Культура 
18.01.2015

Дмитрий Корчак: «Вряд ли провинциальные театры играют глобальную роль в мировом оперном искусстве»

Ведущий российский тенор — о шоу «Последний герой» в Венской опере и о том, как «правильным образом» пробиться на главные сцены мира

На заключительном концерте 2014 года Государственного симфонического оркестра РТ в качестве приглашенного солиста выступил известный оперный певец Дмитрий Корчак. Его творческая биография насчитывает ангажементы в десятках престижных мировых театров — «Ла Скала», «Ковент Гарден», Королевский театр Мадрида и другие. В эксклюзивном интервью «БИЗНЕС Online» артист рассказал, какую роль играют российские провинциальные театры в мировом оперном процессе, почему тенорам везет больше, чем басам, и за что можно уважать смелую оперную режиссуру.

«КТО-ТО ПОПАДАЕТ В «МЕТРОПОЛИТЕН-ОПЕРА» СРАЗУ ПОСЛЕ КОНКУРСА,
КТО-ТО — ЧЕРЕЗ 10 ЛЕТ»

— Дмитрий, вы в Казани впервые. Расскажите о ваших впечатлениях, успели где-то побывать?

— Я видел в Казани только Кремль — он замечательный. Хотел поехать в Раифский монастырь, но не сложилось. Те мои друзья, которым я присылал фотографии из Кремля со снежком, они, конечно, все в восторге и от красоты самого Кремля, и от рождественской обстановки.

— Что вы знаете о казанском оперном театре? Котируется ли он как-то в Европе?

— Здесь, в Казани, меня пригласили выступать в Большом концертном зале консерватории, в данной ситуации я не связан с оперным театром. Наверное, это один из значимых театров в России. Я пока не слышал и не видел ни одного их спектакля, но надеюсь, жизнь сложится так, что мне удастся выступить и в этом театре.

— Знаете ли вы о Шаляпинском фестивале и хотели бы вы принять в нем участие?

— Это гипотетический вопрос. Пусть приглашают — мы будем обсуждать и принимать решение. Я люблю выступать не только в Москве и Санкт-Петербурге, но и в разных российских уголках и провинциях. В данной ситуации я никогда не ставлю финансовые условия на первое место — мне интересно приезжать, узнавать новые места, города, людей.

— Вообще, российские провинциальные театры играют какую-то роль в мировом оперном процессе? Или в мире даже эксперты знают только Мариинку, Большой, Михайловский...

— Мировой процесс, он глобальный. Вряд ли провинциальные театры играют глобальную роль в мировом оперном искусстве, да они и не должны играть эту роль. Они должны играть роль в государстве, должны создавать некоторую шкалу измерения уровня всего искусства страны. Есть театры, которые получают дотации и имеют статус главных государственных театров — такие как Большой или Мариинский. Многие столичные театры, просто находясь в Москве, имеют повышенное внимание со стороны людей.

Но опять же, даже не все московские театры являются значимыми в геомузыкальном смысле. Повторю, в этом нет необходимости. Географически культурный уровень должен распространяться на определенном значении, если оно где-то «проваливается», это плохо. Я знаю, что в Казань приезжают хорошие певцы. Здесь течет полноценная концертная жизнь, необходимая городу и прежде всего зрителям. И мы как артисты всегда приезжаем ради зрителей.

«МОЯ КОНЦЕРТНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ РАСПИСАНА НА НЕСКОЛЬКО ЛЕТ ВПЕРЕД»

— Вы поете на сцене «Метрополитен-опера» — главного театра мира. Как вы попали туда?

— Я пою не только там, я пою на лучших сценах мира... Я не первый год все-таки занимаюсь музыкой, это было не сразу, все постепенно. В свое время это была серия прослушиваний в театре, где мне предлагали контракты. Затем я стал более известным за рубежом, и уже сегодня моя концертная деятельность расписана на несколько лет вперед.

— Если человек, который хочет стать оперной звездой, спросит вас, что ему нужно для этого сделать, какой совет вы дадите?

— Прежде всего заниматься пением, вокалом, готовить партии, ездить на конкурсы, прослушиваться в театрах. На сегодняшний день это пока единственная возможность правильным образом попасть в эти театры.

— А есть еще «неправильные способы»?

— Конечно. У каждого же своя жизнь. Наверное, есть какие-то возможности у людей, судьба у всех складывается по-разному. Кто-то попадает в «Метрополитен-опера» сразу после конкурса, кто-то через 10 лет. Удача тоже должна сопутствовать.

— Исключительно талантом можно завоевать эту площадку?

— Не только талантом, еще и работоспособностью.

«РЕЖИССЕР ДОЛЖЕН МНЕ ДОКАЗАТЬ, ЧТО ЕГО ВИДЕНИЕ ИМЕЕТ СМЫСЛ»

— Из всех мужских голосов, как считается, тенорам с возрастом сложнее всего, потому что приходится исполнять роли героев, которые по сюжету оперы намного младше тебя. Вы задумывались над тем, как будете справляться с подобными проблемами?

— Скорее, это проблема молодых басов. У них нет таких крупных партий, которые подходили бы им по возрасту. Очень много главных басовых партий написано для возрастных людей — это все абсолютно естественно, они играют царей, отцов, дедов. Для молодых басов тоже есть много партий, но они небольшие. На опыте моих друзей я вижу: когда они начинают свою карьеры и поют маленькие партии, то им трудно потом вдруг в один момент быть готовыми к большим. А если они берут большие трудные партии слишком рано, то портят голоса. Молодому басу очень сложно спеть роль Бориса Годунова — это одна из трудных и значимых басовых ролей.

Для теноров я этой проблемы не вижу. Как правило, они играют героев-любовников — это молодые, пылкие, романтичные натуры, поэтому они идеально подходят к внешности молодого человека. Проблема, которая может быть у них, заключается в том, что они в молодом возрасте выглядят плохо и адекватно не соответствуют своим персонажам. Но у тенора есть очень много ролей: когда они взрослеют, то могут переходить на более возрастные роли, не всегда требующие внешности Ленского или графа Альмавивы. Можно переходить и на «Вертера», и на «Ромео и Джульетту», и на более крепкие партии Альфреда, Герцога. Ролей много, их можно менять. И все зависит от внешности: тот же Козловский, Лемешев или замечательные зарубежные тенора Гедда, Краус, Доминго, Каррерас — все они потрясающе выглядели и в 30, и в 50 лет, что позволяло им петь любые партии. Просто выглядеть надо хорошо.

— Каково ваше отношение к так называемой режопере? Сейчас многие обсуждают последнюю премьеру Большого, где Герцог в «Риголетто» появляется перед залом... обнаженным. Вы бы решились на такие эксперименты?

— К режиссерам и их задумкам я отношусь совершенно нормально, это часто бывает нам интересно, потому что невозможно же на протяжении 30 лет петь партию Неморино в одной и той же постановке. Мы работаем в театре, где необходим режиссер, если только речь не идет о сольном концерте. Другое дело, когда сама постановка оперы переходит в так называемую систему режоперы, где только режиссер правит балом, и крен самой оперы переходит уже в сторону режиссуры...

Сегодня не так много режиссеров, которые владеют профессией и могут поставить полноценный качественный спектакль. Мне кажется, отдавать все в руки одного человека не всегда верно даже при очень хорошей режиссуре, потому что спектакль — это занятие комплексное. Все участники должны быть обоюдно профессиональны, и каждый должен отвечать за свое дело — это не только певцы, но еще и дирижер, хор, оркестр, все управляющие декорациями и машинисты сцены. Вся постановочная часть начинается задолго до самой постановки. Сначала людям должна прийти в голову сама концепция спектакля: кого пригласить на роль режиссера, кого они видят в качестве участников? Должно быть обсуждение — вначале предоставляются макеты этих спектаклей, над которыми работает не только режиссер, но и художник по костюмам, по свету... Директор театра заверяет эту презентацию. Ругать только режиссеров в их неудачной постановке неправильно. Ведь прежде чем режиссер «выползет» на сцену со своей идеей, он ее презентует в театре, на это выделяется финансирование, спонсорские деньги. Возможно, у самого режиссера не получилось донести свое видение из-за тех же певцов, которые не смогли актерски правильно сыграть... Неудачный спектакль — это ошибка многих блоков.

Режопера очень часто бывает талантливой. Я недавно выступал в Вене в потрясающем, абсолютно современном спектакле «Искатели жемчуга». Он был поставлен в стиле документальных передач по типу «Последнего героя», прямая трансляция — у нас так была сделана вся опера. Я вначале скептически отнесся к этой затее на презентации, а потом получился совершено гениальный спектакль.

— Какие эксперименты в опере вы считаете приемлемыми, а какие нет? Что можно привносить, а что лучше оставить незыблемым?

— Любые эксперименты приемлемы, если они соотносятся с музыкальным текстом и уважительны по отношению к композитору и либреттисту. Если все это находится в единообразии и уютном дополнении, то я принимаю это абсолютно без ограничений. Но любой режиссер должен мне доказать, что это имеет смысл и соответствует тексту и музыке.

«ТО, КАК ПЕЛИ 30 ЛЕТ НАЗАД, СЕГОДНЯ КАЖЕТСЯ СТАРОМОДНЫМ»

— Читатели очень любят всевозможные рейтинги. Можете назвать свою тройку самых лучших теноров в истории оперного искусства и тройку лучших из тех, кто сейчас активно работает?

— Это трудный вопрос. Если мы говорим про сегодняшний день, я бы выделил Йонаса Кауфмана, в более легком репертуаре это может быть Флорес и Роберто Аланья — последний, скорее, по былым заслугам.

Что касается истории, то самое простое — назвать трех великих теноров: Паваротти, Доминго, Каррерас. Но ведь были также и другие, начиная от Карузо есть много потрясающих певцов: Корелли, Альфредо Краус, Николай Гедда... Да и наши Лемешев, Козловский.

Очень трудно назвать лучших, потому что менялись времена, менялись стили и вкусы. Допустим, если вы сегодня послушаете Карузо, вам это вряд ли понравится. Причина первая: не осталось хороших записей. Мы сейчас не можем понять, какой у него был голос, мы только можем по каким-то запискам узнать, как его современники воспринимали в зале. Конечно, качество сегодняшней звукозаписи намного выше, чем 100 лет назад. Причина вторая: вкусы меняются. Даже то, как пели 30, 40, 50 лет назад, сегодня кажется несколько старомодным. Изменились вкусы, стили — сегодня так уже не поют.

Но почему мы выделяем, например, Марию Каллас? Она не только была хорошей певицей — хороших певиц было много. Ее гениальность заключалась в том, что она каким-то образом перевернула представление об опере. Она первая сделала в опере театр, а не только пение. Она первая включила в оперную жизнь и свою личную жизнь со всеми проблемами, скандалами, счастьем, несчастьем, любовью... Это была какая-то новая страница в опере, и она осталась в истории как Мария Каллас, хотя была еще и Рената Тебальди рядом с ней, которая пела потрясающе. Но она не оставила такого следа, хотя мы, музыканты, знаем и ценим ее не меньше, чем Марию Каллас.

История — вещь такая, в ней сложно выделить троих. Те люди, с кем я общался за рубежом, выделяют певцов по значимости, по изменению ими самого представления об опере. В свое время Карузо перевернул это представление. Тот же Паваротти остался даже среди этой троицы знаменитых теноров каким-то непревзойденным «солнечным голосом». Он остался в истории как Паваротти, которого больше не было. Гедда лично для меня был ценен тем, что у него был огромный репертуар, он потрясающе пел и русскую музыку, и немецкую, и французскую, и камерную, и оперную. И что только не пел — он был интеллектуальным певцом, он мне очень близок этим.

1.jpg

— На вас как-то сказывается нынешняя политическая ситуация в стране и в мире?

— Я не политик и не общаюсь на политические темы. В своих музыкальных кругах я не вижу никакого изменения по отношению ко мне лично, хотя все знают политическую ситуацию, знают ее по-разному и переживают ее по-разному. Но, слава богу, нам удается не лезть в эту тему, я считаю, что это абсолютно не наша тема. Мы должны именно объединять людей, объединять музыкой.

Справка

Дмитрий Корчак (тенор) — выпускник Московского хорового училища им. Свешникова (1997). После окончания училища продолжил обучение в Академии хорового искусства на двух факультетах: дирижерском (класс профессора Попова) и вокальном (класс доцента Вдовина), а в 2004 году окончил аспирантуру академии. С 2003 по 2007 годы работал в Московском театре «Новая опера».

Корчак — лауреат молодежной премии «Триумф», международного конкурса им. Глинки. В 2004 году Корчак стал лауреатом международного конкурса им. Франсиско Виньяса (Барселона, Испания) и международного конкурса «Опералия» Пласидо Доминго (Лос-Анжелес, США), где получил премии сразу по двум номинациям.

Корчак выступает на лучших оперных сценах и участвует в престижных международных фестивалях. Среди них всемирно известный россиниевский фестиваль в городе Пезаро, Зальцбургский фестиваль, фестиваль «Арена Сферистерио» в городе Мачерата, фестиваль в городе Бад-Киссинген, фестиваль Кента Нагано в городе Риети, фестиваль в городе Кольмаре и др. Среди недавних выступлений можно выделить исполнение партий в таких театрах, как «Ла Скала» (Милан), «Опера Бастий», «Ковент Гарден», Венская государственная опера, Бaвaрская государственная опера, Государственная опера Нидерландов, Цюрихская государственная опера, театр «Ля Моне», Берлинская государственная опера, оперный театр Лос-Анджелеса, театр «Массимо» в Палермо, оперный театр Валенсии, израильская филармония, дрезденская «Семперопер», Королевский театр Мадрида, Римская опера, театр Сан Карло, театр на Елисейских полях, Лионская опера, государственная опера Гамбурга, национальная академия «Санта Чечилия», «Карнеги-холл» (Нью-Йорк), «Альберт-холл» (Лондон) и многие другие концертные залы Америки, Европы и России.

Ближайшие планы певца включают выступления на фестивалях в Пезаро и Бад-Киссингене, «Дон Жуан» и «Севильский цирюльник» в «Метрополитен-опера» (Нью-Йорк), «Евгений Онегин» с Анной Нетребко и «Дон Жуан» в Венской государственной опере, «Искатели жемчуга» с Дианой Дамрау в театре An der Wien (Вена), «Дон Жуан» в Баварской опере, «Дон Паскуале» в опере Сан-Франциско, а также концертные турне по России и Европе.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (4) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    18.01.2015 10:21

    Талантливый и самовлюбленный молодой человек.

    • Анонимно
      24.01.2015 20:00

      Ну зачем так сразу и "самовлюблённый"? В чём эта "самовлюблённость"? В неистовой работе до "разрыва аорты", до самоиспепеления? Может, в невероятной требовательности к себе, до самоедства? Почему не сказать слова благодарности за отношение к своему дару, к пониманию своей ответственности за этот дар, который певец Дмитрий Корчак употребляет на благо нам всем? Вы, наверное, не знаете, сколько раз певцу приходилось выходить на сцены, и какие сцены, будучи совсем нездоровым, когда это было для людей обыкновенных просто невозможно!Надо понимать, что певца такого дарования, с таким уровнем интеллекта, а теперь обладающего таким сценическим опытом выступлений на лучших мировых сценах и в таком, можно сказать, юном возрасте, у нас больше нет! Тенор Дмитрий Корчак - национальное достояние русской культуры! Вот это надо понимать!

  • Анонимно
    18.01.2015 12:00

    казанский оперный театр даже в российской культурной жизни особой роли не играет, ладно хоть Сладковский есть

  • Анонимно
    18.01.2015 14:20

    //казанский оперный театр даже в российской культурной жизни особой роли не играет, ладно хоть Сладковский есть// - Вот и надо оставить глупые амбиции, главное предназначение Татарского государственного театра оперы и балета им. Мусы Джалиля - служить национальной культуре татарского народа, для чего он и был создан изначально. К сожалению, именно эту своей функцию театр откровенно игнорирует. Что касается российской культурной жизни, тот тут не нужно особо обольщаться, Россия занимает скромное десятое место по числу оперных постановок в течение года, кажется, 620 спектаклей (это при населении в 150 млн человек!). Маленькая Австрия на 3 месте (почти 3 тысячи постановок, рекордсмен Германия - свыше 8 тысяч оперных спектаклей). На втором месте США, она чуть опережает Австрию. Удивительно, но Италия, с ее любовью к опере, только на 5 месте, ее опережает Франция. Эту информацию передавали недавно по Радио "Орфей".\\Прежде всего заниматься пением, вокалом, готовить партии, ездить на конкурсы, прослушиваться в театрах. На сегодняшний день это пока единственная возможность правильным образом попасть в эти театры\\ - В свое время мне доводилось разговаривать об этом с выдающимся (к сожалению, ныне покойным) пианистом Николаем Петровым. Он с огорчением говорил о том, что в мире искусства огромную роль играет так называемая "голубая мафия". Многие продюсеры, антрепренеры, импресарио, к сожалению, толкают молодых певцов на путь уступок их сомнительным интересам. Видимо, на это обстоятельство нельзя закрывать глаза.Талгат Бареев.

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль