Культура 
23.08.2015

«Я хочу создать свой мир, потому что этот не настолько крут»

Как детей учили писать «Классную драму»

Всю следующую неделю группа режиссеров, включая худрука театра им. Камала Фарида Бикчантаева, будет заниматься постановкой пьес, написанных детьми в рамках проекта театральной лаборатории «Классная драма». Корреспондент «БИЗНЕС Online» посетил одно из занятий проекта, где участники с помощью сценариста фильма «Все умрут, а я останусь» и сериала «Школа» уже готовятся к постановке произведений на сцене.

НЕКОТОРЫЕ ПИШУТ НА ТАТАРСКОМ, ЭТО ОТДЕЛЬНАЯ РАДОСТЬ

Кате 19 лет, она с телефона показывает мне фотографии своей недавней выставки рисунков. В проект «Классная драма», где дети и подростки пишут собственные пьесы с помощью наставников, она попала случайно — уговорила знакомая. Сама Катя всегда больше интересовалась графическим искусством и считала, что тексты писать не умеет.

Ее пьеса почти готова — она о творчестве: художнике, которая решает отказаться от творческих мук, но в итоге возвращается к тому, что будет творить только в хорошем настроении. «В тексте я объясняю, как это случается», — поясняет Екатерина. Девушка говорит, что главного героя она с себя не списывала, но они похожи. Пока перечитывать текст не хочет — устала видеть одно и то же. «Сейчас есть желание все истории перенести на бумагу, и мой наставник Юрий Клавдиев говорит, чтобы я продолжала писать. Вчера он читал мой текст и чем-то восхищался, я так и не поняла чем», — смеется она.

Катя рассказывает, что некоторые ребята пришли сюда с готовыми идеями, но многие в процессе работы их поменяли. Сама она быстро придумала пьесу к третьему дню занятий. «До этого мне казалось, что тексты и сценарии пишут какие-то невероятные люди, но оказалось, что они легко могут тебя сидеть и учить. А когда понимаешь структуру, то и сам можешь делать то же самое».

Мы разговариваем с Катей в одном из залов театра юного зрителя, вокруг нас идет занятие «Классной драмы» — за двумя столами сидят подростки от 14 до 19 лет, которые пишут тексты на ноутбуках или в тетрадях. Занятия здесь похожи на обычные школьные уроки, только в свободной форме. Вместе с работой над текстом наставники — сами профессиональные драматурги — рассказывают подросткам базовые теоретические вещи (какими должны быть герои, как возникают конфликт, композиция, сюжетный поворот) и помогают писать. До воскресенья их тексты должны быть готовы к читке, а актеры и режиссеры будут их слушать, чтобы с понедельника начать репетиции пьес. Те, что написаны на русском языке, — в театре юного зрителя, на татарском — в театре им. Камала.

Организаторы проекта рассказывают, что его участники очень разные — домашние дети, приемные. Есть дети с заболеваниями, которые ограничивают их жизнь. Есть девочка, которая специально приехала из маленького поселка, а здесь живет у родственников. Некоторые пишут на татарском, это отдельная радость.

Юрий Клавдиев
Юрий Клавдиев

ПОДРОСТКИ ЧАСТО «ВЫПАДАЮТ» ИЗ ТЕАТРА

Юрий Клавдиев — один из наставников проекта «Классная драма», драматург и сценарист. Самые известные его работы — это сценарий к фильму Валерии Гай Германики «Все умрут, а я останусь» и сериалу «Школа». В подобных проектах он участвует уже около 11 лет. Все началось в 2004 году, когда в Тольятти, где он жил, приехали представители эдинбургского театра Traversе с программой обучения подростков Class Art, тогда и появилась идея создать подобное в России. «Мне сразу понравилась эта методика, — говорит он. — Наверное, потому что самому подобных вещей не хватало, когда я учился в школе. Я и так с литературой дружил, но эти занятия помогают понять ее изнутри».

Юрий рассказывает, что основная их задача — показать детям приемы ремесла через написание пьес, чтобы они в дальнейшем могли создавать художественный текст. Темы, на которые они пишут, свободные. «Это в основном любовь, дружба, законы, по которым в мире происходит так, как происходит, одиночество, невозможность поговорить с миром на равных. Цель проекта не создание канонически правильного театрального текста. Мы добиваемся того, чтобы ребенок рассказал историю, которую в иных условиях он бы не рассказал просто потому, что люди вокруг считают, что он слишком мал или недостаточно понимает жизнь, чтобы позволять себе суждения о каких-то вещах. Взрослые люди обычно общаются с детьми с позиции их чему-то научить. Им, как правило, неинтересно, что ребенок думает».

Фарид Бикчантаев

Кроме Юрия в проекте участвуют драматург Кира Малинина, казанский поэт Рузаль Мухаметшин, режиссеры Никита Кобелев, Фарид Бикчантаев, Олег Кинзягулов и Татьяна Лядова. Их выбирали не только по профессиональному опыту, но и по умению работы в социальных проектах. «С детьми должны работать профессиональные режиссеры, которые не боятся разговаривать с ними; профессиональные актеры, которые будут читать далеко не чеховские тексты, но попытаются донести до зрителя те мысли, переживания, которые важны для авторов», — говорит сооснователь проекта «Живой город» Инна Яркова.

«Проект «Классная драма» в России существует уже 11 лет, — рассказывает Мария Крупник, куратор театрального направления культурного центра ЗИЛ. — Разные команды его по-разному придумывают, но ни один театр не принял его к себе для развития аудитории, социальной деятельности. Подростки очень часто выпадают как из спектра театров юного зрителя, потому что они ориентируются на более старшую аудиторию, так и из спектра взрослого театра, потому что они ориентируются на более юную аудиторию. В результате подросток не находит театрального продукта. Сейчас мы даем инструмент, который налаживает между ними язык».

Руководители фонда «Живой город» Инна Яркова, Артем Силкин, Диана Сафарова

ПРОБЛЕМА С АДАПТАЦИЕЙ ИЗ-ЗА ПРИВЫЧКИ К ШКОЛЬНОЙ ДИСЦИПЛИНЕ

Сама Мария занимается проектом с 2008 года, под нынешним названием он под ее руководством существует с 2011 года. За это время «Классная драма» дважды проходила в Москве, а также в Перми, Воронеже, Можайске. «В Можайске был важный для меня опыт — мы там вместе с «Театром.doc» при поддержке проекта «Театр плюс общество» организовали занятия в колонии для несовершеннолетних, — рассказывает Крупник. — Мы работали с 12 ребятами, написали тексты, которые они прочитали на публику в родительский день, когда к ним пускали родных и близких. Позже в «Театре.doc» сделали постановку всех пьес и сняли это на видео. Мы надеялись, что ребят, хотя бы тех, у кого облегченный режим заключения, привезут на спектакль, но этого не случилось. Поэтому мы им показали смонтированный фильм».

Мария Крупник

По ее словам, подобный проект в Шотландии работает уже больше 20 лет. Он в основном направлен на детей из неблагополучных районов, школ и бедных семей. По их статистике, у участников исправляется успеваемость, повышается интерес к учебе, вырастает самооценка. «После проекта только единицы посвящают себя театру, но становятся посетителями театра. Travers сознательно разрушал британский стереотип о том, что культура — для богатых», — говорит Мария.

Организаторы также планируют провести для своих учеников экскурсию по театрам и цехам, показать все профессии, которые участвуют в жизни театра. «Не обязательно быть актером, режиссером, драматургом для того, чтобы делать театр. Можно быть звукоинженером, художником по свету, монтировщиком, буфетчиком, уборщиком. Без всех этих людей театр загнется», — рассказывает куратор театрального направления культурного центра ЗИЛ.

По словам Марии, у многих детей бывают проблемы с адаптацией из-за привычки к школьной дисциплине. «Наш проект разрушает этот шаблон — тут не бывает правильно. Правильно так, как ты придумал. Тем детям, у которых есть определенные трудности, он дает почувствовать свободу, здесь любая идея поддерживается, ребенок немного по-другому оценивает свои способности. Как правило, у трудных детей чуть богаче опыт столкновения, конфликтов, травматичных и грустных историй, что хорошо для драматургии — есть о чем написать».

14-летний Арслан не успевает сдать свой текст к сроку (готова «в лучшем случае половина»), поэтому, кажется, немного злится, когда я начинаю задавать ему вопросы. Он пишет пьесу в жанре фантастики, потому что в основном сам читает такие книги. «Мне интересно было узнать, как писатели делают свои произведения, ведь есть какие-то приемы, поэтому я здесь. Особенно мне нравится то, что здесь не как в школе — можно пить чай или есть печенье, когда хочешь», — говорит он.

Арслан удалил свой первый сценарий, потому что он показался ему скучным. На вопрос, какую пьесу он хочет написать, отвечает: «Я хочу создать свой мир, потому что этот не настолько крут. А мой может быть таким, каким я хочу. Причем там буду не только я — читатели тоже, если прочтут, будут воображать и уходить от этого не очень крутого мира».

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (0) Обновить комментарииОбновить комментарии
    Оставить комментарий
    Анонимно
    Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
    [ x ]

    Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

    Это даст возможность:

    Регистрация

    Помогите мне вспомнить пароль

    Подпишись на нас в Zen