно дело — приходила бабушка: «Бабушка, до свидания, вас тут много, а мы тут одни». А когда увидели абсолютно четкий иск, проиграли первый суд, затем второй и третий... В ЖКХ ведь тоже есть немало адекватных и нормальных людей. Мало того, что они начали деньги возвращать, они еще начали задумываться о претензиях по управлению домом.

Управляющие компании понимают, что с собственниками квартир лучше дружить, потому что на защите их интересов появилась внятная политическая сила. Они тогда идут на разговор с жильцами.

«Справедливая Россия» в Татарстане обещает решить проблемы детей войны. Но для решения этого вопроса, как я понимаю, нужно принять закон в Государственной думе. Как и за счет каких средств вы предлагаете решать эти вопросы, или это просто предвыборные обещалки? (Иван Барышев)

С.М.: По инициативе наших фракций в законодательных органах власти в 8 субъектах России соответствующие региональные законы приняты, и деньги в бюджете нашлись. Там принята 25-процентная льгота по оплате коммунальных услуг, и плюс один раз в год выплачивается 500 рублей. И для этого не нужно никаких подтверждающих документов, потому что льготник определяется по дате рождения — с 1928 года. Мы считаем, что и в Татарстане надо принять такой республиканский закон.

Р.Б.: С руководством республики надо посчитать, сколько Татарстан потянет, какую льготу здесь можем дать — 30 или 50 процентов по ЖКХ?

— А почему дети войны, чем они лучше, например, детей перестройки?

С.М.: Вы представьте себе: вам три года, и началась война, вы на оккупированной территории или в тылу голодаете. Мы считаем, эти дети очень многое перенесли. И есть такой запрос общества. Это же не мы придумали, это люди рассказывают.

В РТ ДЕЙСТВУЕТ 41 МЕСТНОЕ ОТДЕЛЕНИЕ, СОЗДАНО 30 СОВЕТОВ ДОМОВ

— В предвыборный период все партии «возбуждаются», а вот потом далеко не все из них выполняют свои обещания или вообще прекращают активность. Какая стратегия на сей счет у регионального отделения партии «Справедливая Россия» в Татарстане?

Р.Б.: Мы работаем уже третий год. В каждом крупном городе или районе республики открываем свои общественные приемные для системной работы с избирателями. Кроме этого, идет внутрипартийное строительство. В Татарстане мне досталось тяжелое «наследство»: члены партии здесь не привыкли работать, и порой не на кого было опереться. Поэтому пришлось формировать новую команду.

На сегодняшний день у нас сформировано и действует 41 местное отделение, мы регулярно проводим учебу членов партии, два раза в месяц собирается партийный актив. Считаю, чтобы партия работала системно, прежде всего надо работать с партийным активом. Мы собираемся, обмениваемся опытом и проблемами, учимся, общаемся. Все это необходимо для сплочения команды.

Наше региональное отделение также поддерживает ряд общественных организаций. К примеру, «Садоводы России». Мы регулярно проводим конкурсы среди садоводов и правовые семинары для них. Частым гостем республики стал депутат Госдумы Андрей Владимирович Туманов, который интересен не только как ведущий семинаров, но и просто как садовод-любитель.

— Почему вы не используете потенциал Ивана Грачева, которого в Татарстане тоже хорошо знают?

Р.Б.: Его помощник Людмила Петровна Орешникова уже второй раз избрана членом нашего регионального совета, поэтому потенциал депутата Грачева мы используем.

— С какими еще общественными организациями вы сотрудничаете?

Р.Б.: Также нами созданы и ныне действуют региональные отделения социал-демократического союза молодежи «Справедливая Сила» и социал-демократического союза женщин России.

С марта реализуется проект «Справедливое ЖКХ». Только в Казани более 10 тысяч людей принимают участие в наших информационных собраниях. Нами в Казани создано 30 советов многоквартирных домов. А для того чтобы создать совет дома, нужно было неоднократно обойти всех жильцов, убеждая в его необходимости. Когда в исполком города приходит жалоба от имени совета дома, за которым стоит партия «Справедливая Россия», реакция бывает разная: неприятие управляющей компанией, угрозы. Но люди идут за нами, потому что мы им реально помогаем.

— Как вы выбирали дома для создания там советов?

Р.Б.: Мы обошли почти все районы города и везде оставляли свои объявления с предложением помощи в создании совета дома. Затем нужно было организовать общее собрание жильцов в тех домах, где наше предложение было принято.

С.М.: И начинает работать сарафанное радио. Люди узнают, что в тех домах, где созданы советы, уже есть первые успехи.

Р.Б.: У нас народ очень активный, есть настоящие борцы за справедливость в сфере ЖКХ, и они наша главная ударная сила. Люди к нам приходят с огромной кипой переписки с властями и спрашивают: что нам делать? Мы им помогаем найти правильный выход из этого замкнутого круга.

Но прежде чем пойти в народ, мы сами много учились, перенимали аналогичный опыт Екатеринбурга. Надо сказать, среди нас были и пессимисты, которые не верили в успех этого проекта. Последним «сдался» Нижнекамск, где не хотели проводить собрания жильцов и создавать советы. Но дело пошло, как только у них появился первый совет дома. Там председатель сама себе заказала футболку с надписью «председатель совета дома» и ходит в ней 24 часа в сутки...

В Казани к нам пришла женщина и предложила свой опыт, как вернуть деньги за не оказанные коммунальные услуги. Отлично! Мы проводим семинары, люди общаются. Кто-то сказал: почему бы нам не издать материалы семинаров? Очень хорошо! Издали первую методичку из опыта борцов за справедливость в ЖКХ. Мы создаем ситуацию успеха для активистов, и поэтому они с нами. У нас искреннее желание помочь людям, потому что у них много проблем с управляющими компаниями.

Считаю, серьезная партия должна вести системную работу, а не от выборов до выборов. В свое время я помогала нескольким кандидатам в их выборной кампании. Бывало так, что, проиграв выборы, он забывал о своих обещаниях избирателям, и народ шел ко мне...

ELG_1082.jpg
«Не вижу ничего страшного, если в одном субъекте Российской Федерации, где так исторически сложилось и жители этого хотят, будет президент Татарстана»

«Я БЕРУСЬ, И Я СДЕЛАЮ!»

— Многие наши читатели интересуются, как вы вообще пришли в политику?

Р. Б.: Еще в нулевые годы я создавала в республике партию «Единство», в которую вступали лучшие люди. Позже я помогала в избирательных кампаниях Айрату Хайруллину в Госдуму, Фариду Хайрутдинову в Госсовет РТ. После того, как я, член партии «Единая Россия», помогала кандидату, шедшему против выдвиженца этой партии, мне пришлось уйти из системы образования, которой отдала много лет. Меня на работу пригласил депутат Госдумы Айрат Хайруллин, и я стала его помощником, возглавляла благотворительный фонд Хайруллиных.

С.М.: Когда решался вопрос о назначении председателя регионального отделения нашей партии в Татарстане, один сотрудник нашего аппарата так охарактеризовал Рушанию Габдулахатовну: очень активная, но нет никакого политического опыта. Откуда он это взял?!

— Наверное, имя было не на слуху. Но когда региональное отделение «Справедливой России» возглавлял хорошо всем известный Фарит Фарисов, тоже было непонятно...

С.М.: Получилось так, что я не знал реальной обстановки в республике, и когда некоторые уважаемые мной московские товарищи, в том числе мусульманские богословы, порекомендовали мне Фарисова, я согласился. Мне казалось, что человек, заняв пост, должен отвечать за свои слова. Мы признаем, что нами были допущены кадровые ошибки.

Рушания Габдулахатовна, люди не знают, как вы пришли в «Справедливую Россию» и как возглавили ее региональное отделение в Татарстане, поэтому задают такие вопросы: «Какие у вас отношения с Фарисовым Фаритом Фарисовичем? Это он вас поставил руководить татарстанским отделением «Справедливой России»? (Рустам) «Рушания Бильгильдеева работала сначала в «Единой России», в благотворительном фонде, теперь в «Справедливой России». Это ее очереднойкоммерческий проект?» (Василиса)

Р.Б.: В 2008 году я написала заявление о выходе из партии «Единая Россия». Я видела, во что превращается партия, и решила, что не хочу быть в ее рядах. Хотя в партии я была на хорошем счету и, возможно, на выборах 2009 года была бы избрана от нее в Госсовет. Но я принципиально ушла. И параллельно ушла из благотворительного фонда Айрата Хайруллина.

Меня пригласили работать старшим преподавателем кафедры педагогики в Институт развития образования РТ. В то время региональное отделение «Справедливой России» размещалось на одной улице с этим институтом, и однажды я встретила там свою подругу, которая и пригласила меня на встречу с председателем регионального отделения партии Аллой Анатольевной Алексеевой. После этой встречи я три ночи не спала, а потом вступила в партию «Справедливая Россия». И сказала себе: я обязательно должна стать депутатом Государственного Совета Татарстана. Это было в 2008 году.

После того как Аллу Анатольевну пригласили работать в аппарат партии в Москве, она не смогла часто бывать в Казани и выписала доверенность на мое имя для ведения деятельности. И я проводила все партийные мероприятия. В 2010 году, когда проходили муниципальные выборы, приехал Фарит Фарисович и сказал, что он назначен партией возглавить избирательную кампанию. И мы его избрали председателем регионального отделения. Так продолжалось два года. Хотя я уже видела, что происходит что-то не то...

В 2012 году я была делегатом женского форума в Москве и оказалась в президиуме рядом с Сергеем Михайловичем Мироновым. Решила, что мне обязательно надо с ним встретиться и поговорить о ситуации в татарстанском отделении партии. Видимо, письма из республики от партийцев шли, все же понимали, что здесь происходит, и Сергей Михайлович сразу назначил мне встречу в Госдуме.

С.М.: Пришла сотрудница нашего аппарата и сказала: «Сергей Михайлович, в Татарстане есть очень активная женщина с опытом работы». А мы же понимали, что здесь у нас полный провал. Нет никого! Поэтому я сказал: немедленно ее ко мне.

— Значит, это Рушания Габдулахатовна устроила переворот в татарстанском региональном отделении?

С.М.: Это было счастливое совпадение. Мы понимали, что срочно нужно все менять в татарстанском отделении, но не было подходящего человека.

Р.Б.: Помню, Сергей Михайлович меня спрашивает: «Вы сможете возглавить региональное отделение?» А я ответила, конечно, смогу!

С.М.: На что я спрашиваю у нее: а вы понимаете, что там полная разруха, что нужно выстраивать очень сложные отношения с руководством республики? Думаю, сейчас откажется... А она говорит: я смогу! Вы знаете, после такого ответа я ее даже расцеловал! Прощаясь, Рушания Габдулахатовна сказала мне тогда: «Я берусь, и я сделаю! У нас будет одно из лучших региональных отделений».

Р.Б.: Да, Сергей Михайлович меня стращал! Но мне было очень обидно, что наше региональное отделение разваливается...

Что касается коммерции, то в 2010 году мне пришлось пойти в риелторы, потому что семья в ипотеку взяла квартиру, а муж заболел. Что делать? И я просила Аллаха дать мне какое-нибудь дело. Продавать я никогда не умела, я учитель, но этот бизнес спас меня в то время.

«ПУСТЬ ЖИТЕЛИ ТАТАРСТАНА САМИ ОПРЕДЕЛЯЮТСЯ...»

— Как, по-вашему, должна называться должность главы нашей республики? (Марсель, Максим)

С.М.: Мне понравился ответ на этот вопрос Владимира Владимировича Путина, и я приветствую его позицию: пусть жители Татарстана сами определяются.

— Через референдум? Или через голосование депутатов Госсовета?

С.М.: Думаю, что такие вещи нужно решать на референдуме. Госсовет — это все-таки не мнение народа. Хотя не знаю, стоит ли ради этого затевать референдум. Но, может быть, окажется, что есть и какие-то другие интересные вопросы, которые можно вынести на этот референдум.

Моя позиция: в Российской Федерации должен быть один президент, это президент Российской Федерации. Во исполнение существующего федерального закона все республики, где были президенты, решения приняли, и остался один Татарстан. Но если его жители решат, что у них должен быть президент, пусть это исключение из правил подтверждает правило.

— Мы проводили опрос, и 52 процента принявших в нем участие читателей газеты «БИЗНЕС Online» считают, что надо сохранить название «президент» для высшего должностного лица Татарстана.

С.М.: Не вижу ничего страшного, если в одном субъекте Российской Федерации, где так исторически сложилось и жители этого хотят, будет президент Татарстана.

— А Россия вообще должна быть федерацией?

С.М.: Россия обязательно должна быть федеративным государством. Все идеи по поводу укрупнения регионов считаю очень вредными. Особенно считаю вредными и недопустимыми любые идеи перекройки национальных республик. Категорически этого делать нельзя! Нам от Ленина досталось не лучшее территориально-национальное деление, но Боже нас упаси сейчас влезать сюда.

ELG_0980.jpg
«Все идеи по поводу укрупнения регионов считаю очень вредными. Особенно считаю вредными и недопустимыми любые идеи перекройки национальных республик. Нам от Ленина досталось не лучшее территориально-национальное деление, но Боже нас упаси сейчас влезать сюда»

НЕОБХОДИМ ГОСОРГАН ПО ВОПРОСАМ НАЦИОНАЛЬНОСТЕЙ

— Как вы считаете, в России есть национальная политика в плане поддержки национальных школ, развития национальных языков?

С.М.: К сожалению, в нашем многонациональном государстве нет такой политики. У нас нет ни одного органа исполнительной власти, который профессионально занимался бы формированием национальной политики и продвижением ее в жизнь. Я считаю, это большой ошибкой, и это записано в программе нашей партии.

Нам говорят, что у нас уже было министерство национальностей. Да, но оно почему-то занималось северным завозом. Бред полный! Этим должно заниматься министерство регионального развития. А министерство национальностей должно заниматься формированием национальной и межнациональной политики. Концепция у нас в стране принята, но ее положили на полку. И что дальше? Над этим же надо работать каждый день! У нас возникают конфликты на национальной почве, и не надо прятать голову в песок, а надо над этим работать. Воспитанием толерантности надо заниматься даже не со школы, а с детского сада.

Я считаю, необходим специальный орган по вопросам национальностей и как минимум вице-премьер, который будет заниматься национальными вопросами, потому что это вопрос межведомственный: в работе любого министерства есть составляющая национальной политики.

— Путин это понимает?

С.М.: Я и обращение писал, и говорил об этом публично... Думаю, что это веление времени и обязательно будет формирование такого органа.

«ВАШ ПРЕЗИДЕНТ НЕ ВРЕМЕНЩИК, А ХОЗЯИН»

— Ваше отношение к Татарстану?

С.М.: Отношение к Татарстану у меня очень позитивное. Мне очень нравится Казань, у вас не только красивый город, а это город столичный. Я приезжаю сюда из Москвы или Петербурга и вижу, что приехал в столицу. Но если вы меня спросите, в чем это выражается, я не смогу ответить. Я ведь объездил все субъекты федерации, и многие столицы регионов — это провинциальные города, а Казань — столица. Вы блестяще провели Универсиаду, а «Казань Арена» — это просто гордость России! Мне сказали, что народ стал активнее ходить на футбол. Молодцы!

Мне нравится ваша республика, нравятся люди, очень гостеприимные, радушные. Сегодня пообщался с художниками, и будто побывал в родном Питере — настолько это интеллигентные люди, тонко чувствующие...

— А ваше отношение к президенту Татарстана?

С.М.: Отношение хорошее. Я уважаю хозяина на своей земле. Когда мне сказали, что он меня примет 30 августа в 7:30, а до этого он уже провел первое совещание, а после меня еще три (и это в субботний праздничный день!), я вижу, что человек работает. И это достойно только уважения. Ваш президент не временщик, а хозяин. К счастью, в России довольно много таких руководителей субъектов.

— Сергей Михайлович, Рушания Габдулахатовна, спасибо за откровенный разговор!

В рамках предвыборной агитации материал оплачен из средств фонда избирательного объединения регионального отделения политической партии «Справедливая Россия» в Республике Татарстан

На правах рекламы

Справка

Сергей Миронов родился 14 февраля 1953 года в городе Пушкине (Пушкинский район Санкт-Петербурга). Имеет высшее техническое, экономическое, юридическое, философское образование, а также высшее образование в сфере государственного и муниципального управления: окончил Ленинградский горный институт им. Плеханова (1980), Санкт-Петербургский технический университет (1992), Российскую академию государственной службы при президенте РФ (1997), юридический факультет Санкт-Петербургского государственного университета (1998), философский факультет Санкт-Петербургского государственного университета (2004).

1971 - 1973 — срочная служба в воздушно-десантных войсках (ВДВ) Советской Армии.

1978 - 1986 — старший инженер-геофизик НПО «Рудгеофизика», затем геофизик зеленогорской экспедиции министерства геологии СССР.

1986 - 1991 — старший геофизик аэропартии в Монгольской Народной Республике.

1994 - 1995 — исполнительный директор АООТ «Строительная корпорация «Возрождение Санкт-Петербурга».

В 1994 году избран депутатом Законодательного собрания Санкт-Петербурга первого созыва, с апреля 1995 года — первый заместитель председателя Законодательного собрания Санкт-Петербурга. С апреля по декабрь 1998 года исполнял обязанности председателя Законодательного собрания Санкт-Петербурга первого созыва.

В декабре 1998 года избран депутатом Законодательного собрания Санкт-Петербурга второго созыва. Стал координатором фракции «Законность». В июне 2000 года избран заместителем председателя Заксобрания Санкт-Петербурга второго созыва. С сентября 2000 года — председатель политсовета Санкт-Петербургского регионального политического общественного движения «Воля Петербурга».

13 июня 2001 года избран членом Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации — представителем в Совете Федерации Федерального Собрания Российской Федерации от Законодательного собрания Санкт-Петербурга. С июня того же года — член комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и судебно-правовым вопросам, член комиссии Совета Федерации по регламенту и парламентским процедурам, с октября 2001 года — заместитель председателя комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и судебно-правовым вопросам.

5 декабря 2001 года избран председателем Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации.

1 февраля 2002 года избран председателем совета межпарламентской ассамблеи государств — участников СНГ.

15 января 2003 года депутатами Законодательного собрания Санкт-Петербурга повторно избран представителем в Совете Федерации Федерального Собрания Российской Федерации.

29 января 2003 года избран председателем Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации на второй срок.

В апреле 2003 года избран председателем «Российской партии жизни».

28 октября 2006 года состоялся объединительный съезд политической партии «Справедливая Россия: Родина / Пенсионеры / Жизнь», председателем которой был избран Миронов.

21 марта 2007 года депутатами Законодательного собрания Санкт-Петербурга четвертого созыва Миронов был избран представителем Законодательно собрания города в Совете Федерации Федерального Собрания Российской Федерации.

30 марта 2007 года Миронов в третий раз был избран аредседателем Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации.

25 июня 2009 года решением IV съезда партии переизбран председателем политической партии «Справедливая Россия».

Рушания Бильгильдеева родилась 9 января 1966 года в Казани. Окончила Казанский государственный педагогический институт, историко-филологический факультет (1988).

1985 - 2001 — заместитель директора по воспитательной работе средней общеобразовательной школы №114 Приволжского района Казани.

2001 - 2004 — директор центра детского творчества «Олимп» Приволжского района Казани.

2003 - 2007 — помощник депутата ГД ФС РФ.

2004 - 2008 — исполнительный директор благотворительного фонда Айрата Хайруллина.

2008 — 2011 — старший преподаватель Института развития образования РТ.

С 1 мая 2010 года — генеральный директор агентства недвижимости «Пассаж».

С 9 августа 2008 года — член партии «Справедливая Россия».

С 18 августа 2012 года — председатель совета РО партии «Справедливая Россия» в РТ.

Член центрального совета партии «Справедливая Россия».

Депутат Новопольского сельского поселения Зеленодольского района РТ.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (4) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    9.09.2014 08:58

    Безмерно уважаю Сергея Михайловича Миронова именно за конкретные дела, адресную помощь. Именно этим он и оличается от других политиков, которые горазды только на пустые обещания. А Миронов - человек слова: сказал - сделал.

  • Анонимно
    9.09.2014 10:00

    Очень светлое интервью. Приятно было читать. Спасибо БО.

  • Анонимно
    9.09.2014 11:19

    Отличное интервью!

  • Анонимно
    9.09.2014 17:10

    "...Третье — жилищная политика. Мы считаем, и вы тоже не можете не согласиться, что ипотека сегодня доступна 20 - 25 процентам граждан России. Сделайте нулевую ставку в процентах, но это же все равно кредит, его надо отдавать. Это нужно одну треть суммы вносить сразу же. Ну, нет у людей денег, и не будет при нынешних зарплатах, при нынешней ситуации!..."А ведь с этим все партии согласны, но, к сожалению, с банками (хозяевами банков) никто и ничего сделать не может...Интервью очень интересное!!!

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль