Общество 
23.04.2015

Валерий Бокарев: «У меня была успешная судейская карьера. А потом появился Вайсфельд»

Знаменитый хоккейный арбитр о том, как вырасти от электрика на заводе до судьи международного уровня, которому доверили Олимпиаду

Хоккейный «Ак Барс» давно входит в число лидеров российского спорта, однако при этом хоккей республики потерял весьма важную позицию — судейскую. Казанец Валерий Бокарев был одним из ведущих арбитров страны еще в те времена, когда она называлась Советским Союзом. Спортивная редакция «БИЗНЕС Online» пообщалась с Бокаревым, который не забросил любимое дело и работает сейчас на детских и любительских соревнованиях.

В КАПИТАЛИСТИЧЕСКУЮ СТРАНУ Я ВЫЕХАЛ, НЕ ПОБЫВАВ В СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ

36823.jpg
Валерий Бокарев

— Седан, плиз, асиеву, силь ву пле, — начал разговор Валерий Бокарев, приглашая нас в хоккейную раздевалку и используя выражения из английского и французского языков. — Я французский в школе учил, а английский, к сожалению, так и не освоил. Мне хватало элементарных «здравствуй», «до свидания», «как дела?» и знания хоккейных терминов. Но для общения с иностранными судьями подчас хватало и этого, плюс многие представители социалистических стран знали русский. Хотя раньше сами выезды за границу были в диковинку. Меня, к примеру, когда пришел первый вызов из-за границы, мурыжили почти полгода.

— О каком соревновании идет речь?

— В Швейцарии проходил финал Кубка европейских чемпионов. Тогда это четыре сильнейшие команды. Чаще всего чехословаки, финны, шведы и наш ЦСКА разыгрывали в круг звание сильнейшей команды Старого Света. Советский человек должен был «пройти испытание» выездом в соцстрану — Болгарию, какую-нибудь, а меня сразу необходимо было выпускать в капиталистическую Швейцарию. Тогда линейных арбитров из СССР за границу практически не выпускали, но, видимо, кто-то не смог поехать, и меня практически случайно послали обслуживать турнир.

О деньгах, которые можно было заработать, речи тогда вообще не шло, почти всю валюту мы сдавали в спорткомитет, оставляя себе только 10 процентов. Матч в высшей лиге тоже не являлся большой возможностью заработать, платили линейным арбитрам моей квалификации, которая называлась «судья первой категории», по 5 рублей. Арбитрам с республиканской категорией платили по 10 рублей, а со всесоюзной — 17,50. Только главным судьям платили прилично — 50 рублей независимо от категории.

Возвращаясь к первой загранпоездке, то в первый мой приезд я был настороже. Паспорт хранил под подушкой, по городу практически не болтался, ни с кем особо не общался.

— Зато сейчас можно наговориться. Где вы в то время работали?

— На «Теплоконтроле» электриком. Как окончил школу в 1979 году, так туда и устроился. Хотя, когда занялся судейством, то, можно сказать, я работал в свободное от судейства время. Что касается хоккейной карьеры, то она совсем сложилась. После того как заканчивал играть по детям, меня в 1977 году брали ненадолго в молодежную команду СК имени Урицкого, где я два года поиграл. Устроился на «Теплоконтроль», и некоторое время работал на местном стадионе. Защищал цвета заводской команды, летом играл в футбол, зимой — в хоккей, и тут начали подключать меня к судейству. Там каждый спортклуб при заводе должен был обслуживать матчи чемпионата города, и вот так я и втянулся в это дело. Так я пару лет посудил город, потом республику, попал на сборы судей, обслуживающих матчи второй лиги. Причем попал случайно, там другого арбитра вызвали, а он не смог поехать. Я съездил, зарекомендовал себя, но поначалу судил только класс Б или, как тогда говорили, первенство коллективов физкультуры. Но я достаточно быстро поднимался, по году судил КФК, потом вторую лигу и уже на третий год начал обслуживать матчи высшей лиги. Первый мой чемпионат был в 1983 году, когда мне стукнуло 22. Правда, там случился казус, когда я приехал в Новосибирск, где местная «Сибирь» должна была играть со «Спартаком». А матч не состоялся, по-моему, из-за того, что «спартачи» отравились. В результате судейская бригада поболталась по Новосибирску и вернулась по домам.

БЫЛО ВРЕМЯ, РАБОТАЛ НА «ТУРНИРЕ ПОКОЙНИКОВ»

— Из чемпионата 1983 года, когда «Сибирь» в последний раз играла в высшей лиге чемпионата СССР, мне запомнилось, что ее матч с «Динамо-Москва» обслуживал знаменитый советский арбитр из Новосибирска Юрий Карандин. Сейчас даже сложно представить, как доверили бы судить матч команды арбитру из того же города.

— Не обольщайтесь, я тоже несколько таких матчей с участием СК имени Урицкого обслужил. Все просто, судейская бригада по каким-то причинам не могла добраться в город, и матч обслуживали местные арбитры. Причем работали на совесть, хотя пресс в таких матчах был посущественней, чем в играх с нейтральными командами. Земляки ожидали некоей поддержки, но...

Первый мой матч состоялся в итоге в Риге. Естественно, я работал линейным. Тогда на весь Союз было только 12 главных арбитров, из которых 7 представляли Москву. Попасть в эту дюжину было практически невозможно, только по достижению человеком «пенсионного» для судейства возраста. Кстати, в 1983 году мы, молодые, в «вышку» вошли вчетвером. Я, парень из Свердловска, и двое из Новосибирска, которых, как раз Карандин и подтянул. Мне же дал толчок Андрей Сергеевич Захаров, который работал в российском спорткомитете. Он меня проверил на «турнире покойников».

— Где?

— Турнир неудачников второй лиги, которые разыгрывали между собой, кто останется в лиге, а кто вылетит в турнир коллективов физкультуры. В итоге я 6 лет судил линейным в высшей лиге и в 1989 году начал обслуживать матчи в качестве главного. Не все линейные становятся главными, но меня готовили к роли главного, так как я судил в этой роли вначале по второй, а потом по первой лиге, при том что параллельно обслуживал матчи высшей лиги в качестве линейного.

— Давайте вспомним те времена, когда вы начали обслуживать международные матчи уже в качестве главного...

— В 1991 году, еще во времена Союза, я отправился с олимпийской сборной на турне за океан уже в качестве главного арбитра. Тогда судейская элита потихоньку начала сходить, и мне повезло в этом плане. Первым чемпионатом мира у меня был выезд в 1992 году, когда играла сборная России, и я провел там три матча. Это был потолок для новичков, потом и команд-участниц тогда на чемпионатах было немного. При этом игры у меня были не самые сложные, к примеру, Канада — Швейцария. А что тогда из себя представляла Швейцария — «Золотая шайба» (смеется). Правда, и судейство на том чемпионате было не самым серьезным. Я всегда думал, что на такие крупные турниры приезжают сильнейшие арбитры, а оказалось, что это не совсем так. К примеру, из Канады приехал дедушка, который на родине судил исключительно детские соревнования. Его командировали в качестве поощрения.

К началу 90-х я попал в период, когда в Москве не было сильных главных арбитров международного уровня, благодаря чему отсудил три чемпионата мира, Олимпиаду 1994 года. Тогда уже у меня дела пошли по накатанной, постоянно приходили вызовы из международной федерации. Толчком для такого признания стал чемпионат мира в Германии 1993 года. Я тогда отсудил 7 - 8 матчей, причем на групповом этапе работал на матчах сборной Германии. Она вышла в плей-офф, попала на Россию, только после этого наши дороги разошлись.

«ЕСЛИ БЫ НЕ СБОРНАЯ РОССИИ, ТО Я РАБОТАЛ БЫ В ФИНАЛЕ ЧЕМПИОНАТА МИРА»

— Заработали тогда?

— Нет, на международных соревнованиях правило оплаты каждого матча ввели с 1998 года. А до него была определенная сумма, которую выплачивали каждому арбитру, обслуживающему матчи чемпионата. И была уравниловка. Но и рейтинг существенно повышался, потому, что я отсудил один из полуфиналов и матч за третье место.

— А в финал вам закрыло дорогу успешное выступление сборной России, выигравшей тот чемпионат мира.

— Скорее всего. При этом домашние финалы я практически не обслуживал, говорил «молодой ишо». А потом появился Леонид Вайсфельд. И все...

Я постепенно уходил на периферию, судил финалы Кубка европейских чемпионов, но на чемпионаты мира и Олимпиады уже не вызывался. Там еще руководство судейского комитета международной федерации сменилось, и новому руководителю я не приглянулся.

— Как вам судилось в лихие 90-е?

— Многое было. Мой товарищ судил в Хабаровске, потом рассказывал, что и с пистолетом к нему в судейскую наведывались. Но я считаю, что если человека хотят убить, то его убивают, а не тратят время на предупреждения. А угрозы, которые и в отношении меня были, надо пропускать мимо ушей.

— Если так вспоминать, то и 70-е годы можно посчитать лихими. Помню, я в первый раз пришел на хоккей, на матч СК имени Урицкого со СКА МВО из Калинина. Игрок той команды, олимпийский чемпион Борис Александров после матча подъехал к судейскому столику и со всего размаха ударил клюшкой по стеклу.

— Я был на том матче, когда Александров начудил у нас в Казани.

— В 80-е годы был случай с Виктором Хатулевым, которого пожизненно дисквалифицировали...

— Да, тогда игрок рижского «Динамо» и сборной СССР напал на арбитра Михаила Галиновского после чего его дисквалифицировали. Потом, правда, простили, вернули в хоккей, но он уже не смог заиграть полноценно.

— Вы говорили о том, что не очень хорошо знали английский. А как вы выкручивались, если тренеры хотели объяснений по поводу каких-то ваших решений?

— У меня такого не было. Это новое веяние, связанное с работой двух главных арбитров на площадке. По большому счету сейчас ребята отдыхают. На каждого приходится по ползоны. Спиной откатился, вся площадка в твоем обзоре. Нам же приходилось пахать на площадке, где уж там было найти время, чтобы пообщаться с тренерами. А нам приходилось бежать, поспевая за резкой контратакой, наравне с хоккеистами. Поэтому и физическая подготовка была очень приличной. Сейчас, правда, требования к физухе тоже очень высокие.

Требования высокие, но и условия очень хорошие. Вот и потянулись люди в судейство. Говорят, что человек 10 сидят в КХЛ на контрактах, и у них зарплата не зависит от количества проведенных матчей. Правда, они и судят побольше тех, кто не на контракте. Замечу, что уровень судейства у нас приличный, хотя в целом пока и уступает НХЛ. Но коллеги растут, не зря нашего арбитра пригласили в НХЛ на обслуживание матчей. Такого же раньше не было.

Чего не сделаешь, чтобы не мешать хоккеистам... На борту один из лучших арбитров СССР Михаил Галиновский
Чего не сделаешь, чтобы не мешать хоккеистам... На борту один из лучших арбитров СССР Михаил Галиновский

«СЕЙЧАС СУДЬИ НЕ БЕРУТ НА СЕБЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ. ЧУТЬ ЧТО — «ЗВОНОК ДРУГУ»

— Чем отличается судейство ваших лет от нынешнего?

— Стало меньше силового, «грязного» хоккея. Раньше зацеп судился, только когда игрок падал. А сейчас хватает самого факта зацепа для того, чтобы судья оштрафовал. Сейчас на арбитров меньше давления. Раньше мы «ходили» под федерацией хоккея, а сейчас они считаются независимыми, получающими хорошие деньги: от 40 до 50 тысяч рублей за матч в зависимости от квалификации того или иного арбитра.

— В НХЛ есть так называемое правило гейм менеджмента. Когда одна команда ведет с явным преимуществом, то арбитры начинают «подравнивать» игру за счет удалений. Поговаривают, что такое правило могут ввести и в КХЛ.

— У нас я про такое правило не слышал, и тем более не руководствовались мы подобным никогда. Замечу, что сейчас судейство действительно приближается к энхаэловскому. На первый план выходит динамика игры. Если был миллиметровый офсайд, то арбитр предпочтет его не заметить, чтобы не останавливать игру свистками.

— Что является ключевым моментом в арбитраже?

— Последовательность. Удалил одного за какое-то нарушение, должен так же наказать за подобное другого. Еще бы я добавил необходимость психологической подготовки. Если ты будешь обращать внимание на чужие высказывания, ни к чему хорошему это не приведет. Сколько про меня писали в прессе не самого лестного... Я из-за этого «Советский спорт» перестал читать. Там написали, что меня то ли избили, то ли напали в Челябинске после матча «Трактора» и «Динамо». Ничего подобного не было! Я писал опровержения, но они их не публиковали, с тех пор я их больше не читаю.

— А что входит в понятие «работа с судьями»?

— Встреча, расселение и прием хозяевами судейской бригады. В этом была своя логика, потому что после матчей в советские, а потом и в начале российских времен даже покушать негде было после игр. Сейчас арбитров КХЛ только встречают, но они сами решают свои проблемы за деньги, которые им дает руководство лиги. Но «начудить» сейчас никому и в голову не придет, телевидение с его видеоповторами практически исключает всякую подобную возможность. Сейчас судьи больно-то и не берут на себя ответственность. Чуть спорный момент — сразу «звонок другу».

— Наверное, сейчас в Татарстане много желающих заняться таким «сытным» делом, как хоккейное судейство.

— Если бы. Мы при федерации хоккея России открыли школу судей. На первое занятие пришли под 40 человек. Сейчас осталось 15, но кто из них пойдет дальше — сказать не берусь. Изначально для работы судьей нужно серьезно вложиться: купить форму, коньки и так далее. А деньги, которые ты заработаешь за матч, мизерные. За детские соревнования платят по 150 рублей, а наслушаться можешь о себе как от тренеров, так и родителей юных хоккеистов такого, что не всякая нервная система выдержит. Матчи под эгидой федерации оцениваются в 500 рублей.

«БИЛЯЛЕТДИНОВ ЗАПОМНИЛСЯ КАК ИНТЕЛЛИГЕНТ ОТ ХОККЕЯ»

— Только этим объясняется нынешнее отсутствие татарстанских судей в элите?

— Разными причинами. Например, долгое время судейством занимался ваш коллега, бывший хоккеист Дмитрий Нестеров. Но он в какой-то год не поехал на судейские сборы, вылетел из обоймы и отошел от судейства. Правда, все это произошло уже после его переезда в Москву. Сейчас есть Антон Лаврентьев, который может претендовать на работу в судейском корпусе. Он 1983 года рождения, воспитанник казанского хоккея, занимался у тренера Александра Дюмина в «Ак Барсе» вместе с Дмитрием Обуховым. У него есть данные, понимает хоккей, хорошее катание, работает в высшей лиге, сейчас будет работать там на финале. Но при этом имеет собственное мнение, которое часто идет вразрез с мнением представителей инспекторского корпуса. Вот как у него пойдет в дальнейшем — я не знаю. Из этого же выпуска Дюмина Сергей Носов — сын нашего известного хоккейного арбитра Валерия Носова. Носов-младший сейчас работает главным на первенстве МХЛ. А если копнуть глубже, то к нам на судейские занятия приходили люди, которые элементарно не умели кататься, передвигались по площадке, держась за бортик. Просили: научите меня судить, ну, и кататься заодно.

Из телеведущего Дмитрия Нестерова в итоге так и не получилось хоккейного арбитра
Из телеведущего Дмитрия Нестерова в итоге так и не получилось хоккейного арбитра

— А как готовятся арбитры в межсезонье?

— Самое сложное — это, вы правы, межсезонье. Если над физической формой можно поработать самостоятельно, то отсутствие льда — это просто беда. Чтобы этого не было, прежнее руководство «Ак Барса» позволяло нам, арбитрам, готовится летом вместе с командой. Тот же Юрий Иванович Моисеев, к примеру, очень благосклонно и уважительно относился к представителям судейского корпуса, осаживал своих подопечных, если кто-то хотел наехать на арбитра. Мы, я имею в виду казанскую часть судейского корпуса, тогда всех «барсов» знали, благо многие из них были местными воспитанниками. Сейчас нас близко не подпускают к команде, такое просто невозможно. Мы не знаем их, они не знают нас... При том что хоккейные нюансы они не знают, так только базовые правила.

— Отсюда и удивление: за что меня удалили? Вы объясняете, за что?

— После игры подойди, я объясню. А если тратить на это игровое время, то весь матч будешь заниматься объяснением своих решений. Максимум кто мог со мной пообщаться, то это капитан, и то когда я его подзову к себе. Да, сейчас на это меньше обращают внимание, делают скидку на то, что этот человек — капитан, но и ему можно дать «десятку», если будет надоедать с расспросами.

— В ваше время не советовали «поберечь» звезд играющих команд, чтобы их не били?

— Для этого существовали тафгаи. И такие известные, как Александр Юдин, который и в хоккей играл неплохо, и мог защитить лидера своей команды, и такие, как Михаил Стрелков из питерского СКА, который и на коньках-то толком кататься не мог. Но его катания хватало для того, чтобы приблизиться к грубияну и решить вопрос. А почему мы, судьи, должны кому-то представлять какие-то привилегии, для нас они все равны.

— Каким был на площадке защитник московского «Динамо» Зинэтула Билялетдинов?

— Интеллигент от хоккея. В той команде жестким был капитан «Динамо» и сборной СССР тех лет Валерий Васильев, а Билялетдинов был помягче. Олега Знарка запомнил. В какой-то сезон у меня было несколько матчей рижского «Динамо», которые я судил, и мы со Знарком уже были «на штыках». Почему-то не могли с ним найти общего языка, а он капитанил в Риге. И вот как-то приезжаю в столицу Латвии, он меня увидел, тут же расстроился: «Опять ты нас судишь! Ты хотя бы не души...» Но меня очень не любил наставник «Торпедо» из Усть-Каменогорска Владимир Гольц, хотя мне все равно было кого судить. Как мне говорил известный советский судья Валентин Иванович Козин: «Для чего нужен судья? Чтобы внести ясность, когда одна команда утверждает, что было удаление, а вторая — против». А если обе команды играют по правилам, то и судья не должен вмешиваться и своими действиями решать судьбу игры.

— Как вы относитесь к приглашению на судейство иностранцев?

— Когда я еще сам судил, начались такие разговоры. А потом пригласили иностранца, он приехал, паршиво отработал и уехал. Или другой начудил, дал две минуты, потом сам же свое решение отменил. А мы-то здесь остаемся. Если ошибаемся, нас так полоскают, что в следующий раз более ответственно подходишь к работе. Иностранцы не сильнее наших арбитров.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (1) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    23.04.2015 15:08

    Помню-помню этого косячника по судейству на уровне третьей лиги. Сдается мне как раз Лаврентьева он тогда и поддушивал

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль