Общество 
3.10.2014

Ильхам Рахматуллин: «Зарплатная ведомость «Зенита» не больше, чем у соперников»

Одна из наиболее влиятельных персон российского волейбола рассказала, на чем построен успех одного из топовых клубов Европы

Ильхам Рахматуллин сейчас уже трижды вице-президент: в казанском «Зените» и женском «Динамо» — командах-чемпионах России, а также в федерации волейбола Татарстана. В своем большом интервью «БИЗНЕС Online» он рассказал о гонках с первым лицом республики, приглашении в Казань Владимира Алекно, переговорах со звездными игроками и работе с болельщиками и спонсорами.


Ильхам Рахматуллин
Ильхам Рахматуллин

«ШАЙМИЕВ РАБОТАЛ НА РЕЗУЛЬТАТ, МЫ ПОМОГАЛИ»

— Ильхам Фаизович, как вы попали в мир автоспорта?

— В 90-х годах я работал директором автомагазина. Был связан с фирмой «Автоваз запчасти», поэтому хорошо знал многих гонщиков. Как-то еще на старом ипподроме во время зимних гонок объявили заезд для организаторов. Я поехал и сразу выиграл. Звали в Тольятти, сказав, что мне с первой попытки удалось показать время кандидата в мастера спорта. Но желания переезжать в другой город не было. Через какое-то время мы с другом Айратом Шаймиевым поехали в Тольятти посмотреть на гонку «Серебряная ладья», и там уже он в пробном заезде показал хороший результат. На обратном пути много говорили о гонках и решили создать клуб. Спонсором стала компания «Сувар» и с тех самых пор, с 1996 года, наша команда не меняет названия. Трижды выигрывали чемпионаты Европы, неоднократно побеждали в чемпионатах России и выиграли множество традиционных гонок. Нашим тренером был Ильдус Мазитов. К сожалению, его уже нет с нами.

Что касается меня, то я с детства любил машины. Отец, который сам работал водителем, даже шутил, что я как выехал из роддома в машине, так с ней и не расставался. А в большие гонки пришел поздно — в 35 лет.

— Ваша самая памятная гонка?

— Первый подиум на этапе чемпионата Европы по автокроссу. Мы только дебютировали в этом турнире, для нас это было большое достижение. Были очень рады! Затем Айрат Шаймиев начал выигрывать один этап за другим и в итоге в 2002 году впервые стал чемпионом.

— Он был лидером команды?

— Да, самое лучшее, передовое ставилось на его машину. После двух выигранных этапов он работал на результат, мы помогали. Командная тактика присутствовала в полной мере.

— Процитирую вам текст из журнала «Автоспорт» за 2004 год. «Бороться с казанскими пилотами не может никто — за спиной Шаймиева, Минниханова и Рахматуллина огромные деньги и государственная поддержка».

— Если ты хочешь добиваться высоких результатов, то одного энтузиазма мало, нужны и финансы. У нас была возможность заказать три машины у немецкого производителя. Они были недешевые, но прослужили долго. Мы с Айратом Шаймиевым ездили на все этапы, а Рустам Минниханов участвовал в гонках только когда находилось свободное время в рабочем графике. А что касается этой цитаты, то в автоспорте, когда на трассе ты соревнуешься с лучшими гонщиками Европы, фамилии не важны, главное — мастерство.

— Много машин разбили?

— Нет, только одну. Как сейчас помню. В 1996 году в Дмитрове меня подрезали на левом повороте и машина сделала 6,5 оборотов. Буквально на руках занесли что от нее осталось в автовоз, хотели восстановить, но ничего не получилось. Другие машины в основном «умирали» по старости. На самом деле в автокроссе красота машины не имеет значения: каркас, трансмиссия, двигатель, колеса — и поехали! Скорости большие, пересеченная местность, трамплины, пыль, грязь. Если кто-то красиво перевернулся, то ему обычно только сочувствуешь. Помню, однажды в Словакии перед нашим заездом соревновались багги. На одном из подъемов машина налетела на другую. Это был эффект трамплина, и багги вылетела с трассы прямо на зрителей. Тут же примчались кареты скорой помощи, несколько человек серьезно пострадали. К счастью, обошлось без жертв, и через четыре часа гонки возобновились. Надо сказать, что автогонки — достаточно опасный вид спорта, для мужественных людей.

«МИННИХАНОВ МОГ ДОБИТЬСЯ В ГОНКАХ ЕЩЕ БОЛЬШИХ УСПЕХОВ»

— В какой гоночной машине вам больше всего нравилось ездить?

— Был у меня SEAT Ibiza с атмосферным двигателем. Вот в этой машине я чувствовал себя как в своей тарелке и на равных конкурировал даже с более мощными машинами.

— Гонщики иной раз выбираются после столкновений из машин и начинают предъявлять друг другу претензии, выяснять отношения. Вам это знакомо?

— Это в порядке вещей. На некоторые этапы выезжает много местных гонщиков. Уровень у них низкий, поэтому они регулярно подрезают и «убирают» из гонки лидеров. Не раз оказывался жертвой таких «чайников». Выйдешь, посмотришь на него, а он только руками разводит.

— Никогда не было желания попробовать себя в «Дакаре»?

— Для этого нужно было переезжать в Челны. Да и подготовка там совершенно другая. Конечно, я знаком с камазовскими гонщиками. Фирдаус Кабиров, кстати, и на легковых машинах неплохо гоняет. За руль боевого «КАМАЗа» Владимира Чагина садился дважды и понял, что это не для меня. В свое время Михаэль Шумахер прокатился с чемпионом мира по ралли Томми Мякиненом, после чего сказал: «Парни, да мы ерундой занимаемся, вот настоящие гонки». На самом деле у каждого вида свои плюсы и минусы, и все гонки по-своему сложны.

— В свое время вы вместе гоняли на трассе, а теперь Рустам Минниханов — первый человек республики. Какие у вас отношения?

— На самом деле мы всегда соблюдали субординацию. Человек во время гонок отдыхал от работы, поэтому говорили обо всем, что связано с машинами. Сейчас редко видимся, но если такое случается, то, конечно, вспоминаем о гонках, обсуждаем нынешних пилотов. Кстати, Рустам Нургалиевич трижды становился чемпионом России по автокроссу и дважды был третьим на Европе. Безусловно, если бы он занимался только гонками, то добился бы еще больших успехов.

— С такими связями вы вполне могли попасть в политику.

— Никогда об этом не мечтал. Мир спорта понравился мне куда больше, и когда Асгат Сафаров предложил мне работу в волейболе, с интересом за нее взялся.

«СЫН ПРИШЕЛ В «РУБИН» В СОСТАВЕ КОМАНДЫ САМАРЕНКИНА»

— Больше не гоняете? Передали эстафету сыну?

— Да. Играя в волейбол на ветеранском турнире, сломал ногу, и вопрос с дальнейшим продолжением карьеры отпал сам собой. Сейчас в «Суваре» остался один пилот — мой сын Ильдар. Он серебряный призер чемпионата Европы по ралли-кроссу.

— Недавно он дважды победил на этапе российской серии кольцевых гонок, который проходил в Сочи.

— Он уже потерял шансы на победу в общем зачете, но все механики хотели поехать в Сочи, да и самому ему было интересно испытать трассу, где будут соревноваться болиды Формулы-1.

— Очевидно, что в автоспорт сына привели именно вы?

— Помню, что в школе был вывешен распечатанный на принтере список видов спорта, на который можно записать ребенка. И в самом низу кто-то дописал фломастером: «Картинг». И номер телефона. В 8 лет Ильдар начал ездить на картинге и становился чемпионом республики во всех классах. Когда он пересел в кузовную машину, у него был и большой накат, и понимание тактических моментов. Нам даже удалось вместе погоняться в совместных заездах. Он прогрессировал, пошли результаты. Рад, что у него все получилось в автоспорте. Иногда беру у него машину и выезжаю на ледовую трассу, чтобы почувствовать драйв и получить адреналин. Зимние гонки мне всегда нравились больше всего.

— Ваш сын некоторое время работал в «Рубине» финансовым директором. Попал в клуб благодаря вашей рекомендации?

— Нет, он всегда был самостоятельным парнем, что в спорте, что в жизни. Окончил финансовый институт, работал начальником отдела в «Нэфис Косметикс». Звонок с новостью о назначении он застал во время гоночного уикенда, и это было неожиданностью. Разумеется, Дмитрий Самаренкин, придя в «Рубин», пригласил свою команду. Когда он ушел, его люди ушли вместе с ним. Ильдар все эти 10 месяцев работал с большим энтузиазмом, утром уезжал на работу, поздно возвращался. Интересовался, как построена работа у нас в волейбольном «Зените».

— Салават Фатхетдинов выступает у вас на юбилеях?

— Бывает, конечно. Салават — мой давний товарищ и большой любитель спорта. Раньше вместе гонялись. Он становился чемпионом России по автокроссу, но сейчас также завершил карьеру. А вот традиционный благотворительный турнир по зимним трековым гонкам в Набережных Челнах он по-прежнему проводит. Это хорошее дело. Помню, как Айрат Шаймиев выиграл «Оку» и отдал ее в детский дом, в следующем году его примеру последовал я. Так была заложена традиция.

— Я слышал, что вы и сами неплохо поете.

— Только в кругу друзей. Я, кстати, в детстве окончил музыкальную школу по классу баяна.

«РАССТАЛИСЬ С СИДЕЛЬНИКОВЫМ ИЗ-ЗА АТМОСФЕРЫ В КОМАНДЕ»

— Теперь давайте перейдем к волейболу. Почему в 2008 году расстались с главным тренером Виктором Сидельниковым после сезона, в котором команда выиграла Кубок России и Лигу чемпионов?

— Мне часто задавали этот вопрос. Скажу, что это была не моя прихоть. Все дело в том, что в коллективе была не самая лучшая атмосфера. Между тренером и ведущими игроками не было должного взаимопонимания, и продолжать сотрудничество не было смысла. Такие ситуации в спорте бывают. Мы мирно простились, поблагодарив Сидельникова за проделанную работу. Он вывел команду в суперлигу, добился с ней первых успехов, но смена тренера нужна была для выхода на новый уровень.

— Как в «Зените» оказался Владимир Алекно?

— Мы познакомились в декабре 2006 года на чемпионате мира в Японии. Ближе к концу клубного сезона 2007/08 стали общаться чаще, в качестве гостя он слетал с нами на «Финал четырех» Лиги чемпионов. После завершения сезона мы сделали ему предложение возглавить команду. Он сказал, что подумает, и до Олимпиады дал положительный ответ. Алекно — профессионал с большой буквы, коммуникабельный и авторитетный тренер, у которого в команде железная дисциплина. Мне нравится та атмосфера, которая царит у нас в команде. Надеюсь, что и в новом сезоне никаких проблем в раздевалке у нас не будет.

— Вы с Алекно за годы совместной работы стали не только единомышленниками, но и хорошими друзьями. Но вы руководитель, а он тренер, а в этой профессии иногда снимают за неудачные результаты.

— Не хотелось бы об этом даже думать. Алекно уже очень много сделал для Казани и не случайно получил звание почетного жителя города. Я вижу как он отдается своей работе, переживает за игру команды. Но если такой момент все-таки настанет, то дружба все равно никуда не денется.

Ильхам Рахматуллин и Ллой Болл
Ильхам Рахматуллин и Ллой Болл

— Ллой Болл — самый дорогой игрок в истории «Зенита»?

— Один из самых дорогих, но я не буду раскрывать коммерческую тайну. В любом случае, и он, и Сергей Тетюхин не просто заслуживали своих контрактов, но и полностью их отрабатывали. Не зря их майки висят под сводами Центра волейбола — они внесли огромный вклад в развитие нашего клуба. Болл был невероятно харизматичным и умным игроком, что позволяло ему быть лидером команды и отлично читать игру. Помню, когда его на первой пресс-конференции попросили назвать трех лучших связующих, он без ложной скромности сказал: «Я, Рикарду и Вермильо». Играя в Казани, он выиграл все, что можно, и даже сделал на руке памятную татуировку с гербом Татарстана. Безусловно, он на данный момент лучший легионер в истории клуба.

Что касается Тетюхина, то он не просто великий игрок, но и очень интеллигентный, порядочный, дружелюбный человек. Именно поэтому его так ценят и уважают в мире волейбола. Он уже живая легенда. Кстати, первые контракты в новой должности я подписал именно с Тетюхиным, Косаревым и Хамутцких.

«ХУАНТОРЕНА НАС ПОДСТАВИЛ»

— Вспомните самые долгие и тяжелые переговоры.

— Вы знаете, когда речь идет о больших игроках, звездах, которые делают результат, все решается за считанные дни или даже часы. Тяжелые переговоры бывают с теми, кто каждый год меняет команды. У иных есть целый райдер. Конечно, попадаются капризные игроки, но, к счастью, их не так много.

— Вы упомянули про майки игроков под сводами Центра волейбола. Кто следующие кандидаты?

— Пока не готов ответить на этот вопрос. Это должен быть игрок, который внес большой вклад в успехи «Зенита». При этом это должен быть волейболист, завершивший карьеру или свое выступление в нашей команде. Считаю, что мы заложили хорошую, добрую традицию. Это желание оказать уважение великим игрокам, которые очень многое сделали для клуба.

— В 2012 году, несмотря на подписанный контракт, кубинец Османи Хуанторена отказался играть за «Зенит». Почему так произошло?

— История получилась довольно странная и показала непорядочность игрока и итальянского «Трентино». Мы по букве закона подписали контракт, однако через какое-то время Хуанторена начал придумывать причины, по которым он не может играть за «Зенит». На деле оказалось, что сообщение президента итальянского клуба Диего Мосна о сделке всколыхнуло и город, и спонсоров клуба, которые горячо любят свою команду. В итоге они значительно подняли Хуанторене зарплату, и он просто открестился от нашего контракта. Мы написали протест в Международную федерацию волейбола, однако дело спустили на тормозах, оштрафовав игрока всего лишь на 50 тысяч долларов. Подставил он нас очень серьезно. Нам очень повезло, что мы нашли Мэттью Андерсона. Надо признать, что на американцев нам везет. Первый год Мэтт адаптировался в нашем волейболе, а в прошлом сезоне он был лидером команды и во многом его игра позволила добыть чемпионский титул. Американцы вообще здорово чувствуют себя в суперлиге, чего не скажешь о поляках. Бартош Курек не заиграл в московском «Динамо», Михал Винярски никак не проявил себя в «Факеле», а Лукаш Жигадло не успел сыграть за «Зенит» ни одного матча, получив тяжелую травму.

«ЛЮДИ ДОЛЖНЫ ПРИХОДИТЬ НА ИГРУ, КАК НА ПРАЗДНИК»

— Считается, что раз у «Зенита» в спонсорах «Газпром», то у клуба самый большой в чемпионате России бюджет.

— Прежде всего, нужно разделять понятия. Если говорить конкретно о зарплатной ведомости, то у нас она примерно такая же, как у других клубов. Я знаю волейбольный рынок, знаю стоимость всех игроков. И могу сказать, что в Москве, Новосибирске или Белгороде игрокам платят не меньше, чем у нас. Уфа в свое время могла перебивать наши контракты. Если же говорить в целом о бюджете, то у нас, безусловно, есть дополнительные финансовые средства, которые позволяют улучшать инфраструктуру, работать с болельщиками, содержать молодежную команду и летать чартерными рейсами, что является большим подспорьем для команды с интенсивным графиком игр и многочисленными переездами. Например, в грядущем сезоне «Зенит» сыграет в чемпионате и Кубке страны, а также в 8-й раз подряд — в Лиге чемпионов. Президент нашего клуба Рафкат Кантюков понимает, что в профессиональном спорте не бывает мелочей, и всегда оказывает команде всестороннюю поддержку. Его заслуга в том, что «Зенит» превратился в один из топовых клубов Европы огромна.

— Другие клубы завидуют благополучию «Зенита»?

— Возможно. Когда мы на собрании клубов суперлиги презентовали сюжет о том, как работаем с болельщиками, многие обалдели. Конечно, они могут думать, что нам денег девать некуда, но это не так. Просто у нас есть понимание, что волейбол в чистом виде не способен собирать полные трибуны. Люди должны приходить на игру, как на праздник. Если на площадке играют звезды первой величины, то и сопровождение матча, шоу-программа должны быть на высшем уровне. В этом плане я рад, что работаю вместе с Олегом Брызгаловым, директором нашего клуба. Он очень энергичный, креативный руководитель. Если берется за какую-то идею, то обязательно претворяет ее в жизнь. А по поводу спонсоров, то у наших основных конкурентов они также весьма крупные: РЖД — у «Локомотива», «Металлоинвест» — у «Белогорья».

— Кто для «Зенита» самый принципиальный соперник?

— Думаю, что как раз «Белогорье» и «Локомотив». Наверное, после перехода в «Динамо» Ивана Зайцева интереснее станут матчи с московской командой. Белгороду мы, конечно, в прошлом сезоне проиграли очень много, а в «Финале шести» чемпионата они недооценили Виктора Полетаева, который смог достойно заменить получившего травму Максима Михайлова. Пользуясь случаем, приглашаю болельщиков на матч на Суперкубок России с «Белогорьем», который состоится в Казани 4 октября.

«СПОНСОРЫ ХОТЯТ ПОБЕД В КАЖДОМ МАТЧЕ»

— Алексей Вербов в свое время обиделся на Владимира Алекно из-за непопадания на Олимпиаду, история с Алексеем Спиридоновым всем также хорошо знакома. В конечном счете оба оказались в Казани.

— Это говорит о том, что Алекно смотрит прежде всего на профессиональные качества игрока. Плюс время всегда лечит обиды. Через какое-то время взрослые люди могут спокойно сесть и поговорить прямо, исключив недопонимание. Что касается Спиридонова, то я знаю, что с вредными привычками он завязал.

— В контракте это прописано?

— В контракте любого игрока прописаны серьезные штрафные санкции за нарушение спортивного режима и не соблюдение тренерских установок. Надеюсь, что ничего подобного нам не понадобится. Сейчас вспомнил, что в 2009 году в Калининграде в «Финале восьми» Кубка России впервые в жизни видел, чтобы судья удалил игрока до конца партии. Оказывается, за скамейкой и специальное место есть для таких случаев. Было это в матче «Зенит» — «Искра», а удаленным, разумеется, был Спиридонов.

— С каким клубом у «Зенита» самые дружеские отношения?

— Наверное, с Новосибирском. У меня хороший контакт с руководителями «Локомотива». Иногда мы просим не трогать того или иного игрока. В ответ не уговариваем их игроков. Пытаемся соблюдать некоторую этику.

— Тем не менее уже во время плей-офф просачивается информация о том, кто и в какую команду переходит. Помните, историю с Алексеем Обмочаевым?

— Он спал и видел, что будет играть в «Динамо», и особо этого не скрывал. Там и контракт приличный предложили, и главное — он хотел играть в одном городе с женой. Там было два варианта — либо он в московское «Динамо», либо Наталья Обмочаева к нам в Казань.

— В женском клубе вы также отвечаете за трансферы?

— Да. Некоторые агенты, которые работают в мужском волейболе, говорят, что женский — это совершенно другой вид спорта, но я совмещаю. В «Динамо-Казань» и главный тренер Ришат Гилязутдинов, и директор Сергей Чернышов — фанаты своего дела, поэтому работается с ними легко. Гилязутдинов всегда считался перспективным тренером, и нам приятно, что в Казани его талант раскрылся. Он профессионально вырос, сумел найти подход к игрокам самого высокого уровня и создать чемпионскую команду.

— Значит перед спонсорами ответ держите вы?

— Да. К счастью, пока поводов для серьезной критики не даем, но любое поражение воспринимается болезненно. Понятно, что чемпионы определяются в плей-офф, но спонсоры хотят, чтобы команды побеждали в каждом матче.

Справка

Ильхам Рахматуллин
Родился 8 января 1959 года в Менделеевске.

1995 - 2006 — Директор спортклуба «Сувар».

С 2006 г. — вице-президент волейбольного клуба «Зенит-Казань».

С 2008 г. — вице президент волейбольного клуба «Динамо-Казань».

2009 - 2011 гг. — президент Федерации волейбола Республики Татарстан.

С 2011 г. — вице президент Федерации волейбола Республики Татарстан.

Мастер спорта международного класса по автоспорту.

Многократный призер этапов чемпионата Европы по автокроссу, чемпион России по автокроссу (2000), многократный победитель традиционных зимних трековых гонок, чемпион Татарстана по автокроссу (1999).

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (3) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    3.10.2014 11:41

    У Ак Барса с РУбином денег еще больше, а рационально использовать средства не могут

  • Анонимно
    3.10.2014 18:11

    Здесь, собрался коллектив руководителей, который просто любит волейбол. А не себя в волейболе. И не используют его для личного обогащения.
    Порядочных людей мало, где же их взять и на футбол и на хоккей-:))

  • Анонимно
    5.10.2014 13:20

    Главный волейболист сафаров, а у него всегда все получается. Если бы не он, то не было бы и алекно и женской динамо казань.

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль