Общество 
21.12.2014

Что такое «неокономика»?

В России издана книга, которая может встать в один ряд с трудами Адама Смита и Карла Маркса

Недавно в Казани презентовал свою новую книгу известный экономист, руководитель научно-исследовательского центра «Неокономика» Олег Григорьев. По мнению его коллеги Александра Виноградова, труд «Эпоха роста. Лекции по неокономике. Расцвет и упадок мировой экономической системы» рискует стать одной из важных экономических работ последних десятилетий. Поскольку появление книги, описывающей целостную, непротиворечивую, когерентную и притом живую и развивающуюся экономическую теорию, — это редчайшее дело.

Олег Григорьев
Олег Григорьев

ПРОТОКОЛ ФАЗОВОГО ПЕРЕХОДА

Knowledge itself is power.

Фрэнсис Бэкон, философ

Мир есть текст.

— Жак Деррида, философ

Нечастый случай — данный текст будет отходить от уже устоявшихся протоколов сразу по двум направлениям. Во-первых, как все мы в курсе, истекшая неделя принесла urbi et orbi, скажем так, много новой информации о ситуации в российской экономике, но тематика данного текста будет иной. Во-вторых, сейчас тот самый случай, когда текст следует предварить отсылкой к великим философам прошлого, и далекого, и близкого: к Фрэнсису Бэкону и Жаку Деррида, чьи слова и вынесены в эпиграфы, коих по такому поводу тоже целых два. Причина всех этих изменений в том, что этот текст сам по себе будет необычным, поскольку будет являть собой рецензию на недавно изданную книгу Олега Григорьева «Эпоха роста. Лекции по неокономике. Расцвет и упадок мировой экономической системы».

Сразу стоит сказать, что полной нейтральности в данной рецензии от меня ждать не стоит, поскольку я имею честь трудиться в коллективе, руководителем которого и является Григорьев, и в указанном труде есть и моя скромная лепта. Впрочем, такой задачи и не стоит; да и книга эта к художественной литературе не относится, соответственно, субъективное мнение рецензента не является критичным.

Итак, о чем эта книга?

С точки зрения сугубо научной она представляет собой фундаментальный труд, являющий собой продолжение традиции, которая, посредством Розы Люксембург и Ойгена фон Бем-Баверка, восходит еще к Карлу Марксу и Адаму Смиту и к их предшественникам — натурфилософам, чьим представителем является, к примеру, итальянский экономист XVII века Антонио Серра. Данные персоны упомянуты не случайно — все они, каждый на своем уровне (да, и Бем-Баверк с его «окольными способами производства»), развивали идею о том, что именно уровень разделения труда является критически важным при описании социума, и чем он выше, тем выше его богатство. Именно понятие разделения труда в его исходном значении — не фигуры речи, а инструмента анализа — лежит в основе представленной в книге новой экономической теории, получившей название «неокономика». Это понятие было дополнено и развито, разделившись на естественное разделение труда (именно оно и понимается под этими словами в рамках нынешнего теоретического экономического мейнстрима) и технологическое разделение труда, сиречь процесс появления все новых и новых более мелких операций в рамках производства конечного продукта. При этом получивший фокус внимания фактор разделения труда оказался определяющим. Опора на него позволила подробно и непротиворечиво описать процессы, происходившие в мировой экономике в разные периоды ее существования; это все подробно изложено в книге. Отдельное описание получил феномен фирмы — как сущности, реализующей именно что технологическое разделение труда, чем и объясняется само их существование, которое не имеет разумного объяснения в рамках мейнстримной неоклассики, где базовым субъектом является рационально мыслящий индивид.

С точки зрения исторической весьма существенный интерес может представлять полное раскрытие механизма резкого (по сравнению со всеми предыдущими веками) мирового экономического роста, который наблюдался на всей планете на протяжении более чем двух столетий, еще со времен, предшествовавших французской революции 1789 года. Определены были основные факторы, обусловившие тот экономический рывок и в целом принципиальное формирование капиталистических уже взаимоотношений, в рамках которых мир и существует с тех пор. Более того, показана принципиальная конечность капиталистической системы; помимо этого, показывается, что в настоящее время эта схема уже входит в свою финальную фазу — фазу упадка. Увы, порадовать сторонников социализма это никак не может, поскольку существует он ровно по тем же законам.

ДВЕ ЧАСТИ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ

Важнейшей частью представляемой в книге новой экономической теории является то, что она в каком-то смысле «перебрасывает мостик» между двумя частями экономической науки, которые в последние годы и десятилетия сильно разошлись между собой, превратившись с точки зрения образования в две совершенно различные дисциплины. Речь о собственно экономике и о финансах. Мейнстримная неоклассика утверждает, что в рамках реальной экономики финсектор являет собой некоего посредника, чья единственная функция — переводить сбережения в инвестиции. При этом в реальности этого, разумеется, не наблюдается, студенты, изучающие финансовые премудрости, учатся работать и зарабатывать, причем зарабатывать очень хорошо. Иначе говоря, в реальности финсектор является независимым игроком, стремящимся к прибыли, и именно это, равно как и место финсектора, его полезность по отношению к прочей экономической системе, показано в рамках описанной в книге теории.

Значительная часть книги посвящена проблематике экономического роста как такового. В книге подробно рассмотрены вопросы взаимодействия развитых и развивающихся стран, его основные виды, его последствия и его бенефициары. Указаны примеры стран, которые пытались осуществлять догоняющее развитие, разобраны успехи и неудачи на этом поприще. Более того, эти механизмы рассмотрены и на практическом уровне (реальных государств), и на уровне теоретическом — при использовании нововведенного понятия о воспроизводственном контуре. Помимо этого, кратко рассмотрен вопрос модной ныне темы «кластеризации».

Также в книге освещены вопросы надежды всего прогрессивного человечества, а именно научно-технического прогресса, его генезиса и сложностей его реализации (окупаемости новых изобретений), связанных как раз с имеющимся уровнем разделения труда. Наконец, отдельный раздел книги посвящен именно что экономическим кризисам и, скажем так, сопутствующим явлениям — пузырям и последующей дефляции, которая является зримым свидетельством действия нормального (в теоретическом понимании) экономического процесса взаимодействия реального и финансового секторов экономики.

ТАКАЯ ТЕОРИЯ МОГЛА ПОЯВИТЬСЯ ТОЛЬКО В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

Основным недостатком книги следует считать явно проглядывающую неполность изложения некоторых тем. Вреда в том особого нет, но это заметно, может создаться впечатление, что автор чего-то недоговаривает. В каком-то смысле это действительно так: из финального варианта книги было выкинуто около двух третей предназначенного для нее изначально текста, который как раз и увеличивал не только подробность изложения материала, но и размер ее до уже совершенно неудобных значений. При этом сама книга написана достаточно легким и простым для усвоения языком, вполне подходящим для избранного лекционного формата изложения. Формат, опять же, понятен, если учесть, что книга написана по результатам трех курсов лекций по неокономике, прочитанных автором в разных местах и в разное время.

Особо же следует отметить две вещи. Во-первых, появление книги, описывающей целостную, непротиворечивую, когерентную и притом живую и развивающуюся экономическую теорию, есть редчайшее дело, такое происходит раз в несколько десятилетий — и при этом есть все основания полагать, что она займет свое место в одном ряду с великими творениями прошлого: «Богатством народов» Адама Смита и «Капиталом» Карла Маркса. Во-вторых, я убежден, что такая теория могла появиться только в современной России, где имеется возможность черпать из различных источников — фундаментального советского образования, дававшего (впрочем, далеко не всем) умение учиться всю жизнь, опыта жизни и работы при социалистическом строе, опыта жизни и работы при нынешнем капитализме, а также возможности изучать прошлое. Это дает определенную гордость, а вместе с ней — и некоторую надежду на будущее, которое иначе выглядит, увы, безрадостно.

А коли так, то остается учиться, работать, развивать теорию и реализовывать эту надежду.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (2) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    21.12.2014 15:15

    Читал я эту "неоэкономику"...Пол книги - Карл Маркс...Международное разделение труда по Рикардо...Боже, какая пыль и архаика. Ни одной современной теории международной торговли, одни кухонные рассуждения. По теории экономического роста дальше примитивной модели Харрода-Домара не пошло. Про модель Солоу с ее человеческим капиталом - по вершкам. А то, что за 50 лет после этих моделей теория экономического роста ушла далеко вперед и какие там сейчас модели - молчок. Много многозначительности, общих рассуждений и кухонности. Ничего нового нет. Для обывателя пойдет, но не рекоммендую. На рынке полным-полно отлично написанной научпоп литературы по экономике ("Секс, наркотики и экономика" Дианы Койл, "Экономист под прикрытием" Тим Харфорд и т.д.). Тратить время на пыльную полу-марксисткую галиматью не стоит. Неравнодушный

  • Анонимно
    31.12.2014 09:10

    Действительно. Зачем нам полумарксисткое нечто, когда есть сам марксизм.

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль