Бизнес 
23.03.2015

Марс Исмагилов, Национальный институт качества: «В кризис ларьки и палатки в огромном количестве вернутся на улицы»

Один из самых активных представителей cоюза потребителей РТ Марс Исмагилов по совместительству — учредитель крупнейшей в Казани экспертной организации. В интервью «БИЗНЕС Online» он рассказал, как его компания умудряется оценивать качество футбольных мячей и деталей для космических аппаратов, а также почему запах силоса в молоке — это не так плохо, как запредельный срок годности.

Марс Исмагилов
Марс Исмагилов

ПРОВЕРКА КАЧЕСТВА ОТ МЯЧЕЙ ДО ДЕТАЛЕЙ К КОСМИЧЕСКИМ ОБЪЕКТАМ

— Марс Марсельевич, вы являетесь учредителем Национального института качества, специализирующегося на проведении потребительских экспертиз. Насколько развит в Казани рынок частных экспертных услуг?

— «Яндекс» выдает около 115 адресов компаний, которые занимаются в Казани независимой экспертизой. Это большое количество, правда, в некоторых случаях возникает вопрос компетентности экспертов. Кто-то занимается товарной экспертизой, кто-то — товароведческой. Мы единственные из всех проводим экспертизы практически по всем направлениям потребительского рынка.

— И какие это основные направления?

— По заказу как граждан, так и организаций проводим экспертизы одежды, обуви, аудио- и видеотехники, компьютерной техники, кожгалантерейных и прочих товаров. Занимаемся также автотехнической экспертизой. Проводим и строительно-технические экспертизы: качества строительства, проектной документации, сметной стоимости, многие другие.

— Как появилась идея заняться этим направлением?

— В 2005 году при союзе потребителей РТ нами был образован центр потребительской экспертизы. Однако позже выяснилось, что союз потребителей не может сам проводить экспертизы и сам же подавать в суд в случае выявления нарушений. В связи с этим в августе 2013 года мы зарегистрировали независимый от всех сторон Национальный институт качества. Оборудование и помещения те же самые, что было и раньше. Но юридически это уже самостоятельное предприятие. В потребительском союзе мы продвигаем общую политику, а здесь заказчики имеют возможность сделать независимую экспертизу.

— Есть ли в Казани государственные учреждения со схожими функциями, куда человек может обратиться за независимой экспертизой?

— Есть ведомственная, то есть государственная экспертиза, есть экспертиза при Торгово-промышленной палате, которую проводят предприниматели для решения спорных ситуаций: о количестве и качестве поставляемого товара. По вопросам безопасности есть лаборатория центра гигиены санэпиднадзора, также можно обратиться в ветеринарную инспекцию по качеству продуктов животного происхождения. По вопросам качества продукции на соответствие заявленной производителем проводится товароведческая экспертиза, это наша специализация.

— Представители государства к вам обращаются?

— Да, мы проводим экспертизу для государственных органов, например, судебные экспертизы для правоохранительных органов. Бывали случаи, касающиеся обороны и безопасности страны вплоть до космических полетов — заказчики хотели перепроверить качество некоторых деталей. Но не буду углубляться в эту тему — информация засекреченная.

Необходимость проведения экспертизы также возникает при проведении тендеров. В результате торгов выигрывает тот, кто поставил самую нижнюю цену, соответственно, возникают сомнения в качестве товара. К примеру, министерство образования привезло нам два грузовика оборудования для спортивных школ, которое было куплено по тендеру: мячи, лыжи, боксерские перчатки, лыжные ботинки, коньки и прочее. Оказалось, что при накачивании футбольный мяч просто лопался, так же как и лопалась кожа у ботинок, ломались лыжи. Экспертиза подтвердила: по госзаказу поставлена некачественная продукция.

— Сколько экспертиз в среднем в месяц проводите?

— Судебных экспертиз проводим около 20, а в общем около 100 в месяц.

— Сколько стоят экспертизы?

— Зависит от товара. Например, экспертиза обуви идет от 1000 рублей. Телефоны, телевизоры — от 3 - 4,5 тысяч. Строительные стоят от 5 и до 500 - 600 тысяч рублей. Автомобильные — от 5 до 25 тысяч рублей.

«ДА ЛАДНО, ВЫ ЖЕ НЕ БУДЕТЕ НАЛЕГАТЬ НА ЛОДЖИЮ!»

— Как вы оцениваете качество строительства в Татарстане?

— Если смотреть через призму обращений к нам, то, к сожалению, оно ужасное. На мой взгляд, снижение качества происходит из-за того, что сегодня строительством занимаются все кому не лень. Много самовольных построек, таунхаусов, причем с уже заселенными людьми, которые даже платят ипотеку. А строители в это время еще только начинают выбивать разрешение. Для чего им, кстати, опять нужна экспертиза: чтобы подтвердить, что дом соответствует нормам.

По стройке часто бывают и судебные экспертизы. Так, к нам обратилась семья, купившая деревянный дом, построенный по какой-то «канадской технологии». И бедные, несчастные люди оплачивают ипотеку по 35 тысяч ежемесячно, а дом в ужасном состоянии: весь гниет, неприятнейший запах, нарушены все нормы, СНИПы, ГОСТы. То есть он вообще не пригоден к эксплуатации. Люди судятся, уже несколько экспертиз подтвердили их правоту.

В квартирах же в основном проблемы с качеством стен, полов, стяжек. Бывают споры и по ЖКХ: провели капитальный ремонт дома, после которого у людей появилось еще больше проблем, например, стала протекать крыша.

— Какие проблемы чаще всего возникают при ремонте жилых помещений?

— Практически 80 процентов пластиковых окон устанавливаются не по ГОСТу. Рабочие только запенили щели и ушли. Окна же после этого продуваются, бывают случаи, что и шатаются. Недавно мы проводили экспертизу лоджии, где нашим клиентам сказали: «Да ладно, вы же не будете налегать на нее!» Но если кто-то прислонится, то он просто может выпасть из квартиры. Часто обращаются по металлическим дверям. Есть обращения по деревянным срубам — люди покупают их за миллионы рублей, а они из-за многочисленных нарушений начинают гнить или гореть. Бывает, что потом найти эту организацию невозможно, деньги дают просто так, без расписки, без договоров.

— Экспертиза помогает выигрывать дела в судах?

— Мы их не отслеживаем, но если есть дефекты, то это с высокой долей вероятности выигрышные дела. Хотя от юристов тоже многое зависит.

— А по крупным торговым центрам не заказывали у вас экспертизу? По «Адмиралу», может быть?

— ТЦ заказывают иногда, но «Адмирал» мы не проверяли. В торговых центрах часто бывают нарушения противопожарных норм, но мы такие не проводим, это сфера МЧС. К нам обращались после работы нерадивых подрядчиков, когда плитка «набухла». Или вот как-то нам позвонили и пожаловались: строители умудрились так поработать с монтажной пеной, что по стенам пошли трещины.

— По каким поводам чаще всего заказывают автомобильные экспертизы?

— Нередки обращения людей, которые купили новый автомобиль в салоне, причем попадаются и отечественные, и зарубежные модели, а они уже битые или крашеные. Может, бэушные, а может, и с автовоза слетели или где-то «задели» до продажи, а потом их покрасили и продали. Тогда делаем экспертизу лакокрасочного покрытия. Кроме этого, для судов по результатам ДТП мы также проводим трасологические (по изучению следовприм. ред.) экспертизы для определения степени виновности водителя. Много случаев со страховыми компаниями для того, чтобы определить, авария имитирована или нет.

НАЗАД К ЛАРЬКАМ?

— Не могу проигнорировать вашу вторую ипостась как одного из руководителей союза потребителей РТ. При нынешних кризисных условиях что кардинально нового стоит ждать на рынке?

— Сейчас на потребительском рынке развивается системный кризис. И даже если нефть вернется к 100 долларам, негативных последствий нам уже не избежать. Может произойти общий рост социального напряжения, особенно при массовых сокращениях и росте безработицы. Я считаю, что недавнее решение о снижении минимальной стоимости водки — это признак того, что правительство пытается как-то успокоить население. Но это мелочи, власти страны готовы в корне поменять сложившуюся систему «покупатель-продавец». Грубо говоря, мы от привычных походов в гипермаркеты скоро опять перейдем к покупкам в ларьках и палатках, которые могут в огромном количестве вернуться на улицы. А это повлияет и на увеличение рабочих мест, и на качество продукции и услуг, и на цены. Об этом уже в открытую говорят в различных татарстанских министерствах, куда меня приглашают для участия в коллегиях и общественных советах.

— Власти с таким усердием убирали все эти палатки и ларьки с улиц, по сути, загнав всех в торговые сети. Почему вы решили, что их политика кардинально поменяется?

— Мы к этому постепенно шли последние 10 лет — происходило снятие барьеров, перевод бизнеса на саморегулирование путем создания ассоциаций. Однако кризис, особенно рост безработицы и цен, подстегнули процессы. Ожидаются крупные сокращения на производствах, людей будут отправлять на улицу. Государство не может обеспечить им занятость, и оно просто обязано дать им возможность зарабатывать на еду самостоятельно: открывать ларьки, палатки, лотки и «гаражное» производство. И для этого снимает все ограничения по открытию бизнеса.

— На чьи заявления вы опираетесь, делая такой вывод?

— Например, в конце января была опубликована статья заместителя министра промышленности и торговли России Виктора Евтухова, в которой он сообщил, что минпромторг предлагает высвободить предпринимательскую инициативу и устранить все бюрократические барьеры, которые хоть как-то мешают бизнесу. Ему будет дан зеленый свет. Я считаю, что это ключевое заявление, которое в течении минимум 6 месяцев будет претворено в жизнь.

— Не слишком ли громкие выводы. Он даже не министр...

— Он чиновник федерального уровня, курирующий и определяющий торговую политику страны. В своей статье он указал конкретные направления по реализации указаний первых лиц государства. Я пристально слежу за политикой в сфере потребительского рынка и уверен, что она изменится.

— Это реально сможет предотвратить новый рост цен? В самом деле, многие претензии по повышению цен в последнее время были адресованы крупным сетям. А рост мелких продавцов составит им конкуренцию...

— К удешевлению продукции сейчас может привести лишь выход на широкий рынок фермеров и крестьян, с которыми сети почти не имеют дел, так как им нужен определенный объем поставок, отсутствие сбоев и сертификация товара. А для ларьков это не нужно. То есть кризис должен помощь нашим производителям, а покупатели, в свою очередь, получат дешевые товары. Причем дешевизна не будет означать плохое качество. Вообще, и сейчас многие считают, что самая качественная продукция — домашнее производство, многие специально ездят к знакомым фермерам-крестьянам в деревни.

Однако сейчас продукция будет дорожать и благодаря дополнительным факторам. Так, в середине февраля вступил в силу технический регламент Таможенного союза 021/2011, по которому пищевая продукция в сетях должна быть сертифицирована по международным стандартам — по системе безопасности продукции HASSP. Стандарты будут относиться к российским производителям, выпускающим пищевую продукцию. И это тоже будет вести к повышению безопасности продукции, но с объективным удорожанием.

«ТОРГОВЫЕ СЕТИ ИНТЕРЕСУЕТ НЕ КАЧЕСТВО ПРОДУКЦИИ, А ЕЕ РЕНТАБЕЛЬНОСТЬ»

— Давайте от политики возвратимся к прилавкам, к тем же сетям. Как оцениваете качество продукции в сетевых магазинах? Иногда в гипермаркетах можно увидеть сгнившие фрукты, выставленные на продажу. И где лучше покупать качественные продукты?

— Есть разные сети для различных слоев населения. Где-то продаются уже отобранные овощи и фрукты, например, в «Бахетле». А в некоторых других сетях покупатель должен их сам отбирать, но при этом не нужно платить человеку, который отбирает яблоки, и продукт выходит дешевле. В поисках более натуральных продуктов можно пойти на рынок, если знаете, как выбирать. Еще лучше, конечно, домашний продукт, но непромышленное производство по стоимости всегда выше.

Сейчас многие обвиняют торговые сети в повышении цен, но сети не музеи и не заинтересованы в повышении цен. Чем быстрее у них оборот, тем больше рентабельность, тем больше прибыль. Когда обвиняют розницу в повышении цен, это просто непонимание ситуации. Они будут брать тот товар, который быстрее купят.

А купят тот, который доступен по цене. И сети, кстати, не так интересует качество продукции, как ее рентабельность. За качество должен отвечать прежде всего производитель. Однако розница заморозить цены не может, потому что ее повышает производитель, который вынужден это делать. Например, хотя окорочка отечественного производства, но корма и лекарства для них закупаются за границей. Или молоко наше, а оборудование импортное.

— Как бы вы оценили качество продукции татарстанских производителей?

— Я считаю, что сейчас Татарстан выпускает наиболее качественную и натуральную продукцию, причем делает это в жесткой конкурентной борьбе. Раньше, когда у правительства республики имелись большие административные возможности, оно поддерживало местных производителей административными мерами, не пуская под разными предлогами на рынок конкурентов из других регионов. Это помогало сдерживать цены, но понизило качество. Зачем стараться, если у тебя и так купят? В последние пять лет административные ресурсы перестали использоваться в больших масштабах. В том числе это связано и с законом о запрещении внеплановых проверок по осуществлению государственного контроля.

Сначала для местных производителей это был шок... Но они постепенно стали конкурентоспособными. И люди сегодня отдают предпочтение нашей продукции. Посмотрите, у местных молочных продуктов меньший срок годности, но ее иногда и на прилавке нет, потому что их сметают. А привозная лежит и не портится. Вы же знаете, натуральный продукт должен портиться, и чем быстрее портится, тем он натуральнее. А то, что не портится и привезено из другого конца страны, сможет ли ваш желудок его переварить?

— Не чересчур ли перехваливаете наших производителей?

— У нас часто спрашивают, что можно покупать, а что нельзя. И для того чтобы покупатель знал, какой из лежащих на прилавке сыров более качественный, мы два раза в месяц проводим дегустации и последующие экспертизы отдельных товаров, результаты публикуем в прессе. Сначала мы берем, допустим, молоко, хлеб, колбасы и проводим сравнительную дегустацию. И сейчас большинство наших экспертов выбирает местного производителя, например, «Просто молоко». Когда был «Вамин», у нас были серьезные с ними столкновения. По результатам дегустаций у него часто был самый худший результат. Например, у их молока на одной из дегустаций выявился вкус силоса. Для меня лично это подтверждение того, что молоко действительно натуральное. Но это брак производства, так как в марте силос начинает преть и портиться. Специалисты «Вамина» не следили за этим и в целях экономии кормили пропахшим кормом. Соответственно, вкус передался молоку. Но это подтверждение того, что это натуральное молоко.

И по другим производителям, кстати, были сомнения. Если казалось очень вкусным и у экспертов возникали вопросы об их составе, то потом это проверялось на лабораторном анализе. С Саранским молокозаводом, например, у нас больше года судебная тяжба шла. В итоге мы ее выиграли, дойдя до Верховного суда России. Тогда лаборатория показала, что их сгущенка является фальсификатом. Они обвиняли нас во вмешательстве в конкуренцию и поддержке местного производителя. Я им возражал, что в Татарстане нет производства сгущенки. Кстати, по органолептической оценке, не лабораторной, их сгущенка была признана лучшей и была вкуснее всех. Но мы заявили, что это обман потребителей, так как у них указывалось, что продукт сделан по ГОСТу, то есть не должны были содержаться растительные жиры. А у них были. И мы выиграли процесс. Суды у нас бывают часто, мы идем до последнего и проходим при необходимости все инстанции.

— Какие в последнее время были интересные экспертизы?

— Недавно был случай, когда во время декабрьского ажиотажа, связанного с падением рубля, покупатель не глядя купил бракованный телевизор. Времени-то обдумать и присмотреться нет, когда кругом полно других желающих. После выявления брака оказалось, что стоимость модели в магазине успела возрасти. И потребителю в конце концов вернули больше денег, чем он заплатил первоначально. Вообще, у нас очень много познавательного, мы у себя на сайте постоянно публикуем интересные истории. Начиная от экспертизы пылесоса Kirby, который был продан за 130 тысяч рублей, который вместо сбора пыли выбрасывал ее обратно в помещение, до того, как на автомойке «Мойдодыр» однажды реально умудрились вымыть машину до дыр. Или вот последнее исследование 6 образцов сливочного масла, приобретенного в розничной сети, выявило трех нарушителей, производящих фальсификат.

ПЧЕЛЫ И МАРАФОН

— Чем вы увлекаетесь помимо работы?

— Вообще, бизнес для меня как хобби, по натуре я больше общественник. В свободное время занимаюсь также пчеловодством, есть несколько ульев. Очень интересно за ними наблюдать: они тоже создают сообщества, строят свою жизнь, защищают семейство.

Также у нас в организации развита социальная политика. С этого года всем сотрудникам предоставлен безлимитный фитнес. Я тоже от коллектива не отрываюсь, занимаюсь. Решил перейти на здоровый образ жизни — без курения и алкоголя. В молодости активно занимался бегом, сейчас решил вспомнить это дело, записался на московский марафон, который состоится в сентябре. Там все по-настоящему — 42 километра. На зарубежные марафоны не успел — на Берлинский за год надо было записываться. На казанский марафон тоже записался.

— И наш традиционный вопрос: какие три ваших секрета успеха?

— Первое — это упорство и целеустремленность. Ставить цели и к ним идти. Второе — порядочность, способность отвечать за свои слова и поступки. Если ты сказал, то должен выполнить в любом случае. А также опыт и образование. Любой опыт негативный или положительный можно использовать для блага.

Визитная карточка компании

ООО «Национальный институт качества»

Годовой оборот — 28 млн. рублей.
Количество сотрудников — 40.
Учредитель — Марс Исмагилов (100%).

Визитная карточка руководителя

Марс Исмагилов родился 25 июня 1970 года.

1996 — окончил Московский государственный университет коммерции по специальности «менеджмент».
2006 — окончил Институт государственной службы при президенте РТ по специальности «государственное муниципальное управление».
1997 - 2004 — эксперт по сертификации комитета по защите прав потребителей.
С 2005 года — председатель совета союза потребителей РТ.
В 2005 - 2012 годах — преподаватель Российского государственного торгово-экономического университета, Казанского (Приволжского) федерального университета.
Доктор государственной политики и политической экономии.

Член президиума некоммерческих организаций России, член совета союза потребителей РФ, член рабочей группы Общественной палаты РФ по защите прав потребителей, член общественных советов при ТУ Росреестра по РТ, ТУ Роспотребнадзора по РТ, УФАС РТ, министерства экономики РТ, член согласительной комиссии Госкомитета по тарифам РТ, член рабочей группы по вопросам потребительского рынка РТ.

Награжден почетными грамотами союза потребителей РФ, Российского государственного торгово-экономического университета (Казань), отмечен благодарностью мэра Казани.

Имеет более 40 научных работ и публикаций в области защиты прав потребителей, саморегулирования бизнеса, независимой экспертизы.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (8) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    23.03.2015 08:05

    хорошо бы вернуть маленькие магазинчики, хоть что то качественное можно будет купить.

  • Анонимно
    23.03.2015 10:13

    Скорей бы вернули палатки и магазинчики, а то в этих ТЦ только время теряешь!

    • Анонимно
      23.03.2015 11:54

      просто на входе нужно каждому выдавать портативный огнетушитель в виде ранца за плечами. и не надо бояться

  • Анонимно
    23.03.2015 10:52

    А мне кажется верным моё предложение. Государство должно обязать крупные сетевые магазины отдать один свой прилавок бесплатно татарстанскому фермеру. Причём прилавок должен быть именной. Чтоб я знал, например, что в АТАКЕ на ул Сабан, лавка Сиразина.))) И покупая у него, я уверен что это продукция Сиразина, выращенная на свободном выгуле, без химии и гормонов.. Для чего власть должна такре сделать? Во первых помочь местному фермеру со сбытом. А во вторых-создать конкуренцию на качественный товар внутри магазина.. Вот кпк то так..

    • Свинарка
      24.03.2015 05:56

      Да с чего бы вдруг кто то кому то бесплатно должен отдать. Любой торговый центр платит приличную аренду. Если Сиразин готов оплачивать ее, пусть встает. Ларек на улице тоже бесплатно не встанет. Бизнес есть бизнес, а если он не конкурентоспособен , то о чем речь? Если продукцию Сиразина будут покупать по той цене, которая все затраты покроет, то вперед. Если нет, то значит он плохо работает.

  • Анонимно
    23.03.2015 17:39

    Хто это ? Жерар Депардье? )

  • Анонимно
    24.03.2015 07:45

    Соглашусь. С газобетоном работать не могут, остаются щели, при хорошем ветре форточку открывать не надо,так проветриться.

  • Анонимно
    24.03.2015 08:40

    Государственная экспертиза, не является независимой, она является государственной. Общества потребителей проводят тоже не независимую экспертизу, а потребительскую. Даже судебная экспертиза это ведомственная при минюсте, тоесть обвинитель и проводит экспертизу. Все эти экспертизы можно опротестовать. Это очень важно что такой институт экспертиз работает и может выступать последним арбитром.

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль