Старая элита 
3.10.2015

Фикрят Табеев: Афганистан, Москва, пенсия

Как посол СССР в Афганистане чуть не спас жизнь диктатору Амину и его дворец пришлось штурмовать группе «Альфа». Часть 6-я, заключительная

«БИЗНЕС Online» продолжает представлять предыдущих руководителей республики. Фикрят Табеев — первый секретарь обкома КПСС с 1960 по 1979 год, с декабря 1979 года по июль 1986 года он работал чрезвычайным и полномочным послом СССР в Афганистане, затем, недолго, — в правительстве РСФСР. Публикация основана на книге Ягсуфа Шафикова «Фикрят Табеев».

Фикрят Табеев с декабря 1979 года по июль 1986 года работал чрезвычайным и полномочным послом СССР в Афганистане

АПРЕЛЬСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ В АФГАНИСТАНЕ

«Думал ли я в тот день, — вспоминает Фикрят Ахмеджанович Табеев, — 27 апреля 1978 года, первый секретарь Татарского обкома КПСС, слушая сообщение информационных агентств, что спустя всего год с небольшим так резко изменится моя политическая карьера, моя судьба... В этот солнечный весенний день мы в республике вовсю готовились к весенним полевым работам, празднованию 1 Мая, а в столице Афганистана Кабуле шли ожесточенные бои. На центр Кабула, где стоял президентский дворец, пикировали самолеты, поддерживая огонь танков, артиллерии и мотопехоты. После бомбардировки и штурма большинство защитников дворца погибли. Среди убитых был и тогдашний глава государства 70-летний Мухамед Дауд со всей семьей, включая пятерых детей...

Так произошла Апрельская революция в Афганистане, имевшая судьбоносные последствия для каждого жителя этой горной страны, коснувшаяся также многих семей в Стране Советов. Следует отметить, что эту революцию осуществила вполне самостоятельно и грамотно Народно-демократическая партия Афганистана (НДПА). В проведении такой крупномасштабной акции извне, в частности со стороны Советского Союза, НДПА никакой помощи не получала. Однако, к большому сожалению, дальнейшие события страну превратили в руины. Здесь все перемешалось: и слезы, и пот, и кровь. Цели и задачи Апрельской революции были забыты.

Народно-демократическая партия стала правящей силой в Афганистане. Однако она не выдержала испытания властью и вскоре раскололась на два враждебных крыла — «Хальк» (народ) и «Парчам» (знамя). По сути дела, эти две фракции стали двумя враждебными партиями со своим структурами в центре и сторонниками в провинциях. Лидеры партии Мухаммед Тараки и Хафизулла Амин, практически являвшиеся руководителями крыла «Хальк», придя к власти, развернули беспощадную кровавую борьбу против парчамского крыла во главе с Бабраком Кармалем. А когда к власти пришел последний, в тюрьмах оказались сторонники халькистов...

Многие предполагаемые реформы в обществе начали проводиться наскоком, «с кондачка», без основательной концепции с учетом национальных традиций, уровня развития производственных отношений, понимания происходящего простым народом. Практически в жизни этой страны не подтвердился известный лозунг «Партия и народ едины». Наглухо застопорилась земельная реформа. Враждебно начало воспринимать политику НДПА имеющее крепкие корни и традиции мусульманское духовенство. Свою разрушительную лепту в развитие демократических преобразований в Афганистане, несомненно, внесли разведки США и Пакистана. Дело приняло такой ход, что наряду с идеологической сумятицей, вносимой разведками этих стран, противостоящие группировки Афганистана стали снабжаться современным вооружением.

И вот в такое очень сложное для афганского общества время после победы Апрельской революции в 1978 году с новым руководством Афганистана был заключен советско-афганский договор о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве».

«При этом следует помнить, — повествует далее Табеев, — что Советский Союз и Афганистан во все времена жили в дружбе и согласии. Еще в 60 - 70-е годы, задолго до ввода своих войск, СССР в Афганистане построил несколько гидроэлектростанций. В жившем недавнем прошлом на лучине и керосиновой лампе Афганистане производство электроэнергии в 1978 году достигло почти 1 миллиона киловатт-часов. Было проложено 3 тысячи километров асфальтированных автомобильных дорог и более 200 километров газопроводов. Знаменитую автомобильную дорогу через высокогорный перевал Саланг построили советские люди. По этой же дороге советские войска вошли в Афганистан, потом их пришлось вывести этим же путем в республики Средней Азии. Специалисты СССР со своей техникой посадили и вырастили тысячи гектаров садов. Нами были построены десятки перерабатывающих предприятий.

Необходимо помнить, что, кроме Советского Союза, в Афганистане ни одна страна мира ни на один цент ничегошеньки не построила. Вот почему афганский народ всегда дружелюбно, с большой симпатией относился к советскому народу. При решении вопроса о вводе советских войск в Афганистан, несомненно, учитывался также фактор вложения наших сил и средств в развитие этой страны.

Забегая вперед, скажу, что, несмотря на трагическую страницу в отношениях двух стран в 80-е годы, народы Афганистана и сегодня дружелюбно относятся к народам бывшего Советского Союза. Я это знаю, поверьте, не понаслышке.

Когда я уезжал в Кабул, в декабре 1979 года, мне шел 52-й год.

Я должен особо подчеркнуть, что, каким бы трудным ни был тот период в истории нашего государства, я тот отрезок своей жизни считаю самым ярким и интересным. Более того, назначение меня чрезвычайным и полномочным послом СССР в Афганистан в то непростое время я посчитал большой честью. Так же продолжаю думать и по прошествии многих лет.

Тогда многим видным политическим деятелям СССР предлагали эту должность. Бывший советский посол в Кабуле Пузанов Александр Михайлович проработал им с 1972 года. Ему уже шел 73-й год. Наступило время возвращаться на родину. Обстановка в этой горной стране изо дня в день резко обострялась. Это был пик вражды двух фракций НДПА...

Фикрят Табеев с группой советских и афганских военных специалистов

ПРЕДЛОЖЕНИЕ, ОТ КОТОРОГО ТРУДНО БЫЛО ОТКАЗАТЬСЯ

Все началось с того, что меня пригласил к себе второй секретарь ЦК КПСС Михаил Андреевич Суслов. Он начал буквально так: «Нам нужен крупный политический деятель на должность чрезвычайного и полномочного посла СССР в Афганистане. Самой подходящей кандидатурой, по мнению руководства страны, на сегодня являетесь вы, Фикрят Ахмеджанович. Вы первый секретарь крупнейшего обкома партии. Очень важно, что вы мусульманин. Член ЦК КПСС. Входите во многие международные организации стран Азии и Африки. Построили в Татарстане такие заводища, как КАМАЗ, нефтехимический комплекс, новые города. Потом ведь вы, товарищ Табеев, межнациональные, межрелигиозные отношения знаете не понаслышке. Татарстан — это большой регион стабильности прекрасных взаимоотношений между народами многих национальностей».

После некоторой паузы он продолжил:

— Мы все должны дать себе отчет в том, что в Афганистане вот-вот разразится большая война. Нам там во многом надо разобраться. Если вы, товарищ Табеев, не согласитесь, считайте, что этого разговора не было...

Внутренне я был готов. После небольшой паузы я попросил разрешения позвонить своей супруге Дине Мухамедовне в Казань.

Дина Мухамедовна, конечно, в первые секунды после моего сообщения не испытала восторга. Однако после небольшой паузы сказала, словно отрезала:

— Едем! Такие предложения на таком высоком уровне дважды не делают...

Слова жены подкрепили мою внутреннюю готовность, и я сказал:

— Я согласен...

После нашей беседы с М. А. Сусловым мы пошли к Леониду Ильичу Брежневу.

— Вот, товарищ Табеев дал согласие,— своим вкрадчивым голосом докладывает второй секретарь ЦК КПСС.

— Ну и отлично! — в довольной улыбке задирает свои кустистые брови вверх Леонид Ильич... — В Фикряте я никогда не сомневался.

И жмет мне руку.

65.jpg
Михаил Суслов и Леонид Брежнев

КТО ЖЕ ЗАТЕЯЛ ЗАВЕДОМО ПРОВАЛЬНУЮ ВОЙНУ?

Уже после вывода наших войск из Афганистана долго шли пересуды о том, кто же принял решение о вводе войск. Всем хотелось знать «автора» в лицо. Я-то знал, что сначала пришли к согласию члены комиссии Политбюро по Афганистану: Юрий Андропов (в те годы — председатель КГБ СССР — прим. ред.), Андрей Громыко (министр иностранных дел СССР — прим. ред.) и Дмитрий Устинов (министр обороны СССР — прим. ред.). Затем их решение одобрили М. А. Суслов и сам генсек Леонид Ильич Брежнев.

Насколько мне известно, Ю. В. Андропов сначала был против ввода даже ограниченного контингента войск. Будучи руководителем огромнейшей спецслужбы мира, он анализировал ситуацию в Афганистане, предвидел осложнения во множестве вариантов развития событий. Кроме того, в памяти Юрия Владимировича на всю оставшуюся жизнь остались события в Венгрии в 1956 году, когда он был послом СССР в этой стране. Он помнил невиданную будапештскую бойню.

Колебался и Андрей Андреевич Громыко.

Вообще говоря, муссировать тему, «кто был автором», я считаю не совсем корректным занятием. По докладу члена Политбюро ЦК КПСС, министра иностранных дел А. А. Громыко Верховный Совет СССР утвердил закон о вводе в соседний Афганистан ограниченного контингента советских войск. И все.

В то же время раздираемая изнутри враждующими фракциями правящая Народно-демократическая партия Афганистана, основываясь на двустороннем соглашении о взаимной помощи, просила и требовала ввода советских войск. Напоминания советских дипломатов о том, что для достижения консенсуса между фракциями надо добиться поддержки основной части населения, не возымели действия. С детской непосредственностью они спрашивали у советских представителей: «Как этого добиться?» Кроме того, эти враждующие фракции были основательно вооружены. Вообще, общество Афганистана испокон веков раздирали этнические распри. Этот вечный спор: кто главнее в стране — пуштуны, таджики или узбеки — кажется, никогда не решится. Вооруженные группировки пользовались достаточной поддержкой из-за рубежа.

Видя свое спасение в северном соседе, ссылаясь на межгосударственные договоры и соглашения, правящая элита Афганистана с маниакальным упорством требовала ввода советских войск (по некоторым источникам — около 30 раз — прим. ред.).

Кроме того, главные идеологи партии убедили стареющего генсека Брежнева в том, что под защитой наших войск Афганистан, подобно Монголии, способен совершить скачок из феодализма в социализм.

Как потом выяснилось, при всех сомневающихся главным лоббистом в вопросе введения войск в соседнюю страну явился министр обороны, выходец из военно-промышленного комплекса, его куратор со времен Отечественной войны маршал Устинов Дмитрий Федорович. К концу 70-х годов ВПК практически «затарился» патронами и другими стреляющими компонентами военного производства. В стране, десятилетия без перерыва выпускающей боеприпасы, было явное их перепроизводство. Останови один завод по выпуску патронов, снарядов и т. д. — не миновать волнений безработных градообразующих оборонных заводов...

Вот почему он стал ведущим локомотивом в вопросе введения советских войск в соседний Афганистан. Более того, Устинов по своей инициативе дал устный приказ о развертывании 40-й армии у границ за два дня до решения Политбюро ЦК КПСС. До заседания Политбюро маршалу удалось убедить его членов о целесообразности введения ограниченного контингента советских войск в Афганистан.

Здесь, по моему твердому мнению, неплохо «потрудились» и зарубежные спецслужбы. Хорошую «дезу» Москве подбросили американцы, чтобы втянуть СССР в заведомо провальную войну. В итоге СССР ввязался в непредвиденный и абсолютно бессмысленный военный конфликт.

Итак, советские войска ввели в Афганистан в ноябре 1979 года. А послом меня туда направили в декабре того же года.

Табеев и Амин
Фикрят Табеев и Хафизулла Амин

КТО ШТУРМОВАЛ ДВОРЕЦ АМИНА?

Через неделю после разговора с Брежневым я уже был в Кабуле. При беседе с ним я высказал свою просьбу: чтобы меня и мою семью поставили на полное обслуживание в хозяйственном управлении ЦК КПСС. Леонид Ильич пообещал решить этот вопрос и свое слово сдержал. В кратчайшие сроки мне и моим двум сыновьям в Москве были предоставлены отдельные квартиры. Кроме посольских мне ЦК КПСС положило зарплату в 400 рублей, которые потом шли на мою сберкнижку.

Участвуя в работе различных международных организаций и комиссий, я побывал в большинстве стран мира. А вот в Афганистане не бывал. Дети остались в Москве. Мы с супругой Диной Мухамедовной улетели в известный и неизвестный Кабул...

Когда я прибыл в Афганистан, председателем НДПА, т. е. практически руководителем страны, был Хафизулла Амин. Ему тогда было где-то за 40. Его свергли в мою бытность послом СССР в этой стране. Позже в советской печати появилось много всякой небылицы о ликвидации Амина. Наши любящие славу «спецы» раздули все это до непомерных масштабов. Понаписали про эту историю горы книг: «Вот мы какие герои! Амина взяли тепленьким в его дворце...» На самом деле с ним «управились» свои же афганцы. Правда, советские спецназовцы окружили дворец афганского правителя. Но с Амином дело решили свои, доморощенные афганцы».

...Документальный фильм «Афганский капкан» был снят в 1999 году, к 20-й годовщине ввода советских войск в Афганистан. Известный тележурналист Евгений Киселев рассказывает о примечательном эпизоде из жизни посла СССР в Афганистане Табеева: «27 декабря 1979 года в Кабуле полновластный хозяин Афганистана Хафизулла Амин готовился дать первый прием в своем новом, только что отстроенном дворце «Тадж-Бек» на окраине Кабула. Настроение у Амина было просто превосходное. Только что из Москвы поступили две хорошие новости. Во-первых, советские руководители, кажется, поверили в версию о том, что Тараки, бывший руководитель Афганистана, умер своей смертью, от сердечного приступа. На самом деле он был задушен подушкой в своей спальне по приказу Амина. Вторая новость — Москва направляет-таки в Афганистан свои дивизии, они уже на марше к Кабулу. Однако Амин не догадывается, что его судьба решается сейчас на кухне дворца. Чтобы сохранить шатающийся режим, Амину нужны не только советские войска. На поддержку Москвы он опирается буквально во всем. Даже повара у Амина — и те из Советского Союза. Афганцам он не доверяет после недавней волны массовых репрессий, чисток, арестов, расстрелов. В стране найдется достаточно желающих отомстить диктатору за смерть своих близких. Но советским поварам Амин доверяет зря. В тот день один из них — узбек по имени Мамаджон — по заданию КГБ добавляет в еду отраву».

Василий Сафрончук
Василий Сафрончук

Василий Сафрончук, известный советский дипломат, работавший с 1979 по 1982 год в качестве советника-посланника в советском посольстве в Афганистане, рассказывает: «Амин почувствовал себя плохо, почувствовал, что засыпает. Поэтому он во время обеда позвонил послу Табееву и попросил прислать его личного врача. Личного врача у Табеева не было, был главный врач нашей поликлиники, и ему было сказано: «Поезжайте и сделайте все, что нужно, чтобы помочь товарищу Амину».

Недавно назначенный посол не был посвящен в операцию КГБ по физическому устранению Амина. Он чуть не срывает ее. Посланные им два советских врача приезжают в «Тадж-Бек» и фактически вытаскивают Амина с того света. Опоздай они на полчаса, не пришлось бы задействовать другой сценарий операции.

Михаил Романов, в 1979-м майор КГБ, участник того легендарного штурма, а сейчас полковник в отставке, был одним из тех, кто в 1974-м создавал знаменитую группу «Альфа». В 1979 году два спецподразделения «Альфы» — «Гром» и «Зенит» — направляются в Кабул. Зачем — никто не говорит. Лишь в последний момент становится известно, что «Альфе» предстоит чуть ли не цирковая, «крутая» задача — взять дворец Амина, который диктатор превратил в неприступную крепость. Ее обороняли около 300 человек. А на штурм было выделено полторы сотни советских бойцов.

27 декабря 1979 года был четверг, банный день, давали горячую воду, и советский военный переводчик Евгений Киселев с удовольствием в ней плескался, как вдруг в дверь душа стал ломиться его сосед: «Скорей, скорей! Тут такое творится!..» «Я в чем был выбежал на балкон, по улице на огромной скорости идет колонна бронетехники, причем машины какие-то странные, во всяком случае, таких в афганской армии не было. После уже узнали, что это были наши десантники на машинах БМД. Они спешили в расположение танковой дивизии афганской армии, чтобы блокировать ее и не дать прийти на подмогу Амину. Со всех сторон вдруг началась бешеная стрельба, ничего подобного, такого грохота и канонады я в своей жизни не помню...»

О своей реакции на эти события в фильме рассказывает «на камеру» и сам Фикрят Табеев: «Сидим с женой в представительстве, чай пьем, вдруг — взрыв, потух свет. Жена меня спрашивает: «В чем дело?» Мне перед кем-либо, перед женой было стыдно: тебя, мол, даже не поставили в известность...»

НА БЛАГО АФГАНСКОГО ПРОГРЕССА

Что мне запомнилось в первые дни в Афганистане? Афганский народ приходу советских войск радовался. Афганцы радовались и надеялись, что их не будут грабить и притеснять. Они еще помнили, что советский народ очень много сделал для них. СССР выполнил огромные мелиоративные работы. Даже намного больше, чем в Советском Узбекистане. Узбекистан, например, тогда давал 6 - 7 миллионов тонн хлопка в год, имел 120 тысяч гектаров поливных земель под эту культуру. Афганистан имел уже 250 тысяч гектаров поливных земель. Напомню, что афганский хлопок ценнее узбекского. Он длинноволокнистый.

25 миллионов голов крупного скота тогда имел Афганистан, не считая бесчисленного количества коз, овец и т. д.

Советские люди пробили знаменитый перевал Саланг. Построили знаменитую автотрассу из Герата в Кандагар. Через Кандагар на Кабул с севера.

Впервые в этой стране советские люди создали транспортную систему. Помогли создать армию. Оснастили ее по ленд-лизу современными самолетами, танками и другой военной техникой. Что еще надо было? Наши войска должны были стоять как гарант, просто как сдерживающая сила.

На первых порах так оно и было. Мы вновь создавали провинциальные комитеты НДПА, ее молодежные организации. Начала складываться система народного образования. Началась передача помещичьих земель крестьянам. Успешно развивались сельское хозяйство и перерабатывающая промышленность».

В недавнем эксклюзивном интервью для «БИЗНЕС Online» по поводу кончины Табеева первый президент Татарстана Минтимер Шаймиев так его вспоминает: «Он — почему, я не знаю (улыбается) — делился впечатлениями со мной. Как-то позвонил... А я в то время председателем правительства работал. Фикрят Ахмеджанович был в курсе, что я знаю систему МТС и РТС. И говорит: Минтимер, как бы в Афганистане МТСы организовать? И пояснил: надо же каким-то образом землю обрабатывать, готовить кадры... Вот о таких вещах он думал. В результате наша республика начала устанавливать связи с отдельными провинциями Афганистана (назовем их так). Уже готовилась делегация, и я должен был ехать во главе делегации. Но тогда этому помешала неустойчивость афганского руководства...»

Группа «Альфа»
Группа «Альфа»

«ВЫЕЗЖАЯ ИЗ ПОСОЛЬСТВА, НИКОГДА НЕ ЗНАЛ, ВЕРНУСЬ ЛИ ЖИВЫМ»

«Я объездил эту страну вдоль и поперек, — читаем в книге Ягсуфа Шафикова рассказ Табеева об Афганистане того времени. — Меня встречали толпы людей. Практически я был главным советником, консультантом афганского руководства... Много было у меня встреч с мусульманским духовенством. Бывал я в мечетях и разговаривал с рядовыми верующими. Группы мулл и имамов часто посещали советское посольство, и мы с ними подолгу вели беседы об Аллахе, о жизни, о межэтнических проблемах, проблемах войны и мира. После наших чаепитий с долгой беседой духовные деятели уходили довольными, с хорошим настроением.

Посольство СССР в Кабуле — это был небольшой городок, огороженный со всех сторон. Внутри городка никаких разделений не было, кроме теннисной площадки. Здесь же размещались представительства по внешней торговле и экономического совета. Он так и назывался: «посольский микрорайон». У нас было свое центральное отопление, свое собственное водоснабжение, своя энергоустановка. Если бы нас отрезали от Кабула, мы могли бы полностью жить автономно.

Само здание посольства было плохой архитектуры. Представьте себе: стеклянный дом под палящим южным солнцем. В этом здании кроме служебного кабинета была спальня для посла. Все остальное — служебные помещения для сотрудников. Зала приемов гостей и делегаций в посольском корпусе не было. Для этих целей в нашем городке был клуб. А для приема послов и высоких гостей на первом этаже корпуса была приемная комната. Сотрудники посольства со своими семьями жили в жилых домах на территории городка... Я, безусловно, с болью принял известие о том, что талибы, когда пришли к власти, разрушили весь городок советского посольства.

Я часто выезжал в Москву с докладами в министерство иностранных дел, ЦК КПСС. В советском посольстве в Кабуле меня окружали достойные, высококвалифицированные дипломаты и рядовые сотрудники. Спустя годы я своих соратников по Кабулу вспоминаю с теплотой, часто и ностальгией о прожитых там днях и годах. Повара я взял с собой из обкомовской столовой, татарина. Выехали они вместе с женой. Какие татарские блюда они готовили вместе! Руководители Афганистана и другие высокие гости, как говорится, пальцы облизывали, хваля татарскую кухню. Водители тоже были хорошо знакомы по Татарскому обкому.

Большие дела складываются из маленьких поступков. Работая в непростой стране в горячие дни, эти и другие сотрудники показали себя настоящими гражданами своей большой многонациональной страны.

У меня был простой, небронированный Mercedes. Сопровождали спереди и сзади два автомобиля с охраной. Водители и охрана знали, что враждебные элементы могут совершить любую провокацию в любую минуту. Однако посла СССР не трогали.

Я постоянно находился в гуще событий. Конечно, ежечасно, ежеминутно смотрел смерти в глаза. У меня заранее было составлено завещание. Выезжая из ворот посольства, никогда не знал, вернусь живым или нет. В самом Кабуле могли убить на каждом шагу. В афганской столице всегда была очень сумбурная обстановка. А вот на периферии было намного легче. Там было ясно, кто против кого. Меня многие знали в лицо. Кроме того, я много раз встречался с командирами противостоящих военных формирований. Все они ко мне относились очень лояльно. Они ведь знали, что я выступаю за немедленное прекращение войны и как гражданское лицо, и как чрезвычайный и полномочный посол СССР, и, что немаловажно для этой страны, я мусульманин, против военных действий... Там телефонной связи не было. Но беспроволочная связь между людьми работала безотказно. На всей территории Афганистана действовала директива руководителей «духов»: «Советского посла не убивать!» Это уже я узнал потом, после вывода советских войск. Живым меня хотели захватить в плен только маоистские террористические организации. Но этого им не дозволяли главари «духов». Маоистов потом самих переловили, уничтожили и обнародовали их дневники».

15.jpg
Леонид Брежнев, Юрий Андропов и Дмитрий Устинов

АНДРОПОВ НАЧАЛ УМИРАТЬ В АФГАНИСТАНЕ

«Как же я себя чувствовал в этой горной стране в качестве, так сказать, простого смертного? — продолжает Фикрят Ахмеджанович. — Нелегко было, откровенно скажу. Это ведь 3 тысячи километров над уровнем моря. Я там похудел на 30 килограммов и больше не поправлялся.

Кроме того, этот малоцивилизованный край еще мало изучен в санитарно-эпидемиологическом отношении... В этой горной стране легко было подхватить гепатит, тиф и другие тяжелые заболевания. Одной из жертв такого рода заболеваний стал, например, известный телеведущий 70 - 80-х годов Александр Каверзнев, освещавший ввод советских войск в Афганистан. Старшее и среднее поколение телезрителей до сих пор помнит его блестящие телерепортажи о буднях советских воинов в Афганистане, о жизни местного населения, об их взаимоотношениях с «шурави». Александр Каверзнев очень часто бывал в советском посольстве в Кабуле. Жил иногда по несколько дней. Я всегда старался ему помочь словом и делом. К сожалению, он незаметно подхватил афганский вирус и «сгорел» буквально в несколько дней. Гроб с его телом мы со всеми почестями проводили в Москву.

Вирусную инфекцию «подцепил» и Юрий Владимирович Андропов при посещении Афганистана в 1977 году еще до ввода советских войск, когда отношения между нашими странами были прекрасными. Болезнь почек у Андропова была давней. Но он следил за собой, жил и работал, особо не отягощаясь этим недугом. Его соратники рассказывали, что, когда он уезжал в Афганистан, чувствовал себя превосходно. Легко взбежал по трапу в самолет. Когда же через несколько дней вернулся в Москву, Андропов не смог даже самостоятельно сойти с трапа самолета. Его прямо из аэропорта увезли в центральную клиническую больницу.

Потом рассказывали, что когда Андропов прилетел в Кабул, его предупредили о необходимых мерах предосторожности к «афганским малюткам». Первые профилактические меры были очень просты: каждый раз перед едой для дезинфекции необходимо было пропустить 40 - 50 граммов виски. Однако, будучи стопроцентным трезвенником, Юрий Владимирович лишь отмахнулся рукой.

Карен Брутенц, работавший много лет первым заместителем заведующего международным отделом ЦК КПСС, в своей книге «30 лет на Старой площади», в частности, пишет: «Болезнь наложила на Андропова неизгладимый отпечаток. Поначалу у него даже выпали брови, сильно поредели и поседели волосы. С ним стали случаться обмороки».

После смерти Юрия Владимировича по Москве ходили разные пересуды о том, что его отравили. Я так не думаю. С больными почками он в Афганистане подхватил особую вирусную инфекцию, и она его «съела».

19_big.jpg
Памятник воинам-интернационалистам в Елабуге

ЧЕРНАЯ СТАТИСТИКА АФГАНА

Со времени ввода советских войск в Афганистан прошло много лет... К великому сожалению, наше общество привыкло к пулям и крови. Мы пережили Карабах и Преднестровье, Сумгаит, Баку, Вильнюс. Пережили чеченскую войну...

Но Афганистан остается первой нашей болью. По официальным данным, Советский Союз потерял в Афганистане 14 тысяч человек убитыми. 50 тысяч офицеров, прапорщиков, солдат и сержантов было ранено и искалечено. В горах и ущельях остались груды металла от более чем сотни самолетов и 300 вертолетов, почти 150 танков, 1300 бронетранспортеров и боевых машин пехоты. Людские потери самого Афганистана, по самым скромным подсчетам, составили 1 миллион человек.

Задумаешься над этой черной «статистикой» и вспоминаешь подмеченное народом: «Лучшая война та, которая не начиналась».

С особым прискорбием я следил за трагическим мартилогом татарстанцев в афганской бойне. По данным комитета солдатских матерей, за 10 лет погибло 280 солдат и офицеров из Татарстана. Казанцев погибло 34 человека. Сиротами остались 14 детей, и, к сожалению, никаких льгот им нашим государством не предусмотрено.

Меня часто спрашивают о том, был ли ввод советских войск в Афганистан ошибкой или суровой необходимостью. И спустя два десятилетия я считаю, что первоначальное решение политического руководства СССР о введении войск было правильным. В той ситуации войска надо было вводить. Там же всегда были геополитические интересы нашего государства. Повторюсь, мы с Афганистаном имели общую границу на 3 тысячи километров. Афганский народ нас всегда любил, еще с царских времен. Если бы войска мы не ввели, Афганистан «растащили» бы по кускам рядом расположенные, более богатые и более мощные в военном отношении страны. Другое дело, не надо было ввязываться в эти кровавые разборки между этническими группировками. Введя наши войска и предупредив недругов афганского народа о том, что мы всегда рядом и начеку, тут же, через три месяца, надо было их вывести, как это делают американцы в таких ситуациях. Вообще же всю эту афганскую заваруху умело организовало ЦРУ США...

К сожалению, у наших некоторых военачальников, советских, теперь уже российских генералов иногда гипертрофированное, я бы сказал, извращенное понятие о патриотизме. Некоторым генералам нужна «победа» до конца. Им нужны дополнительные звездочки на погонах, высокие командные должности, звания героя и т. д. Я как посол хотя и имел веское слово в политическом руководстве страны, долго не мог убедить и доказать, что войска необходимо быстренько выводить. Вот в этом, может быть, моя трагедия...

Определенная часть генералитета как в Афганистане, так и «Арбатском военном округе» не один раз хотела и меня смести. Но этого им не позволяли не только сам Брежнев, но и Андропов, с которым у меня были теплые и доверительные отношения. А Андропова, я вам скажу, военные всегда побаивались.

И еще. Афганцы никогда не терпели над собой господства. Они ведь трижды силой выбросили английских колонизаторов. Видите, в итоге получилось то, что получилось... За промахи политиков рассчитывались рядовые офицеры и солдаты.

22.jpg
Михаил Горбачев (в центре) на параде Победы 9 мая 1989 года

ИЗ ДИПЛОМАТОВ В ПРАВИТЕЛЬСТВО

В июле 1986 года меня из Кабула вызвали в Москву. В ЦК КПСС сказали:

— Товарищ Табеев, вы честно и добросовестно поработали в Афганистане в очень сложные годы. Вы хорошо справились со своими обязанностями. Мы вас переводим на работу в Москву.

После короткого отдыха меня утвердили первым заместителем председателя совета министров России. Я отвечал за финансово-экономический блок и промышленное производство. На этом посту проработал четыре года. Не скрою, было нелегко. Это был очень тяжелый период в нашей экономике, социально-общественной жизни. Политика «перестройки», «плюрализма» периода горбачевского правления основательно расшатала нашу устоявшуюся экономику, в общественной жизни начались разброд и шатания в совершенно в непредсказуемых направлениях. Увлеченный своими демагогическими измышлениями, новый и сравнительно молодой генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Горбачев разогнал старые опытные кадры. На смену им пришли не совсем подготовленные люди, порой отъявленные авантюристы и демагоги.

И я ушел на пенсию. Здоровье еще было отменное. Возраст — 62 года — для политического и государственного деятеля был, безусловно, невелик. Энергии, как говорится, хоть отбавляй.

Вскоре случились события августа 1991 года. Развалился Советский Союз. «Великий демократ» — разрушитель Борис Ельцин подписал свой небезызвестный указ о запрете Коммунистической партии Советского Союза. Аморфность и неспособность руководить огромной державой одного и маниакальная амбициозность второго привели к полному развалу огромного государства с мощнейшей экономикой, которое создавали и укрепляли многие поколения преданных своей Отчизне людей. Больно было на все это смотреть. Ведь Россия во все века была цементирующим центром, притягательной силой в своем развитии для многих национальных образований. Несмотря на раскольнические действия националистов разной окраски, народы национальных республик не хотели отрыва от Москвы. Все понимали, что именно в годы нашей совместной жизни в составе мощнейшего государства под гордым названием СССР многие национальные республики, их народы из беспросветной безграмотности средневековья шагнули к поголовной грамотности. К сожалению, в те годы верх взяли разрушительные тенденции, так как у руля власти оказались руководители ревизионистских, порой реакционных взглядов.

Было объявлено о суверенной и свободной Российской Федерации. От кого свободной — это еще очень большой вопрос...

11.jpg
Руслан Хасбулатов (слева)

«Я ПЛЮНУЛ И УШЕЛ С ПОСТА»

В здании на Краснопресненской набережной, где раньше размещался совет министров РСФСР, поселился вновь образованный Верховный Совет Российской Федерации во главе с Ельциным. В один из дней 1992 года мне домой позвонили оттуда: захотел встретиться со мной и побеседовать первый заместитель председателя Верховного Совета Хасбулатов (Руслан Имранович Хасбулатов родился в 1942 году в Грозном; российский политический деятель, ученый и публицист, последний председатель Верховного Совета Российской Федерации — прим. ред.). Когда я прибыл в это здание, где недавно трудился на посту первого заместителя председателя правительства РСФСР, Хасбулатов в вежливой форме предложил поработать председателем федерального фонда имущества при Верховном Совете России. Он сказал буквально так:

— Мы вас ценим за большой опыт государственного деятеля, за компетентность и порядочность. Просим поработать в этой должности в наше непростое время...

Время было действительно непростое. Практически началась «растащиловка» нажитого поколениями советских людей общенародного богатства. Я подумал и согласился. Думал, что сумею повлиять на ситуацию в справедливом перераспределении общенародного достояния в интересах всех членов общества.

Председателем Государственного комитета по имуществу в правительстве стал небезызвестный Анатолий Чубайс (Анатолий Борисович Чубайс — один из идеологов и руководителей экономических реформ в России 1990-х годов и реформы российской электроэнергетической системы в 2000-х годах; родился в 1955 году, Борисов, Минская областьприм. ред.).

Федеральный фонд имущества разместили в отдельном здании на Новом Арбате. Дали мне служебный кабинет и в Белом доме, где размещался Верховный Совет России. Я в нем работал, когда приходил по делам в Верховный Совет.

В те дни мне приходилось тесно работать с Хасбулатовым. Мне сначала нравилось в нем понимание многих вопросов. Ученый-экономист, на многие вещи он смотрел с государственной точки зрения, масштабно. Но со временем он резко изменился в своем мышлении, поведении. Его стало «заносить». Он начал куролесить. Одним словом, человек «заболел» высотной болезнью. Столкнул меня с Ельциным, в частности, в случае с приватизацией редакционного комплекса газеты «Известия». Скажу более откровенно, что Хасбулатов повел тогда со мной нечистоплотно.

Будучи председателем федерального фонда имущества, я очень тесно работал со всеми комиссиями Верховного Совета. Все шло хорошо. Многих, слишком ретивых, в ходе приватизации я начал ставить на свое место. Потом все начали видеть, что федеральный фонд имущества имеет большую силу. Ведь вся собственность России была в наших руках. Все акции были у нас.

Вдруг я узнаю, что «без меня меня женили», сделав членом правительства. С этим я категорически не согласился. Незаконно же это было. Как это так, председатель федерального фонда имущества Верховного Совета — он же член правительства?! Абсурд, конечно, на первый взгляд. Но это было сделано с далеко идущими планами с целью повлиять на меня. Потом я пару раз выступил на заседании правительства и поддал кое-кому, в том числе рыжему кардиналу Чубайсу за вольности в вопросах приватизации. Вижу, в стане Ельцина-Хасбулатова начинается грызня. Я плюнул и ушел с поста председателя федерального фонда имущества...

Когда Ельцин 3 октября 1993 года из танков и тяжелых орудий начал обстреливать Белый дом, мой служебный кабинет разнесли вчистую.

Когда Ельцин работал председателем Верховного Совета России, мы с ним работали рука об руку. Встречались постоянно. Вел он себя ровно. Мания величия, связанная с этим пороком необузданность в разрушении всего и вся начались позже, когда его избрали президентом Российской Федерации. Виноваты, безусловно, в этом и мы, наше общество. Некоторая часть нашего общества — дурно воспитанные люди. Мы еще со времен царя Гороха слишком обожествляем своих руководителей. Вместо того чтобы их снять, мы молимся на них, как на икону, переизбираем на несколько сроков.

Возьмите для примера Уинстона Черчилля. Англия — одна из участниц и стран-победителей во Второй мировой войне. Черчилль был крупнейшим деятелем мирового капитала. В своей стране его любили. А его в 1946 году взяли и выгнали, не избрав на следующих выборах. Почему? Чтобы не зазнавался. Вот она, английская демократия! Вот вам меланхоличный английский народ!

У нас Горбачева на пленуме ЦК КПСС не смогли снять, когда уже всем стало понятно, что он взялся за вес, мягко говоря, не своей категории. Я уже не говорю о Ельцине, который в пьяном угаре барабанил ложкой по головам своих помощников или «дирижировал» немецким оркестром в Германии. И его, тяжело больного, избрали на второй срок. В результате движение российского общества было отброшено назад на несколько лет.

В период работы председателем федерального фонда имущества я неоднократно сталкивался и с главным «прихватизатором» страны Чубайсом. Это был хорошо подготовленный, организованный и волевой молодой еще тогда человек. Но он выполнял определенную целенаправленную программу по разрушению устоявшегося десятилетиями народного хозяйства. Как показала жизнь, осуществление его программ приватизации практически было направлено на обнищание основной части населения, на обогащение кучки избранных. Своей демагогией о двух-трех автомобилях «Волга» на один ваучер-фантик он оболванил большую часть доверчивых граждан. Вот откуда взялись новоявленные олигархи, с которыми сегодня пытается то бороться и конфликтовать, то «конструктивно» сотрудничать наша сегодняшняя власть.

33.jpg
Егор Гайдар

«ГАЙДАР В МОМЕНТ ВСЕХ «ОГАЙДАРИЛ»

Когда в 1990 году я ушел на пенсию, мне оформили «персоналку» в размере 500 рублей в месяц, еще на те, старые советские деньги. Если бы все шло по-старому, на них можно было бы прожить даже очень хорошо. Кроме того, пока работал послом в Афганистане, на моей сберкнижке в Москве набежало 22 тысячи рублей. Вышел на пенсию и думаю, что в СССР богаче меня человека не найдется. Как говорится, жить бы и радоваться, но вдруг тут появился одаренный внук писателя-революционера Голикова-Гайдара (Егор Тимурович Гайдар (1956 - 2009) российский государственный и политический деятель, экономист, доктор экономических наук; один из руководителей и идеологов экономических реформ начала 1990-х в России; с июня по декабрь 1992 был и. о. председателя правительства России — прим. ред.).

Он в один момент всех «огайдарил». Мои 22 тысячи рублей в мгновение ока превратились в 22 копейки. Я, моя супруга Дина Мухамедовна и ее мать стали получать поровну по 330 тысяч гайдаровских государственных рублей, равноценных подлинным 33 рублям. За 1 миллион тех рублей, конечно, втроем как-то можно было ноги не протянуть. Но ведь было стыдно перед своей совестью. Всю свою сознательную жизнь честно и добросовестно проработал на высоких партийных и государственных постах. Супруга — доктор медицинских наук, профессор — получает 330 тысяч рублей. Многоуважаемая моя теща Хамида эни — рядовая пенсионерка — тоже столько же. И мне 330 тысяч рублей отвалили. Обидно было, как говорится, за державу. В таком положении оказались практически все партийные и государственные деятели.

69065.jpg

В 1995 году мы, бывшие первые заместители председателя правительства России и Советского Союза, отправили коллективное заявление Ельцину. В нем мы написали: «Скоро и вам на пенсию. Если так дело пойдет, и вам придется получать гайдаровские тысячи...» Видимо, письмо дошло до адресата. Дошло, видимо, до президентской головы. Тогда нам всем вновь назначили соразмерные по времени персональные пенсии. Сейчас я получаю 2 тысячи рублей в месяц. На жизнь хватает. Больше мне не надо. Кроме того, работаю консультантом в одной из холдинговых компаний и получаю зарплату.

Живем мы с женой вдвоем. Сыновья живут отдельно. Живем в центре Москвы в той же трехкомнатной квартире, которую дал ЦК КПСС, когда я уезжал послом в Афганистан. Когда я вернулся оттуда и начал работать первым заместителем председателя совета министров РСФСР, мне предлагали переехать в пятикомнатную квартиру. Я отказался. Да и жена не захотела. Успели привыкнуть к центру, обжили свое жилье. У нас трое внуков...

Больших накоплений у меня нет, недвижимости, кроме квартиры, не имею. Для меня духовное богатство гораздо ценнее. В этом отношении я очень богатый человек. Я богат прожитыми годами, друзьями и товарищами. Наконец, семьей, детьми, внуками. Несмотря на разброд и шатания в обществе, ни один друг, товарищ не покинул меня. Разве это не богатство!

Мы с супругой Диной Мухамедовной прожили вместе долгую счастливую жизнь. Видимо, есть какая-то сила, соединяющая людей...»

69139.jpg
Рустам Минниханов с вдовой Фикрята Табеева Диной

Фикрят Ахмеджанович Табеев ушел из жизни 3 июня 2015 года в возрасте 87 лет. Он похоронен на мусульманской части Даниловского кладбища в Москве. Похороны состоялись 5 июня, проводить Фикрята Ахмеджановича в последний путь пришли президент Республики Татарстан Рустам Минниханов, первый президент Республики Татарстан Минтимер Шаймиев, мэр города Москвы (1992 - 2010) Юрий Лужков, президент Республики Северная Осетия-Алания (1998 - 2005) Сергей Дзасохов, первый заместитель министра иностранных дел РФ (1996 - 1998) Борис Пастухов, другие видные государственные и общественные деятели, земляки.

Подготовил Михаил Бирин

Читайте также:

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (9) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    3.10.2015 10:39

    Табееву стало "обидно за державу", когда с небес партийного ( в том числе и материального) положения он в одночасье свился "на землю" - в простые пенсионеры, в народ, за который так ратовал, будучи большим начальником. Ратовал, как видим, больше на словах - не замечая бедности простых людей, возвращение в ряды которых он воспринял как обиду.

  • Анонимно
    3.10.2015 11:16

    Не надо переживать за Табеева.Он был неплохим экономистом и сразу понял куда дело пойдет Нашел хорошо оплачиваемую должность , уже в капиталистическом "учреждении", построил дом на Рублевке рядом с лужковским, это о многом говорить.Простачком и ротозеем он не был.Правда к концу жизни в некоторых его публикациях проскальзывала мания величия, в частности заявлял, что именно он провел индустриализацию Татарии.К моменту его прихода во власть республика имела развитую оборонку, процветающую нефтяную промышленность и многое другое. Еще Игнатьев "выбил" в ЦК строительство "Оргсинтеза" и престижный заказ заводу №22 на первый наш сверхзвуковой стратег ТУ - 22. А вот то, что получили КАМАЗ, это действительно огромная заслуга Табеева, как и подбор руководителей города и стройки, начиная с Р.К.Беляева.

    • Анонимно
      3.10.2015 11:56

      Пенсы ностальгируют, садовый сезон закончен... Может уже скинетесь с персональных обкомовских пензий на памятник обожаемому Игнатьеву, во внутреннем дворике РКБ-2?

  • Анонимно
    3.10.2015 12:29

    Хамоватому 11.56.У меня нет обкомовской "пензии" но это не мешает мне с уважением относится к нашему прошлому.Что касается словечка "пенсы" то это и вас ожидает "юнец", если конечно не будете через чур активно "нарушать спортивный режим".

  • Анонимно
    3.10.2015 22:49

    Сегодня в родной деревне Азеево Рязанской области был открыт музей Ф.Табеева!

  • Анонимно
    4.10.2015 00:05

    Из Азеево происходили многие знаменитые люди: журналисты, ученые,наркомы. Одна из его уроженок стала известным медиком профессором, работала и окончила дни свои в Казани.Рассказывала много интересного и о Табееве - школьнике и его родне. Наверное о них тоже есть материалы в музее, а не только о Табеевых. Эта деревня заслуживает отдельного очерка в Татарской энциклопедии.

  • Анонимно
    4.10.2015 08:32

    В советское время "первым лицом" в республике всегда был 1 секретарь обкома.Возможно в Казани стоит сделать, если и не музей, то хотя бы выставку "Первые лица Татарии".Они были разные и оценка их деятельности задача историков, но напомнить о них надо бы.

  • Анонимно
    4.10.2015 12:04

    как ни почитаешь: руководители кругом все великие,легендарные. просто оказался в нужное время, в нужном месте, выдвинули, поддержали. будь в наше время, Табеев так бы и сидел в доцентах КГУ ни кому ни нужный т.к. родился не в той деревне и не от тех родственников)).

  • Анонимно
    7.10.2015 00:01

    О Табееве написаны две большие книги.Никто такой"чести" не удостаивался. Интересно кто оплачивал издание и гонорары? Спросом они не пользуются, одну вообще бесплатно раздавали.Надо беречь бумагу на более нужные и пользующиеся спросом книги.

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль