Общество 
30.04.2015

Шелдон Брукбэнк: «Ак Барс» много играет назад, как «Детройт»

Канадский защитник «Ак Барса» рассказал, что помешало команде выиграть финал Кубка Гагарина

В середине сезона состав «Ак Барса» пополнил обладатель Кубка Стэнли Шелдон Брукбэнк. Неожиданный трансфер быстро оправдал себя, хотя в плей-офф канадский защитник провел лишь 9 матчей. В интервью «БИЗНЕС Online» Брукбэнк поделился мнением о системе игры казанской команды, рассказал об интересе «Чикаго» к Андерсу Нильссону и объяснил сложную для российского человека вещь, что интересного можно найти в бейсболе.

«МЫ ОКАЗАЛИСЬ НЕ ГОТОВЫ К ПОСЛЕДНЕМУ МАТЧУ»

— Шелдон, в чем причина разгромного поражения «Ак Барса» в финале Кубка Гагарина?

— Выглядело все так, что мы не играли как команда, в остальных сериях плей-офф все было более организованно. СКА сыграл отлично, они были готовы играть, а мы, видимо, нет. Мы смогли так хорошо распорядиться своими моментами, соперник наказывал за каждую ошибку.

— СКА ничего особенного не делал?

— Особенное как раз в том, что они реализовывали свои моменты, причем они могли делать отличные передачи в чужой зоне, обыгрывать. Матчи ведь были равными, просто они в завершении атак были лучше.

— Такие моменты можно исправить на тренировках или все в головах хоккеистов?

— Многое зависит от человека, но мне не очень нравится, когда говорят, что это не натренируешь. Если ты сконцентрирован на каждом занятии, всегда пытаешься сделать что-то новое, быть лучшим, то это все перейдет в матчи. Не знаю, так ли делал СКА, но иногда, когда у команды трудности, помочь может именно постоянная концентрация и работа.

— «Ак Барс» был готов к пятому матчу?

— Показалось, что нет, мы не смогли собраться. Мне тяжело говорить, я не играл, но со стороны выглядело так, что некоторые парни мыслями уже где-то далеко. Я не уверен, просто впечатление такое осталось. В предыдущих матчах все было лучше.

— В раздевалке перед матчем никаких вдохновляющих речей не было?

— Были. У нас Свитов в этом хорош, он обычно заводит всех перед выходом на лед.

— Он по-русски в этот момент говорит?

— По-русски, но он и английский очень хорошо знает, потому что играл в Северной Америке. Кольцов, кстати, тоже говорит. А речи в любом случае произносятся на русском, но это такая универсальная для хоккея вещь, ты на любом языке понимаешь посыл и эмоции. Если уж есть вопросы, всегда можно спросить у соседа.

«В РАЗДЕВАЛКЕ БУРМИСТРОВА И СВИТОВА СПЕЦИАЛЬНО ПОСАДИЛИ К ИНОСТРАНЦАМ»

— А как иностранцы понимают установки на тренировках?

— В большинстве случаев все рисуется на планшетке, надо только следить внимательнее. Первые пару раз во время нового упражнения ты не особо понимаешь, что происходит, потом смотришь на других, спрашиваешь у кого-нибудь. Ткачев, Бурмистров тоже могут доступно объяснить. А потом уже все запоминается, 2 в 1, 3 в 2 и так далее. В раздевалке тренер сам спрашивает, есть ли вопросы, когда объясняет что-то новое. Билялетдинов очень хорошо говорит по-английски, обращает внимание на детали. Это не так сложно, как может показаться, хотя в любом случае бывает такое, что просто не понимаешь суть.

— Хорошо, на тренировках время есть. А во время матчей, в перерывах?

— А там все уже просто, задача стоит не дать сопернику забить, ее стараешься выполнять, во всем хоккее так. И общения поменьше, фразы проще, все всё понимают. Но перевод все равно можно получить — у нас раздевалка так устроена, что легионеры сидят вместе, а рядом Свитов, Бурмистров. Уверен, это сделано специально, чтобы упростить общение — англоязычных подселяют к иностранцам.

«ИГРОКИ НА ЛЬДУ ПОЧТИ НЕ ОБЩАЮТСЯ»

— Что было самым сложным для вас в КХЛ?

— Не сложным, а странным. Я привык играть на маленькой площадке, всю жизнь на ней провел, и там шайба всегда идет вперед. Здесь же нападающий может остановиться, вернуться в свою зону, раскатиться заново. Из-за этого и игра не такая силовая. Сложно было играть в углах, потому что времени и пространства у соперника очень много, нужно обязательно атаковать игрока с шайбой, но не очень активно. Расстояние непривычное, потому что в НХЛ 3 метра разницы между тобой и нападающим позволяют и вперед выйти, и назад вернуться в случае чего.

Определенно мне пришлось перестраиваться, я привык к другой игре, где столкновений больше, решения нужно принимать быстрее. Это другая система игры, зон защитников здесь больше.

И еще одна была проблема в отсутствии коммуникации на льду. Во-первых, язык разный. А во-вторых, здесь просто парни меньше подсказывают друг другу. В НХЛ все время нужно говорить, всех об этом предупреждают. «Я взял того, можешь бежать, останься, пас», — очень много разговоров. В КХЛ же на льду как-то тихо, поэтому всегда думаешь: «Мне возвращаться или нет? Взял партнер второго игрока или нет?» Не было уверенности, что вот это моя задача, а с тем разберется партнер, стоишь и дергаешься. Может быть, со временем это прошло бы, но для меня это до последнего было странно.

— Могли ожидать, что окажетесь в запасе, переехав в КХЛ?

— Совершенно не мог. Я думал, что буду попадать в состав, если уж меня позвали. Я не обижаюсь, но в любом случае расстраивает такое, сидеть и смотреть на хоккей тяжело, это явно не то, что я планировал. Может быть, как раз проблема с взаимопониманием на льду сказалась, не знаю.

— В деньгах сильно потеряли? Вы приехали как раз в самый пик кризиса.

— Потерял, как и все. Посчитайте по курсу, сколько в процентах ушло. Но это один из рисков переезда в другую страну, никуда от этого не денешься. Приятного в этом мало, но не могу сказать, что это испортило мне год.

«ВСЕ ЖДАЛИ ДРАКИ С РЫСПАЕВЫМ, НО ОН НЕ ВЫШЕЛ»

— Вы сразу сказали, когда приехали, что не будете много драться в КХЛ. Тренер как-то ограничивал в этом?

— Честно говоря, не в тренере даже дело. Было очень много моментов, когда я был готов подраться, но не хотел получать дисквалификации. Я поздно присоединился к команде, сыграл мало матчей, а здесь за вторую драку сразу наказывают. Если бы не это правило, я бы себя так жестко не контролировал.

— Лиге не хватает тафгаев? Сейчас такой игрок есть только у «Барыса»...

— На самом деле наверняка есть парни в любой команде, которые могли бы драться больше, все дело в этом правиле. Артюхин, например, у нас вот есть Свитов, даже он чаще бы сбрасывал перчатки. Парни могут подъехать к чужой скамейке, объяснить что-то. Но бывают ситуации, когда ты схватил соперника, а он сразу упал, даже без удара, в итоге ни драки, ни игры, сразу дисквалификация. Стоит оно того? Конечно, бывают эпизоды, когда нужно вступаться: лидера толкнули, вратаря атаковали. Но вряд ли для такого необходимо вводить в состав тафгаев, правила оберегают игроков.

— Свитов вот подрался с Рыспаевым, а вы тот матч пропускали. Смогли бы победить нападающего «Барыса»?

— Мне хочется думать, что смог бы. Драка — странная штука, можно пять раз подряд победить одного и того же парня, а на шестой он так тебя размажет! Мне кажется, я помудрее Рыспаева в драке, поопытнее. Когда мы играли в Астане, ничего не получилось, он ни одной смены не сыграл. Все ждали драки, но я же не полезу к ним на скамейку.

«АК БАРС» ПОХОЖ НА «ДЕТРОЙТ»

— Как бы вы оценили стиль игры «Ак Барса»? В НХЛ есть похожие команды?

— Стиль с игрой назад, здесь так все делают. В Штатах «Детройт» всегда был этим известен. Не говорю, что это плохо, просто по-другому.

Чаще всего в НХЛ шайба из средней зоны обязательно уходит в зону атаки, без возвратов. Причем даже необязательно забросом, а с подключением защитника, тогда пятерка перестраивается, нападающие меняются местами, все время создается давление. В КХЛ такого нет, игрок с шайбой может уехать назад, подумать, передать, почти как в футболе. Если в Америке будешь стоять на своей половине средней зоны, в тебя рано или поздно врежется игрок и отберет шайбу. Здесь до тебя могут не добежать, ты делаешь пару шагов в сторону, и соперник разворачивается. Первое время меня это удивляло. Я всегда играл против третьих-четвертых звеньев, эти парни всегда бегут на тебя, постоянно, поэтому надо двигать шайбу хоть куда-то. Привыкал долго, но вообще это даже здорово — бьют не так часто, играть полегче.

— А есть в КХЛ команды, которые пытаются играть в североамериканский хоккей?

— Почти все команды действуют одинаково, разве что у «Йокерита» система отличается — они тоже бегут за шайбой. Видимо, здесь такой стиль.

Шелдон с семьей (фото из личного архива)

«В РОССИИ ВСЕ ОКАЗАЛОСЬ ЛУЧШЕ, ЧЕМ Я ОЖИДАЛ»

— Какие у вас планы на будущее?

— Не знаю. Сейчас вернусь в Штаты, буду ждать предложений, может быть, останусь играть там. Постараюсь получить двусторонний контракт в НХЛ. Честно говоря, много об этом еще не думал, но знаю, что и в Европе есть варианты. Сейчас я знаком с хоккеем на больших площадках, опыт поможет.

— То есть карьеру завершать точно не планируете?

— Пока нет. Пару лет еще поиграю.

— Что вам запомнится о России помимо хоккея?

— Здесь все намного лучше, чем все думают. Наверное, нас в Северной Америке не очень хорошо информируют. Не то чтобы по рассказам тут все плохо, но явно лучше, чем ожидаешь. Поначалу я видел много всего необычного, а потом понял, что отличий не так много, люди спокойно живут, все в порядке. Наверняка в России есть места, где жить тяжело, — так в любой стане, но я видел только хорошие города.

— А чего вы ожидали?

— Наверное, чего-то постаревшего, изжившего себя. Но здесь все в порядке.

— А что было самым необычным для вас?

— Отношение к деталям — здесь на мелочах не так заостряют внимание. Вроде смотришь, все в порядке, приглядишься — и какая-то мелочь недоработана, недосмотрели вот. И так почти во всем. Может быть, это даже правильно — меньше переживаний.

— Все обычно говорят про вождение...

— Да, ряд здесь не соблюдают. Но я ведь жил в Нью-Джерси, там все водят, как ослы! Постоянно перестраиваться приходится, все лезут кто как хочет. Это нормально для Нью-Джерси и тем более для нью-йоркцев, которые думают, что все принадлежит им. Рядом с Нью-Йорком все такие, в соседних Штатах их за это не очень любят.

«МНЕ НЕ НРАВИТСЯ НОВАЯ СИСТЕМА ПЛЕЙ-ОФФ НХЛ»

— Вы следите за НХЛ сейчас? За «Чикаго» болеете?

— Я не болею за команды, только за своих друзей. Так получилось, что из-за часового пояса мог смотреть овертаймы в матчах «Чикаго» и «Нэшвилла». Я стараюсь смотреть, если могу, слежу за знакомыми, и мне легко понимать все, что происходит на льду. Сложно только смотреть на Кубок Стэнли в чужих руках, потому что, выиграв его раз, ты не хочешь его никому отдавать. Какая-то ревность появляется, собственничество. Понятно, что отдать придется, но не хочется, чтобы он был чьим-то еще. Так с любым трофеем.

— Как вам новая система плей-офф? Один из лучших вратарей сезона Пекка Ринне уже вылетел.

— Кстати, Ринне — мой хороший приятель, мы с ним играли в «Милуоки Эдмиралс». Это нечестно, когда две сильные команды встречаются в первом же раунде, «Нэшвилл» отлично играл в этом году. Лучше бы первые места дивизионов занимали первые строчки в конференции, а потом уже все по очкам. Была еще пара «Ванкувер» — «Калгари», это не очень сильные команды, но одна из них пошла дальше. А еще эта странная штука с «уайлд-кард».

Систему поменяли, но наверняка снова будут говорить, что Западная конференция сильнее, при мне всегда так было. И это правда, на Западе больше стилей, хоккей активнее, шайба ходит от ворот до ворот, силовой борьбы много. А на Востоке больше думают, играют через пас, причем такая игра проще. Но у «Бостона» получилось выиграть Кубок, значит, восточная команда может победить. Хотя Запад в этом году намного сильнее.

— Как так получилось, что «Виннипег» перешел на Запад? Им в Анахайм лететь через полстраны.

— А с Анахаймом так всегда, кто бы ни попадался в плей-офф. Когда я играл за «Дакс», мы встречались с «Детройтом», он тогда был на Востоке, и все равно лететь нужно было часов пять. И приходилось постоянно менять пояса, в «Ак Барсе» на выезде мы жили по своему времени. Седьмой матч играть было очень сложно. А Казани повезло — в любую сторону довольно близко, ничего трудного в перелетах.

«СКА ДЕЛАЕТ ШОУ КАЖДЫЙ ДЕНЬ, КАК В НХЛ»

— Сейчас об этом как-то перестали говорить, но, на ваш взгляд, КХЛ способна догнать НХЛ?

— Способна, дело в игроках. Все начинается на льду, нужно привлекать больше звезд, повышать общий класс хоккеистов. Что касается шоу, то некоторые команды уже сейчас достигли хорошего уровня — СКА на каждом матче устраивает представления, арена забита, все красиво и помпезно. В НХЛ такое делают все, и мы между собой эту лигу называем шоу.

Может быть, КХЛ стоит привлечь больше европейских городов. Я слышал, такое возможно — Прага уже была, гипотетически Стокгольм бы помог. Придется убрать пару команд с Востока, которые не так хороши, но это единственный вариант, как по мне. И арены маловаты — даже красивый дворец в Питере только на 12 тысяч, в НХЛ 15 — это минимум, у «Виннипега» и «Айлендерс» такие. Хотя для меня важнее, чтобы арена была полной, в Казани получалось собирать трибуны, было здорово.

«ОТПУСК ПРОВОЖУ, КАК В АМЕРИКАНСКИХ ФИЛЬМАХ»

— Вы родом из маленького города Лэнигана. Чем там можно заняться летом?

— Да, маленького, там ни одного светофора нет. Но я ведь не живу там уже давно, Кубок только туда привозил, потому что это родина, воспоминания. А сейчас мы живем в Чикаго, купили свой дом. До этого жил в Саскатуне, а когда играл в Анахайме, никуда уезжать не нужно было — Калифорния ведь.

— Как вы проводите отпуск?

— Сначала отдыхаем дома, потом с семьей брата едем в Калифорнию, его дети того же возраста, что и мои. Так что мы с Уэйдом будем сидеть во дворе, смотреть на детей, пить пиво, готовить на гриле. Все как в американских фильмах, да. Еще я буду ходить на бейсбол — стадион «Чикаго Кабс» недалеко от моего дома, я езжу туда на велосипеде.

— Там не скучно?

— Я понимаю, о чем вы... Так совпадает, что бейсбольный сезон начинается, как только заканчивается хоккейный, поэтому все уходят туда. Я сам играл в детстве, это очень увлекательный спорт. Со стороны смотреть, не понимая толком правил, тяжело, но выходить на поле, бросать и бегать интересно. Все время дурачишься, игроки друг над другом прикалываются, это весело.

— И ведь матчи могут по пять часов идти...

— Да, может, все очень медленно, но на стадион приходят не столько за зрелищем, сколько за атмосферой, это часть культуры. Сидишь с напитками, ешь огромный хот-дог, ходишь постоянно за едой, сувениры покупаешь, погода всегда хорошая. Это спорт для стадионов. Американский футбол, например, лучше смотреть по телевизору, а бейсбол надо видеть с трибун. Но мне и обычный футбол очень нравится.

1.jpg

«БРАТ ВСЕ ВРЕМЯ СПРАШИВАЛ ПРО НИЛЬССОНА»

— Чем ваш брат занимается?

— Он профессиональный скаут «Чикаго Блэкхокс». Последние четыре года карьеры Уэйд отыграл в фарм-клубе Чикаго, он понравился руководству тем, как всегда помогал новичкам. В итоге решили позаботиться о нем по окончании карьеры, дали работу в клубе на постоянной основе, чего многие пытаются добиться. Сейчас смотрит игроков, которых клуб может обменять.

— Про Андерса Нильссона случайно ничего не рассказывал? Права на вратаря у «Чикаго».

— Он постоянно спрашивал у меня про Нильссона. «Чикаго» получило права на него после обмена с Ником Ледди, который всегда был моим партнером на льду. На мой взгляд, Ледди обладает лучшим катанием среди всех защитников НХЛ, близко со Скоттом Нидермайером, никто его не перебегает. А про Нильссона тогда никто ничего толком не знал, обменяли и обменяли. Теперь, когда Уэйд узнал, что Андерс очень хорошо провел этот плей-офф, в «Чикаго» поняли, что не просто так отдали хорошего защитника.

Нильссону будет тяжело в случае чего. Кроуфорд, Дарлинг, Раанта, где-то в АХЛ еще есть Лейтон.

— Предугадать невозможно, потолок зарплат иногда вынуждает клубы прощаться с сильными игроками. Вдруг Дарлинг будет так хорош, что «Чикаго» не сможет его удержать? Для Нильссона хорошо то, что он большой. Я знаю главного тренера «Блэкхокс», Кенневиль хочет видеть в воротах большого парня — посмотрите и на Кроуфорда, и на Дарлинга. Надеюсь, все сложится удачно. Не знаю, что он сам будет делать, но на месте «Чикаго» я бы не менял его.

Фото: ak-bars.ru

Справка

Шелдон Брубэнк — защитник казанского «Ак Барса».
Родился 8 октября 1980 года в Лэнигане.
Начинал карьеру в клубе «Миссисипи Су Вулвз», также выступал за молодежные клубы «Гранд-Рапидс Гриффинс» и «Цинциннати Майти Дакс». В 2005 году перешел в клуб АХЛ «Милуоки Эдмиралс», начал выступать в НХЛ. С 2007 по 2014 год выступал в Национальной хоккейной лиге за «Нью-Джерси Девилз», «Анахайм Дакс», а в составе «Чикаго Блэкхокс» стал обладателем Кубка Стэнли В «Ак Барс» перешел в середине прошедшего сезона, заменив другого канадского защитника Шона Хешку.

В казанском клубе провел 44 матча, набрал 8 (4+4) очков при показателе полезности +14.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (3) Обновить комментарииОбновить комментарии
Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль