Персона 
18.06.2015

Валерий Чернов, «Энже»: «В 90-е поехал в Германию покупать Mercedes и купил установки»

Валерий Чернов в стоматологии больше 20 лет, в 90-х он был одним из первых, кто открыл стоматологический кабинет. Он помнит времена, когда писком моды были золотые зубы (!), за изготовление которых его, зубного техника, вызывали в ОБХСС и чуть не посадили. В интервью «БИЗНЕС Online» основатель стоматологии «Энже» рассказал, почему на улицах все чаще встречаешь людей в брекетах, как два года искал терапевта и базальные импланты, за которые не бралась ни одна другая клиника в Казани.

Валерий Чернов: «У нас есть любые работы, мы сделали градацию материалов. Лет 10 назад у нас был самый дорогой кабинет, а сейчас мы просто поменяли ценовую политику»

«ПОЕХАЛ MERCEDES ПОКУПАТЬ И КУПИЛ УСТАНОВКИ»

Валерий Павлович, если я не ошибаюсь, вы и Янис Тетруашвили («Денталюкс») были первыми, кто открыл в Казани частную стоматологию. Когда и как вы основали клинику?

— Мы получили лицензию в 1992 году. Тогда было четыре-пять поликлиник, не только моя и «Денталюкс» Яниса Тетруашвили. Были еще «Дантист» Ефима Когана, «Дентадам» Дамира Юзаева. Они и сейчас, по-моему, существуют. Нас было четыре-пять человек, которые открылись первыми.

А сейчас в Казани работают 250 поликлиник.

— Да, и у каждого поезда свой пассажир.

Расскажите, как вы открыли клинику?

— Я зубной техник. Окончил медучилище в 1986 году. Остался работать лаборантом в медучилище, где учился работать с золотом. Это был высший пилотаж, раньше, в 1980-х, круче золотых зубов ничего не было. За это срок можно было получить, в окно вылезал, в ОБХСС (отдел по борьбе с хищениями социалистической собственности прим. авт.) меня вызывали, слава богу, не посадили. И только в 1993 году появилась керамика. А сейчас на западе ее уже не делают, и мы стараемся с ней работать меньше, перешли на новые материалы. До этого всю жизнь продавал, ездил в Прибалтику, привозил джинсы и прочую ерунду. Потом поехал в Германию. Хотел купить машину, а у нас там родственники занимались стоматологией, меня уговорили привезти установки. И вот в 1992 году мы «замутили» это дело.

Установки привезли прямо из Германии?

— Да, у нас здесь в России вообще ничего не было: ни установок, ни рентгенов.

Какой стартовый капитал вам понадобился?

— Господи, какой стартовый капитал? Поехал Mercedes покупать и купил установки. Тогда в Германии были марки, а не евро. Мне денег хватило на четыре установки. Девочка, которая их продавала, сказала: Валера, потом деньги отдашь, и дала еще две установки. Я их привез, и с ней потом рассчитался.

Что вы стали делать с этими установками здесь? Как нашли помещение, людей?

— Ой, это такая хохма! Раньше найти деньги было целой проблемой — в 90-е годы все были, извините, с голыми задницами. Если кто-то купит новые туфли, это было что-то, машин толком ни у кого не было. Вокруг беднота и нищета, и вдруг в Казань привозят установки.

Тогда в Казани было две звезды — завкафедрой ортопедии Александр Заболотный и Сергей Зизевский, денег у них нет, а самое главное — это деньги. И вот они сели мне на хвост: Валерий Павлович, Валера, возьми нас с собой. Я говорю: давайте деньги, сложимся, и я все привезу подешевле. А они мне говорят: денег нет, Валер. Ну нет денег! Банки никаких кредитов не давали. И начали мы работать втроем. Фирма тогда называлась «Стомэл».

Что это значит?

— Стоматологическая элита, это они придумали.

«Мы живем в республике Татарстан. «Энже» — это «улыбка», «жемчуг» с татарского»

Сколько вы с ними проработали?

— Года три-четыре. Я им говорю: ребята, надо развиваться, вкладываться в новое оборудование, в помещение, купим хорошие материалы, выйдем на новый уровень. Вижу, мы на месте стоим. В Казани открываются все новые и новые поликлиники, а мы на месте, буксуем! Они меня не поддержали, и я ушел. Нашел это помещение (стоматология «Энже» находится на улице Восстания, 42прим. авт.), 80 квадратных метров. Потом с аукциона выкупил подъезд, вход, потом купил «соседей». Здесь мы работаем уже 20 лет.

Почему вы, человек с русской фамилией, назвали клинику татарским словом «Энже»?

— Мы живем в Республике Татарстан. «Энже» — это «улыбка», «жемчуг» с татарского. «Дентадам» — что это такое? Не поймешь. Что такое «Стомэл», не поймешь. Ну что это за названия для фирмы? Мы назвались «Энже», 17 лет мы работаем под этим брендом.

«ЕСЛИ КТО-НИБУДЬ ЗАМЕТИТ, ЧТО ВОТ ЗДЕСЬ СТОИТ ПЛОМБА, ДЕНЕГ НЕ ВОЗЬМУ»

Как вы позиционируете себя, «Энже» — это элитная стоматология?

— Нет. У нас есть любые работы, мы сделали градацию материалов. Лет 10 назад у нас был самый дорогой кабинет, а сейчас мы просто поменяли ценовую политику. Собрались с врачами и решили, что будем предлагать материалы разного ценового сегмента. Совсем недавно все переменилось, все подорожало, доллар «вырос». Мы работали с материалами высшего класса: и эстетика красивая, и пломба держится хорошо. Если кто-нибудь заметит, что вот здесь стоит пломба, денег не возьму. Границ не будет видно, все бугры будут на месте. Что делать? Материалы дорогие. Я говорю: давайте еще дешевые материалы закажем. Сделали три степени цены: дешевый корейский материал, хороший, чуть дороже немецкий и японский или французский. К примеру, приходит человек, просит сделать передний зуб. Мы можем сделать его за 4 тысячи рублей, за 8 или за 15. Все отличие — в эстетике. Сделаем за 15 тысяч рублей — никто не скажет, что у вас зуб стоит. За 8 и за 4 тысячи рублей тоже будет хорошо: мы все делаем как для себя. А то, допустим, приходит бабушка с больным зубом, а денег нет, в итоге она уходит. А когда человек уходит от вас — это плохо, ему в любом случае надо оказать помощь.

Какой средний чек на лечение зубов и импланты?

— Запломбировать зуб можно и за 1 тысячу рублей, и за 10 — все зависит от материала. Имплантация стоит от 30 тысяч рублей.

На какую аудиторию рассчитана ваша поликлиника?

— Публика у нас разная. Кто-то приходит, говорит: сделай мне по улучшенной программе, не хочу ехать в Германию. И приходят бабушки. Если зуб сзади и его не видно, мы можем из неходового материала сделать пломбу. Говорим: бабуль, давай мы тебе поставим пломбу, она по тону не будет подходить. Бабушки, конечно, согласны. Сделали подешевле. Но когда мы делаем «фасад», центральные зубы, сразу говорим: ребята, тут мы используем только высококлассный материал. Потому что если мы сделаем передние зубы из дешевого материала, то люди спросят, где вы сделали зубы, и разочаруются в «Энже». Мы не хотим, чтобы нам было стыдно.

К слову, мы работаем со страховыми компаниями, и два года назад пришел представитель «Ингосстраха» (ОСАО «Ингосстрах»прим. авт.) и попросил снизить цену. Все, говорит, снижают. А я ему говорю: вы в «Пирамиду» ходили? Нет. В «Эксклюзив-Дент» ходили? Нет. А в «Элит» ходили? Нет. А в «Дантист» ходили? Нет. Спрашиваю, почему. А он говорит, мы с ними не работаем, у них дорого. Я говорю: стоп, как это дорого? А мы на каком месте? Они проводили исследование рынка, а вы, говорит, на 9 - 10-м месте по городу. Они брали только терапию; ортопедию, ортодонтию и хирургию с имплантами не берут в счет, потому что они за них не платят.

А какую долю рынка вы занимаете?

— Маленькую, одну 250-ю (улыбается).

«После 20:00 у нас работает скорая помощь, дежурный врач, по крайней мере, освободит от боли»

«Энже» работает круглосуточно. Зачем вы ввели такой режим?

— После 20:00 у нас работает скорая помощь, бывает, зуб заболел. Что делать? А дежурный врач, по крайней мере, освободит от боли. Если невыносимо болит, то сделает рентген и удалит. Если зуб можно спасти, то депульпирует (удалит нервприм. авт.) его и отправит к врачу на прием.

«ВСЕ СИЛЬНЫЕ ВРАЧИ УШЛИ ЗАРАБАТЫВАТЬ ДЕНЬГИ»

Вы на рынке 20 лет: начинали со стоматологического кабинета, а сейчас у вас большая поликлиника. Почему вы их не тиражируете?

— Я думал об этом, специалистов нет. Ну наберу я молодежь, качества-то никакого не будет. Можно взять дешевый материал, снизить цены, но речь идет о здоровье человека. Если человек пришел, залечить зуб надо хорошо, ты же врач, в конце концов! Нельзя же пациенту сказать: а что вы хотите, я только после института. Кадров нет. Были бы кадры, проблем бы не было. У нас в центре города есть помещение, 360 квадратных метров, взяли бы и открыли.

— Как вообще оцениваете уровень подготовки медицинских кадров в Казани?

— Он разный. Когда рынок еще только зарождался, когда только-только открылись первые частные клиники, все сильные врачи ушли зарабатывать деньги. Это как в спорте. Хороший хоккеист играет за «Торпедо», его позвали в Оттаву играть, в Канаду, а там другие заработки, он взял и уехал. Всех хороших врачей уже разобрали.

Они разъехались по заграницам?

— Зачем? По кабинетам, по стоматполиклиникам. Я знаю, что в этой стоматполиклинике есть хороший врач, вот в этой, но их к себе уже не переманишь. Они уже там сидят, пустили корни — им там хорошо. В редких случаях врачи уходят с насиженного места, только если не поладят с руководством. А у нас здесь хорошо: целуем всех во все места, дружим со всеми, со всеми на ты. Вижу, санитарка плачет, говорю: пошли ко мне, кофе попьем. Говорю: что случилось, что плачешь? «Валерий Павлович, вот брат умер, деньги нужны». «Ладно, пожалуйста». «А на проезд не дадите?» «Дам». У нас здесь как семья, чтобы ни случилось, поможем. Всех денег не заработаешь, нужно, чтобы все были довольны.

44.jpg
«Николай Васильевич в Италии и во Франции все время торчит, к нему не попадешь, запись на недели вперед»

По сколько лет у вас работают?

—Врачи у нас работают по 10 - 15 лет. Меньше никто не работает. А Воронов четыре года работает. Поколение скоро будет меняться: Ольга Ивановна ушла на пенсию, Николай Васильевич (Николай Спиридонов — прим. авт.) уже более 20 лет здесь работает... Надо растить своих, а где их брать? Нужно идти на кафедру, в институт, поговорить с преподавателем курса, разузнать, кто хорошо учится, предложить практику. Это перспектива, я так представляю. Пока кадры есть.

Есть такой миф, что чем старше врач, тем больше у него дрожат руки. Поэтому лучше обращаться к молодому стоматологу.

— Что за глупости? Вон Николаю 52 года, он — бомба. Ортопед, который на 20 лет его моложе, работает медленнее. А Николай работает быстро и качественно, к нему запись большая. Я говорю: Коль, подними цены на услуги на 20 процентов, может, переместятся к другому? Он говорит: ой, у меня очередь такая, давай! Сделали. Нет, все равно все идут к Николаю Васильевичу.

— Какой средний возраст врачей?

— 40 - 45 лет.

«ОТЕЧЕСТВЕННОГО НИЧЕГО НЕТ, ЕСТЬ ТОЛЬКО ПЕРЕКИСЬ ВОДОРОДА»

Каким оборудованием пользуетесь, какими брендами?

— У всех все одинаковое — все тащим из-за рубежа, покупаем у дилеров в Москве.

Какой используете материал?

— Весь импортный. У нас ведь отечественного ничего нет, есть только перекись водорода. Спирт и то отменили, сейчас работаем с китайскими спиртовыми салфетками.

У нас же есть Казанский медико-инструментальный завод...

— Продукция КМИЗ нам не подходит. Наконечники, которые делают у нас, на КМИЗе, не входят в наши импортные бормашины, некалиброванные они. У нас все немецкое, все американское, все французское — ничего отечественного нет. Может, в связи с импортозамещением что-то будут делать в ракетной отрасли, а в стоматологии вряд ли...

Какой материал сейчас в тренде?

— Металл, пластмасса, которую делают по новым технологиям, цирконий. Циркониевые коронки ценятся больше всего: под ними корешки не портятся, выглядят очень естественно. И в России это стоит не так уж и дорого. Я часто бываю за границей и недавно познакомился с девушкой, которая работает ассистентом врача в Чикаго. Спрашиваю, сколько у вас стоит запломбировать трехкорневой зуб? Она говорит, 900 долларов (примерно 50 тыс. рублейприм. авт.), а у нас это стоит в пределах 6 - 7 тысяч рублей, материалы те же. Ценят они свой труд.

«В тренде металл, пластмасса, которую делают по новым технологиям, цирконий. Циркониевые коронки ценятся больше всего: под ними корешки не портятся, выглядят очень естественно»

Почему лечить зубы за рубежом так дорого? Даже когда студентов отправляют в Америку по программе Work and Travel, стоматология не входит в медицинскую страховку.

— Если зуб болит, они никуда не денутся и вылечат. А если ты решил вставить виниры, улучшить свою улыбку — это роскошь, без этого можно обойтись, и за это ты платишь сам. Брекеты, исправление прикуса, виниры, циркониевые коронки и импланты в страховку не входят, как и у нас, в России.

Все-таки почему у них так дорого?

— Они ценят свой труд, а мы нет. Хотя врач учится 5 лет в университете, потом год интернатуры, два года ординатуры — уже 8 лет проучился. Потом нужно приобрести практические навыки, сразу после учебы вы не сумеете лечить. Нужно еще 8 - 10 лет, чтобы стать хорошим врачом. У парикмахера прическа стоит 2 - 3 тысячи рублей, меня поставьте на его место работать, и через полгода я смогу более или менее красить и стричь. Но врачом за полгода не станешь. Это огромный труд, учеба платная. Они ценят свой труд. Даже в Москве цены выше, чем у нас, в два-три раза.

А кадры не бегут в Москву?

— Одна девочка уехала, но кается. У нас тут как? Как дома. Все друг к другу на ты, чай пьем вместе, дни рождения отмечаем. А там как в тюрьме: пришел на работу к 8 утра, а в туалет из кабинета можно выйти только один раз, зато зарабатывают деньги. Кроме того, снимает квартиру, рядом нет родственников и друзей. В Москве все по-другому. К нам из Москвы в месяц приезжают лечиться по 17 - 18 человек. Это те, кто родом из Казани, а работают там.

«ДЕВУШКИ РАЗ В ДВЕ НЕДЕЛИ ХОДЯТ ДЕЛАТЬ МАНИКЮР. ПОЧЕМУ РАЗ В ПОЛГОДА ЗУБЫ НЕ ПОЧИСТИТЬ?»

Почему последние 10 лет все активно ставят брекеты?

— Это естественно, просто пока в России не так развита культура ухода за зубами. Возьмите американцев, для них улыбка — это все. Если у человека красивая улыбка, его и на работу возьмут, и по карьерной лестнице быстрей поднимется — это открывает двери. Представьте, ко мне на собеседование придет мальчик, который красиво улыбается, и придет другой — с кривыми зубами. Естественно, я возьму пацана, у которого красивые, ровные зубы. За рубежом, в Европе и США, 90 процентов детей ходят в брекетах, у нас это не так. У нас только недавно стали обращать на это внимание, к тому же брекеты — это дорогое удовольствие.

В общем, брекеты — это дань тренду быть красивыми, навеянному глянцем и голливудскими фильмами?

— Красота зубов вторична, главное — здоровье. Если зубы ровные, десны не будут кровоточить, не будет скученности зубов, запаха изо рта не будет. Супер же! Сейчас более или менее стали следить за зубами, особенно молодежь.

«У нас все немецкое, все американское, все французское — ничего отечественного нет»

А на профилактику приходят?

— Конечно. Профилактика — это самое главное. Иногда даже обидно бывает, девушки раз в две недели ходят делать маникюр, и это в порядке вещей. Почему раз в полгода зубы не почистить? Во рту образуются зубные камни, зубной камень — это бактерии, которые лезут под десну. Зуб становится подвижным, развивается пародонтоз, появляется запах изо рта, и перспектива — лечение. А так, раз в полгода пришли, камень убрали, отполировали зубы. Заодно врач-гигиенист скажет: у вас кариес, идите, лечите.

Сколько людей 20 лет назад приходили на профилактику, сколько сейчас?

— Ой, 20 лет назад...

Только на удаление зубов приходили?

— Грубо говоря, да. Конечно, убирали зубной камень, но убирали его крючками, российским инструментом. А сейчас красота — ультразвук, специальные швейцарские установки! И это удовольствие стоит 3 тысячи рублей. Убрали зубной камень и налет, не больно, эмаль не портит — зубы как новые. Фторирование зубов после чистки — сказка! Народ сейчас больше ходит. У гигиениста все время расписано. На профилактику каждый день приходят по 7 - 8 человек.

«ТЕРАПЕВТА ИСКАЛ ДВА ГОДА, НАЙТИ НЕ МОГ»

Кто ваши «зубные феи»? Часто они повышают квалификацию?

— Николай Васильевич в Италии и во Франции все время торчит, к нему не попадешь, запись на недели вперед. А еще он читает лекции по базальной имплантации, разъезжает по городам. Также он классный реставратор и тоже читает лекции по реставрациям. Каждый кулик свое болото хвалит, но Татьяна Николаевна (Татьяна Бабурченковаприм. авт.), врач-хирург, и Николай Васильевич, ортопед — это звезды, работают в паре. И терапевт есть — бомба! И детский прием ведем.

Много денег уходит на учебу — каждый месяц у меня кто-то где-то учится. Там 2 тысячи евро надо заплатить, здесь 4, зато уровень лечения высокий. Был у нас обыкновенный рентген, говорят: Валерий Павлович, нужна панорама. Купили панораму. Проходит время: Валерий Павлович, нужно 3D, аппарат 4 миллиона рублей стоит, и для него отдельная комната нужна. Ну ладно. Где-то приходится кредит брать, где-то скребем по сусекам, зато постоянно развиваемся, врачи хорошие, текучки нет. Текучка бывает только среди девочек-медсестер.

— Сколько человек у вас работают?

— У нас коллектив 42 человека вместе с бухгалтерами, администраторами, медсестрами. Вот терапевта искал два года, найти не мог.

«Много денег уходит на учебу — каждый месяц у меня кто-то где-то учится. Там 2 тысячи евро надо заплатить, здесь 4, зато уровень лечения высокий»

У вас строгие требования? Почему так долго?

— У меня есть человек, который отвечает за качество. Она старый врач, очень сильный, но вышла на пенсию, живет рядом. Я ей говорю: Ольга Ивановна, ты что, дома сидеть будешь? Приходи ко мне. Приходит человек, я говорю: Ольга Ивановна, посмотрите. Она посмотрит, говорит: руки не те. Например, приходит девочка, говорит: я могу то, я могу это. Ну не бывает такого, что умеешь и лечить, и протезировать, и удалять! Везде нужен узкий специалист. Допустим, делаете вы ремонт. Придет рабочий, скажет: я и плитку положу, и электричество проведу, и сантехнику сделаю. Он все сделает, но сделает на троечку. Если скажет: я только плитку кладу — хорошо. Мы же тоже создавали себе репутацию, все знают «Энже» в Казани. Сейчас возьмем кого-нибудь, и он напортачит. У нас была одна девочка, и она нам столько дел наделала! Через месяц мы ее уволили, извинились и переделали несколько работ. И такое было, а виноваты мы, руководство — недоглядели.

И пришел молодой парень, Олег Воронов, говорит: я работы некоторые делаю, я вам сейчас покажу. Показал рентген-снимки — все здорово. Ольга Ивановна говорит: давай в работе посмотрим. Дали ему сложный зуб — вылечил. Ольга Ивановна говорит: отличный парень, забираем! Молодой, а работает как надо. А бывает, приходят взрослые врачи, но руки не тем местом вставлены. С кадрами очень сложно. С кадрами везде, наверное, трудно...

Выходит, у стоматологов есть портфолио?

— Конечно! Например, у Николая Васильевича целая ортопедическая картотека. Сначала он фотографирует, с каким ртом к нему пришел пациент, и потом в конце, как все получилось. Бывает, ставят брекеты, носят их два года, снимают и говорят: ну нормально. Мы говорим, хотите посмотреть, как раньше было? Показываем слепок. Не верят. Что?! Это мой слепок? Ужас какой!

«У нас тут как? Как дома. Все друг к другу на ты, чай пьем вместе, дни рождения отмечаем»

— Как вы относитесь к тому, что врачи одновременно работают в частной и бюджетной поликлиниках? У вас это практикуется?

— Если кто-то хочет совмещать, я не против. У меня одна сотрудница так работает. Она не замужем, воспитывает детей. Но работать в две смены стоматологом очень тяжело. 6 часов отработаешь, и уже все болит: спина, шея, руки устают, когда стоишь над пациентом. Она говорит: наверное, последний год так отработаю и перейду к вам целиком.

«НА ТРЕТИЙ ДЕНЬ МЫ ГОВОРИМ: ИДИТЕ, ЕШЬТЕ КОТЛЕТУ, А ЧЕРЕЗ МЕСЯЦ — ЕШЬТЕ ШАШЛЫК»

— Валерий Павлович, что отличает вашу клинику от других, какой у вас «конек»?

— Мы постоянно вкладываем деньги в новые технологии. Мы сейчас, например, делаем такие вещи, которые в Казани и в Татарстане вообще никто больше не делает. Это базальные импланты, никто не хочет с ними связываться. Это трудно, нужно учиться. Мы учились в Швейцарии, ездили во Францию, были в Москве и Петербурге. Базальный имплант можно установить даже когда кости совсем мало. У меня врач за один прием вкручивает 12 имплантов. По ходу удаляет все ненужные зубы, которые болтаются. На следующий день мы делаем примерку, а на третий — надеваем. И у вас постоянные красивые зубы, а не съемные протезы. Это полноценная улыбка, у человека жизнь меняется. Люди приезжают из других городов, ставят базальные импланты, из Якутии были пациенты, из Сибири, из Ульяновска, Владимира, Болгарии.

«Нашел это помещение, 80 квадратных метров. Потом с аукциона выкупил подъезд, вход, потом купил «соседей». Здесь мы работаем уже 20 лет»

Что такое базальные импланты? Как вы их устанавливаете?

— Как обычно устанавливается имплант? Он вкручивается в десну перпендикулярно, и тут должен быть достаточный объем костной ткани, чтобы имплант мог крепко закрутиться, как саморез. Но когда вы удаляете зуб, кость «уходит». А у нас люди ходят и ходят без зубов, и кость «уходит». Костная ткань становится такой тонкой, что имплант в нее закрутить невозможно. Кроме того, рядом челюстно-лицевой нерв, если в него попадешь — беда, нас тут всех засудят. Если съемный протез носить не хочется, а иногда к нам приходят ребята и девчонки, им по 30 лет, а зубов нет, можно использовать базальную имплантацию. Это новая методика, которая позволяет устанавливать имплантаты в базальный слой и кортикальную пластину. Это решает проблемы даже при сильнейшей атрофии челюстной кости. Базальные импланты длинные, они могут уйти в бок. Их устанавливают, а потом гнут. На импланты устанавливают металлические «подковы», по принципу аппарата Илизарова, и сразу же нагружают зубными протезами. На третий день мы говорим: идите, ешьте котлету, а через месяц — ешьте шашлык. Мы провели уже более 50 таких операций.

Сколько стоит базальная имплантация?

— Раньше полная челюсть стоила 400 тысяч рублей, сейчас в пределах 300, мы «подвинулись». Раньше народ шел и на 400 тысяч рублей, а потом раз — и пропал, только сейчас «очухались». Врачи не хотели снижать цену, я говорю ортопеду: ты двадцатку имеешь с операции? «Имею». «Технику, а ты имеешь?» «Имею». Я говорю: «Ну и я имею. Плохо, что ли?» «Нормально». «Работаем?» «Работаем, Валерий Павлович». Хотя раньше было не 20, а 30 - 35 тысяч рублей.

«УМЕТЬ ПРОДАВАТЬ ТОЖЕ НАДО»

Сейчас есть курсы стоматологического маркетинга. Вы своих врачей учите продавать?

— Учим, на днях как раз приглашаем тренера. Мы уже знаем все основное, у нас большой стаж. Но хуже не будет, если врачи еще что-нибудь послушают. В бизнесе так: если человек может что-то продать, например, машину, он и брюки продаст, и стоматологические услуги продаст. У меня есть врачи, классные специалисты, а не могут пациенту сказать: давайте поставим виниры. Всему их приходится учить, все объяснять. А вы ушли, и деньги вроде бы есть, думаете: почему мне не объяснили, что можно сделать лучше.

«Пришел Олег Воронов, говорит: я работы некоторые делаю, я вам сейчас покажу. Показал рентген-снимки — все здорово. Ольга Ивановна говорит: отличный парень, забираем!»

— Вообще, стоматологический маркетинг ассоциируется с «разводом»...

— Ну нет! Я сам всегда «развод» чувствую. Например, когда в магазине цифровой техники предлагают дополнительную страховку или гарантию. Мы же не обманываем пациента. Мы предлагаем материалы, рассказываем, чем они отличаются. Объясняем, почему одни импланты стоят 60 тысяч рублей, а другие 20. Если врач вообще ничего не может объяснить, пациент может и уйти, потому что ему не все понятно, и он не знает, за что платит деньги. Уметь продавать тоже надо.

Например, для восстановления центральных зубов мы используем специальный материал для реставрации. Приходится объяснять пациентам, почему в той, другой, дешевле, чем у нас. Я объясняю: там этот зуб лепят из пломбировочного материала, а здесь нужен реставрационный материал. Он в три раза дороже, но он жесткий, не скалывается и слегка прозрачный. Сделают вам зуб, и не отличишь, где свой зуб, а где чужой.

«РУСТЕМ, НУ УДАЛИ БАБУШКЕ ЗУБ»

Какие услуги у вас самые дорогие?

— Ортопедия, но она на уровне среднерыночных цен. Если вы придете ко мне, а денег маленько не хватает — что-нибудь придумаем. Недавно захожу в кабинет к Николаю Васильевичу, сидит девушка, красавица, 19 лет. Улыбнулась — стыдоба: зубы редкие, все разъехалось, хотя сама красавица, бомба! Коля ей наточил и поставил временные пластмассовые зубы, она довольная, у нее таких зубов никогда не было. Я говорю: красиво? Красиво, и ушла. У Николая Васильевича спрашиваю: что делаете? Он говорит: металлокерамику. А под металлокерамикой зуб портится: там нет полного прилегания к зубам, образуется воздушное пространство, бактерии, и через 5 - 6 лет зубы начинают уходить, потому что они сточены практически на две трети. А цирконий плотно прилегает, сам металл белого цвета, и на него наносят специальный материал. Зубы — сказка! Правда, дороже на 40 процентов, металлокерамика стоит 100 тысяч рублей, а цирконий — 180. Я врачу говорю: ну что ты не мог уговорить на цирконий, хорошая же девчонка. Он говорит: у родителей денег нет. В этот день я лег спать, думаю, дай-ка позвоню отцу. Позвонил девчонке на следующий день, говорю: кто у вас деньгами заведует? Папа. Дай папе трубку. Отцу говорю, ставите на 100 тысяч рублей металлокерамику, это хорошо, красиво будет, но... и объяснил ситуацию. Говорю: мне с этой операции ничего не надо, заплатите на 30 тысяч рублей больше и поставьте цирконий. Он говорит: большое спасибо, что все объяснили, дай бог вам здоровья. На днях будем менять временные пластмассовые зубы на цирконий, супер же!

Некоторых, бывает, бесплатно лечим. Недавно была мамаша, четверо детей, а нет денег.

Почему они идут к вам, в частную стоматологию, а не в бесплатную поликлинику?

— А что, бесплатно еще где-то зубы лечат?

«У нас дети знаете какие? Хоккеист Кирилл Петров из «Ак Барса», звезда, приходит к нам в гости»

Лечат.

— Ну придет бабушка, зуб, говорит, болит, сколько стоит зуб удалить? Столько-то. Ой, денег нет! Я говорю: Рустем, ну удали бабушке зуб. Что нам ее, с больным зубом отправлять? Тысячей больше, тысячей меньше. Иногда нужно добрые дела делать.

«НЕПРАВИЛЬНО В НАШЕЙ СТРАНЕ ПРОВЕЛИ ПРИВАТИЗАЦИЮ»

Как вы думаете, возродится система бесплатной медицины?

— Только если коммунизм вернуть, это надо Карла Маркса и Ленина возвращать назад. Думаю, что этого уже не будет. Наверное, какие-то бюджетные поликлиники должны быть. Ведь есть люди, у которых просто нет денег. Я знаю пенсионеров, которые живут на 9 тысяч рублей.

9 тысяч рублей — это отлично, многие на 5 - 6 тысяч живут.

— При этом надо купить минимум продуктов, заплатить за электричество, воду и телевизор, купить зубную пасту и, извините, туалетную бумагу. Я не знаю, как люди живут... Неправильно в нашей стране провели приватизацию.

Как должно было быть?

— Как в Китае: нефть, газ, природные богатства, оружие должны принадлежать бюджету, должны принадлежать государству. А бизнесу что? Поликлинику хочешь открывать — пожалуйста, ресторан — хорошо, прачечную — прекрасно, парикмахерскую — супер! Я считаю, что неправильно была проведена приватизация. Несправедливо. Вон у меня мать окопы копала, а пенсия копеечная. Многие старики побираются, по мусорным ящикам лазают, что, достойно это нашего государства?

«У НАС ОСТАЮТСЯ 70 - 80 ПРОЦЕНТОВ ПЕРВИЧНЫХ ПАЦИЕНТОВ»

Чувствуете ли кризис?

— Конечно, мы стали меньше зарабатывать.

Упала посещаемость?

— Нет, посещаемость такая же. Дорогие работы стали меньше делать. У нас как на рыбалке: сегодня придут просто на профилактику, а завтра придет дядька и скажет: полный рот зубов мне, моей жене и моей подруге — все заработали. Народ идет, зубы болят вне зависимости от кризиса.

«Мы сейчас, например, делаем такие вещи, которые в Казани и в Татарстане вообще никто больше не делает. Это базальные импланты»

Какова конвертация первичных пациентов в постоянных?

— У нас остаются 70 - 80 процентов первичных пациентов. Недавно к нам вернулась женщина, которая на пару лет пропадала. Я говорю: давно вас не видно. «Ой, — говорит, — Валер, я по месту жительства ходила, мне не понравилось, потом еще в одну стоматологию пробовала ходить и вернулась к вам. У вас мне нравится и цена, и качество».

Как кризис сказался на других игроках рынка? Никто не закрылся?

— Все мои друзья как работали, так и работают. Просто теперь все зарабатывают в два раза меньше, как и весь российский народ. Скажем, вы раньше зарабатывали 50 тысяч рублей и сейчас зарабатываете 50 тысяч рублей. Раньше 50 тысяч рублей можно было обменять на 2 тысячи долларов, а сейчас, грубо говоря, на одну тысячу. Все в одной упряжке.

«У НАС ДЕТИ ЗНАЕТЕ КАКИЕ? ХОККЕИСТ КИРИЛЛ ПЕТРОВ ПРИХОДИТ К НАМ В ГОСТИ»

— Но вопреки тому, что в стране экономический кризис, в конце июня вы открываете детскую стоматологию на Чернышевского...

— Да, мы с Павлом (сын Валерия Черноваприм. авт.) решили открыть детскую стоматологию. С детской стоматологией никто связываться не хочет, там своя специфика. И детских врачей очень трудно найти — никто не хочет работать с детьми. Дети кусаются, ногами пинаются, сопротивляются, там и носки слетают с ног, не то что обувь. Это ужас! Врач после одного приема вся мокрая, говорит: я тут работаю по 8 часов, хоть выжимай.

«Детских врачей очень трудно найти — никто не хочет работать с детьми. Дети кусаются, ногами пинаются, сопротивляются, там и носки слетают с ног, не то что обувь»

Тогда почему вы решили открыть детскую стоматологию?

— Есть хорошие врачи, которые говорят: Валерий Павлович, мы справимся, мы будем зарабатывать деньги. Мы уже много лет принимаем детей, а их сейчас все больше и больше. У нас дети знаете какие? Хоккеист Кирилл Петров из «Ак Барса», звезда, приходит к нам в гости. Он с детства приходит к Любови Ивановне (Любовь Бондаренко, детский врач-стоматолог — прим. авт.). Я ему говорю: Кирилл, садись к взрослому врачу. Нет. Придет к тете Любе, в кресло сядет и мультики смотрит. Я ему говорю: может, тебе что-нибудь другое поставить (подмигивает)? Смеется. В общем, целое поколение вырастили.

Почему сейчас детей больше приводят? Больше конфет едят?

— Нет, у нас хороших детских стоматологических поликлиник мало. А сейчас люди хотят получать качественные услуги. Мы уже все устали от времен, когда платишь деньги и получаешь черти что. Лучше заплатить один раз и получить суперэффект. Улыбнулся — класс! Где лечился? В «Энже». Так работает сарафанное радио.

«НРАВИТСЯ ЛЮБАЯ РАБОТА, КОТОРАЯ ДЕНЬГИ ПРИНОСИТ»

Бизнес у вас семейный, и ваше дело продолжат дети?

— Да, мы с Павлом открываем стоматологию на Чернышевского, и здесь у него проценты есть.

Значит, есть интерес к стоматологии?

— Интерес к бизнесу есть. Нравится любая работа, которая деньги приносит.

Как проводите свободное время?

— Хожу в спортзал, езжу на рыбалку с сыном. Дел полно, свободного времени практически нет. Когда есть время, летаю отдыхать.

Где были в последний раз?

— В Доминикане, нравится Мексика, Куба. Жене больше нравится Италия или Франция.

На улыбки за границей смотрите?

— Ну конечно. У всех все по-разному. Конечно, в Доминикане у местного населения, аборигенов, зубы не очень, но, как правило, в других странах у всех хорошие зубы, многие носят брекеты — это тоже о чем-то говорит.

— Поделитесь секретами успешного бизнеса.

— Секрет один — надо верить в себя.

Визитная карточка компании

Стоматологическая поликлиника «Энже» (ООО «ЭНЖЕ-Стоматология») основана в 1996 году и прошла путь от стоматологического кабинета до одной из лидирующих поликлиник Казани. Работает круглосуточно и без выходных и предлагает услуги по терапевтической, эстетической, хирургической и детской стоматологии. В стоматологии «Энже» работают 43 человека, средний возраст врачей — 40 - 45 лет. По словам Валерия Чернова, по уровню цен «Энже» занимает 9 - 10 место в Казани.

Адрес: Казань, ул. Восстания, 42, тел.: (843) 564-14-14; +7 960 048 90 54, тел./факс: (843) 560-65-82. E-mail: engekazan@gmail.com.

Визитная карточка руководителя

Чернов Валерий Павлович родился 16 июня 1955 года в Казани.

1973 - 1975 — служба в Советской армии.

1975 - 1978 работал на Казанском вертолетном заводе.

1982 - 1984 учился в Казанском медицинском училище.

1992 - 1996 генеральный директор стоматологической клиники «Стомэл».

1996 - нынешнее время генеральный директор стоматологической клиники «Энже».

Семейное положение: женат, двое сыновей.

Имеются противопоказания.
Необходима консультация специалиста

На правах рекламы

На правах рекламы

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (15) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    18.06.2015 08:29

    Хорошая поликлиника...Ходил туда к своей знакомой Л.Козловой...Жалко,ушла женщина из жизни...Таких врачей еще поискать...К Николаю Васильевичу тоже приходилось обращаться...Знает свое дело...Успехов всему коллективу!!!!!!

  • Анонимно
    18.06.2015 09:24

    Отличная клиника. Дороговато конечно (хотя все относительно), но зато какой результат! Лечилась и буду продолжать лечиться у Умеровой Г.Р. Супер врач!!!! Очень профессионально работает. Очень внимательна к пациенту! Успехов и процветания Вам!!!!

  • Анонимно
    18.06.2015 09:27

    Позитивно направленный бизнес. Так держать.

  • Анонимно
    18.06.2015 09:42

    Успехов Чернову!Чтоб всем в 60 лет быть в такой великолепной форме и выглядеть на 40!

  • Анонимно
    18.06.2015 09:42

    Посмотришь первый раз на Палача, испугается. Большим и злым кажется, а вот после знакомства меняется мнение полностью у всех людей. Чтоб таких руководителей было больше и ставили таких впример

  • Анонимно
    18.06.2015 09:47

    хорошая статья.

  • Анонимно
    18.06.2015 09:54

    Классное кресло у героя статьи)))прям царский трон!

  • Анонимно
    18.06.2015 11:00

    Ставил металлокерамику аж на 4 передних зуба еще в феврале 1998 года там, у Спиридонова. Так до сих пор все хорошо, а ведь уже 17 лет прошло!

  • Анонимно
    18.06.2015 11:31

    Нормальный мужик чувствуется

  • Анонимно
    18.06.2015 11:36

    понравилось читать.Здравые рассуждения.

  • Анонимно
    18.06.2015 14:02

    В стомэл парадонтоооги хитрюги!
    Попробуйте попросить у них жалобную книгу и вы увидите их истинные лица!
    Модер не удаляй!

  • Анонимно
    18.06.2015 18:13

    Молодец ! С днем рождения Валерий Павлович !!!

  • Анонимно
    18.06.2015 23:48

    Очень интересная веселая статья!
    Приду к Вам сама и приведу детей!
    Отлично продали услуги своей клиники!😉

  • Анонимно
    19.06.2015 06:43

    К нам в Казань по работе приезжали немцы из Германии. Так они воспользовавшись случаем вылечели все зубы в Казани. На вопрос почему вы не лечети зубы в Германии, они ответили что у вас можно вылечить зубы с анологическим качеством, но во много раз дешевле чем у них.

  • Анонимно
    27.10.2015 17:28

    Были 1 -ый раз с ребенком в 1 годик, проблем не было, зубы росли. Недавно приходили в 6,5 удалить долго болтавшийся молочный зубик, не довольны, что не приходили, но нам и правда лечить нечего было, рады сами, а врач по-своему все воспринимает, но хорошие они, терпеливые, спасибо!

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль

Подпишись на нас в Zen