Общество 
23.04.2016

«Я помню день, когда Минтимер Шаймиев сказал: «Я все понял, я теперь другой»

Как Петр I повелел реставрировать Болгар, но это не помогло, а вот прогулки Олеси Балтусовой с Рустамом Миннихановым «создали новый сюжет»

Хранители наследия со всей страны на три дня своей столицей избрали Казань. К 50-летию ВООПИиК сегодня стартует съезд градостроителей, а вчера состоялась научно-практическая конференция. На ней сенатор Сергей Рыбаков сожалел, что в России не сформировался рынок недвижимости старых зданий-памятников, академик Вадим Хоменко рассказывал, как заработать на полуразрушенных особняках, а газета «БИЗНЕС Online» выяснила, что попасть в список ЮНЕСКО Свияжску поможет святой Христофор с головой пса.

Вчера в Казанском кремле стартовала международная научно-практическая конференция по сохранению историко-культурного наследия
Вчера в казанском Кремле стартовала международная научно-практическая конференция по сохранению историко-культурного наследия

МЕЖДУ ОТТЕПЕЛЬЮ И ЗАСТОЕМ КАК ВЫЗОВ ГОСУДАРСТВУ

Хранители наследия со всей страны на три дня своей столицей избрали Казань. К 50-летию создания всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК; в РТ самые яркие его представители — Рафаэль Хакимов, Фарида Забирова, Олеся Балтусова) сегодня в городе открывается IV съезд градозащитных организаций России. А вчера в казанском Кремле стартовала международная научно-практическая конференция по сохранению историко-культурного наследия. Вообще, ее секции работали по всему городу: в Институте культуры, К(П)ФУ, IT-парке... Но открытие конференции состоялось в казанском Эрмитаже.

В его холле начала мероприятия ожидал сенатор Сергей Рыбаков, зампредседателя комитета Совета Федерации по науке, образованию и культуре. В разговоре с «БИЗНЕС Online» он признался, что сегодня регионы не спешат вкладываться в спасение памятников.

«Меня угнетает эта история. Я понимаю, что есть бюджетные проблемы, есть недостаток денег, но по стране, если не брать Москву, Санкт-Петербург, Татарстан и, может быть, еще пару регионов, вся реставрация объектов происходит, как правило, только за счет федеральных средств. Ну это же капля в море! — заявил он. — В России огромное количество муниципальных и региональных памятников, но денег на них не выделяют, сердце кровью обливается. Все ждут каких-то лучших времен. А когда они наступят? Так можно и не дождаться».

Правда, сенатор тут же с удовлетворением добавил, что в Татарстане, конечно, не так: отреставрировано много памятников, работа идет очень масштабно.

Поспешили в зал. На открытии Артем Демидов, первый заместитель председателя ЦК ВООПИиК и, кстати, уроженец Казани, напомнил, что организация была создана, когда в стране «завершалась оттепель и начинался застой» «Создавалась она на волне патриотизма, это был вызов государству!» — заявил он. Причем вызов настолько мощный, что, когда ВООПИиК взял под крыло уникальные памятники в Суздале, количество туристов в этот русский городок за пару лет выросло в 10 раз. Так что внутренним туризмом занимались не только после недавних запретов поездок в Египет и Турцию, но и в эпоху застоя, причем успешно.

Светлана Володина, руководитель управления министерства культуры России по ПФО, сообщила, что ВООПИиК сегодня — это самое массовое общественное объединение. Во времена СССР хранителей наследия по численности и вовсе опережал только ВЛКСМ — 18 млн. человек против 10 миллионов. Забирова, зампредседателя республиканской организации, с завистью отметила: индивидуальные взносы тогда составляли 30 копеек, коллективные — 20 рублей, но ежегодно умудрялись на сохранение и реставрацию памятников в ТАССР выделять от 25 до 55 тыс. рублей. Пик пришелся на 1973 год, когда в памятники, как бы сейчас сказали, «инвестировали» 90 тыс. рублей. Сумасшедшие по тем временам деньги! В ВООПИиК тогда состояли около 330 тыс. человек.

Сегодня меньше — лишь 738. Зато каких!

Олеся Балтусова (фото: kazan-kremlin.ru)
Олеся Балтусова

«ОЛЕСЯ БАЛТУСОВА СВОИМИ ПРОГУЛКАМИ СОЗДАЛА НОВЫЙ СЮЖЕТ. И ОН СТАЛ ОЧЕНЬ ПОПУЛЯРНЫМ»

Выступление Хакимова, директора Института истории им. Марджани и председателя ВООПИиК в Татарстане, не было обычным докладом. Он отметил, что еще Петр I повелел реставрировать Болгар и тот указ стал первым аналогичным документом. Правда, особо император не помог — злые языки говорят, что деньги были разворованы. Впрочем, причислять к знаковому Хакимов этот факт не стал (ну действительно, разворовали — обычное дело), а выделил следующие.

Хакимов подчеркнул, что перелом в деле спасения наследия произошел, когда подключилась общественность. «Законы законами, но то, что они существуют, не значит, что они будут выполняться. Более того, будучи во власти — я был советником Шаймиева — я не мог до такой степени влиять... Это не помогало охранять наследие. Поворот произошел, когда включились общественность, журналисты, затем прокуратура», — рассказал он. Правда, до этого пришлось понести значительные потери.

Важное событие прошло малозаметно — ночью тихо, спокойно и без митингов из Казанского кремля был выведен военный гарнизон, продолжал вспоминать директор Института истории им. Марджани. После этого стала возможна его реставрация, реконструкция, преображение. Авторами первой концепции были Забирова и сам Хакимов, который, как сейчас признается, пришел в ужас после того, как увидел, что такое Кремль: «Нам во сне не могло присниться, что Кремль будет таким красивым, сахарным, как сказала одна туристка. И конечно, мы не мечтали, что Кремль войдет в список ЮНЕСКО». Но это сейчас, а тогда археологи были вынуждены даже в самом Кремле ложиться под бульдозеры, чтобы спасти эти памятники. «Сегодня многие говорят: «Какие у вас лидеры понятливые». Но мы к этому пришли не сразу, прямо скажу. Я получил много выговоров за то, что останавливал стройки», — рассказал Хакимов.

Когда на экране высветился слайд «Диалог с властью», он вспомнил про знаменитые прогулки президента РТ Рустама Минниханова по историческому центру. «Олеся Балтусова своими прогулками создала новый сюжет. Он создавался не специально, но стал очень популярным. Его все смотрели. Причем рядом с Миннихановым всегда шел прокурор. На всякий случай. И это тоже сильно повлияло на общественное мнение. И тем не менее даже после этого хулиганство было, но уже довольно серьезно пресекалось, вплоть до восстановления разрушенных зданий». Кстати, министр культуры Айрат Сибагатуллин вспомнил, что в одну из прогулок VIP-компания прошагала 10 километров. Было это в 7 утра 10 мая, сразу после масштабного празднования 70-летия Великой Победы...

После преображения Кремля было изменение всего города — 1000-летие Казани, когда через различные программы было вложено более 800 млрд. рублей. Сам Хакимов называет 1000-летие переломным моментом, потому что изменилось отношение к гуманитариям: «Все увидели, что от историков, археологов есть толк и даже прибыль. Реставрация Кремля и 1000-летие подстегнули туристический бизнес. Он превратился в отдельную отрасль, хотя ранее о ней серьезно никогда не говорили. Были нефтехимия, тяжелое машиностроение, оборонка, а тут...»

После Казани пошли в Болгар и Свияжск, где тоже были потери, но вовремя спохватились. «Я помню день, когда Минтимер Шаймиев сказал: «Я все понял, я теперь другой. Я задам мировые стандарты охраны памятников». Поскольку он человек масштабный, то так и сделал», — рассказал председатель ВООПИиК в РТ.

Так что причина успеха, подвел итог Хакимов, союз власти, ученых, общественности, журналистов, прокурора.

«А бизнес?» — спросили из зала.

«Ну и бизнес. Он тоже немножко повернулся к нам. Правда, под нажимом прокурора и Минниханова», — добавил под смех в зале Хакимов.

НЕЛЬЗЯ ОТ ПАМЯТНИКОВ «ТРЕБОВАТЬ КАССЫ»

За бизнес заступился Вадим Хоменко, вице-президент Академии наук РТ, который заявил, что сегодня «экономика наследия» практически не существует даже в теории. Сейчас, например, оценивают промышленный потенциал территории, ресурсный, даже интеллектуальный, но национально-культурные объекты изначально выпадают из оценки территории, поэтому экономисты и не могут к ним обращаться.

«У нас нет системы оценки. Как бизнесу считать отдачу? Что брать в основу этой отдачи? В последнее время лет тронулся, у нас стали появляться проекты, которые пытаются просчитать. Например, 1000-летие Казани, — напомнил Хоменко и, как результат, превышение турпотока в Казань за 1 млн. человек, темпы роста отрасли — 20 - 25% в год. Это уже то, что можно посчитать. Но так бывает далеко не всегда. Как, например, просчитать выгоду по конкретному объекту?

«По билетам? Но мы вынуждены снижать стоимость билетов даже на зрелищные спортивные мероприятия, а не то что в музеи. И тут мы говорим о здоровье нравственном, поэтому нельзя «требовать кассы», — заявил Хоменко.

Конечно, есть косвенный эффект — туристы не будут останавливаться в гостиницах, обедать в ресторанах и тратить деньги на сувениры, если не будет объектов культурного наследия. Так, во Франции общее число рабочих мест, так или иначе связанных с использованием объектов национально-культурного наследия, составляет 523 тыс. единиц. И лишь 16% из них занято непосредственно в пределах самих культурных объектов. Остальное — это те самые гостиницы, кафе, транспорт и пр. Но прямой выгоды у нас эти самые объекты не получают, хотя фактически они и служат магнитами.

Хоменко говорит: даже в такой тонкой материи, как культура и история, можно использовать нормативы эффективности. Какой толк от старого здания, которое скоро разрушится? С бухгалтерской точки зрения его стоимость минимальна. Но знаменитый Колизей в этом случае и вовсе ушел бы в минус. Потому что с исторической точки зрения чем старее, тем ценнее. «Это не стандартная для обычного экономического процесса экономика», — заявил вице-президент Академии наук РТ. Надо просто вывести этот норматив в помощь нашему бизнесу.

Казанский кремль
Казанский кремль

В каком случае памятник культуры может приносить прибыль? Когда он не один является точкой притяжения для туристов, а входит в состав насыщенного маршрута со множеством подобных памятников. Хоменко вновь привел в пример Францию, где культурно-исторические зоны средней величины практически не способны быть рентабельными в случае, если поток посетителей не достигает от 50 тыс. до 100 тыс. в год. А такой мощный поток можно аккумулировать только множеством объектов или несколькими турмаршрутами.

«Часто инвесторы говорят, что им выгоднее снести старое здание. Есть ли расчеты, которые бы показывали, что экономически выгоднее сохранить его?» — спросили у Хоменко из зала.

«Очень слабые, — огорчил он. — Мы почти ничего не можем противопоставить (с экономической точки зрения) тому инвестору, кто хочет снести здание и возвести на его месте торговый комплекс».

Правда, тут директор музея-заповедника «Казанский кремль» Зиля Валеева дополнила: на 250-летие Эрмитажа специалисты из Великобритании подарили музею экономические расчеты его вклада в экономику Санкт-Петербурга — они же как-то просчитали!

«Выгода в таких миллионах рублей, что редкое предприятие может похвастаться аналогичными показателями!» — рассказала Валеева. Правда, она с сожалением отметила, что расчеты проводили иностранные специалисты.

«Почему-то у нас нет рынка недвижимости старых памятников, хотя рынок антиквариата существует», — отметил Рыбаков, добавив, мол, хорошо, что сегодня «побеждает разумное», но системы-то нет.

Сергей Рыбаков
Сергей Рыбаков

НУ БУДЕТ ТОРЧАТЬ ОДИН ПАМЯТНИК СРЕДИ БЕТОННЫХ КОРОБОК. ЭТО ЖЕ УЖАСНО

Корреспондент «БИЗНЕС Online» спросил у Рыбакова, чему стоит поучиться самому Татарстану.

«Не только Татарстану, но и многим другим регионам, — начал он. — У нас есть памятники, они выявлены, зафиксированы. А есть такие дома, которые никогда не будут памятниками, но совершенно очевидно, что они формируют облик города. Это фоновая средовая застройка. И она исчезает стремительными темпами. Это происходит практически во всех регионах. В деревнях это уже просто исчезновение, например, традиционного русского деревянного зодчества. Страшная картина».

По словам сенатора, сохранение такой средовой застройки — главное в повестке дня в последние пару лет. Возможно, сегодня на съезде будут предложены какие-то шаги по ее сохранению.

«Ну будет торчать один памятник среди бетонных коробок. Это же ужасно», — отметил Рыбаков.

Вторая сложность — реставрация. По словам нашего собеседника, есть проблемы с определением профессиональной реставрации, подходов к ней, стандартов.

«Но и практика показывает общее падение уровня реставраторов, некомпетентность компаний, которые выигрывают тендеры. Формально они получают лицензию, но понятно, что они никакие не реставраторы», — сказал он.

За примером Татарстану ходить далеко не надо — в начале апреля прокуратура сообщила о возбуждении уголовного дела по факту повреждения Азимовской мечети, когда в ходе восстановительно-строительных работ компании «Сайяр» рабочие так почистили фасад, что уникальная фактура кирпичной кладки в буквальном смысле оказалась срезанной.

Свияжск
Свияжск

Некоторые детали битвы за попадание Свияжска в список культурного наследия ЮНЕСКО раскрыл на конференции проректор Казанского госинститута культуры Рафаэль Валеев. В феврале Татарстан отправил в ЮНЕСКО документы по острову-граду. Как пояснил Валеев, специалистам ЮНЕСКО, которые не всегда знают историю того или иного региона, необходимо ясно обосновать значимость объекта с точки зрения европейской или азиатской истории. Какая есть изюминка? Первоначально планировали включить в список весь остров-град, представив его как уникальную застройку, но в процессе работы вышли на Успенский собор постройки 1560 года.

Как стало известно «БИЗНЕС Online», ставку было решено сделать на уникальные фрески, особый интерес представляет изображение святого Христофора с песьей головой. У Татарстана уже есть два объекта всемирного наследия — это Казанский кремль и Болгарский историко-архитектурный комплекс. В случае «победы» Свияжска Татарстан по количеству объектов ЮНЕСКО станет вторым после Москвы, правда, в столице также три объекта.

После официального открытия участники конференции разъехались по тематическим секциям.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (5) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    23.04.2016 17:10

    Авторами Научной концепции сохранения, реставрации и использования ансамбля Казанского кремля были не "Фарида Забирова и сам Хакимов", а 28 человек.
    Сергей Саначин.

  • Анонимно
    23.04.2016 19:30

    Сергей Павлович, у нас в республике автором всех стратегий и концепций является только Ф. Забирова

  • Анонимно
    23.04.2016 19:45

    Хвалить никого, добровольно начинающих и завершающих реставрацию памятников нет. Пока спасает только ручное управление Президента, хвала ему за такое усердие и терпимость.

  • Анонимно
    23.04.2016 19:47

    директора Института истории Хакимова ни на какие рабочие совещания по объектам наследия ни в Кремле, ни в Фонде "Возрождение", ни в Министерстве культуры не приглашают, так как знают, что он ничего не сделает, не умеет и не хочет. Увы, но председатель ВООПИК может только перед журналистами пиариться и вспоминать как он "получал выговоры". Пусть покажет)) Он советником являлся когда пол Казани снесли. Вот об этом бы у него спросить

  • Анонимно
    5.08.2016 11:33

    «ОНИ читали и достиги УСПЕХА?!»

    С 1 августа 2016 года в Выставочном зале Национальной библиотеки Республики Татарстан (Казань,ул. Кремлевская, д.33) действует выставка «Я читал и достиг успеха».

    http://kitaphane.tatarstan.ru/rus/index.htm/news/701481.htm

    NB
    Президент Республики Татарстан Рустам Нургалиевич Минниханов - Габдуллу Тукая.

    Государственный Советник Республики Татарстан Минтимер Шарипович Шаймиев - Ч. Айтматова («Прощай Гюльсары!» написано с ошибкой)

    Депутат Государственного Совета Республики Татарстан Разиль Валеев просто подарил свой китап: «Минем чорым – минем җырым… Жизнь моя – песнь моя...»
    (вспоминается М.Джалиль со словами "Жизнь моя песней звенела в народе, смерть моя...")

    Остается один вопрос: КАК ?!

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль