Общество 
1.11.2014

«Нынешняя фаза борьбы с коррупцией в Китае прямо на глазах оборачивается внутриэлитной дракой»

Как глава КНР Си Цзиньпин «зачищает» клан прежнего руководителя страны Цзян Цзэминя

Завершившийся пленум ЦК КПК объявил о необходимости создания системы, которая будет служить «социалистическому верховенству закона с китайской спецификой», а также формирования государства с «социалистическим верховенством закона». В рамках этой модели чиновникам предписано не вмешиваться в судебные дела. По мнению ведущего аналитика НИЦ «Неокономика» Александра Виноградова, посвятившего свою статью для «БИЗНЕС Online» делам во властной элите КНР, борьба с коррупцией в Китае превращается в настоящую внутриклановую борьбу с непредсказуемыми последствиями.

ЧТО РЕШИЛ ОЧЕРЕДНОЙ ПЛЕНУМ КПК?

Решения пленума — в жизнь!

Советский лозунг

Недавно в Китае завершился 4-й пленум ЦК КПК 18-го созыва, проходивший с 20 по 23 октября. Проходят они раз в год, осенью, и, как показывает практика, на них принимаются весьма серьезные решения. Хорошим примером здесь может служить прошедший в прошлом году 3-й пленум, выдавший на-гора целый спектр ключевых решений, которые, однако, все находились в одном тренде — снижения роли государства в экономике Китая, отхода от командно-административной системы и, соответственно, увеличения доли рынка, в самом широком смысле. Нынешний пленум, на первый взгляд, таких очевидных системообразующих решений не породил, он был посвящен достаточно скучной теме «верховенства права в Китае». Вместе с тем некоторые наблюдатели в Китае уже называют его эпохальным; впрочем, нельзя не отметить, что подобная риторика исходит от китайских комментаторов, что (с учетом вполне знакомой нам советской риторики) заставляет относиться к ней с некоторой долей скепсиса.

Как бы то ни было, пленум прошел, определенные решения были приняты, и имеет смысл рассмотреть, какие именно. Согласно опубликованному по итогам пленума коммюнике, главной целью нынешнего стремления КПК к продвижению верховенства закона является формирование системы, служащей «социалистическому верховенству закона с китайской спецификой», а также формирование государства с «социалистическим верховенством закона». Предполагается, что с настоящего времени Китай будет работать над созданием соблюдающей законы администрации, обеспечит лидерство КПК в «социалистическом верховенстве закона с китайской спецификой». Кроме того, китайские власти теперь обещают также управлять страной «в соответствии с Конституцией»; уместно спросить: а раньше, что, совсем без нее обходились?

При этом вместе с такими, вызывающими умиление выражениями, в итоговом коммюнике присутствуют и действительно революционные вещи. Так, было обещано проведение законодательной реформы, которая должна предоставить судьям больше независимости и ограничить влияние местных чиновников на суды и дела, при обнаружении же такового оные чиновники будут подвергаться взысканиям и/или привлекаться к ответственности. Опять же, это звучит достаточно умильно («дозрели!»), но суть тут в том, что КПК впервые в партийном документе явно запретила чиновникам вмешиваться в судебные дела и пообещала привлечь нарушителей к ответственности. Той же самой декларированной высшей цели — обеспечению верховенства права — послужит и формирование института выездных судов, которые будут заниматься делами (вероятно, особо резонансными) по искам местной общественности; аналогичные улучшения ждут и органы прокуратуры. Резон здесь понятен — новая метла, прибывшая из центра, не будет повязана с местными силами, и от нее можно будет ждать большей судебной справедливости в разрешении дел; стоит, кстати, отметить, что вскоре участвующие в процессах судьи и прокуроры будут нести пожизненную (!) ответственность за свои дела. В целом такие меры являются ответом на изрядную общественную обеспокоенность квалификацией и беспристрастностью китайских судов.

«РАССТРЕЛЬНЫЙ» СПИСОК КИТАЙСКИХ ФУНКЦИОНЕРОВ

При этом надо понимать, что такое декларированное форсирование очищения и улучшения китайской системы юстиции происходит не на фоне бытовой преступности (она-то во вполне стандартных рамках находится), но в реалиях развернувшейся в Китае активной борьбы с коррупцией, китайскую элиту всех уровней сотрясает сильнейшая антикоррупционная чистка, невиданная со времен Мао Цзэдуна. Вообще говоря, коррупция в среде китайского чиновного слоя является освященной веками традицией, и мощные удары по ней со стороны нынешнего руководства вызывают сильное напряжение внутри самого Китая. При этом похоже на то, что нынешняя фаза борьбы с коррупцией в Китае прямо на глазах оборачивается внутриэлитной дракой. До недавнего времени эта борьба в Китае была образцово-показательной: короткое сообщение в официальных китайских СМИ об обвинениях, аресте, оглашение тюремного наказания или расстрел — и забвение. Но сейчас ситуация изменилась достаточно серьезно, коррупционные дела становятся достоянием общественности — и это тоже нашло свое отражение в итогах 4-го пленума. Так, в его рамках были утверждены принятые ранее КПК решения об исключении из партии 5 высокопоставленных чиновников, а также одного генерала НОАК.

Здесь уместно будет вспомнить тех представителей китайской элиты, которые получили свое в результате нынешней антикоррупционной кампании:

  • Цзян Цзэминь. Не следует путать его с другим Цзян Цзэминем, бывшим председателем КНР с 1993 по 2002 годы. Глава комитета по контролю и управлению государственным имуществом (SASAC), бывший президент Китайской национальной нефтяной компании (CNPC), председатель совета директоров компании PetroChina. Один из кандидатов в члены постоянного комитета КПК. Считается протеже Чжоу Юнкана (см. ниже). В 2013 году лишен официальных должностей по подозрению в «серьезных дисциплинарных нарушениях».
  • Ли Дуншэн. Заместитель министра общественной безопасности Китая, третий по рангу чиновник в министерстве общественной безопасности КНР. Также занимал пост заместителя секретаря парткома. В 2013 году попал под следствие по обвинению в «серьезном нарушении партийной дисциплины и закона», отстранен от государственных должностей.
  • Чжоу Юнкан. Министр общественной безопасности КНР с 2002 по 2007 год, член постоянного комитета политбюро ЦК КПК с 2007 по 2012 год. Выступал против выдвижения нынешнего китайского лидера Си Цзиньпина на высшие руководящие посты. Также был замечен в попытках защищать Бо Силая (см. ниже). В рамках расследования по делу Чжоу Юнкана проходит не менее 300 человек, в том числе родственники политика. В марте 2014 года сообщалось об аресте активов на общую сумму в $14,5 млрд., принадлежащих Юнкану и членам его окружения, конфискованы были 300 вилл и квартир, более 60 автомобилей, антиквариат, золото, драгоценности и даже дорогостоящие спиртные напитки.
  • Сун Линь. Глава промышленного конгломерата China Resources, который участвует в проектах в сферах недвижимости, розничной торговли, пищевой промышленности, медицины и энергетики. Общая численность сотрудников организации China Resources насчитывает 400 тыс. человек. На посту главы China Resources Group Сун Линь занимал в правительстве КНР позицию, равную по значимости посту замминистра. Уволен в апреле 2014 года на фоне начала против него расследования по обвинению в мошенничестве.
  • Шэнь Вэйчэнь. Секретарь парткома и заместитель председателя Китайской ассоциации науки и технологий. В апреле 2014 года обвинен «в серьезных правонарушениях», начато расследование. Стал первым чиновником министерского уровня, который был уволен в 2014 году в рамках кампании по борьбе с коррупцией.
  • И, конечно же, Бо Силай. С 2004 по 2007 год Бо Силай — министр торговли КНР. С 2007 по 2012 год — секретарь парткома КПК города Чунцин, потенциальный кандидат на пост одного из девяти членов постоянного комитета политбюро ЦК КПК. В июле 2013 года обвинен в превышении должностных полномочий и коррупции. В сентябре того же года приговорен к пожизненному лишению свободы.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ СИ ЦЗИНЬПИН БОРЕТСЯ С «ОТДАЛЕННЫМ КРУГОМ»

Самым же важным моментом является то, что лично председатель Си Цзиньпин (как-то заявивший, что будет проводить политику «нулевой терпимости» к коррупции и в борьбе с ней «нужно бить и по мухам, и по тиграм») проводит зачистку персон, многие из которых принадлежат к клану Цзян Цзэминя, выходцем из которого является и сам товарищ Си. Иначе говоря, он чистит своих же, вернее, «отдаленный круг» таковых, а не ближайших сподвижников, что, во-первых, указывает на слабость связей внутри клана, а во-вторых, указывает на желание Си избавиться от своих политических соперников — параллельно укрепляя свою личную популярность и исправляя имидж КПК в глазах простого населения страны. Собственно, декларированное в рамках пленума укрепление и улучшение системы юстиции Китая служит этой же цели.

В целом же можно констатировать, что Китай усердно пытается консолидироваться, вычищая «чужеродный элемент» из рядов элиты. Вопрос в определении чужеродности, для чего она — для Китая в целом или же для ближнего круга товарища Си. Пока эти два определения еще не вошли между собой в конфликт, но накал ситуации в китайской элите будет усиливаться на фоне ухудшения экономики страны.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (0) Обновить комментарииОбновить комментарии
    Оставить комментарий
    Анонимно
    Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
    [ x ]

    Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

    Это даст возможность:

    Регистрация

    Помогите мне вспомнить пароль