Общество 
15.04.2016

«Дело игровиков»: «Все делал Косинов, на всех документах его подписи»

Подсудимые обвинили 6-й отдел УВД автограда в подтасовке фактов

Фигуранты «дела игровиков», процесс по которому проходит в Набережных Челнах, продолжают отрицать свою вину, настаивая на том, что они к игорному бизнесу не имеют никакого отношения. Как узнал корреспондент «БИЗНЕС Online», Василий Криворучко «ушел в несознанку», Денис Ульев под игорной деятельностью понимает услуги ввода и вывода денежных средств через платежную систему, а экс-полицейский Адай Тлегенов считает, что его оговорили.

КРОМЕ КАЗИНО БЫЛ И ЛЕГАЛЬНЫЙ БИЗНЕС: АВТОМОЙКА, БАНЯ, ПЕРЕВОЗКИ...

Главные подозреваемые по «делу игровиков» были допрошены накануне. Напомним, процесс идет в Набережночелнинском городском суде уже три месяца. Он стартовал после того, как Дмитрий Косинов и его подельник Ленар Нуретдинов в ходе отдельного производства дали показания против остальных фигурантов и получили условные сроки в 5 лет и 4 года соответственно. Оставшись с «условкой», помощник следствия Косинов стал главным свидетелем основного процесса против Дениса Ульева, Василия Криворучко, начальника ОП «Автозаводский» Адая Тлегенова, экс-депутата горсовета Сергея Еретнова и двух бывших чиновников средней руки — Данияра Гумерова и Ильмира Мингараева.

Первым перед судом предстал Криворучко. По версии следствия, он занимался организацией охраны в игорных заведениях автограда. Всего число салонов в Челнах и Тукаевском районе доходило до 25, хотя одновременно работало, как правило, не более 10. На предварительном следствии Криворучко вину признал полностью, рассказал подробно об иерархии в ОПС, о том, что руководил им Ульев, которому все подчинялись. Тот же мог предъявить к любому претензии, упреки, наказания, вплоть до рукоприкладства. Кроме того, как рассказывал ранее Криворучко, Ульев сам постоянно играл в салонах, проигрывал суммы до 1 млн. рублей, которые затем возвращал из выручки «игровушек» на правах хозяина. Напомним, что до 2011 года, хоть игорная деятельность и была запрещена, уголовная ответственность за нее не была предусмотрена. «В 2011 году, — вспоминает Криворучко, — стало известно об уголовной ответственности за данную деятельность. Я, Косинов и Парамонов (Сергей Парамонов, подозреваемый в членстве в ОПС, ныне в бегах прим. ред.) хотели завершить этот бизнес. Но Ульев инициировал его продолжение. Мы опасались его криминальных связей и не могли отказаться. Ульев, когда выпивал, подозревал нас в воровстве доходов, доходило до рукоприкладства». Кроме того, подсудимый давал показания, что ежемесячный доход от игорного бизнеса составлял примерно 1,5 млн. рублей в месяц. Прибыль сначала делилась между подельниками поровну, но потом Ульев начал угрожать, после этого он стал получать больше. Тут, кстати, Криворучко заметил, что у компании был еще и абсолютно легальный бизнес — строительство, автомойка, баня, пассажирские перевозки и так далее. Деньги он получал за все скопом, а какие суммы конкретно от чего поступали, никогда не интересовался.

Данияр Гумеров
Данияр Гумеров

«ВИНОВАТ ЛИШЬ В ТОМ, ЧТО ТРАТИЛ ДЕНЬГИ ОПС»

Теперь же в ходе допроса в суде подсудимый Криворучко по большому счету от всех ранее данных показаний отказался. Он пояснил это тем, что не помнит, чтобы что-то такое говорил следователю, так как в полицию его забрали буквально с больничной койки, где он в очередной раз проходил реабилитацию как нарко- и алкозависимый. «Я говорил на допросах то же самое, что говорю сейчас, — уточнил Криворучко. — Каким образом в деле оказались другие показания, я не знаю. Может, подписал, не читая».

Сейчас Криворучко утверждает, что до 2011 года действительно игорный бизнес был, а затем он «только выполнял некие поручения Косинова», касающиеся работы салонов. Почти на все остальные уточняющие вопросы адвокатов и прокурора Наиля Юнусова он отвечал «Не помню», «С датами у меня плохо» и так далее. «У меня после 2009 года все как кинопленка, мало что помню», — пояснил Криворучко судье Радису Тагирову. Об Ульеве теперь он говорит, что не было такого, чтобы угрожал, и лидирующей роли у него не было. Что же касается участия Еретнова, то тут Криворучко признается лишь в том, что однажды передавал тому деньги, но за что — не знает. Вспомнил только, что у Еретнова был совместный бизнес то ли с Косиновым, то ли с Ульевым. Но подробностей сообщить не смог. А по поводу покупки ОПС кафе «Шоколад» заявил, что никогда не общался по данному поводу с Еретновым.

Резюмируя все вышесказанное, Криворучко признал себя виновным частично и с очень интересной формулировкой: «Я признаю свою вину в том, что не распределял деньги, получаемые от легального бизнеса и от игорного, принимал в нем участие, не осознавая этого». «То есть вы хотите сказать, что виновны только в том, что тратили деньги, полученные от игорного бизнеса?» — спросил судья, на что получил утвердительный ответ.

Напомним также, что Криворучко — не только фигурант игорного дела, но и осужденный на 2 года 11 месяцев за ДТП со смертельным исходом. В июне прошлого года Криворучко, находясь под домашним арестом, будучи в нетрезвом состоянии, на своем BMW совершил столкновение с «ВАЗ-2114». В аварии погиб пассажир «четырнадцатой» Ильхам Хайбрахманов, водитель и второй пассажир были доставлены в больницу. После аварии Криворучко предпочел не дожидаться приезда полиции, а скрылся с места происшествия.

Василий Криворучко
Василий Криворучко

«МНЕ ЗАЯВИЛИ, ЧТО ЕСЛИ НЕ ДАМ ПОКАЗАНИЯ, ТО ИЗ МЕНЯ СДЕЛАЮТ ЛИДЕРА ОПС»

Далее на авансцену вышел Ульев. Забегая вперед, скажем, что он вообще не признает понятия своей деятельности как «игорного бизнеса». По его словам, все салоны, которые работали с 2007 года, предоставляли услуги ввода и вывода денежных средств через некую платежную систему. То есть, по показаниям Ульева, он, равно как и его партнеры, просто предоставлял клиентам доступ к этой системе. Она позволяла мгновенно переводить наличные в электронные деньги, на них человек мог совершать покупки в интернете, а также посещать интернет-казино. Хотя Ульев и признает: «Как правило, я видел, что клиенты сидят перед монитором, где работает казино». Совместная работа, по словам обвиняемого в лидерстве в ОПС, началась в 2007 году, и занимались они ею вплоть до конца 2010-го, когда стало известно, что данная деятельность подпадает под уголовную ответственность. «Потом мы договорились, что будем сдавать в аренду помещения, которые находились в нашей собственности, — уточнил Ульев. — Этим и занимались. Остался только легальный бизнес: стройка, автомойка... Искал новые бизнес-проекты».

При этом Ульев признает, что в тех заведениях, которые им и партнерами якобы сдавались в аренду, велась игорная деятельность. «Места были «прикормлены», — пояснил он, — игровые салоны платят хорошие деньги за аренду». Но лично он с арендаторами не работал. Вся его вина в том, что он не препятствовал тому, что в помещениях, где он является сособственником, велась такая работа.

Интересно Ульев рассказал и о том, как его «обрабатывали» следственные органы: «Меня задержали 5 апреля 2014 года, и с этого же дня сотрудники [правоохранительных органов] мне заявили, что если я не дам показания, то из меня сделают лидера ОПС. Через 10 дней, действительно, предъявили [лидерство]. А задерживали по 163-й (ст. 163 УК РФ — «Вымогательство»прим. ред.). Потом появилось ОПС, появилась организация незаконной игорной деятельности, потом 163-ю вообще убрали, хотя по ней и задерживали...» К слову, по словам Ульева, когда ему избирали меру пресечения, на суд явился и Косинов и заявил, что он [Ульев] не имеет отношения к преступлениям. Вернемся к давлению, якобы оказанному на подсудимого. «Следователь Карасев предлагал: «Давай показания и уже иди домой. Вон Косинов уже ушел». На что я отвечал, что оговаривать никого не буду».

В целом же по незаконной игорной деятельности, что велась с 2011 года, Ульев однозначно валит все на Косинова: «Он был директором, у него было подписи, мы ему доверяли, на всех договорах аренды стоит его подпись». По поводу «Шоколада» подсудимый пояснил, что инициатива его приобретения также исходила от Косинова. «Он сказал, что есть возможность купить кафе, причем в рассрочку, есть уже и арендатор на эту площадь. Но сумма в 25 миллионов запредельная. Но раз Косинов говорил, что есть арендатор и при этих условиях нам надо будет доплачивать совсем немного, чтобы покрыть рассрочку, мы согласились. А что там арендатор собирался организовывать, мы не интересовались, доверяли Косинову».

Денис Ульев
Денис Ульев

«МЕНЯ ВЫБРАЛИ ЖЕРТВОЙ, ПОТОМУ ЧТО Я ПРИЕХАЛ ИЗДАЛЕКА И У МЕНЯ НИКОГДА НЕ БЫЛО ПОКРОВИТЕЛЕЙ»

Последним из обвиняемых был допрошен Тлегенов, который, по версии следствия, в течение нескольких лет получал от Косинова взятки в общем размере около 4,5 млн. рублей за покровительство нелегального бизнеса. Он начал с того, что вообще ни с кем из подозреваемых не знаком, кроме Косинова, с остальными познакомился только в местах лишения свободы. А если и сталкивался, то только по делам, не связанным с игорным бизнесом. Более того, с бизнесменом его познакомил в то время его начальник Шамиль Хузахметов, который представил Косинова как потенциального исполнителя ремонта здания ОП «Автозаводский». Напомним, что, по показаниям Косинова, Тлегенов вызвал его к себе через посредников. «В конце августа 2009 года меня к себе вызвал Хузахметов, я поднялся, там сидел какой-то мужчина. Мне его представили так, что он будет делать ремонт в отделе. Но в итоге ремонт проводила другая организация, не знаю почему». По словам Тлегенова, с Косиновым он виделся крайне редко, ни о какой передаче ему денег — практически ежемесячно — речи идти не может. Однако факт приобретения машины Hyundai Santa Fe он не отрицает. Только куплен этот автомобиль был не в 2010 году, как звучит в показаниях Косинова, а в апреле 2011-го, и оформлена машина на... маму Тлегенова. «А мама управляла автомобилем?» — спросил прокурор. «Нет, в этом не было необходимости, потому что я ее возил», — прозвучал ответ Тлегенова.

Кроме того, Тлегенов заявляет, что не только не покровительствовал игорному бизнесу, а, наоборот, противодействовал ему. В связи с этим он ежедневно раздавал инструкции подчиненным — какой объект проверить, а затем собирал отчеты, которые передавал в УВД. Он также обратил внимание суда на то, что в первых показаниях Косинова даты передачи ему денег не были указаны, а потом вдруг появились конкретные дни. К слову, часть из них Тлегенов опроверг, так как находился либо в командировке, либо на отдыхе. «Вы не владели оперативной информацией о том, кто на вашей территории занимается незаконной игорной деятельностью?» — спросил в завершение допроса прокурор. «Нет», — последовал ответ. «Чем же вы тогда там занимались? У вас же должны были быть секретные сведения... — развивать тему Юнусов не стал. — Вот вы говорите, что вас оговорили... А кто заставил?» «Шестой отдел», — не задумываясь ответил Тлегенов. «С какой целью?» — продолжил прокурор. «Чтобы посадить начальника полиции, — выдал свою оценку действий Тлегенов. — Меня специально выбрали жертвой. Я приехал издалека — а в Татарстане это немаловажно — и у меня никогда не было сильных покровителей».

«БИЗНЕС Online» будет следить за развитием событий.

Фото: chelny-biz.ru

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (4) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    15.04.2016 09:30

    Про какого начальника полиции,которого хочет посадить 6-й отдел, говорит Тлегенов?

  • Анонимно
    15.04.2016 09:53

    Больные люди.

  • Анонимно
    15.04.2016 17:56

    Только сегодня вспоминал Косинова и Парамонова будучи постоянными клиентами одной из гостиниц Казани, вот так совпадение

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль

Подпишись на нас в Zen