Бизнес 
29.05.2015

КАМАЗ: Если «Народный фронт» не встанет на борьбу с минфином и Центробанком, они угробят страну!

Почему челнинские аналитики добрым словом поминают сталинского любимца Василия Грабина, а казанские химики недобрым — Михаила Погосяна

Засилье банкиров, чрезмерное количество выходных, отсутствие преференций своим производителям, половинчатость властных решений — обо всем этом высказались вчера промышленники Татарстана на круглом столе движения «Народный фронт «За Россию». Как услышал корреспондент «БИЗНЕС Online», их чаяния пообещали закинуть «на самый верх». Ведь «Народный фронт» был создан для того, чтобы доносить до его лидера — президента России — проблемы и варианты их решений.

ДАЕШЬ «РОДНЫЕ» ХОЛОДИЛЬНИКИ!

«Мы на самый верх можем напрямую информацию принести, но нам надо понять, что мы должны принести», — сформулировал идеологию круглого стола сопредседатель регионального штаба общероссийского общественного движения «Народный фронт «За Россию», президент ассоциации предприятий и предпринимателей РТ Александр Лаврентьев. Но прежде всего тезисы круглого стола «доедут» до промышленной конференции «Страна живет, когда работают заводы», которая пройдет в Москве 8 июня.

Своего рода информационную питательную среду мероприятию создали два заместителя татарстанских министров: промышленности и торговли РТ — Алмаз Хусаинов, экономики — Булат Хазиахметов. Их выдержанные в бодрых тонах доклады стали фоном, на котором выплетали свои кружева, а временами и выделывали танцы с саблями представители татарстанской крупной промышленности, а также малого и среднего бизнеса.

Первым дали высказаться генеральному директору ОАО «ПОЗиС» Радику Хасанову. Среди прочего он полностью поддержал курс на импортозамещение. Указав на то, что зеленодольские холодильники на 51% состоят из импортных материалов, гендиректор попросил предприятия нефтехимии быть более активными в этом вопросе. В ответ ему генеральный директор ОАО «Татнефтехиминфест-холдинг» Рафинат Яруллин шутливо подтвердил, что Хасанов химиков уже «задолбал» (в положительном смысле), и, в свою очередь, попросил быть более активными авиастроителей.

— В связи с тем, что нам надо делать авиацию, обращаюсь к вам как к специалисту, — сказал он Лаврентьеву (который, помимо всего остального, является председателем совета директоров ПАО «Казанский вертолетный завод» прим. авт.). — По новым материалам, которые нужны для новых самолетов, авиастроители должны перед химиками ставить вопросы.

— А разве Объединенная авиастроительная корпорация не ставит? — озадаченно ответил Лаврентьев. — Вот во главе был друг Погосян (Михаил Погосян возглавлял ОАК до с 2011-го по январь 2015 года — прим. авт.), и вам не ставили задачи по материалам?

— Никто нам не ставил ничего, — недовольным тоном заметил Яруллин. — Погосян, он ведь в облаках живет.

ТАК СКОЛЬКО ЖЕ НАДО ОТДЫХАТЬ?

Тем временем Хасанов, припомнив название «Страна живет, когда работают заводы», довольно ядовито спросил: как же они будут работать, если вдруг в какую-нибудь из особых экономических зон (КИП «Мастер», «Алабуга») вдруг приходит иностранная компания, получает преференции и начинает гнать продукцию, аналогичную местной, например, полиэтиленовые трубы и холодильники? Если давать преференции, так всем, предложил Хасанов. Его поддержал председатель совета директоров ООО «КОМ» Василий Маньковский: «За 25 лет тотального импорта он так укрепился, что просто так его не спихнешь. Раньше говорили, что наше производство дешевое, но некачественное, сегодня же оно дорогое и не всегда качественное. Почему? Потому что у нас нет объемов, а цена формируется прежде всего от объемов. А откуда возьмутся объемы, если есть брендовая импортная продукция (тут он указал, например, на сотрудничество КАМАЗа с иностранными компаниямиавт.)? Мы 25 лет доказываем, что что-то можем, что не проходимцы. Но разве нас заметили?» По мнению Маньковского, нужна система квот: крупные предприятия должны потреблять какой-то процент отечественной продукции и тем самым подтягивать отечественного поставщика до более высокого уровня. Иначе ничего не сдвинется с мертвой точки.

С возмущением прошелся Хасанов и по слишком большому количеству выходных: «В июне опять отдыхать будем три дня. У меня вчера был профсоюзный актив. Знаете, что спросили? «Когда мы перестанем отдыхать и начнем работать?» В одной из наших газет уже была дискуссия, так вот, коллеги, давайте начнем работать! А то в мае полмесяца коту под хвост, январь весь пропадает. Наш профсоюз уже вышел с таким предложением».

Рафинат Яруллин (справа)
Рафинат Яруллин (справа)

«БЫЛ ТУТ ОДИН ПО БАНКРОТСТВАМ, СЕГОДНЯ ПОД ПАРИЖЕМ ЖИВЕТ…»

Яруллин, когда дело дошло до его доклада, сурово заметил, что формулировка о стране и заводах едва ли не единственная здравая мысль, которую он встречал у «Народного фронта». Но тут же добавил, что заводы если и работают, то в основном на банки. «Как при таких кредитах может производство иметь прибыль?! — возмущался он. — При таких процентах о крупном бизнесе говорить еще можно, а вот малый умирает. В «Химграде» (а именно там и проходил круглый столприм. авт.) многие проекты застряли, в «Алабуге» — тоже. Основной вопрос — кредиты. Если не будет хороших кредитов, то…» Далее Яруллин выразил обеспокоенность огромным числом банкротств: «Кто регулирует работу по банкротствам? Должен быть создан институт по поддержке таких предприятий. Как страна может жить, когда банкротят заводы?» Он сравнил эту ситуацию с относительно давними историями о том, как в России загубили биотехнологии и производство углепластика: «Мы все говорим о биотехнологиях. Но в первую очередь угробили заводы, которые делали кормовой белок. Просто увезли за границу. А углепластик? Открыли сегодня крупнейшее производство в «Алабуге», но купили опять импортное. А ведь мы были первые по углепластикам! Но и эти заводы в первые годы перестройки увезли за рубеж!»

«Был у нас один институт по банкротствам, во главе него стоял товарищ, который сегодня живет под Парижем», — философски заметил Лаврентьев, но потом вполне серьезно напомнил, что врио президента РТ Рустам Минниханов дал команду вопросом банкротств заняться серьезно, не доводить до крайностей. Ведь за состоянием дел на предприятиях можно следить по их отчетности, по тому, что с ними происходит. Лаврентьев отметил, что надо создать у себя такой следящий институт, в который бы вошли представители разных министерств.

РОБОТЫ ПРОТИВ СТАБИЛЬНОСТИ

Нерядовым стало выступление руководителя аналитической службы ОАО «КАМАЗ» Бориса Морозова. «Заводы работают тогда, когда в стране крутится экономический механизм, — начал он с теории. — Экономика работает, когда в ней есть деньги. Сейчас эпоха, когда после предыдущего кризиса деньги опять нырнули в минус. Ни в одну историческую эпоху, если денежная масса упала ниже нуля и сокращается, ни одна экономика мира никогда не росла. Сейчас наша, понимаешь, соотечественница в банке взяла и устроила минусовые деньги для страны. И как бы мы с вами ни дергались, экономика все равно сдохнет!» По мнению Морозова, разговоры о налогах, тарифах, кредитах при дефиците денег, «который нам устраивает Центробанк», бесполезны. Но просвет все же есть — надо возвращаться к скоростным производственным процессам. Почему «возвращаться»? «Кто-нибудь сталкивался со скоростным проектированием, которое придумал Василий Гаврилович Грабин? — обратился Морозов к аудитории и, не услышав ответа, продолжил. — А ведь это эпоха была! Благодаря этому и войну выиграли. Да, есть повод не любить Грабина, потому что его любил Сталин. Еще бы! Он сумел в 14 раз увеличить производство пушек. Представьте: все ушли на фронт, остались женщины и дети, а он — в 14 раз! Потому что до войны успел внедрить скоростное проектирование... Теперь до нас дошло. Примерно полтора месяца назад в России (к сожалению, не в Казани) провели первый конгресс по быстрореагирующему производству, а между тем в Америке был уже 20-й съезд на эту тему, в Европе — 13-й. Грабин все это придумал в 1940 году, и если бы он все это не внедрил, то мы бы войну проиграли — не на чем было бы воевать. Родина скоростных процессов — военная промышленность СССР, и сейчас надо к этому возвращаться!» Впрочем, высокая производительность оказывается палкой о двух концах. «Высокая производительность — давно пытаюсь понять, что это значит, — заинтриговал Морозов. — Например, мы вместе с «Эйдосом» придумали двухроботный комплекс, который в 300 раз повышает производительность по сварке. 300 сварщиков заменяет! Нам в эту сторону надо двигаться? Правильное это направление? Или важнее последнее прошедшее разъяснение о том, что местом с высокой производительностью считается то, где зарплата в 1,5 - 2 раза выше, чем у других?»

Второй призыв Морозова тоже был выдержан в боевых тонах: «Если НФ не встанет на борьбу с минфином и ЦБ, они страну угробят!» Далее в огород замминистров был брошен второй камень: «Если у минэкономики все хорошо, как я понял из доклада, то у предприятий все плохо», — подытожил камазовец.

ТУМАННЫЕ СИГНАЛЫ ОТ ВЛАСТИ

«Задача состояла не в том, чтобы рассказать о том, какие мы хорошие, а в том, чтобы показать, какие есть инструменты для малого и среднего бизнеса, и вовлечь предприятия в работу, которую мы на сегодня проводим», — позже, когда речь шла о госпрограммах помощи МСБ, ответил на упрек Морозова Хазиахметов. Коллегу поддержал Хусаинов, отметивший, что МСБ в пассивности — приходится буквально брать за руку и заставлять пользоваться имеющимися механизмами помощи. Предприниматели в лице члена совета ассоциации предприятий МСБ РТ Радика Халиуллина в ответ указали на то, что многое сорвали валютные скачки, кроме того, и потенциальные помощники МСБ типа фонда Бортника могут задним числом менять условия игры… На чрезвычайно слабую информированность МСБ указал генеральный директор НПО «Энергия» Артем Кузнецов. В итоге договорились о том, что МСБ специально соберут и «выложат» перед ним все инструменты поддержки.

Кузнецов отметил, что должна быть и плановость развития экономики. Сегодня же планируется только деятельность крупняков, а до МСБ и дела никому нет. Коллегу поддержал директор ООО «ЭкоЭнергияИнжениринг» Эрнст Ульданов. Он напомнил об ответственности власти за свои решения. «Не так давно в Татарстане принимали программу развития биотехнологий, — рассказал он. — Я воспринял программу как сигнал к действию, мы построили биогазовую установку в Буинском районе, которая получила высокую оценку немецких специалистов. Но в итоге заявленная программа не была профинансирована должным образом, а теперь свернута, исключена из инвестиционного меморандума. Мы на заявления власти ориентируемся и ожидаем, что они будут выполняться. Надо доводить политические решения до логического завершения».

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (9) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    29.05.2015 09:48

    Посидели, поворчали, выпустили пар и разошлись

  • Анонимно
    29.05.2015 09:53

    Надо просто работать.

  • Анонимно
    29.05.2015 09:59

    А на фото последнем Алексей Мамаков что ли?

  • Анонимно
    29.05.2015 10:26

    Скорее народный фронт угробит.

  • Анонимно
    29.05.2015 11:03

    Короче,банки рулят. Не государство а ООО

  • Анонимно
    29.05.2015 15:16

    Народный фронт, созданный Пу-м, выступит против Минфина и Центробанка, защищаемых Пу-м?У них нет когнитивного диссонанса?

  • Robert
    29.05.2015 20:06

    ситуация прямо как после развала СССР. Но тогда были еще творческие люди целы. Прямо классическая схема - у разбитого корыта.

  • Анонимно
    29.05.2015 22:24

    У нас любое производство затратнее, чем на западе на любом переделе. Если 4 передела, вот уже в 2 раза больше себестоимости, чем там.Надо срочно закрывать границы и все оставлять у себя.Так Сталин вынужден был сделать.Денежный контур должен быть двух уровневым. Наличный и безналичный-печатай сколько надо для производства.

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль