Общество 
19.10.2014

«Мы любим архитектуру глазами, а французы – ушами»

В вузах Франции считают, что самый важный навык для архитектора — это не рисовать и чертить, а умение писать

«Когда жила в России, я была уверена, что французы — это легкомысленные и романтичные люди в беретах, но теперь мне кажется, что это самая рациональная нация в мире, которая пытается пропустить весь мир через мясорубку своей несокрушимой логики», — считает бывшая челнинка Надежда Бельцова. Она окончила архитектурный вуз сначала в Питере, а затем в Бордо, где осталась работать. В статье, написанной специально для «БИЗНЕС Online», она сравнила подходы к обучению и подготовке архитекторов в России и Франции. Если у нас считается, что проект должен говорить за себя, то у них придерживаются мнения, что хороший проект — это тот, о котором можно рассказать, а главная составляющая любого проекта — его концепция, идея-двигатель.


Во время обучения в Санкт-Петербургском государственном архитектурно-строительном университете

МОИ УЧЕНИЯ В ПЕТЕРБУРГЕ И БОРДО

В России архитектуру любят глазами, а во Франции — ушами. И это вопрос не застывшей музыки, а взгляда на жизнь. Отучившись 6 лет на архитектора в Петербурге (СПбГАСУ — Санкт-Петербургский государственный архитектурно-строительный университет), я оказалась два года назад в архитектурной школе города Бордо. Таких школ во Франции 23, то есть практически каждый большой город выпускает ежегодно свою партию зодчих. Почему из всего ассортимента я выбрала именно Бордо, объяснить не могу, но в итоге оказалось, что оно того стоило.

Если говорить в общих чертах, французские высшие учебные заведения бывают двух типов: университеты и школы. Причем вторые стоят рангом немного выше, чем первые, за исключением, конечно, таких славных университетов, как, например, Сорбонна. Бытует мнение, что выпускники школ легче находят работу и больше зарабатывают (кроме того, мои личные и, безусловно, субъективные наблюдения показывают, что университеты открыты людям самых разных оттенков кожи, тогда как в школах преобладают белые студенты. Но это замечание оставим за скобками).

Поступить в архитектурную школу выпускнику российского вуза не так уж и сложно. Достаточно выучить французский язык хотя бы до уровня B2, добросовестно составить досье Кампюс Франс (набор документов для записи во французские вузы) и свыкнуться с мыслью, что после 6 лет учебы в России придется очутиться на четвертом курсе во Франции. Это, конечно, немного болезненно для самолюбия, когда на руках заслуженный диплом. Но по большому счету это нельзя рассматривать как шаг назад. Здешнее образование настолько отличается от российского, что два года французской магистратуры после отечественного вуза — это скорее дополнение к основам, чем их повтор.

Бордо---лицей---ERSOL.jpg
Бордо. Лицей

Архитектором во Франции становятся в три приема. Первые два соответствуют классической европейской схеме: бакалавриат (три года) и магистратура (два года). Затем наступает тяжелое время выбора. Можно просто забрать свой государственный диплом архитектора и пойти творить, но только в качестве наемного работника, потому что правом проектировать от своего имени наделены лишь члены гильдии архитекторов. А путь туда лежит исключительно через третью ступень образования со сложным, почти недоступным пониманию названием — «признание правоспособности к генеральному проектированию» (habilitation à la maîtrise d’œuvre en son nom propre — перевод неточный).

Творение Карла Росси — российского зодчего итальянского происхождения

Из вышесказанного следует, что система образования, которую я застала во Франции, довольно запутана по сравнению с тем, что я прошла в Петербурге в мои недавние студенческие годы. Тогда нужно было просто проучиться с первого курса по шестой — и вот уже имеешь на руках диплом архитектора-специалиста. Но это только начало разговора о различиях между архитектурными школами в России и во Франции. Этих различий настолько много, что тема мне кажется совершенно неисчерпаемой.

«У РОССИЯН ЦИКЛОНИЧЕСКОЕ МЫШЛЕНИЕ»

Можно говорить о том, что во Франции студентам-архитекторам предлагается удивительно много предметов на выбор — до такой степени, что обязательный минимум сужается до почти неуловимого остатка. Можно развить мысль на тему преподавания рисунка и живописи, точнее, их печального полуисчезновения из образовательной программы французских архитектурных школ. Конечно, студенты рисуют и в России, и во Франции, но средний уровень нашей школы — добротной, традиционной — молодым французам и не снился.

И еще много о чем можно было бы рассказать, но это было бы очень долго. Поэтому предлагаю заострить внимание на том, что лично мне понятно менее всего, а именно на французской страсти к логике. Эта страсть охватывает, кажется, все сферы их жизни, и архитектурные школы не исключение. Когда я жила в России, я была уверена, что французы — это легкомысленные и романтичные люди в беретах. Теперь мне кажется, что это самая рациональная нация в мире. Французы все пытаются структурировать, объяснять, прогнозировать — словом, стремятся пропустить весь мир через мясорубку своей несокрушимой логики.

На лекциях нам здесь часто повторяют, что Франция — страна писаного закона (La France est le pays de loi écrite). Я бы даже сказала больше, это страна структурированного текста. В Санкт-Петербургском архитектурно-строительном университете мне говорили, что архитектор должен рисовать. Чертить. Иногда даже делать какие-то расчеты. Здесь же выяснилось, что самый важный навык для архитектора — это умение писать. Кто умеет писать, тот умеет думать.

Надя---портрет---танцы.jpg
В свободное время - танцы

Абсолютно все экзамены, которые мне пришлось сдать за два года магистратуры, были письменными. Не просто письменными, а в необычной для меня форме «диссертации». Это значит, что за три часа нужно сочинить несколько страниц текста на довольно абстрактно сформулированную тему, основываясь при этом на материале лекций. Например: экзамен по социологии (на архитектурном-то факультете!), тема для сочинения: прокомментировать на примере текущих проектов цитату: «Создавать ограниченное пространство, избегая ограничений».

В России на сессиях было легко: выучил какие-то формулы, даты, несколько имен, решил пару задач, рассказал все преподавателю и получил пятерку. Поэтому до своих 23 лет, пока не поехала во Францию, я думала, что хорошо пишу. И только здесь, в Бордо, мне впервые открыли, что писать я не умею. Дело было на экзамене по истории всемирных выставок. Три раза я пыталась его сдать и три раза провалила. После каждой неудачной попытки я обращалась за пояснениями к преподавателю и получала один и тот же ответ: «Текст не структурирован».

Как-то раз мой французский научный руководитель предложил красочную формулировку российского способа мыслить — «циклоническое мышление». Видимо, он имел в виду то, что мы можем начинать рассуждение в точке А и закончить в другом измерении, затронув по пути все, что попалось под руку. Может быть, он прав?..

Большой Гатчинский дворец, построенный по проекту Антонио Ринальди — итальянского архитектора, работавшего в России

АРХИТЕКТУРА — ЭТО НЕ СТОЛЬКО ЗДАНИЕ, СКОЛЬКО РАЗМЫШЛЕНИЕ О НЕМ

У этой французской страсти к логике кроме текста есть еще одна область проявления — устные выступления. (Не удивительно: устное выступление — тот же текст, только произнесенный вслух). В ГАСУ было так. Каждый студент делал проект у себя дома, исходя из собственного чувства красоты, меры и пропорций, другими словами, интуитивно. Наутро мы приносили свои наброски и чертежи руководителю мастерской, и он их комментировал. От нас требовалось только слушать и — очень редко — отвечать на вопросы. Окончательные подачи проектов требовали еще меньшего участия с нашей стороны: мы просто вывешивали работы в выставочном зале, ровно в полдень двери зала закрывались на ключ, оставляя жюри судить наши работы. Нам говорили: «Проект должен говорить за себя. Все, что вы хотели сказать, должно быть читаемо без устных объяснений». Поэтому в ночь перед окончательной подачей проекта можно было не спать: проект защищал сам себя, наедине с комиссией, по ту сторону закрытых дверей.

На занятиях нам говорили о формах и о композициях, объемах и фасадах. Еще очень много говорили о градостроительных осях. Мы мечтали делать красивые здания, «закрепляющие» какую-нибудь градостроительную ось. В Бордо же я познакомилась с совершенно иным подходом к преподаванию архитектурного проектирования и к пониманию архитектуры вообще. Здесь принято на каждой стадии защищать свои проекты перед руководителями мастерской и одногруппниками. Что ни занятие, то устное выступление, помноженное на количество студентов в классе. Критерии оценки таковы: хороший проект — это тот, который можно рассказать. Самая главная составляющая архитектурного проекта — его концепция, идея-двигатель.

«Вначале было слово». Эта первоначальная идея может быть материализована бесчисленным количеством способов, но и эти способы, и функция, и технические решения — все это второстепенно, потому что все основывается на СЛОВЕ. Согласно такому подходу, архитектура — это не столько само здание, сколько размышление за ним. Это сказка, поддающаяся изложению. Потому я и говорю, что французы любят архитектуру ушами, а мы — глазами.

Сравнение российской архитектурной школы и французской — это для меня противопоставление интуиции и интеллекта, формы и содержания, души и разума. По крайней мере таково мое понимание вопроса на сегодняшний день.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (13) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    19.10.2014 10:13

    интересное интервью! спасибо!

  • Анонимно
    19.10.2014 10:51

    Почему в России встречаются новые здания убогой архитектуры. Каким нужно быть архитектором, чтобы отучится на него и по проектам которого строит потом убогие здания, которые свое убожество буду показывать веками. В Европе даже глубинка выглядит красиво, у нас же все печально. И когда автор начнет приносить пользу своими работами в России? Зачем надо было учиться за госденьги, чтобы потом работать за бугром?

    • Анонимно
      19.10.2014 15:05

      Интересный фасад стоит денег. У нас же архитекторы редко могут объяснить это заказчику, который дает деньги.

      • Анонимно
        19.10.2014 21:03

        Самое первое желание заказчика - НАДО ДЕШЕВО. Поэтому нас окружает унылое гуамно. Заки не готовы платить за красоту, и архи тут не причем.Порой доходит до абсурда.

  • Анонимно
    19.10.2014 11:46

    Судя по тому, какие ляпы продолжают выдавать наши функционеры от архитектуры - они любят архитектуру совсем другим местом.

  • Анонимно
    19.10.2014 13:09

    Отличный, внятный, профессиональный материал. Наконец-то мы читаем компетентный материал из Франции, а не домыслы с разных сайтов. Респект автору и БО!

  • Анонимно
    19.10.2014 20:54

    Надежда, пишите больше о жизни французов, с интересом прочитал вас. Предыдущий автор из Франции очень тенденциозен, а хочется объективности.

  • Анонимно
    20.10.2014 00:02

    Наши архитекторы и вообще архитектурное сообщество пока не защищены никак. Потому и становятся зависимыми от условного заказчика, это инвестор или власти. Сам заказчик в архитектуре нифига не шарит (да в общем то и не должен) вот и требуют от архитекторов сделать дешево и экономно. Если при этом получилось еще и красиво, то можно сказать повезло. Либо же власти влюбятся в какие то миражи и строятся у нас всякие дворцы земледельцев и т.п. что нарушает и региональную стилистику, и масштаб, и композицию, и в градостроительном плане ломает все. У нас даже строители имеют власть над архитектором (представляете этот идиотизм). В нормальном городе главный всегда Архитектор! Заказчик должен только советоваться с ним, а строители даже пикнуть не должны сметь. Нужно пересматривать систему договоров и сделать влиятельными архитектурные сообщества, которые не допустят к реализации всякие корявые проекты, а корявых архитекторов сами же будут фильтровать. Т.е. архитектор должен иметь больше прав и денег(без шуток), но и ответственность должна быть на нем. Хотя справедливости ради стоит сказать что Казань потихоньку идет в сторону такого правильного города и власти тоже начинают прислушиваться. Главное чтоб этот вектор не сменился, тогда глядишь лет через 15-20, Казань будет по архитектуре на уровне среднего европейского миллионника. Кстати наше архитектурное образование (казанское) не такое и слабое и народ есть талантливый, правда многие едут в "убитую" москву.

  • Анонимно
    20.10.2014 14:50

    Статья неплохая, но тематика очень узкая. Хотелось бы вообще побольше узнать о французской системе высшего образования в целом. Ничего нет о стоимости обучения. Зато есть неточности. Сорбонна - это уже давно не один университет, а более десяти. Разделение произошло после студенческих волнений 1968 года. Кроме того, странным выглядит признание автора, что она не знает, почему для обучения выбрала школу в Бордо. Обычно люди могут объяснить выбор места жительства и учебы. Но для тех, кого интересует тема архитектуры, материал, безусловно, полезный.

  • Nadya
    20.10.2014 16:05

    Большое спасибо читателям за комментарии!Я тоже не перестаю задавать себе вопрос: почему же в России такое безобразное строительство в последние десятилетия? Почему архитекторы есть, а архитектуры нет? Казалось бы, образование у нас хорошиее, и учат в университетах только доброму, вечному, да и архитекторы все - интеллигентнейшие люди...На мой взгляд, проблема гораздо обширнее, чем архитектурная сфера сама по себе. И корень у проблемы этой не один - их, можно сказать, целый куст.Во-первых, важно понять, что в России архитектор - никто. Обслуживающий персонал заказчика. Очень часто решения принимают у нас не профессионалы, а "власть имущие". Захотелось барину стекла и бетона - сделаем. На следующий день он захочет немного классики, или Египта, или там древнерусской избы - нет проблем, будет сделано. Где разбить парк, где снести историческое здание - разберутся без них, архитекторов. Кто платит - тот и заказывает музыку. С этим спорить не принято.Во-вторых, России очевидно не хватает квалифицированной рабочей силы. Потому что рабочий у нас, как и архитектор - никто. Платить ему по-человечески - зачем? Обучать? Что за вздор?В-третьих, сказывается печальный застой строительной сферы. Объективно говоря, у нас очень маленький выбор строительных материалов. Причем из того, что есть, многое - сомнительного качества.Наконец, не без греха и отечественная система образования. Действительно, все, чему учат в университете - хорошо и правильно. Только вот, с одной стороны, не готовят они нас к суровой реальности, а во-вторых... не заставляют размышлять. Но это уже отдельная история.Что касается стоимости обучения в государственных архитектурных школах Франции - оно считается бесплатным. А вот запись в школу - платная. Вместе со страховкой, абонементом в медиатеку и всеми прочими радостями выходит около 900 евро (в год). К счастью, такую сумму мне пришлось заплатить всего раз, потому что вначале у меня был статус стипендиата французского правительства. Наконец, что касается Сорбонны - действительно, в 1968 году она раскололась на 13 независимых университетов. Зато в 2010-ом вознокло новое объединение - альянс Sorbonne Universit?s. Так что говорить о Сорбонне в единственном числе, видимо, все-таки не ошибочно. Хотя об этом учебном заведении я знаю только из Интернета :)

  • Анонимно
    20.10.2014 17:21

    Надежда, спасибо за подробный ответ.

  • Анонимно
    20.10.2014 20:47

    Спасибо за интересный пост. Хотим еще!

  • Анонимно
    20.10.2014 20:48

    Удивительно, что так мало комментариев. Хотя, конечно, это же не о свадьбе детишек власть имущих :):)

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль