Культура 
21.03.2016

Выставка Карла Брюллова произвела шум

Открытие казанского филиала Русского музея оказалось пышнее выставки

Торжественная церемония открытия выставки Карла Брюллова в ГМИИ Татарстана ознакомила присутствующих с большим количеством важных гостей, модных в музейной практике понятий и новой аббревиатурой — КВЦ. Под пеплом превышенной брендовой нормы сами работы выдающегося портретиста, декоративиста и родоначальника российской ветви «итальянского жанра» показались обозревателю «БИЗНЕС Online» Елене Черемных руинированными ошметками «Последнего дня Помпеи» — сюжета самой известной из брюлловских картин.

Выставкой работ Карла Брюллова открылся казанский филиал Русского музея
Выставкой работ Карла Брюллова открылся казанский филиал Русского музея

БРЮЛЛОВ МЕЖДУ ГМИИ РТ, ПЕРВЫМ ФИЛИАЛОМ РУССКОГО МУЗЕЯ И КВЦ

Если бы случайный турист пожелал попасть на выставку Карла Брюллова, скорее всего, он бы просто не понял, куда идти. Из анонсов и материалов с пресс-конференции маячил какой-то фантомный многофигурный адрес. Не всякий догадается, что за обозначениями «Усадьба Сандецкого», «Первый филиал Русского музея», «Культурно-выставочный центр» (КВЦ) на самом деле скрыт неизменный фасад Государственного музея изобразительных искусств Республики Татарстан, которому по случаю событийного официального партнерства с санкт-петербургским Русским музеем придумали кучу дополнительных слов и букв.

Напомню, что неофициальному (но не менее событийному) партнерству ГМИИ РТ с Русским музеем уже изрядное количество лет: тесное сотрудничество началось в 2008 году. Ну а тем, кто еще не забыл выставку Николая Рериха в 2014-м, напомню, что и она плод дружбы казанского и петербургского музеев. Рериховская экспозиция, к слову, была содержательнее.

В пространстве ГМИИ Брюллову отдали три зала второго этажа с предбанником (там надо читать буквы его биографии). В первом зале хороши два портрета — архитекторов Александра Брюллова (брата художника) и Константина Тона (друга художника) плюс «Автопортрет» 1833 года. Между ними, нарушая портретную тему 1820-х годов, размещена «Девушка, собирающая виноград в окрестностях Неаполя». Собственно, из-за этой девушки в подсвеченной полуденным солнцем балетной позе Брюллов разорвал отношения с покритиковавшим эту работу обществом поддержки художников, на чьи деньги он и находился в Италии. Вообще-то, Брюллов был очень строптивый человек. Но об этом на выставке — ни слова.

Эскиз «Последний день Помпеи». 1833 г.
Эскиз «Последний день Помпеи» (1833)

БРЮЛЛОВ МЕЖДУ ЖИЗНЬЮ И СМЕРТЬЮ

Второй зал демонстрирует графику разных лет (Брюллов работал в технике сепии, а также углем и графитовым карандашом). Есть несколько акварелей. Самая смешная — «На исповеди» (1827 - 1830): католический исповедник спит, спит и сомлевшая прямо в изножье священника женская фигура, еще две фигуры исповедующихся простолюдинок тоже, как бы засыпая, стекают по стенкам деревянной конуры уличного священника. Очаровательная и незлобивая пародия на скульптурное величие атлантов и кариатид, поддерживающих своими телами мраморные фасады итальянских палаццо. И жара, грязноватая летняя жара, схваченная «подплывшей» брюлловской кистью, получше любого фотоаппарата.

Портрет Ф. Бруни. 1836 г.
Портрет Федора Бруни (1836)

Другое дело поздняя графика. «Битва сарацин с крестоносцами» (на сюжет из «Освобожденного Иерусалима» Тассо) словно отменяет материальную дистанцию между мраморно-рельефным (в воображении художника) и карандашно-кружевным (в реальном исполнении). Черным углем выведены дьяволы сарацины, а бледным карандашом, в чей очерк захвачены большие белые объемы, — поверженные крестоносцы, над которыми стая бесполезных ангелов размахивает еще более бесполезными крыльями. В 1849 году Брюллов был вынужден уехать из Петербурга в Италию из-за болезни, от которой он в 1852-м умер и которая явлена гравюрной метафорой в дьявольском образе сарацин. Но об этом на выставке — ни слова.

БРЮЛЛОВ МЕЖДУ НЕБОМ И ЗЕМЛЕЙ

В третьем зале представлены живописные эскизы самого неудачного брюлловского периода начиная с 1836 года, а так же эскизы его нереализованных декоративно-прикладных проектов для Исаакиевского собора, Пулковской обсерватории и Храма Христа Спасителя. Печальная попытка заброшенного художником полотна «Осада Пскова польским королем Стефаном Баторием» (1839 - 1843), скорее всего, экспонируется ради «казанского блика» в словесном сопровождении к эскизу. Оказывается, во время встречи с Николаем I (который в тексте ошибочно назван Николаем II) Брюллову был предложен императором сюжет «Взятия Казани». Но Брюллова вдохновил (а вскоре и разочаровал) псковский фрагмент «Истории государства российского».

Эскиз картины «Христос Воскресший». 1840 г. Для Храма Христа Спасителя
Эскиз картины «Христос Воскресший» (1840) для Храма Христа Спасителя

Предлагая отчего-то двигаться ретроспективно в угол к рядом висящему эскизу «Последнего дня Помпеи» (1833), с таблички нам сообщили, что, скорее всего, именно об этой работе Брюллов писал: «Эскиз для картины, заказанной мне графиней Разумовской, приведен в порядок». Странно, так как «Последний день Помпеи» заказан был вроде как Анатолием Николаевичем Демидовым — прожигавшим наследство в Италии меценатом, чудаковатым потомком промышленников Демидовых. О Гран-при, которого на парижском салоне в 1834 году был удостоен «Последний день Помпеи», о двойственной лексике шедевра, классическая композиция которого начинена гибельной эмоцией романтизма, на выставке — ни слова. О трех изображениях графини Самойловой и самого художника в левом углу «Помпеи» — тоже.

На центральной стене третьего зала повешены головы апостола Петра, Иоанна Богослова (похож на тициановскую «Кающуюся Магдалину»), Александра Невского и Старика (все четыре — для росписи плафона Исаакиевского собора, 1843 - 1847). Четыре этих головы не слишком логично разбиты вертикалью «Христа Воскресшего» для Храма Христа Спасителя (1840). Рядом — декоративный эскиз «Феб на колеснице» для пулковской обсерватории. При такой заданности маршрута внимание отвлечено от двух лучших работ — портретов Елены Ивановны Тон (жены брюлловского друга и архитектора Храма Христа Спасителя) и архиепископа Джузеппе Капечелатро (министра внутренних дел при неаполитанском короле Мюрате, скандалиста-антиклерикала, писавшего, в частности, «О безбрачии духовенства как величайшем зле»). Но не удивительно ли, что осужденное неаполитанским архиепископом безбрачие в Казани не приняли к сведению и разместили портреты супругов Тон не рядышком, а в первом и в третьем залах? Впрочем, лучше об этом — ни слова.

Портрет Елены Ивановны Тон, жены архитектора. 1831 г.
Портрет Елены Ивановны Тон, жены архитектора (1831)

НАСТОЯЩИЙ БРЮЛЛОВ ПОЛУЧИЛСЯ ЗАДОМ НАПЕРЕД

Судьба человека Карла Ивановича Брюллова, которого в Казани торжественно просклоняли на все лады — от официального «выдающийся русский портретист» до фамильярного «великий Карл», чуть-чуть проглянула вопреки выставленному «наследию». Вчитываясь в имена на табличках и пытаясь восстановить из частного общее, оказалось возможным извлечь совершенно умозрительные, но хотя бы как-то утешающие сведения необщего порядка.

Например, какой был смысл у эскиза плафона Исаакиевского собора? Воспеть единым сюжетом героев, соименных особам русского императорского дома. Поэтому изображены тут Мария в окружении двух Иоаннов (Крестителя и Богослова) с апостолом Петром и странноватым в библейском обществе Александром Невским, а в диаметральной группе — святые Екатерина, Анна и Елизавета. Имена русских монархов объяснить ликами христианской мифологии! В потрясении от такой задачи Брюллов, вероятно, и выговорил однажды: «Мне тесно, я бы теперь расписал небо».

Эскиз росписи плафона Исаакиевского собора. «Богоматерь во славе в окружении святых». 1843-47 гг.
Эскиз росписи плафона Исаакиевского собора. «Богоматерь во славе в окружении святых» (1843 - 1847)

Предложенный ему размер «исаакиевского неба» был более 800 кв. м (размер фресок Микеланджело на плафоне Сикстинской каппеллы — 600 кв. метров). Болтаясь в лесах под этим «небом», Брюллов и занемог в 1849 году в возрасте 50 лет. А ведь, должно быть, желал превзойти самого Микеланджело, который занимался росписями ватиканского потолка в 1508 - 1512 годах куда более молодым: начал-то в 33 года, в «возрасте Христа». Кроме Брюллова в оформлении Исаакия были заняты его ровесник и друг по Академии художеств — живописец Федор (Фиделио) Бруни, их общий педагог из той же Академии — Василий Кузьмич Шебуев, и еще один друг — скульптор Иван (Джованни) Витали.

В зале с брюлловской графикой висят небольшие дружеские портреты и даже шаржи некоторых из этих людей. Вот Федор Бруни — совершенный итальянец, красавец, словно кистью Караваджо сотворенный. Рядом — Иван Витали: на карандашном брюлловском портрете прекрасен его взгляд и вдохновенно растрепанные бакенбарды. Смотришь и представляешь просвещенного, подтянутого человека. А на другой стене того же зала вдруг «спотыкаешься» глазами о шарж «Витали лепит бюст». Пузатый, коротконогий чудик. Но речь не о мужских фигурах, а о «фигуре» мужской дружбы, которая в 1836 году побудила Витали сделать бюст Брюллова, а Брюллова — отблагодарить друга графическим портретом, сопроводив его еще и хулиганским шаржем. Ну и повесили бы рядышком Витали лирического с Витали шутейным!

«Феб на колеснице». Эскиз росписи плафона для Пулковской обсерватории
«Феб на колеснице». Эскиз росписи плафона для пулковской обсерватории

Вообще, все эти люди одного поколения были потомками осевших в России французских, итальянских, немецких художников-мастеров. Все учились в Академии художеств и поддерживали друг друга в жизни и в творчестве как братья. Современному конкурентству их опыт противостоит умением радоваться успехам друг друга и быть вместе в ответственных ситуациях. Может быть, оттого даже нереализованные их замыслы легко преодолевали чиновничьи препоны. Синод, например, колебался в отношении брюлловской росписи плафона Исаакия, а император Николай I таки «пожелал, чтобы Брюллов расписал плафон по собственному замыслу».

Не расписал. Но вовсе не потому, что не было замысла. У человека, который, живя на земле, грезит небом, замысел есть всегда. Свою возлюбленную Самойлову художник тиражировал тремя женскими образами в «Последнем дне Помпеи». А для пулковской обсерватории — архитектурного проекта родного брата Александра — придумал плафон с изображениями венер, сатурнов, юпитеров и гелиосов в образах драгоценных его сердцу людей. Сравните брюлловские «Автопортрет» и портрет брата Александра с «Фебом на колеснице»: обомлеете. Хотя об этом на выставке — ни слова.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (23) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    21.03.2016 09:12

    Доброе утро всем! Был на выставке в воскресенье. Посетителей много, интерес к творчеству Карла Брюллова есть. Выставка отличная, только картины бликуют от солнечного света, шторы на окнах нужны по плотнее. Брюллов виртуозно владеет карандашом и графическими материалами, портреты - впечатляют своей жизненностью и правдоподобностью. Всем приятного знакомства с выставкой работ К.П.Брюллова из Русского музея!

  • Анонимно
    21.03.2016 09:54

    И коврижками не заманишь. Пустая псевдоживопись.
    "Академизм" как профанация искусства.

  • Анонимно
    21.03.2016 10:09

    т.е. банкротство Ростова - это выдумки судебных заседателей? Надо бы и Рубин, с молотка пустить?

  • Анонимно
    21.03.2016 10:53

    Блеск!

  • Анонимно
    21.03.2016 11:15

    Поздравляю казанскую журналистику с рождением Татьяны Валентиновны Мамаевой №2 - теперь БО будут украшать рецензии настоящего искусствоведа в стиле "я так вижу", связанные, преимущественно, с тем, что автору не долили компота на фуршете и посадили не на первый ряд, а на второй

  • Анонимно
    21.03.2016 11:18

    Елена Черемных! Браво! Вы работаете в БО! Отличная статья. Современный взгляд на искусство. Хочу ваш анализ не только этой экспозиции, но и всех в Казани! Полный респект.

    • Анонимно
      21.03.2016 13:46

      бугага
      в статье нет ничего хорошего
      как раз наоборот сплошные завывания
      начиная с самой структуры стати "но об этом ни слова"

      • Анонимно
        21.03.2016 14:10

        Отличная структура, давно не читал ничего похожего. А то, что выбивающийся из общего хора голос раздражает публику, привыкшую к славословиям, это понятно. Будут троллить. Мужайтесь, автор)

  • Анонимно
    21.03.2016 11:40

    Брюллов - хорош,а соседний зал - русский авангард - замечателен.Здорово,что в Казани,в самом живом музее открылся Выставочный центр Русского музея. Это событие важнейшее для всех нас.Коллектив - молодцы,ваша просветительская работа видна всем знающим людям.

  • Анонимно
    21.03.2016 12:01

    Мне статья не понравилась. Ни о чём, простите. Если разбираешься в искусстве, статья смешна. Для тех, кто не разбирается, но хотел бы что-то узнать, бесполезна. Лучше и полезнее послушать экскурсовода. А, так, статья - это мнение частного лица о проблемах организации выставки.

    • Анонимно
      21.03.2016 14:05

      А мне понравилась. Мне кажется, экскурсоводы так интересно не рассказывают. А тут так много всяких подробностей о жизни Брюллова. Спасибо автору. Пойду рассматривать купол Исаакиевского собора.

      • Анонимно
        21.03.2016 15:00

        Поэтому я и настаиваю, что грамотный экскурсовод лучше однобокой статьи. Исаакиевский собор не главное и не самое интересное в творчестве Броллова.

      • Анонимно
        23.03.2016 17:01

        Читайте альбомы по искусству или заглядывайте в интернет, тогда не нужно будет благодарить автора за подробности жизни Брюллова

  • Анонимно
    21.03.2016 13:26

    Был на выставке, остался разочарованным. Картин Брюллова нет, одни этюды.наброски и акварель. Какая-то разводка, типичная кстати, для этого музея. Похоже у них было с Дали, точнее с псевдоДали.
    ХХХ

  • Анонимно
    21.03.2016 14:50

    Елена Чепемных, браво! Пристрастно, но честно. Со знанием дела. Таких текстов о культуре в Казани очень и очень мало. Ждем еще!
    Казанец

  • Анонимно
    21.03.2016 15:21

    Структура вам нужна? Читайте пенсионеров совковых.

  • Анонимно
    21.03.2016 23:51

    Полный бред.Таких текстов о культуре в Казани больше не надо.

  • Анонимно
    22.03.2016 09:58

    Слава богу хоть кто-то пишет в Казани по-человечески. Рецензия блестящая, автор молодец

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль