Старая элита 
4.07.2015

Семен Игнатьев: путь на вершину власти будущего босса Татарии

Первый секретарь Татарского обкома и сталинский министр ГБ получил чекистские навыки в 17 лет в стране басмачей. Часть 1-я

Личный враг и конкурент Берии, потенциальный преемник Сталина в его последние годы, руководитель следствия по «делу врачей», министр МГБ СССР — он входит в число самых загадочных политиков СССР. Семен Игнатьев, первый секретарь Татарского обкома КПСС в 1958 - 1960 годах, стал в свое время героем книги профессора-историка Булата Султанбекова «Семен Игнатьев: свет и тени биографии сталинского министра». Его политический портрет — в цикле «БИЗНЕС Online» о советских руководителях Татарстана.


Семен Игнатьев (фото: archive.gov.tatarstan.ru)

САМЫЙ ТАТАРСКИЙ РУССКИЙ

Недолгую, трехлетнюю работу Семена Денисовича Игнатьева на посту главы республики (6 июня 1957 года - 28 октября 1960 года) вполне можно назвать если не эпохой, то, по крайней мере, «временем Игнатьева». Это была стартовая позиция для многих современных достижений Татарстана, считает Булат Султанбеков. Игнатьев добился начала строительства таких гигантов, как завод «Оргсинтез» в Казани и комплекса нефтехимических предприятий на Нижней Каме, ставших, как в свое время «Татнефть», а впоследствии КАМАЗ, своеобразными визитными карточками республики. При нем получило значительное развитие сельское хозяйство, которому он не дал превратиться в полигон для хрущевских сомнительных экспериментов. С ним связано смелое выдвижение молодых лидеров, ставшее традицией, продолжающееся в Татарстане уже в наше время. Наиболее заметными из выдвиженцев были возглавлявшие партийную организацию республики Фикрят Табеев, Рашид Мусин, Гумер Усманов, Минтимер Шаймиев.

Но особенно запомнился Игнатьев своей деятельностью по восстановлению престижа татарского языка и развитию национальной школы и культуры. Писатели Гумер Баширов и Наки Исанбет, композитор Назиб Жиганов отмечали эти его заслуги. Но самая исчерпывающая и лаконичная оценка роли Игнатьева в духовной жизни татар принадлежит народному поэту Татарстана Сибгату Хакиму. По словам его сына, вице-президента АН РТ Рафаэля Хакимова, отец неоднократно говорил: «Этот русский человек сделал для татар больше любого руководителя-татарина». За что и поплатился карьерой. Его обвинили в том, что проводимые им меры якобы приведут республику к «национальной ограниченности и замкнутости». По некоторым версиям, инициатором его отставки и автором жестких обвинительных формулировок стал сам Михаил Суслов. В 56 лет Игнатьев ушел на пенсию, отказавшись от предложения стать послом где-нибудь в европейской стране. Ушел, как водится, «в связи с пошатнувшимся здоровьем», которое не помешало ему прожить еще 23 года, посвященных научно-исследовательской работе, результаты которой весьма впечатляющи.

Автор книги «Семен Игнатьев: свет и тени биографии сталинского министра» профессор Булат Султанбеков работал в 1954 - 1961 годах инструктором Татарского обкома КПСС, по долгу службы общался с его руководителем. В издании он приводит несколько эпизодов, характеризующих человеческие качества Игнатьева и манеру общения с окружающими. «Мой отец Файзрахман Султанбек, член партии с 1918 года, активный участник революции, Гражданской войны и национально-государственного строительства в Средней Азии, Башкирии и Татарии... В 1937 году он был исключен из партии, формулировка была двусмысленной и не сулившей ничего хорошего: «Не доказано, что сам враг, но допустил засорение аппарата треста врагами народа». Однако арестовать его не успели, он попал в больницу...

В октябре 1957 года меня неожиданно пригласил Игнатьев и спросил: «Почему не подаешь заявление о восстановлении отца в партии?» Выслушав в ответ, что мне до сих пор это не мешало, заметил: «Это нужно твоей маме, она будет получать персональную пенсию и небольшие льготы. Пусть она напишет, я проконтролирую». Потом, взглянув на какую-то бумагу на столе, добавил: «Посмотри в архиве протоколы партийного собрания и узнаешь, как твоего батьку мордовали. Слышал о нем еще в Бухаре, он был настоящий коммунист». Тогда я не спросил, откуда он знает об отце. И понял это только сейчас, узнав о «бухарских страницах» жизни Игнатьева. В течение двух месяцев вопрос о восстановлении в партии отца и назначении матери пенсии был решен. Мне известно и о других случаях, когда Игнатьев по своей инициативе решал подобные вопросы».

В ряду руководителей республики Игнатьеву принадлежит особое место. Никогда до него у руля Татарии не стоял человек, ранее занимавший столь высокое положение. Депутат Верховного Совета СССР, министр МГБ СССР, секретарь ЦК КПСС и член Президиума ЦК КПСС, глава трех республик: первый секретарь обкома ВКП(б) Бурят-Монгольской АССР (1937 - 1943), первый секретарь Башкирского обкома партии (1943 - 1946, 1953 - 1957), первый секретарь Татарского обкома КПСС (1958 - 1960), а также секретарь, второй секретарь ЦК КП(б) Белоруссии (1947 - 1949). За время своей долгой политической жизни Игнатьев общался или тесно сотрудничал со многими личностями, ставшими историческими: Иосиф Сталин, Георгий Маленков, Никита Хрущев, Лаврентий Берия и др. Ему было 20, когда умер Ленин, так что формироваться как политик он начал во времена здравствующего, а не «вечно живого» Ильича. Да и Леонида Брежнева, и Юрия Андропова Игнатьев знал не понаслышке.

Семен Игнатьев в 1930-70-е годы
Семен Игнатьев в 1930 - 1970-е годы

ВОСТОК — ДЕЛО ТОНКОЕ

Как человек такого масштаба оказался в Татарии?

В листке по учету кадров написано: «Год рождения: 1904. Место рождения: деревня Карловка Кировоградского района Кировоградской области УССР». Формирование личности Игнатьева происходило в Средней Азии, куда переехала семья, и он десятилетним мальчиком стал возчиком нефти на хлопкоочистительном заводе в городе Термезе. Отсюда и знание узбекского языка, и понимание того, что «Восток — дело тонкое». Революция в Средней Азии происходила в сложнейших условиях, на классовые противоречия накладывались религиозные обычаи и феодальные традиции. Весьма непростыми были и взаимоотношения местного населения и русских, число которых существенно увеличилось в начале ХХ века. Русские, особенно казаки имели значительные привилегии при наделении землей, которую отбирали у коренного населения, и это было главной причиной межнациональных конфликтов. Переселенцы нередко допускали и пренебрежительное отношение к религии, обычаям местного населения.

Нам многие годы рисовали упрощенную схему победы революции в этом регионе. Красные части встречало восторженное население, и только баи и их пособники-басмачи были против большевиков. На самом деле все было намного сложнее. Рассекреченные архивные документы показывают, что лидеры большевиков отдавали себе отчет в том, что только на штыках долго держаться нельзя. Об этом, например, откровенно написал Сталину посланный им с секретной миссией по ликвидации Энвера-паши в Ташкент Серго Орджоникидзе. Поэтому проводилась политика «кнута и пряника». Кнут — карательные отряды, в которых заметную роль играла татарская бригада; пряник — массовое привлечение местного населения в органы управления и партию, заигрывание с исламом.

Во всех этих процессах особенно возрастала роль русской молодежи, выросшей в этих краях, знавшей язык и хорошо понимавшей обычаи местного населения. Характерный пример тому — стремительная политическая карьера украинца Семена Игнатьева, начавшего ее в марте 1918 года помощником слесаря в главных мастерских Бухарской железной дороги на станции Эмирабад. В январе 1920 года в 15-летнем возрасте он переезжает в город Каган, где был принят на работу на должность помощника начальника — сначала отдела просвещения политотдела Бухарской группы войск, затем — отдела милиции в городе Каган. Смелость и знание обычаев местного населения привлекают к Игнатьеву внимание чекистов, и в сентябре 1921 года следует приглашение на должность оперуполномоченного военного отдела Всебухарской чрезвычайной комиссии.

В то время политическим термином «Бухара» обозначали не только город, но и обширный регион, входивший в это недавно ликвидированное с помощью советских войск феодальное государство. Бухара, официальное название «Бухарская народная республика», была одной из самых горячих точек страны, где происходили события, имеющие огромное значение для судеб революции не только в Средней Азии, но и в ряде сопредельных государств. Поэтому там постоянно или временно работали многие действующие и будущие лидеры советского государства. Так что не исключено, что жизненные пути 20-летнего политического комиссара бригады Георгия Маленкова и 17-летнего чекиста Семена Игнатьева пересеклись еще тогда, в 1920 - 1921 годах в Средней Азии, и пересечение это поспособствовало в будущем карьере Семена Денисовича.

ПАРТЫ РЕШАЮТ ВСЕ

Азы чекистской службы Игнатьев начал постигать в 17 лет, но в те грозовые годы юный возраст не был препятствием. Взросление шло стремительно. Наиболее яркие примеры тому — писатель Аркадий Гайдар, в 16 лет ставший командиром полка, или легендарный военачальник Михаил Тухачевский, в 25 лет командовавший армией, а через два года — фронтом.

С марта 1922 года Игнатьев работает в Ташкенте: здесь идет его дальнейшее восхождение по служебной лестнице в комсомоле и профсоюзах. Он быстро становится работником республиканского масштаба и с конца 1929 года по август 1931-го занимает довольно заметную должность заведующего массовым отделом Среднеазиатского бюро ВЦСПС. В 1926 году 22-летний Игнатьев, являвшийся уже председателем правления весьма влиятельного профсоюза советских торговых служащих, вступает в большевистскую партию, в рядах которой прошел путь до члена Президиума ЦК. В этом же году у него родился сын Геннадий, впоследствии ставший ученым-историком.

Игнатьев хорошо знал обычаи и бытовую культуру узбекского и других народов Средней Азии. В анкетах всегда называл три языка, которыми владел свободно: украинский, русский и узбекский. Он нередко использовал в беседах и выступлениях пословицы восточных, в первую очередь тюркских народов. Особенно часто употреблял выражение «шайтан ашасын», аналог русского «черт побери».

В рядах ВЧК Игнатьев прошел хорошую школу, включающую приобретение навыков вербовки агентуры, внедрения в местную среду, знание бытовых, религиозных и культурных традиций населения и многое другое, входившее в курс подготовки оперативного работника в мусульманском регионе. Все это вместе взятое рассматривалось как дополнительное позитивное и весомое обстоятельство при его дальнейших кадровых перемещениях и восхождении по служебной лестнице. Как принято говорить, «бывших чекистов не бывает». Это и частичный ответ на вопрос, почему именно Игнатьев был в свое время выбран Сталиным и Маленковым при назначении на должность министра госбезопасности СССР.

Молодому функционеру, уже серьезно продвинувшемуся по карьерной лестнице, конечно, хотелось большего. Но для дальнейшего восхождения становятся необходимыми не только прошлые заслуги или принадлежность к титульной нации, но и образование. Это был период, когда за парты села вся страна, а лозунг Сталина о том, что успех строительства социализма могут обеспечить только кадры, овладевшие техникой, определял главное направление развития образования на всех его уровнях.

ЭЛИТА «ЛИФТА»

В Ташкенте действовали различные вузы, но мечтою для многих провинциалов всегда была Москва. В СССР учеба в Москве и карьера были взаимосвязаны. Тем более что в среднеазиатских республиках представитель «некоренной» нации мог рассчитывать только на второстепенные должности. По направлению ЦК КП(б) Узбекистана, подписанному «главным большевиком» Средней Азии Акмалем Икрамовым, в августе 1931 года Игнатьева зачисляют во Всесоюзную Промышленную академию имени И.В. Сталина — кузницу инженерных и партийно-государственных кадров, скоростной «социальный лифт» для новой элиты.

Контингент Всесоюзной Промышленной академии, как правило, составляли члены партии, имевшие опыт руководящей работы в советских и партийных органах, комсомоле и профсоюзах. Профессорами и преподавателями академии являлись видные ученые, работа в ней была весьма престижной и подкреплялась рядом моральных и материальных стимулов. Одновременно с Игнатьевым там учились многие из тех, кому вскоре будет доверено возглавить предприятия, целые отрасли производства, партийные и государственные органы. В числе слушателей Академии были Надежда Аллилуева и Никита Хрущев. Высказывалось мнение, что, возможно, Игнатьев и познакомился тогда с будущим руководителем партии, но это не подтверждается документами. С Аллилуевой он мог общаться, а так как она рассказывала мужу о своих впечатлениях от коллектива, то фамилия Игнатьева могла стать известной Сталину еще тогда: память у вождя была хорошей.

В ноябре 1935 года Игнатьев завершает полный курс Академии, получив редкую, но весьма востребованную специальность «Инженер-технолог, самолетостроитель». Авиация тогда была в центре внимания советского общества, лозунг «Трудовой народ строит воздушный флот» не сходил с газетных страниц, находил отражение в популярных книгах и кинофильмах. Термин «сталинские соколы» выделял летчиков в массовом сознании из всех военнослужащих. Этому способствовало и увлечение самого Сталина авиацией.

ВЫДВИЖЕНЕЦ МАЛЕНКОВА

Неизвестны все обстоятельства выбора Игнатьевым этой профессии. Может быть, вспомнились среднеазиатские впечатления: там авиация играла большую роль в жизни республик, но попал он, как говорится, «в струю». Производственную практику проходил в Филях, на московском авиационном заводе №22, получившем имя своего директора С.П. Горбунова, погибшего в авиакатастрофе.

Уже во время учебы в Академии Игнатьев выполнял различные разовые поручения ЦК, связанные с промышленным развитием регионов и созданием авиастроения. Он говорил, что еще в 1934 году побывал в Казани на строительной площадке гигантского производственного комплекса по выпуску самолетов и моторов к ним, создаваемого на северной окраине города, в Караваево. Его усердие и добросовестность были «замечены», и он вошел, как теперь это называют, в «кадровый резерв». Поэтому назначение в ноябре 1935 года, сразу же после окончания Академии, на не особенно заметную, но влиятельную должность помощника заведующего промышленным отделом ЦК ВКП(б) было закономерным.

Последовавшие вскоре события большого террора освободили множество вакансий для молодых функционеров, не имевших длительного опыта руководящей работы, но готовых к беспрекословному повиновению вождю. В октябре 1937 года Игнатьев становится главой первой из трех республик, которыми ему предстояло руководить в ближайшие десятилетия. Его избирают первым секретарем Бурят-Монгольского обкома партии. В этой должности он становится и депутатом Верховного Совета СССР.

Далее служебная карьера Игнатьева складывается весьма благополучно. Войну закончил в качестве первого секретаря Башкирского обкома партии, куда был переведен из Бурятии в феврале 1943 года. Очевидно, учитывалась необходимость квалифицированного руководства авиационными заводами и координация их деятельности. Работая в Башкирии, Игнатьев поддерживал постоянную связь с Маленковым, курировавшим авиационную отрасль. Тот еще раз убедился в надежности и высоких деловых качествах Игнатьева. И в апреле 1946 года его по рекомендации Маленкова вызывают в Москву. Он получает должность первого заместителя начальника одной из самых влиятельных и закрытых структур ЦК — управления по проверке партийных кадров, работавшего в тесном сотрудничестве с органами госбезопасности. Туда выдвигались, как правило, лица, занимавшие крупные руководящие посты. Таким образом, начиная с 1946 года, Игнатьев становится для вождя лично известным человеком, а не одним из многочисленных «первых лиц местного значения».

«ТРЕТЬЕ ПРИШЕСТВИЕ» В СТОЛИЦУ

Однако закрепления в центральном аппарате во время «второго пришествия» в Москву у Игнатьева не состоялось. Сталин, стремясь сохранять баланс сил, время от времени поочередно накладывал «опалу» на ту или иную группировку в своем окружении. В 1946 — 1950 годах таковых было две. В одной лидирующие позиции занимали Маленков и Берия; другую, условно обозначаемую как «ленинградская», возглавляли Жданов, Кузнецов и Вознесенский. Очевидно, позиции игнатьевского патрона Маленкова ослабли в связи с так называемым «делом авиаторов», связанным с проблемами в авиационной промышленности, ему подведомственной. 4 мая 1946 года Маленкова на заседании Политбюро выводят из его состава. А Игнатьев в 1947 — 1950 годах снова попадает «на периферию»: в Белоруссии он был сначала секретарем местного ЦК по сельскому хозяйству, затем — вторым секретарем ЦК КП(б) Белоруссии. В январе 1949 года его направляют в Ташкент сначала секретарем Среднеазиатского бюро, затем — уполномоченным ЦК ВКП(б) по Узбекской ССР. Функции его сводились к информированию ЦК о деятельности местных властей без реальных властных полномочий. Для человека, около десятка лет правившего двумя автономиями, из которых Башкирия не уступала по потенциалу иной союзной республике, это было очевидным понижением.

Но охлаждение Сталина к Маленкову носило, скорее всего, «воспитательный» характер. Его не выводили из состава Оргбюро, а с 1 июля 1948 года Маленков снова становится секретарем ЦК, с 8 августа — заместителем председателя Совета министров СССР, его положение во власти полностью восстанавливается. Этому немало способствовал Берия, в чьих руках находился весь «атомный проект», на который стареющий диктатор возлагал большие надежды. А 31 августа 1948 года неожиданно умирает Жданов. Так что в конце декабря 1950 года за уже хорошо подзабытым уполномоченным ЦК Семеном Игнатьевым в Узбекистан высылают специальный самолет. Так начинается его «третье пришествие» в столицу.

Он еще не подозревает, что в ближайшие два года станет важнейшим элементом многоходовой политической комбинации, которая сначала вознесет его на самые вершины власти, а затем ему предстоит несколько месяцев засыпать с пистолетом под подушкой, ожидая ареста.

Подготовил Михаил Бирин

Продолжение следует.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (51) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    4.07.2015 10:53

    Познавательно. Когда можно прочитать продолжение?

  • Анонимно
    4.07.2015 11:11

    Катати первым комендантом города Бухара тоже был наш земляк, в то время в 18 лет командовавший полком, Еникеев Галей Галеевич. В последствии стал Наркомом легкой промышленности Татарстана.

    • Анонимно
      4.07.2015 11:49

      а комендантом Бугульмы был Ярослав Гашек,автор "Похождения бравого солдата Швейка"-неужели БО больше не о чем писать,как о палачах,чье место в аду

      • Анонимно
        4.07.2015 12:39

        Это история.Её надо знать, Бо, спасибо!

      • Анонимно
        4.07.2015 12:56

        Историю надо знать.А она (история) включает и историю палачей, и историю предателей, и историю дураков, и историю умных...Сегодня ночью (старость, бессонница...) перелистывал случайно попавшую в руки книгу Я.Гашека "Крестный ход: атеистические сатиры и юморески" (Москва: Изд-во политической литературы, 1964).Двойственное впечатление.Рассказы, написанные во время "пражского периода" действительно юмор, писатель подшучивает над священниками, раввинами, просто верующими людьми, но не глумится. Например, рассказ "Халуте" - смеялся от души, как капелька слюны спасла еврея-иудея от женитьбы на сварливой бой-бабе.Рассказы, написанные во время "советского периода" и после возвращения в Чехословакие это гремучая смесь юмора, сатиры и глумления над чувствами верующих. Читать рассказы "Трагедия одного попа", "Дневник попа Малюты из полка Иисуса Христа" (написанные, кстати по-русски) читать очень тяжело. В них пропагандируется не только религиозная, классовая, но и национальная нетерпимость. Писатель оскорбляет, унижает и глумится практически над всеми, в том числе и своими соратниками...По всей видимости человеконенавистническая большевистская (марксистско-ленинская) идеология делает людей циниками. Но изучать творчество и жизнь Ярослава Гашека не только надо, но и полезно, как прививка от всех человеконенавистнических учений.Кстати, писатель рано умер не дожив до 40 лет - сгорел от ненависти?

        • Анонимно
          4.07.2015 18:34

          Умер от рака. По другим данным от цироза печени. Он совершенно не доверял врачам - относился к ним с сарказмом.И не обращался к ним из-за предубеждения.Жил, действительно, мало.Дэу эти, изучающий родные языки

  • Анонимно
    4.07.2015 11:53

    интересно, БО! спс) с ув., Дамир.

  • Анонимно
    4.07.2015 12:09

    Подскажите, пожалуйста, где можно купить книги Б.Султанбекова?Спасибо.

    • Анонимно
      4.07.2015 12:45

      Недавно купил ее в издательстве "Хэтер" Тельмана 5.Стоит недорого без магазинной наценки.Сказали, что почти кончилась но попробуйте.

      • Анонимно
        4.07.2015 12:58

        Огромное спасибо за информацию.Постараюсь купить в выходные.

        • Анонимно
          4.07.2015 13:19

          Рад, что информация пригодилась. Но издательство не магазин и работает только по будням.А может она и магазинах еще осталась, хотя сомнительно.

  • Анонимно
    4.07.2015 13:14

    Знал покойного Анвара Ягофарова секретаря Бугульминского горкома КПСС который навещал опального , снятого за татаризацию Игнатьева, на его квартире в Москве. Запомнилось ему.Огромное количество книг на полках и на столе и бумаги с выписками из них. Игнатьев написал книгу афоризмов где впервые, в издании такого рода, цитировались высказывания Тукая, Джалиля и почему то не было цитат из Брежнева, хотя все тогда изучали его литературные труды.Он сказал Ягофарову, что рад видеть казанцев, но имей в виду все кто ко мне приходят записываются. Табеев который был всем обязан ему от посещений воздержался.Судя по книге Млечина о председателях КГБ, Игнатьев вызвал гнв Сталина либерализмом следователей при допросах врачей и пообещал ему камеру рядом с ними. Но 5 марта 1953 г. Всевышний прекратил "дело врачей" и спас и Игнатьева.

    • Анонимно
      4.07.2015 14:58

      У меня есть эта книга изданная в1975 году, удивило, нет шедевров Брежнева и даже вполне приличных высказываний Дзержинского но приводятся цитаты Екатерины второй. А тогда покнигам гекнсека научные

  • Анонимно
    4.07.2015 13:35

    ОГРОМНОЕ СПАСИБО БО ЗА ЭТУ ИНТЕРЕСНЕЙШУЮ ИНФОРМАЦИЮ.

  • Анонимно
    4.07.2015 13:37

    Ждем продолжения, интересная статья

  • Анонимно
    4.07.2015 15:06

    У меня есть эта книга, в ней нет Брежнева , но есть Екатерина вторая. Издана в 1975 году. Парадокс.

  • Анонимно
    4.07.2015 16:29

    Читал помпезные мемуары Табеева, он называет своего покровители одиозной фигурой. Прозрел товарищ через 30 лет после смерти своего крестного отца и создателя. Непристойно все это, чья бы мычала...

  • Анонимно
    4.07.2015 17:05

    Молодцы БО. Вспомнили достойного человека и рассказали молодежи о местной политической истории. Развивайте эту тему.

  • Анонимно
    4.07.2015 17:10

    Ждем продолжение! Очень интересно!!!

  • Анонимно
    4.07.2015 18:35

    Спасбо, хорошая статья

  • Анонимно
    4.07.2015 18:38

    Про Игнатьева была серия статей Султанбекова в "Звезде поволжья"Дэу эти, изучающий родные языки

    • Анонимно
      4.07.2015 20:23

      Уважаемы Дэу.Если интересуетесь этой темой советую прочитать очень интересную книгу Л.Млечина "Председатели КГБ рассекреченные судьбы".В ней С.Д.Игнатьев показывается на фоне других руководителей спецслужб, начиная с Дзержинского и дается яркая зарисовка времени "дела врачей" и причины неудовольствия Сталина тем, что якобы следователи до сих пор не добились признания , что они агенты сионизма и мирового империализма в целом.Не мог пока достать книгу Б.Султанбекова, но думаю, что про это есть и у него.

      • Анонимно
        4.07.2015 20:48

        Спасибо, уважаемый. К Млечину отношусь достаточно критично, но обязательно прочту. Какую книгу Султанбекова вы ищите?Дэу эти, изучающий родные языки

  • Анонимно
    4.07.2015 18:41

    Проникаюсь. Масштаб Игнатьева, полагаю, повлиял на Табеева и передался ему. Особенно приятно, что русский радел за татарскую культуру. А Суслов мне никогда особо не нравился. Косыгин был почеловечнее. Брежневу я симпатизировал. Андропов вызывал настороженное уважение. Черненко ничем особо не успел запомниться. Поправьте меня, если неправ, но насколько я помню в 1978 был неурожай в Татарии. И, по слухам, это был повод убрать Табеева. Допускаю, что он усилился к тому времени по влиянию на Брежнева и начал представлять конкуренцию для возрастных и засидевшихся политбюрошников. И тут, как нельзя лучше, его мусульманское происхождение использовали для назначения в Афганистан. У меня было мечта застать Табеева при жизни, познакомиться и пообщаться с ним. Слава Аллаху, реализовал это. Не доверять С.Хакиму не вижу причин, знал его лично, жили рядом на Вишневского. (там ещё Рево Идиатуллин жил)Так что, такая оценка Сибгат абы говорит о многом. Игнатьев, Табеев это масштаб. Здоровые амбиции. Умение отстаивать. И не из робкого десятка. Скучаю по порядочности и принципиальности людей тех лет..

    • Анонимно
      4.07.2015 18:56

      Прошу прощения. 1979-про неурожай, якобы.

    • Анонимно
      4.07.2015 19:50

      Уважаемый 18.41.Во многом согласен с вами.Но как вы оцениваете, то , что Табеев в своих мемуарах надиктованных двум журналисткам назвал С.Д.Игнатьева одиозным человеком ничего не сделавшим для республики?А ведь он из мало кому известного доцента, таких были десятки сделал секретаря обкома , а затем своего преемника.Табеев настолько боялся всего татарского , что сразу после ухода Игнатьева, на 5 лет прекратил присуждение Тукаевской премии учрежденной Игнатьевым по предложению Гумар ага Баширова.Если сможете найти прочитайте правдивые воспоминания об этом времени К.Ф.Фасеева, в том числе и об утверждении Табеева,что языку доярок и трактористов, как он называл татарский язык, осталось жить 15 - 20 лет.Это ведь и предательство всего того, что успел сделать С.Д.Игнатьев.Так, что рад за вас, что имели счастье увидеть Табеева, но при всех его заслугах, отмеченных 5 орденами Ленина он и такое говорил и делал.Думаю, что печальная судьба Игнатьева негативно подействовала на него.

  • Анонимно
    4.07.2015 18:54

    БО, спасибо, что на выходные даёте такие материалы..

  • Анонимно
    4.07.2015 20:08

    Руководитель следствия «по делу врачей» - одного этого факта достаточно, чтобы не уважать этого человека.

    • Анонимно
      4.07.2015 20:46

      Не согласен. Прочитаю и сам разберусь. Не люблю ярлыков.Б

    • Анонимно
      4.07.2015 21:19

      20 08, не беритесь судить о том в чем не смыслите. Именн о таких писал Руставели каждый мнит себя стратегом видя бой со стороны.

  • Анонимно
    4.07.2015 21:16

    Коммуняка он бездушный был, богачей безо всякого разбора и безо всякой жалости убивал. Ну тогда таких было пруд пруди. Вот сегодня таких бы хотя бы с десяток, но таких сегодня днём с огнем не найдешь. Все сегодня только и думают, как бы самим богачами заделаться.

  • Анонимно
    4.07.2015 22:23

    Фасеев. "Правдивые воспоминания".. Всегда найдутся, кто сеит неприязнь и склоки.. А мотив? Жажда правды? Я вас умоляю. Чаще зависть, обида и ущемлённая гордыня (зачатую нереализованная)

  • Анонимно
    4.07.2015 22:52

    В дополнение к книге Млечина интересен художественный пересказ известных событий в "Исповеди палача" братьев Вайнеров.

  • Анонимно
    4.07.2015 23:06

    Спасибо, жду продолжения

  • Анонимно
    5.07.2015 07:40

    Не согласен с неуважительной оценкой К.Ф.Фасеева. Биографию можете посмотреть в Татарской энциклопедии, но лучше всего об этом времени он рассказал сам в книге "Вспоминая прошедшее" которую надо читать параллельно с биографией Игнатьева публикуемой в БО. За, поддержку реформ Игнатьева в его попытке спасти татарскую школу и поднять престиж татарского языка, Фасеев потерял должности секретаря обкома, а затем Председателя Президиума Верховного Совета ТАССР. Его книга не имеет себе равных по освещению "эпохи Игнатьева" и того, что произошло после его ухода. Вот цитата из нее"Большой ошибкой Табеева было ..." то, что "он открыто и убежденно пророчествовал о его исчезновении через 15 -20 лет". Он цитирует и слова из его доклада в октябре 1960 года:"Сейчас,в период развернутого строительства коммунистического общества, многое из того, что считалось присущим той или иной нации, подчеркивало ее экономические и культурные особенности, - изживает себя. Раз так, зачем тратить впустую усилия..".И завершалась эта тирада грозным предупреждением:" Не имеет смысла выпячивать роль и значение татарского языка, а кто это делает - того следует осуждать!".Привожу эту длинную цитату, что бы поняли с чем пришлось столкнуться национальному движению, а затем и Шаймиеву в конце 80 -х начале 90 гг.Конечно у Ф.А.Табеева были огромные заслуги в экономическом развитии республикй и 5 орденов Ленина зря не дают,но и недооценка татарской культуры и языка тоже наличествовала.Кстати скажу, что вскоре после Игнатьева, за такие же "прегрешения" сняли и руководителя компартии Киргизии.

  • Анонимно
    5.07.2015 09:13

    Какой-то казенный портрет получается.

  • Анонимно
    5.07.2015 09:52

    О казенном портрете.Советую прочитать книгу Фасеева, она есть в национальной и научной библиотеке.

  • NIYAZ
    5.07.2015 11:18

    Ждем продолжения.

  • Анонимно
    5.07.2015 22:13

    Супер! Спасибо, ждём продолжения. Ташкент.

  • Анонимно
    6.07.2015 06:28

    Уважаемый модератор. Произошел сбой компьютера. Прошу текст опубликовать в следующем виде."Недавно прислали почитать книгу "Мысли и изречения разных времен и народов.Афоризмы. Сборник, библиографический указатель и примечания составлены С.Д.Игнатьевым".Впечатление потрясающее. Авиационный инженер по образованию, партийный и государственный деятель по профессии, С.Д. Игнатьев оказывается обладал энциклопедическими знаниями.Он не просто дает афоризмы но делает научные примечания к ним и богатейший библиографический указатель.Очевидно все эти книги были в его библиотеке,неслучайно в одном комменте указано, что квартира была заставлена книжными полками и шкафами В книге есть и цитаты ряда татарских писателей от Тукая до Джалиля, которые в центральные изданиях, такого рода, обычно не включаются.Думаю, что если эту книгу переиздадут в Казани с небольшой справкой об авторе, то это будет лучшим памятником С.Д.Игнатьеву, очень много успевшим сделать для Татарстана за время своего первосекретарства.Уверен книга на полках не залежится,сейчас она библиографическая редкость, мне ее прислал приятель из Бурятии где она была издана дважды но тоже давно исчезла".

  • Анонимно
    6.07.2015 10:44

    Целиком согласен, что такую уникальную книгу надо переиздать в Казани.Полагаю, что он заслуживает и названия улицы. Конечно не в историческом центре,вспомним недавний конфликт по поводу улицы Эсперанто, хотя язык и мертвый, но называние часть истории города, но и не на границе с Лаишевским или Высокогорским районами.Думаю, что могли бы дать в авиастроительном районе - там Оргсинтез который он "выбил" в ЦК и авиазавод, который выпускал ТУ - 22 наш первый сверхзвуковой "стратег" тоже "выбитые" им, на их производство претендовали еще 5 городов.

  • Анонимно
    6.07.2015 12:50

    Уважаемая редакция ждем продолжения. Даже в Ташкенте читают и ждут. Его стартовая площадка там, ни один руководитель его ранга не писал в анкете что ,владеет узбекским наравне с русским и украинским языками. Это уже принципиальная позиция, своего рода кредо.

  • Анонимно
    6.07.2015 12:53

    До 25 лет прожил в Бухаре, 21 в Казани и не знал о таком большом человеке,имевшего отношение к двум родным для меня городам!

    • Анонимно
      6.07.2015 13:48

      Не совпали ваши биографии,теперь благодаря бизнес онлйну все узнаете.мне

  • Анонимно
    6.07.2015 14:09

    Прошу извинения, сбой компьютера. мне интересно читать, слышал о нем от старших. Когда он приехал в Нурлат, начальство решило для экзотики угостить жареным зайцем.Он попробовал и сказал, откуда такая гадость, что баранов всех уже вырезали.Не учли, что он рос в Средней Азии, где заяц не особенно в почете, а главное мясо баран.Впрочем все обошлось этой шуткой.

  • Анонимно
    7.07.2015 07:45

    Как всегда бывает публикация в БО служит поводом и для высказываний отношения к тему не имеющих, а иногда просто невежественны.На перевый взгляд комментарий, где Игнатьева обозвали человеком беспощадно убивавшим богаты нелеп, если бы не его окончания.Игнатьев как раз был для своей должности либерален, чем вызвал последнее время гнев Сталина, тем что запретил применять пытки к "врачам - убийцам" и те не "сознавлись" в том, что хотели уничтожить все руководство СССР во главе со Сталиным.Вождь даже пообещал сгоряча ему камеру рядом с ними. Да и позднее Хрущев на пленуме по делу Берии сказал, что Игнатьев для такой суровой работы как в ЧК не подходит.Но вот концовка этого на первый взгляд нелепого стебового комментария настораживает.Авто пишет что сейчас надо бы десяток лиц убивающих богачей т.е. олигархов разных уровней.Это мнение немалого числа людей которых возмущают факты коррупции на всех уровнях и практическая безнаказанность ворья.Все чаще в быту разговоры - Сталина надо бы вернуть.Правда по невежеству люди не знают, что при нем сажали и расстреливали людей и рядовых, никакого отношения к политике не имеющих и не воровавших миллионы.Все это серьезный сигнал для высшей власти о необходимости ужесточения наказания за коррупцию.Возможно стрелять чиновников попавшихся на этом, как в Китае и не нужно, но сроки должны быть реальные, а не условные.Скоро начнем и пожизненный срок давать условно.

  • Анонимно
    7.07.2015 14:44

    Как то в газете прочитал, что Игнатьев говорил близким, что он пишет мемуары которые перевернут представление о многих событиях ХХ века, а он имел доступ к документами которые не знали и члены Полтбюро,но их опубликуют только через сто лет.В поисковике ссылок на них не нашел. Когда куплю книгу Б.Султанбекова посмотрю нет ли там чего про них.Впрочем со времени когда он это говорил прошло менее 50 лет, так, что я точно их не прочитаю.

  • Анонимно
    8.07.2015 11:50

    Модератор. Попросите Бирина скорее продолжить свое переложение книги Султанбекова, где то выходящее и за ее пределы. Мне было например очень интересно впервые увидеть фотографии С.Д.Игнатьева с молодых цветущих лет и последнюю, очевидно сделанную незадолго до ухода из жизни, где его уже трудно узнать.В прошлом году в Москве знакомый историк показал дом № 19 в Староконюшенном переулке где он жил и умер.К сожалению на каком этаже была квартира он не знает.Фото дома сделал.

  • Анонимно
    8.07.2015 14:18

    По словам видного руководителя советских органов госбезопасности генерала П. А. Судоплатова, «каждое агентурное сообщение воспринималось им как открытие Америки. Его можно было убедить в чем угодно: стоило ему прочесть любой документ, как он тут же подпадал под влияние прочитанного, не стараясь перепроверить факты» (Судоплатов П. А. Разведка и Кремль. М., 1996. С. 359)[3].По мнению генерала Алидина, Игнатьев, «по характеру мягкий, полностью подчинялся требованиям вышестоящего руководства, особенно робел перед Сталиным и беспрекословно выполнял любое указание. Этим был и опасен»[7].

  • Анонимно
    8.07.2015 19:41

    Читал Судоплатова и особенно поучительна книга его сына в двух томах об отце.Генерал конечно где то привирает, но характеристика Игнатьева как либерала правильна.Что касается того, что он боялся Сталина, то назовите того кто его не боялся? Он в гневе, что Игнатьев не разрешил применять пытки к врачам пообещал ему камеру рядом с ними.В недавно вышедшей в Казани книге есть подробное письмо Игнатьева о том какие указания давал ему Сталин по делу врачей и почему он попал в немилость и получил инфаркт и поэтому был отстранен от "дела врачей" и его поручили Гоглидзе, а тот тоже оказался в глазах Сталина либералом.Документы страшные. Мы нередко судим о поступках руководителей не учитывая всех обстоятельств по принципу сформулированному еще Шота Руставели: "Каждый мнит себя стратегом , видя бой со стороны".

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль