Общество 
19.01.2015

Людвиг Быстроновский: «Человеку интересно жить, когда есть вызов»

О «болячках» управленцев, неработающих правилах и гиперответственности

Казанский IT-парк в минувший weekend посетил с лекциями арт-директор студии Артемия Лебедева Людвиг Быстроновский. Его выступление напоминало смесь психологического тренинга, семинара для руководителей и лайфхака на все случаи жизни. Корреспондент «БИЗНЕС Online» побывала на лекции и узнала, как воспитать «спецназ» из сотрудников компании, в чем преимущество писем перед телефонными звонками и как избавиться от тревожного влияния.

Людвиг Быстроновский
Людвиг Быстроновский

«ДАЙТЕ ЛЮДЯМ ВОЗМОЖНОСТЬ ОБЛАЖАТЬСЯ»

Одной из главных проблем руководителей — особенно тех, кто недавно вступил в должность — является то, что они стараются все сделать сами. По словам арт-директора студии Артемия Лебедева Людвига Быстроновского, разобраться со всем в одиночку не удавалось еще никому.

«Если у вас в голове есть ощущение, что вот это дело вы провернете сами, несмотря на то что оно жутко тяжелое, трудное и это никому в мире еще не удавалось, а вы единственный на планете супермен, я вас уверяю — нет. Поделитесь. Попробуйте отдать все, что можно, — говорил лектор. — Делегируйте дела, раздайте их, попросите кого-нибудь помочь вам. Правильное решение в том, чтобы давать людям облажаться.... Бизнес, когда идет к вам что-то делать, конечно, надеется, что все будет удачно. И вы можете повысить вероятность удачи. Но в конце концов, это рискованная операция. Чуваки могли пойти и купить машину — вместо этого потратили деньги у вас. Вы не можете взять на себя все внутренние обвинения: «Боже мой, я сделал этим бизнесменам что-то, что не сработало так, как планировалось!»

Быстроновский рассказал слушателям лекции, что подписан на рассылку стартапов. Каждый день он видит в новостях десятки сообщений о новых проектах, о которых никто никогда больше не услышит.

«Ребята вкладывают деньги, и эти деньги ни к чему не приводят — именно так и работает бизнес, — сказал он. — На 200 операций, которые ни к чему не приводят, будет 3, которые к чему-то приведут. Поэтому вы тоже можете рисковать. Вы можете сказать новичку-менеджеру: иди на переговоры. Вы можете совершенно спокойно сказать дизайнеру: как сделаешь, так и будет. Иначе люди не учатся. Только тогда, когда люди чувствуют, что отступать некуда, позади Москва, они начинают учиться. У них кончаются противотанковые, они ползут вперед. А если вы скажете им: «Вы, пожалуйста, тут побейтесь, как герои, у нас так еще 6 артиллерийских дивизий, и всегда будет, кому вас спасти», — пользы от этого никакой».

По мнению Быстроновского, человеку интересно жить, когда есть вызов. Взять проект, потратить на него 800 часов и получить результат — тут большого ума не надо. А сделать тот же проект за 5 часов — это интересно.

«В чем вызов, когда руководитель всех своих сотрудников пытаетесь опекать? — спрашивает он у зала. — В чем вызов, когда он не может переслать сотруднику письмо и сказать: «К сожалению, ситуация сложилась так, что разбираться с этим придется сейчас тебе»?»

«ВЫ ДОЛЖНЫ ОТВЕЧАТЬ, КОГДА ВЫ ГОТОВЫ К ЭТОМУ»

Электронным письмам в лекции арт-директора студии Лебедева было отведено отдельное место. Работать с почтой — целое искусство, которое требует обучения. Например, если письмо месяцами лежит в ящике без ответа, лучше честно сообщить об этом адресату в стиле: «Дорогой друг, твое письмо лежит у меня в инбоксе несколько месяцев. Судя по всему, я тебе не отвечу». Зал воспринял этот вариант одобрительным смехом.

«Это правда, — серьезно сказал Быстроновский. — В этот момент вы моментально чувствуете облегчение, потому что дело сдвинулось с мертвой точки, человек знает о проблеме».

Собственный опыт лектора показал, что не стоит отвечать на важные письма ночью. Как говорится, устал — не берись за руль, в противном случае можно «сдвинуть всю контору». Письма полезны еще и тем, что позволяют оставить за собой право подумать над ответом.

«Я, знаете ли, люблю 20 минут в день походить пешком и подумать головой. Я считаю, что в этом и есть моя работа — быть свеженьким и думать головой. И если мне в этот момент кто-то звонит, это значит, что я должен бросить весь процесс, важный для меня, и начать делать процесс, важный для него. Поэтому я стараюсь, чтобы люди мне не звонили, а писали. Почему? Потому что время, когда проверять почту, определяете вы. Вы можете проверять почту три раза в день — это нормально. Вы можете проверять почту тогда, когда вы хотите, когда у вас свежая голова, а не тогда, когда человек отправил вам письмо. От того, что человек отправил письмо, не следует, что вы немедленно должны ему отвечать. Вы должны отвечать, когда вы готовы к этому».

«ВОСПИТЫВАЙТЕ СПЕЦНАЗ»

Отвечая на вопросы, Быстроновский рассказал присутствующим о нескольких принципах, которые успешно работают в студии Артемия Лебедева. Так, при переговорах менеджер вполне может принять сторону заказчика — главное, чтобы при этом он находился на стороне идеи. Дизайнер, в свою очередь, может проводить на рабочем месте столько времени, сколько хочет («Мне все равно, сколько человек проводит времени на работе, главное, чтобы решения были зашибись»). При этом руководители и лично Быстроновский не боятся уволить «слабого сотрудника», чтобы дать возможность остальным почувствовать свою значимость.

— Скажите, что делать, если в нашей компании постоянно срываются сроки, но никто не знает, в чем причина?

— Представьте, что вы спецназ. Вас учат сегодня подводному плаванию, а завтра оказалось, что вам нужно штурмовать дворец. Теперь вас учат штурмовать дворцы, а завтра оказалось, что вам нужно срочно похитить кого-то из другой страны. Вы начинаете учить иностранные языки, а завтра окажется, что вам нужно с флешкой прибегать, вставлять ее, получать данные и в процессе отстреливаться. В спецназе учат двум вещам. Первая — это прикладные навыки: хорошо стрелять, быстро бегать, уметь применять свое тело. В вашем случае это профессиональные навыки, вам нужны люди, которые хорошо разбираются в своем деле. И вторая вещь — возможность выжить в любой ситуации, устойчивая психика, взаимовыручка. Вы должны воспитывать спецназ.

— Часто ли в вашей студии возникают ситуации, когда требуется юридическая помощь?

— Есть ситуации, когда юристы спасут вас от неадеквата. Но примите во внимание, что и у клиентов есть юристы, которые получают нормальные деньги, — лично у нас битва идет за каждую запятую в договоре. Но в студии, чтобы довести дело до юриста, чтобы начать суд, должно случиться очень много всего. Если на проекте появляются юристы, это значит, что вы с клиентом совсем друг друга не слышите.

— Существует ли у вас система оценки работы сотрудников?

— Система оценки эффективности есть, но она немного не там лежит. Она лежит ни в Excel — я как арт-директор и так отлично знаю, какой дизайнер крутой, а какой — нет. Как можно узнать, какой солдат хорошо бился в бою? Просто спросить у сержанта. А ставить сотрудника в таблицу, чтобы это видела вся компания, — фигня. Таблица не важна, важен он сам.

«КОГДА Я ПЕРЕЖИВАЮ, МНОЙ ВСЕ КРУТЯТ, КАК ХОТЯТ»

Говоря о правилах и их нарушении, Быстроновский заметил, что в противовес правилу всегда выступает навык. Навык — это то, что можно проверить с помощью простого вопроса: делаешь ты так или нет? Например: ты на этой неделе обижал людей, с которыми живешь? Можно ответить только «да» или «нет». Рассуждать о том, что в принципе обижать людей плохо, — это бесполезно.

«Действительно ли у меня ни одно дело не «подвешено»? Действительно ли я распоряжаюсь своим временем так, как хочу? Счастлив ли я? Это те вопросы, которые говорят о том, есть у вас навык или нет. Чтобы овладеть навыком, нужно приобретать правильные привычки. Вы задаете себе вопросы: «Учишь ли ты людей или ты стремишься за них все сделать сам? У тебя люди, которые знают больше, чем ты, они растут? Или ты стремишься, чтобы они все были пониже, а ты будешь делать все за них и надеяться, что это когда-то пройдет? Тревожно ли тебе жить?»

Это вопросы, которые вскрывают болячки управленцев. Одна из самых главных болячек — та, которая как раз-таки проявляется в ответе на последний вопрос. Быстроновский сам не понаслышке знает, что человек легко подвергается чужому влиянию, особенно если это влияние тревожное.

«Я с этим столкнулся впервые, когда поехал в Киев. Между атаками я ходил по городу и разговаривал с людьми. Меня будоражило чувство, что нужно принять чью-то сторону, нужно понять, за этих ты или за тех. Или история с Навальным, когда я поехал на выборы и был там наблюдателем, потому что очень сильно не хотел, чтобы у него украли голоса. Я прямо переживал. А потом я понял, что, когда я переживаю, мной все крутят, как хотят. Когда я ехал из аэропорта Казани в город, я первый раз за год смотрел Первый канал — таксист решил сделать «комфортно» и включил новости. Я посмотрел минут 25 новостного выпуска и понял, что у меня участился пульс. Я реально начал переживать. Мне показали мальчика с оторванной рукой и ногами, еще какие-то ужасы. Я понял, что я очень сильно нервничаю на ровном месте. Это не привело ни к чему — я не помог ребенку, я не был взвешен, я просто волновался».

Есть правила, которые приняты всеми: если тебе пришло письмо, немедленно ответь. Если что-то происходит с дедлайном, нужно «прийти и орать». «Если ты менеджер, будь передатчиком боли, — шутит Быстроновский. — Конечно, крик — это именно то, что всегда помогает. Один истерик в команде может по спирали завести 10 человек и превратить их жизнь в маленький локальный ад».

Перед тем как публика ушла на перерыв, Быстроновский привел короткий пример: две команды собираются взобраться на гору. Менеджер первой команды выбегает и кричит: «Мы все умрем!» О первый же камень он ломает ногу. Менеджер второй команды говорит: «Да, наверняка будет сложно. Я даже думаю, что кто-то сломает ногу. Может быть, я. Проблемы встретятся, мы это знаем. Иначе зачем нужен менеджер, если проблем нет. Но главное, что мы должны сделать, — это включить спокойствие и просто продолжать топать».

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (2) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    19.01.2015 09:51

    Какая прелесть))

  • Анонимно
    19.01.2015 12:02

    Ну вот и гуманитарии начали внедрять лучшие практики математиков, айтишников, ИТ-директоров. А куда вы денетесь, компьютер всех уравняет. Но сержант вместо таблицы – это атавизм, пока не исправленный. Ничего, в следующем поколении и это исправится.

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль