Шаляпинский фестиваль 
10.02.2015

Шаляпинский фестиваль-2015: в Казани опять насладились умиранием падшей женщины

«Травиата» или невыносимая радость фестивального бытия. Часть 7-я

Постановка, сделанная в ТГАТОБ им. Джалиля некоей фанцуженкой Жаннет Астер в далеком 2007 году, снова прокатана на Шаляпинском фестивале. 7 казанских лет ничего не прибавили к образу Виолетты Валери, чью смерть от чахотки в финале публика приветствовала стоячей овацией, невзирая на массу ошибок, допущенных как постановщиками, так и исполнителями. На показе довольно унылого, если не сказать безвкусного и нейтрального спектакля побывала музыкальный критик «БИЗНЕС Online» Елена Черемных.

ДЖЕНТЛЬМЕНСКИЙ НАБОР

Виолетту пела Оксана Шилова (Мариинский театр), Альфреда — Сергей Семишкур (оттуда же). Дирижировала киевлянка Алла Москаленко. Без пяти минут свекром Виолетты выступил Борис Стаценко (Германия). Остальное — неважно, так как данная комбинация стран, театров и имен дала Шаляпинскому фестивалю шанс очередной раз рекомендоваться «международным». И очередной раз вкатать публике устарелый до полной неопределимости продукт.

Великое комбинаторство на казанском фестивале — ни для кого не секрет. Искусство Остапа Бендера тут процветает в форме ежегодного повторения того, что в природе регулярно воспроизводимой театральной афиши отсутствует. Кто и когда здесь слушал «Травиату» Джузеппе Верди в последний раз? В чьем исполнении? Ответ: на прошлом, позапрошлом, позапоза- и т.д. назад шаляпинских фестивалях. И этот ответ, похоже, всех устраивает. Автору данных строк в 2012 году на ХХХ фестивале им. Шаляпина тоже довелось ознакомиться с тогда еще пятилетней давности продуктом в виде оперы Верди «Травиата». «Шли годы» считается плохим литературным приемом, но в качестве приема оперно-фестивального он, однако, работает.

Оксана Шилова в постановке
Оксана Шилова в постановке «Травиаты» Большого театра

КАКОЕ ТЫСЯЧЕЛЕТИЕ НА ДВОРЕ?

Нет смысла пересказывать 100 раз сказанное о том, что казанская «Травиата» — это об эпохе modern. В сценографии Игоря Гриневича (он умер в 2012 году) из Новосибирска это так очевидно, что даже совестно заново сосредотачиваться на описании витражных стекол, дворцовых дверей с металлической филенкой, огромной кровати и белом меховом боа, в которое героиня кутает плечи перед решительной размолвкой с Альфредом на балу у Флоры.

Хороши и жемчужновидные люстры-брошки, висящие над сценой, пока перед вторым антрактом их не подадут вниз. Последний акт, где Виолетта умирает, идет, понятно, на сниженной (буквально) парадной иллюминации. Господи, если бы эти люстры не спускались последнее десятилетие где только можно — от черняковского «Онегина» в Большом театре до «Онегина» жолдаковского в Михайловском, если бы их не было в «Войне и мире» театра Станиславского и Немировича-Данченко или в пермской постановке Маттиаса Ремуса Cosi fan tutte, тогда молчок.

Сергей Семишкур
Сергей Семишкур

Для тех, кто не понял: работа с люстрами как сегментом сценического оформления — это Прием Приемович Приемов. Бессмысленное тиражирование Приема на фестивальном «международном» уровне здесь, в общем-то, как-то ведь даже неприлично. За исключением того, что смелый местный прокатчик спектакля просто-напросто не знает, до какой степени растиражированный — и, поверьте, в куда более состоятельных, чем казанская «Травиата», постановках — ход пускает в кассовый оборот. Как раз тот случай — не знают. С этого момента все претензии к оформлению и режиссуре, которая в данном спектакле, в принципе, отсутствует, правильнее снять.

«БЫТЬ ВЕСЕЛОЙ, БЫТЬ БЕСПЕЧНОЙ, В РИТМЕ ВАЛЬСА МЧАТЬСЯ ВЕЧНО»

Вслед за пустой режиссурой и так себе сценографией скажем пару слов о сюжете. Хотя лучше всех о фестивальных «сюжетах» со сцены вещает Эдуард Трескин. Первые 10 ежевечерних минут на каждом спектакле — его. Что говорит Трескин, порой и повторить неудобно. Про «Травиату» вышло, что сперва в 1848 году Верди прочел роман Дюма-сына «Дама с камелиями» и пожелал писать оперу. Потом все ж оказалось, что оперу он пожелал писать слегка попозже, когда увидел роман, переработанный в пьесу, в виде пьесы. А случилось это в Париже за год до написания «Травиаты». Стало быть, в 1852 году. Но ведь и в пьесу роман был переработан как раз в 1848-м (просто пьесе не давали хода из-за одиозного сюжета).

На что композитор потратил драгоценные годы между выходом возбудившего его романа и натуральным толчком к написанию оперы на данный сюжет? Бог весть. Посмеяться и забыть. Если бы не одно «но». После мыльно-бразильской преамбулы Трескина о любви Дюма к Дюплесси и об их парижских могилах, куда ходят поклонники и возлагают цветы, народ получает примерно такую же абракадабру уже в музыкальной форме. И да, «симфонический оркестр», как отчего-то обозвал коллектив ТГАТОБ им. М. Джалиля г-н Трескин, — это, именно про «могилы и цветы».

Под руководством Аллы Москаленко оркестр звучал, даже летел, не слишком оглядываясь на певческие зависания, на почему-то важные ritenuti и прочие прихотливости. Вальс в сцене бала у Виолетты был блекл и функционален, как застиранный манжет. Бесконечный поток арий — Виолетты, Альфреда, Жермона — выкладывался из оперного формата как бы в концертный: вот вам, насладитесь! И наслаждались, не слишком задумываясь о том, чего ж Жермон так сразу скандалит с Виолеттой (ведь Трескин предупреждал: «Нет в этой опере плохих героев». Как нет? Вот он!).

Трость из рук Жермона, на словах-то выражавшегося «молю», а на деле возмутительно агрессивного и громкогласого, хотелось забрать и подальше выкинуть. Не дай Бог, тюкнет героиню. Впрочем, Виолетта тоже вела себя некрасиво: то заполошно пробежится по авансцене, то рухнет в пол. Какому отцу будет приятно?

УМИРАНИЕ ВИОЛЕТТЫ ПРОШЛО ОТЛИЧНО

Альфред в напряженном поединке между жертвенной возлюбленной и родным папой как-то слишком уж недотягивал по характеру. Голос Сергея Семишкура — к слову, отличного Князя из «Русалки» Даргомыжского — вдруг оказался мальчишеским, не самым податливым в кантилене и почти везде завышающим интонацию. Ну а поведенчески, поскольку режиссер ему ничего особенного не придумала, Альфред был совсем малоубедителен. Его реакции явно запаздывали: пел ли он на балу у возлюбленной, объяснялся ли в состоявшейся уже (в начале второго акта) сцене любви или горевал у постели умирающей.

Умирание Виолетты прошло отлично. Шилова прекрасно владела тонкими и высокими вокальными материями. Вообще, похожая на Анну Нетребко, она с самого начала спектакля шармировала публику красивым, золотистым — подстать платью на ней — сопрано. Но, к сожалению, «размазала» все вердиевские арпеджийные задания и рассыпала куда-то быстротемповые блестки, совсем уж «разъехавшись» в секстовом завершении первого объяснения с Альфредом. Это понятно, потому что, даже зная партию и обладая чудным голосом, все же сложно вот так, с дуба рухнувшими взять и спеть «Травиату» как целостный текст с одной, дай Бог, спевки, да еще в той сложной ситуации, когда оркестр с приезжим дирижером на всех парусах гонит один темп, ты поешь — в другом, партнер завышает, а ты занижаешь интонацию. Получается то, что получается.

В данном случае получился ценимый публикой результат, в котором самое главное — это сила образа и умение не подать вида там, где случилось позорное сольфеджийное или темповое расхождение. И силу образа сохранили, и вида не подали. Публика аплодировала стоя. Что такое «Травиата» Верди, всяк понял по-своему. Барышни в гардеробе соревновались: «Я слушала второй раз». «Я тоже», — парировала ее vis-a-vis (обе были с молчаливыми, как Альфред вначале, молодыми людьми). Мужчина процедил супруге сквозь зубы: «Ничего себе, папаша...» (скорее всего, про Жермона). А соседка по партеру просто извинилась перед спутником: «Видишь, они это зачем-то на три части разделили». Под словом «они», кажется, она меньше всего разумела Джузеппе Верди.

Читайте также:

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (15) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    10.02.2015 09:43

    Хорошая статья. Надеюсь Татарский бомонд Вас не сильно запугал. Кстати есть информация что тенор итальянец Дарио ди Виетри, исполнявший партию Радамеса в "Аиде" вообще первый раз ее исполнял на публике, т.е. мягко говоря приехал в Казань чтобы обкатать в провинциальном театре. И шквал критики обрушившийся на не лестную рецензию московского критика, был неуместным.Мактум

  • Анонимно
    10.02.2015 11:20

    Да мурашки не бегали, хотя Оксана Шилова хороша даже при всех накладках. Спасибо за статью. При отсутствии музыкального образования объяснили причину недовольства увиденным зрелищем.

  • Анонимно
    10.02.2015 11:58

    Блестящая рецензия. Спасибо.

  • Анонимно
    10.02.2015 15:57

    складывается впечатление, что рецензенту поставлена задача найти побольше дегтя в каждой фестивальной бочке меда. наверняка все в рецензии правда, автор профессионал, а руководство фестиваля унылые ретрограды, но вот лично у меня такие ежедневные уколы вызывают чувство брезгливости.

    • Анонимно
      10.02.2015 17:00

      Вы когда яблоки покупаете, почему подгнившие не берете? Ставите себе задачу найти побольше дегтя в ящике с яблоками?

      • Анонимно
        10.02.2015 17:48

        любые яблоки можно забраковать, было бы желание. перефразируя классика, в этой критике есть нечто методическое

        • Анонимно
          11.02.2015 10:39

          Если вы внимательно читаете тексты, то заметите, что далеко не все яблоки выбраковываются.

    • Анонимно
      11.02.2015 15:55

      Провинциальный фестиваль, в провинциальном городе. Вопросы?

  • Анонимно
    10.02.2015 16:11

    Антиоперная статья. Пусть критик и известен. Но я так оперу разучусь понимать и любить, так и не начав ее слушать и видеть. За чем так? Заказ?

    • Анонимно
      10.02.2015 16:27

      Но лучше не приобщаться к опере через прослушивание халтурных постановок. Так Вы испортите себе вкус. А критикесса права, с этой постановкой они уже лет 10 по Голландии разъезжают.

      • Анонимно
        10.02.2015 22:45

        Вставлю свои 5 копеек в дискуссию. Опера в Казани налогоплательщикам обходится примерно в 400 000 000 в год ( такую цифру недавно я тут прочитал). Это деньги налоплательщиков, а не менеджмента Оперного. Именно поэтому публика имеет право разобраться, что за такие деньги нам предлагают. Первоклассные вещи, искусство европейского уровня, или второсортностную подделку с халтурой. Спасибо независимой и профессиональной критике, которая хотя в тонусе держит этих господ, решивших монопольно в Казани определять развитие оперы и балета. Хотя бы будут в тонусе! Казанец

  • Анонимно
    11.02.2015 15:00

    Абсолютно в точку. Вырождение и театра и фестиваля. Скорей бы полный кризис - хоть петь и играть захотят по - настоящему.Семишкуру ещё приплатить, что бы не мучился и других не мучил, и не выходил на сцену. Автор статьи не заметила, что он был в принципе не в голосе. Не размялся. Хотя голос есть.Именно за эту халтуру - в бан. Навечно. Сценография, постановка - по более мягкому варианту. Все-таки - опера это музыкально-вокальное действо. Волшебство. Все эти декорации - не важны. Хотя, да))) Фонтан из Лючии де Ламмермур. Мамой клянусь)))

  • Анонимно
    11.02.2015 15:59

    Одними легионерами чемпионом не стать!

    • Анонимно
      11.02.2015 20:33

      В Германии нет лимита, и ничего, как-то справляются. С бронзы на серебро, с серебра на золото. Не блестяще, конечно) А кому сейчас легко?))

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль