Бизнес 
19.03.2015

Сергей Никифоров, «ФБК Поволжье»: «Самое главное – сохранить в кризис отношения с клиентами и стать более востребованными»

В начале 90-х в Татарстане плохо понимали, для чего нужен аудит. Восполнить этот пробел решил молодой и амбициозный казанец Сергей Никифоров. Ради достижения цели он уволился из госпредприятия и уехал учиться в Москву, а на накопленные деньги купил мебель и оргтехнику для сотрудников будущей компании... Как рождался аудит в Татарстане, кто пытался с ним «разобраться» и почему в республике нет конкуренции в аудите — об этом и многом другом «БИЗНЕС Online» рассказал генеральный директор ООО «ФБК Поволжье».

Сергей Никифоров: «История нашей компании — это история успеха наших клиентов»

«ДАЖЕ ВЫГОВОРИТЬ «АУДИТ» И «КОНСАЛТИНГ» ДЛЯ МНОГИХ БЫЛО ТРУДНО»

— Сергей Леонидович, как в вашей жизни появился аудит? Откуда такой интерес к аналитике, цифрам?

— В 1991 году мне попался в руки экономический журнал «ЭКО», где была статья о шведских аудиторах. Это направление мне показалось интересным, тем более в то время я много занимался внедрением хозрасчета и новых подходов в организации деятельности предприятий. И как раз пришло приглашение из Академии народного хозяйства при правительстве Российской Федерации поучиться на аудитора (кстати, это был первый такой набор в стране). Я ушел с работы на госпредприятии и уехал на учебу в Москву, а спустя некоторое время получил первый для Татарстана диплом аудитора. Компанию я зарегистрировал 27 декабря 1991 года, то есть на следующий день после того, как Верховный Совет СССР принял решение о прекращении существования Советского Союза. Так что в будущем году компания отметит 25-летие своей аудиторской деятельности, а я — 25-летие своей работы в качестве руководителя одной и той же аудиторской организации.

А если говорить о тяге к цифрам... В 1988 году на объединении «Тасма» я стал самым молодым начальником планово-экономического отдела, а в 1990-м — самым молодым заместителем директора по экономике завода «ПолимерФото». Потом вернулся на объединение «Тасма» главным экономистом. В общем, с учетом учебы в КФЭИ около 37 лет мне приходится иметь дело с цифрами.

— Насколько сложно было окунуться в абсолютно новое для страны направление — аудит?

— Сложно. Никому не было понятно, что это такое. Даже выговорить «аудит» и «консалтинг» — а именно так сначала называлась наша компания — для многих было трудно. Нам звонили и спрашивали: «Какой у вас процент?» Я сначала понять не мог, о чем речь, а потом догадался, что нас принимали за компанию, которая занимается обналичиванием... В 90-е мы шли в сторону развития новой экономической модели, многое приходилось решать с нуля. Выверить и поддерживать правильный курс в развитии своей аудиторской деятельности помогло и знакомство в 1992 году с Сергеем Шапигузовым, ныне президентом компании «ФБК» — одним из отцов-основателей российского аудита...

ФБК-20-лет-в-ГМ��.jpg
«Сотрудничество с ФБК позволило нам выйти на федеральный уровень»

В 1993-м Борис Ельцин своим указом утвердил Временные правила аудиторской деятельности. А годом позже правительство России — критерии проведения обязательного аудита, но на его реальную востребованность это мало повлияло.

— Помните, кто был вашим первым клиентом?

— Первые клиенты по обязательному аудиту пришли к нам в 1994 - 1995 годах. С некоторыми из них, например ОАО «Казанский ЦУМ» и ОАО «Петрокам», мы работаем уже свыше 20 лет. Безусловно, первое время учились и мы, и клиенты, учились и друг у друга. Я люблю говорить: «История нашей компании — это история успеха наших клиентов». Они выросли, и мы старались не отставать. Аудит дал счастливую возможность познакомиться с большим количеством таких интересных людей. Не знаю, в какой сфере деятельности это еще было бы возможно.

Так Вас уже менять пора, делать ротацию, если так долго работаете с клиентами?

— На самом деле, в странах с рыночной экономикой длительные отношения с клиентом являются нормой. Наоборот, смена аудитора вызывает настороженность и требует объяснения. За долгие годы работы аудитор может досконально изучить бизнес клиента и его «проблемные зоны». А что касается ситуаций, когда глаз замыливается, на то существует специальное правило по обязательной замене аудитора не реже чем раз в 7 лет. В любом случае этот вопрос в компетенции собственников и акционеров. Им и решать. Если они столько лет принимают решение об избрании именно нас своим аудитором, то ничего, кроме признательности за такое оказываемое доверие к нам, мы испытывать не можем. Хотя ни на минуту не забываем про свои основные обязанности как аудитора.

— Насколько сложно было набрать команду?

— В то время была возможность выбора, потому что многие предприятия чувствовали себя в 90-х неважно, люди увольнялись. Мы брали на работу специалистов, имеющих опыт работы главным бухгалтером или заместителем главного бухгалтера. В основном именно эти специалисты и создавали репутацию компании.

Аудитор шутит: до и после аудита

ЗАЧЕМ КОМПАНИИ ИЗ ТАТАРСТАНА МЕЖДУНАРОДНЫЙ КОНТРОЛЬ КАЧЕСТВА

— С чего началось продвижение аудита в Татарстане?

— Госкомимущество республики ежегодно принимало балансы приватизированных предприятий с обязательным наличием отметок налоговых органов и статистики. Мы долго обсуждали с комитетом порядок реализации федеральных требований о проведении обязательного аудита, и в 1997 году Госкомимущество приняло постановление о том, что на баланс, представляемый в комитет, надо ставить и отметку о наличии аудиторского заключения. Вот тогда в Татарстане официально и родился спрос на обязательный аудит.

Не пытался кто-нибудь подмять под себя рынок аудита в республике?

— Да, такие попытки предпринимались. В те годы, например, был такой комитет по банкротству, его возглавлял известный предприниматель. И ему пришла «блестящая» идея создать, по сути, под своим крылом национальную аудиторско-консалтинговую компанию. Комитетом по банкротству был подготовлен проект постановления кабинет министров Татарстана. В нем было предписано, что все компании с долей госсобственности (а в то время почти все были такие) должны заключать договоры на проведение независимого обязательного аудита и оказание консалтинговых услуг только с этой компанией. В тот момент я был членом экспертного совета при Госкомимуществе, мне в руки попал проект этого постановления. Я встретился с председателем Торгово-промышленной палаты Татарстана (ТПП) Шамилем Рахимовичем Агеевым, и мы решили организовать пресс-конференцию, чтобы рассказать о том, что может получиться из предложенной кабмину идеи. Но за день до пресс-конференции, когда все представители СМИ уже были оповещены о пресс-конференции и подтвердили свое участие, мне позвонили из комитета по банкротству и сказали, что он отзывает свой проект. Больше к этому вопросу мы не возвращались.

— То есть поводов и попыток очередного наезда на рынок аудита в республике не возникало?

— Возникали, и еще какие. Но уже не связанные с комитетом по банкротству... Вообще же, в Татарстане традиционно поддерживают проекты, выходящие за рамки простого зарабатывания денег, — они формируют имидж республики, ее репутацию. Наверное, во многом благодаря этому наша компания и смогла пройти путь от небольшой аудиторской фирмы до одной из крупнейших в Поволжье аудиторско-консалтинговых компаний. В 2005 году мы подписали соглашение о партнерстве с одним из лидеров российского рынка аудита и консалтинга — компанией «Финансовые бухгалтерские консультанты» (ФБК) — и, в соответствии с условиями соглашения, сменили название на «ФБК Поволжье». Сотрудничество с ФБК позволило нам выйти на федеральный уровень.

«Очень важным для нас стало вступление в 1997 году в PKF — одну из крупнейших мировых организаций в сфере оказания деловых услуг и аудита» (Международная встреча партнеров PKF в Окленде, Новая Зеландия, 2000 г.)

Очень важным для нас стало вступление в 1997 году в PKF — одну из крупнейших мировых организаций в сфере оказания деловых услуг и аудита. Она представлена в 150 странах мира, в ней работают 22 тысячи человек. В год PKF зарабатывает, если переводить в рубли, более 160 миллиардов. Кстати, из зарегистрированных в Поволжье аудиторских компаний мы единственные состоим в международной аудиторской сети как полноправный член. И не просто в международной аудиторской сети, а входящей в Forum of Firms международной федерации бухгалтеров. В соответствии с решением рабочего органа совета по аудиторской деятельности при минфине РФ, только члены Forum of Firms могут быть признаны международными сетями аудиторских организаций.

— Какие усилия для этого потребовались?

— Мы ввели в практику своей работы единые международные аудиторские стандарты. Подписав лицензионное соглашение, взяли на себя обязательство следовать требованиям единых сетевых аудиторских стандартов и методик качества, а также проходить регулярный международный внешний контроль качества (по нынешнему курсу евро он обходится в полмиллиона рублей, эту процедуру необходимо проводить раз в два-три года). Помимо этого, необходимо платить еще и членские взносы, а в рублях это примерно еще 350 тысяч в год. Зато международный контроль гарантирует качество и уровень наших услуг, ведь аудиторские заключения всем нашим клиентам мы выдаем под международным брендом PKF.

— Есть ли рейтинг международных аудиторских сетей?

— Да, он публикуется в журнале International Аccounting Bulletin, и PKF занимает 12-ю строчку в списке крупнейших мировых аудиторских сетей.

«Если заказчик изначально пытается сэкономить на аудите, то в этом случае лучше эти деньги отдать в детский дом — пользы больше будет»

О КРИТЕРИЯХ ОТБОРА АУДИТОРСКОЙ КОМПАНИИ

— А как в Татарстане обстоит дело с конкуренцией на рынке аудиторских услуг?

— Официально на рынке республики 70 аудиторских компаний, но о большинстве из них ничего неизвестно... Вообще, тема конкуренции на татарстанском рынке аудита — это для меня больной вопрос. И в последнее время я посвящаю этому вопросу достаточно много публикаций в федеральных СМИ. Я глубоко убежден, что только конкуренция, состязательность могут двигать вперед развитие аудита, как, впрочем, развитие общества и экономики. Но можно ли назвать конкуренцией то, что некоторые наши коллеги начинают ходить по нашим клиентам и, предлагая себя в качестве альтернативы, не могут сказать ничего в свою пользу, кроме как: «А мы дешевле, чем «ФБК Поволжье»?»

Вы против того, что кто-то на рынке может предложить какую-то услугу дешевле, чем конкурент?

Если услуга сопоставима по содержанию и качеству, ничего против не имею. Но только на базаре вы можете товар потрогать, понюхать, поторговаться и выбрать что-то конкретно интересующее по оптимальной цене. При заключении договора на аудит так не бывает. Зачастую содержание и объем работ при проведении обязательного аудита различными организациями может радикально отличаться. И заказчику почти невозможно сопоставить качество предлагаемых услуг. Гарантий никаких нет. Впрочем, как показывает практика, могут сильно отличаться и сами ожидания некоторых главных бухгалтеров, директоров и собственников компаний от проведения аудита. Бывает так, что эти ожидания не совпадают с действительной целью аудита — подтверждением достоверности бухгалтерской отчетности для внешних ее пользователей. Вот и получается, что сегодня на рынке каждый находит свой аудит — по той цене, которая его устраивает, и с тем наполнением, которое ему больше нравится.

А как же требования аудиторских стандартов, тем более что приняты поправки в закон об аудите по обязательному переходу даже на международные стандарты аудита?

— Ну они вступят в силу еще только через пару лет, а в нынешних условиях для многих аудиторских компаний внешний контроль качества аудита — это как кому повезет. Да и объективно целому ряду предприятий обязательный аудит нужен, с точки зрения повседневной текущей деятельности, как зайцу курево. Хотя мы видим, что далеко уже не единичными стали случаи, когда аудиторские компании «оперативно» ликвидируются в течение нескольких дней, как только становится известно о включении их в план-график внешнего контроля качества аудита.

А если внешний контроль качества аудита выявит, что аудиторское заключение было выдано без достаточных оснований?

— В этом случае необходимо исходить из того, что аудитор подтверждал достоверность бухгалтерской отчетности, которая затем утверждалась на общем собрании общества. Впоследствии на этом основании принимались решения о выплате дивидендов, выпуске проспектов эмиссии и так далее. Так вот правомерность всех этих решений общества может быть поставлена под сомнение.

Как же заказчикам аудита избежать этих неприятностей?

— Это непростой вопрос. Ведь работу аудитора заказчик не видит. Не видит он и тот аудиторский файл с доказательствами, на основании которого аудиторская организация имеет возможность выдать свое заключение. А если и увидит, то не поймет, насколько он соответствует требованиям внешнего контроля качества аудита, который потом будут проводить СРО и Росфиннадзор. Есть проверенные временем критерии выбора аудиторской организации: ее репутация, список ее клиентов, открытость информации о ней, сарафанное радио, наконец. Но почти ежедневно приходится сталкиваться с тем, как предприятия сами загоняют себя в ловушку в поиске аудитора, хотя и поиском это назвать сложно. Иногда заказчик и сам обманываться рад.

Так, например, руководящее лицо дает указание работнику прозвонить первые попавшиеся аудиторские организации и узнать, сколько стоит один их человеко-день работы, и заключить договор с тем, у кого он дешевле. Вот уж точно, как картошку на базаре покупает. Ему-то и невдомек, что одна аудиторская компания предложит 3 тысячи рублей в день и работу сделает за 20 дней, а другая предложит 5 тысяч, но справится за 10 дней. И еще большой вопрос, что именно сделает аудитор и насколько это будет похоже на аудит... И если даже общая стоимость аудита будет, на взгляд клиента, оптимальной для него и в содержании работ он уверен, то что мешает посмотреть опыт работы аудитора, когда он в последний раз проходил внешний контроль качества, как долго он работает на рынке аудиторских услуг, кто у него клиенты и так далее. Даже стоимость одного человеко-часа и та дает информацию об уровне квалификации специалистов и репутации самой аудиторской компании...

Мы же давно перестали отвечать на подобные звонки и даем понять, что не днями работы торгуем, а проводим реальную аудиторскую проверку. Хотите — обсудим, но называть стоимость одного дня работы, при том что друг за другом выстраивается цепочка наших коллег, каждый из которых предлагает стоимость одного дня работы еще дешевле, чем предыдущий соискатель, смысла я не вижу. Уже и так, когда зарубежные коллеги приезжают проверять качество нашего аудита, у них глаза на лоб лезут от сопоставления наших гонораров от проведения аудита и масштаба бизнеса наших клиентов. «За такие деньги качественный аудит сделать невозможно!» — уверяют они. Мы пытаемся доказывать им обратное, но с каждым годом делать это все сложнее и сложнее. Рассказывать же зарубежным коллегам о том, что реально происходит на российском рынке аудита и откуда берутся такие цены на аудиторские услуги, мы не рискуем — боимся, что не поверят.

Что будет в кризис с ценами на аудит?

— Ну во-первых, самое главное — сохранить в кризис отношения с клиентами и стать более востребованными в это сложное время. А во-вторых, лицо татарстанского аудита определяют не более двух десятков высокопрофессиональных аудиторов. Потеряем их — потеряем лицо аудита в республике. Это надо понимать. Как им повышать зарплату? Все внутренние резервы аудиторских организаций, а они все в республике работают на «упрощенке», были «изъяты» через повышение отчислений в 2,4 раза в федеральные социальные фонды еще с 2010 года. Удельный вес зарплаты в стоимости услуг аудиторских компаний доходит до 70 процентов, а с 2010 года цены на услуги аудиторов в республике особо и не поменялись. Вот Вам и ответ на вопрос.

ХОРОШИЙ АУДИТОР — ЭТО «ШТУЧНЫЙ ТОВАР»

— Хорошо, с конкуренцией понятно. А что вообще дает заказчику проведение обязательного аудита и в чем для него ценность аудиторского заключения?

Для некоторых заказчиков это будет разочарованием, но обязательный аудит по закону «заточен» прежде всего под интересы внешнего пользователя бухгалтерской отчетности, который должен иметь дело с достоверной информацией. Что касается выявления различных ошибок в бухучете и исчислении налогов, то это, как говорится, сопутствующий процесс в рамках, определенных аудиторскими стандартами, выборкой и уровнями существенности. Вопрос может быть еще и в том, нарушение ли это — судебная практика по налогам очень неоднозначна. Да и вообще, существует отдельная услуга — налоговый аудит.

Если аудитор попадается добросовестный и заказчик не пытается сторговаться о проведении аудита за «три рубля», то после проведения обязательного аудита руководитель и собственник получат уверенность, что серьезных «косяков» у них нет. Если заказчик изначально пытается сэкономить на аудите, то в этом случае лучше эти деньги отдать в детский дом — пользы больше будет.

Что касается ценности самого аудиторского заключения. Для заказчика, которого закон обязывает проводить аудит, само заключение никакой ценности не представляет, так, формальное требование. Но все меняется, если заказчик активно работает на финансовом рынке и с инвесторами, имеет рыночную стратегию развития. В этом случае аудиторское заключение, если оно выдано аудиторской организацией с соответствующей репутацией и статусом, приобретает осязаемую и существенную ценность. У меня, например, есть информация, что аудиторские заключения, которые мы выдаем под брендом международной сети PKF, использовались нашими клиентами при переговорах о получении финансирования в американских и немецких банках. И они этими банками принимались. Кстати, вчера узнал от наших клиентов, что они получили согласие на получение кредита от одного из европейских банков. В комплекте документов, рассмотренных банком, было наше стандартное аудиторское заключение. Аудиторское же заключение компании «ФБК Поволжье» вообще признается на Лондонской фондовой бирже для компаний, зарегистрированных за пределами Соединенного Королевства. Так что российские аудиторы вполне могут заменить в ряде случаев «большую четверку», хотя все же полностью их заменить в ближайшей перспективе вряд ли получится.

— Назовите пять причин, почему надо обратиться именно в вашу компанию...

— Во-первых, репутация нашей компании. Работая на рынке аудиторских услуг почти 24 года, мы провели обязательный аудит сотен предприятий как в Татарстане, так и в 17 регионах за его пределами. Любая репутация может быть заработана только многолетним добросовестным трудом. Надеюсь, мы прошли определенный путь в этом направлении.

Во-вторых, наличие у нас огромного профессионального опыта аудита как сложноструктурированных, крупных компаний, так и предприятий среднего и малого бизнеса, опыта аудита предприятий почти всех отраслей. У нас только на сегодня заключены договоры с более чем 150 предприятиями и организациями, среди которых флагманы бизнеса не только Татарстана, но и России.

В-третьих, наша гордость — наши специалисты. По большому счету хороший аудитор — это «штучный товар». Сегодня в «ФБК Поволжье» сформировался костяк высокопрофессиональных специалистов, многие из них работают у нас 10, 15 и даже более 20 лет. Мы принципиально не работаем с внештатными сотрудниками, понимая, что только так можем гарантировать необходимый уровень нашей работы.

В-четвертых, мы всегда особое внимание уделяем качеству. Причем качеству того, что мы должны делать в соответствии с законодательством и профессиональными стандартами. Благодаря этому мы без замечаний проходим процедуры внешнего контроля качества со стороны СРО, Росфиннадзора и международной аудиторской сети PKF. Даже слоган нашей компании звучит как «Качество, проверенное временем».

В-пятых, мы внимательно изучили опыт работы наших коллег за рубежом и пришли к выводу, что основным конкурентным преимуществом аудиторских организаций, соответствующих нашему масштабу деятельности, и условием их успешной работы являются близость, доступность для клиента. Мы тоже всегда на связи с нашими клиентами, с большинством из них живем в одной республике, в одном городе, дышим, как говорится, одним воздухом...

Я добавил бы еще и шестую причину — независимость. Это основополагающий принцип аудита, который никогда не был для нас пустым звуком.

— В вашем кабинете фотографии с первыми лицами республики, которые, по всей видимости, вручают вам награды. За что вас награждали?

Рустам Минниханов, будучи еще премьер-министром, в 2004 году вручал награду «Заслуженный экономист Республики Татарстан», в 2005-м — диплом кабинета министров Татарстана за достижение значительных результатов в области качества, а Минтимер Шаймиев — диплом победителя татарстанского конкурса «Менеджер года-2001» и благодарственное письмо фонда «Возрождение». Григорий Рапота — полномочный представитель президента России в Приволжском федеральном округе, вручал в 2011 году «Заслуженного экономиста Российской Федерации».

«Хотелось бы увидеть когда-нибудь рынок аудита в России, работающий на принципах добросовестной конкуренции, когда качество аудита было бы основным критерием востребованности аудиторской компании»

— Можете вспомнить свой самый первый способ зарабатывания денег?

— Свои первые деньги я заработал после 7-го класса, работая учеником слесаря. Мы собирали секции забора из сетки-рабицы, и я заработал за месяц 40 рублей. Когда был студентом, работал летом проводником на поездах дальнего следования.

— Как вы проводите свободное время (если оно у вас есть)?

— Не так много, как хотелось бы. У меня есть хобби — ландшафтный дизайн, занимаюсь им на своем загородном участке... Иногда катаюсь на велосипеде и играю в настольный теннис, плаваю, смотрю фильмы, слушаю музыку, по возможности выбираюсь на концерты.

— Традиционный вопрос от «БИЗНЕС Online»: три секрета успешного бизнеса?

— Во-первых, как бы сложно ни было, надо верить в успех дела, которым занимаешься. Во-вторых, необходимо иметь бесконечное терпение, ведь капризы могут быть и у сотрудников, и у клиентов, и ситуации непростые встречаются. В-третьих, не работать по формуле «утром деньги — вечером стулья» — так никакой бизнес с перспективой не построишь. Бизнес — это прежде всего отношения с людьми и собственная репутация. Сейчас в бизнес приходит новое поколение — более жесткое, прагматичное, эгоистичное, чем наше. Оно в меньшей мере настроено на какие-то общественные интересы. Мы-то выросли в другое время, когда не только деньги были эквивалентом благополучия и успеха.

Хотели бы вы, если бы была такая возможность, что-то изменить в своей карьере?

— Наверное, нет. Быть первым в развитии чего-то нового — это всегда безумно интересно. Да и сейчас, когда столько лет отдано становлению аудита, очень хотелось бы увидеть когда-нибудь рынок аудита в России, работающий на принципах добросовестной конкуренции, когда качество аудита было бы основным критерием востребованности аудиторской компании.

На правах рекламы

Визитная карточка компании

ООО «ФБК Поволжье» основано в 1991 году. Основные направления деятельности: аудит бухгалтерской отчетности, подготовка отчетности по МСФО, проверка отдельных вопросов финансовой деятельности и налоговых рисков, консультирование по вопросам бухгалтерского учета и налогообложения, оценка бизнеса и имущества. Одна из крупнейших аудиторских компаний ПФО. Полноправный член международной сети аудиторских организаций PKF International. Уставной капитал — 100 тыс. рублей. Количество сотрудников — 26. Выручка за 2014 год — 26 169 400 рублей. Собственник — Сергей Никифоров (100%).

Визитная карточка руководителя

Сергей Никифоров — генеральный директор. Родился в 1 марта 1961 года в Казани. В 1982 году окончил Казанский финансово-экономический институт по специальности «экономист», в 1992-м — Академию народного хозяйства при правительстве РФ по специальности «аудитор». Женат, двое детей.

На правах рекламы

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (10) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    19.03.2015 09:54

    Интересное интервью. Мнение Никифорова о конкуренции на аудиторском рынке вызывает у меня двойственные чувства. С одной стороны он прав, ценовой демпинг на нашем рынке страшный. С другой стороны, если его не будет, то весь татарстанский рынок поделят между собой ФБК-Поволжье и Аудэкс и никому кроме них на нем не будет места. Очень удивило, что аудиторские фирмы оперативно ликвидируются когда узнают о том что они попали в план проверок внешнего контроля качества. Ликвидировать одну аудиторскую компанию и создать вместо нее другую очень непросто, вступление в СРО это та еще волокита, оперативно это сделать уж точно не получится.

  • Анонимно
    19.03.2015 09:59

    Никогда не думал, что аудиту всего 25 лет! Оказывается, мы с ним ровесники! Спасибо "БО" за интересный материал!

    • Анонимно
      19.03.2015 14:31

      Потому и не знаете что Вам всего 25 лет. Вы просто не жили в то время когда его не было. А я первые 12 лет жизни прожила в стране где не было аудита:))) а узнала о том что такое аудит только в институте на третьем курсе, это был 1997 год.
      Аудитор с 10-летним стажем.

  • Анонимно
    19.03.2015 11:46

    Что-то мне подсказывает, что если бы спикер был более откровенным, то про 90-е и связи с чиновниками было бы больше интересного рассказано. Как-то сложно верить, что те, кто хотел монополию устроить на аудит, так легко отступали... деньги-то огромные. Ну и конечно удивляет тот факт, что как и в любой деятельности в аудите тоже много серых контор... кому нужны некачественные услуги за огромные деньги я не понимаю...

    • Анонимно
      19.03.2015 14:38

      Тем, кому нужны не аудиторские услуги а аудиторское заключение. Например, открытое акционерное общество по закону подлежит ежегодному обязательному аудиту, то есть, должно сдать годовую бухгалтерскую отчетность с подшитым к ней аудиторским заключением. Руководство ОАО просто покупает такое заключение и все. В середине 2000-х можно было купить положительное аудиторское заключение всего за 10000. После замены лицензирования членством в СРО этого безобразия стало меньше.
      Аудитор с 10-летним стажем.

    • Анонимно
      19.03.2015 14:38

      Ну кто ж такое будет рассказывать.

    • Анонимно
      19.03.2015 14:41

      Даже если бы эта инициатива по монополизации аудита удалась бы ее автору, этот порядок всё равно отменили бы в 2000 году вместе с другими татарстанскими суверенными инициативами.

    • Анонимно
      19.03.2015 14:44

      Деньги далеко не огромные. 6000 рублей человеко-день это немного. Например, последнее время к нам часто обращаются ТСЖ, у них трудоемкость обычно около 2 человеко-дней это 12000, а иногда бывает вообще 1 человеко-день, это 6000.

  • Анонимно
    19.03.2015 21:39

    На языке эффективной экономики ситуация с аудитом предельно проста: бизнес-услуги востребованы, если помогают ее заказчикам экономить/зарабатывать больше, чем стоят эти услуги. Когда акционерам/руководителям эта выгода будет очевидна, тогда они будут платить и за качество, и за репутацию. Но сейчас этой выгоды в 90% случаев нет, а там где есть - нанимают большую четверку. Если услуга невыгодна и навязана, то ее качество никакого значения не имеет.
    Если смотреть на аудит с точки зрения общественного интереса, то да, можно заставлять платить за аудит как за общественный интерес. Как заставляют платить предпринимателей за цветочки у фасада торговых точек. Но тогда опять-таки неудивительно, что у фасада будут сажать ромашки, а не орхидеи. Хотя никто не будет спорить, что орхидеи и краше, и качественнее.
    В нашей стране, чтобы существовать, услуга должна быть востребована рынком либо государством. В первом случае заказчики сами придут к качественному и дорогому аудитору, а во втором случае к расходам на аудит будет отношение как к очередному налогу, и глупо на это сетовать.

  • Анонимно
    19.03.2015 23:49

    А их, клиентов - будет в три раза меньше.

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль

Будем на связи!

БИЗНЕС Online в Telegram БИЗНЕС Online на Facebook Напомнить позже