Общество 
5.06.2016

Как новый закон о труде поставил французов в очередь за бензином

Картинка с «полей боев» порой действительно выглядит устрашающей

Во Франции, если судить по передаче Дмитрия Киселева, опять неспокойно. И дело не в подступившем наводнении. Борьба профсоюзов с властью относительно нового закона о труде едва не парализовала транспортную инфраструктуру. Казанская журналистка Галина Кириллович не с помощью закадрового перевода, а на своем опыте ощутила всю серьезность ситуации. В своей статье, написанной для «БИЗНЕС Online», она рассказывает, как забота об улучшении ситуации по безработице расколола страну на два лагеря.

Борьба профсоюзов с властью относительно нового закона о труде едва не пролизовала транспортную инфраструктуру Франции Борьба профсоюзов с властью относительно нового закона о труде едва не парализовала транспортную инфраструктуру Франции Фото: ©Ирина Калашникова, РИА «Новости»

ФИЗИЧЕСКАЯ НЕВОЗМОЖНОСТЬ РАБОТНИКА ПОТЕРЯТЬ МЕСТО РАБОТЫ СНИЖАЕТ ЕГО МОТИВАЦИЮ

На этой неделе во Франции проходит забастовка железнодорожников, открывшая очередную «светлую» страницу в противостоянии профсоюзов и правительства. Нешуточные страсти кипят уже без малого три месяца, периодически обостряясь до уличных столкновений. А во всех крупных городах собираются митинги и шествия, участники которых требуют отказаться от изменений в трудовом законодательстве, предложенных кабинетом Мануэля Вальса. На последнюю манифестацию в Париже, которая состоялась 26 мая, по данным организаторов, собралось около 100 тыс. человек. Хотя надо иметь в виду, что это не только парижане, но и активисты из других частей страны. Что касается забастовок, то бастовали уже и водители большегрузов, и работники коммунального транспорта, и нефтеперерабатывающие заводы. Теперь компанию им решили составить служащие SNCF. Правда, забастовка не всеобщая, и примерно половина поездов ходит по расписанию. Так, из каждых 10 поездов TGV, которые связывают между собой регионы Франции и Францию с другими европейскими странами, 6 продолжают перевозить пассажиров. Функционирует и часть поездов RER и TER (ходят в пределах одного региона).

Хотя любой, кто пытается взглянуть на ситуацию непредвзято, выглядит в глазах профсоюзных активистов адвокатом дьявола, многие комментаторы отмечают, что в истории с новым законом о труде все не так однозначно. Итак, по мнению профсоюзов, документ, который, судя по всему, будет введен в действие без одобрения парламента (статья 49.3 Конституции), серьезно ущемляет права наемных работников, упрощая процедуру увольнения. Сейчас увольнение требуется согласовать с профсоюзом, что дело очень непростое. Если же новый закон заработает, решение вопроса будет почти полностью отдано на откуп руководства предприятия. Неудивительно, что многих это напрягает, лишая уверенности в завтрашнем дне. С другой стороны, нынешняя ситуация не лучшим образом сказывается на экономике и конкретно на рынке труда, не давая возможности избавиться даже от самого нерадивого и бесполезного работника. Об этом говорят не только собственники и директора предприятий, но и многие рядовые сотрудники, отмечая, что фактическая невозможность потерять место серьезно снижает мотивацию. Люди есть люди, и они зачастую злоупотребляют своими социальными правами. Поэтому правительство полагает, что новый закон поможет преодолеть стагнацию в экономике и снизит безработицу: получив возможность выбора, предприятия смогут привлекать больше необходимой им рабочей силы. В том числе и молодежи, среди которой число безработных наиболее высоко.

ВИД РАЗБИТЫХ ВИТРИН И ПЕРЕВЕРНУТЫХ СТУЛЬЕВ НОРМАЛЬНЫХ ГРАЖДАН НЕ ВДОХНОВЛЯЕТ

Сейчас закон о труде находится примерно на середине своего тернистого пути. Он был ожидаемо отклонен Национальной Ассамблеей, но правительство использовало уже упоминавшуюся статью 49.3, и документ отправился в Сенат. Пикантность ситуации состоит в том, что праволиберальный, по сути, законопроект продвигает кабинет социалистов, а депутаты-республиканцы выступают против. Вместе с профсоюзами они уже обвинили президента Франсуа Олланда и премьер-министра Вальса в склонности к авторитаризму. Но это все же некоторое сгущение красок. Дело в том, что в случае использования статьи 49.3 Национальная Ассамблея имеет право объявить недоверие правительству, которое после этого должно уйти в отставку, а закон — в небытие. Попытка такая была, но голосов не хватило. Теперь слово за сенаторами, которые, скорее всего, с изменениями на рынке труда не согласятся. И дело тут не в самом законе, а в том, что правые в верхней палате французского парламента не будут поддерживать непопулярное начинание социалистов за год до президентских выборов. В этом случае закон вернется в Национальную Ассамблею на новое обсуждение, а потом с помощью статьи 49.3 вступит в действие. Ориентировочно это произойдет в июле.

Теоретически за это время можно найти какой-то компромисс. Вряд ли протестующие всерьез надеются, что правительство, для которого введение нового закона о труде стало делом принципа, вообще от него откажется. Но возможно смягчение позиции. Профсоюзные лидеры уже заявили, что синдикалисты готовы согласиться с ситуацией, когда решение об увольнении будет приниматься профсоюзом и руководством в соотношении 50 на 50. Именно ради этого они и организуют протестные акции по всей стране. Следующая массовая манифестация в столице анонсирована на 14 июня, и забастовка на железной дороге плавно вписывается в подготовку к этому мероприятию.

Отношение к происходящему у французов, как уже говорилось, неоднозначное. Многие разделяют беспокойство активистов, что совершенно понятно. Но людям не нравится, что к обычным для Франции мирным, хоть и шумным манифестациям, присоединяются различные анархистские группировки, устраивающие беспорядки и затевающие драки с полицией. Вид разбитых витрин и перевернутых столиков в кафе нормальных граждан, понятно, не вдохновляет. Как показали социологические опросы, примерно 80% французов в таких ситуациях поддерживают полицию, даже когда она вынуждена действовать жестко. Тем более что французские полицейские крайне неохотно пускают в ход слезоточивый газ и дубинки. Как правило, это аналогичный ответ на насилие.

Кстати, несмотря на устрашающую иногда телекартинку, сказать, что подавляющее большинство французов является убежденными противниками нового закона, нельзя. Страна разделилась почти поровну: перевес тех, кто против составляет, по разным данным, от 2 - 3 до 10 процентов. Правда, многие из тех, кто думает, что инициатива правительства в целом правильная, выступают за смягчение некоторых формулировок и поиск точек соприкосновения. Во время недавнего социологического опроса позицию профсоюзов 75% респондентов назвали политизированной и 54% — далекой от реалий бизнеса.

ГОРЯЧИЕ СВОДКИ С БЕНЗИНОВЫХ ПОЛЕЙ

Но самых больших нервов французам стоила недельная забастовка, которую организовали на прошлой неделе работники нефтеперерабатывающих заводов и резервуаров с топливом. Двух-трех дней оказалось достаточно, чтобы запасы бензина на заправочных станциях начали стремительно таять. А учитывая, что практически вся страна передвигается на авто, это могло привести к серьезным проблемам. Особенно для тех, кто, как, например, наша семья, живет за городом. Все выпуски новостей в эти горячие деньки начинались с ситуации на заправках, а в интернете публиковались интерактивные карты, где можно было отслеживать ситуацию в режиме реального времени. Пик кризиса пришелся на 24 - 25 мая (разгар рабочей недели), когда выяснилось, что стоят 8 из 8 перерабатывающих предприятий. Правительство, впрочем, не растерялось и открыло стратегические резервуары, которые существуют на случай разнообразных чрезвычайных ситуаций. Это паллиативное решение (запасы рассчитаны на три месяца), видимо, несколько охладило пыл забастовщиков. Свою роль, очевидно, сыграло и раздражение окружающих. Многие говорили журналистам, что разделяют возмущение законом, который продавливает правительство, но не понимают методов борьбы, от которых страдает не столько государство, сколько обычные люди.

К четвергу, 26 мая, стало понятно, что большого кризиса не случилось, а мы сможем поехать в отпуск на север Франции без необходимости заправляться на обратный путь в соседней Бельгии. Правда, небольших заправок в сельской местности вроде той, которой пользуется наша семья бензиновый кризис, коснуться не успел. Только бензин стал дороже (за неделю цена выросла с 1,08 евро до 1,16 евро). Закрытые заправочные станции или очереди из машин на тех, что продолжали работать, в основном можно было увидеть в крупных городах или на национальных автодорогах. Тем не менее было ясно, что продолжение забастовки задело бы всех.

Поэтому не удивлюсь, если утром 26 мая большая часть страны слушала телеинтервью Вальса, который сообщил, что 4 из 8 заводов заработали. Во второй половине дня во Франции оставались закрытыми не более 20% заправок. Что касается личных впечатлений, то в этот день я проехала четыре департамента (из Нормандии через Пикардию в Па-де-Кале) и не видела ни закрытых заправок, ни «бензиновых» очередей.

Это, конечно, не конец истории. К июньской манифестации в Париже забастовочная активность, без сомнений, усилится, что вряд ли избавит Францию от принятия нового закона.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (11) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    5.06.2016 15:22

    не любит западный народ своих президентов.

    • Анонимно
      5.06.2016 16:11

      Президентов и не надо любить. От них надо требовать эффективной работы.

  • Анонимно
    5.06.2016 19:30

    Оч странный текст... Словно его писали в Казани.

  • Анонимно
    5.06.2016 20:25

    Нет личных впечатлений. Только фантазии о какой-то мнимой поездке по провинции.

    • Анонимно
      5.06.2016 21:37

      Ваш комментарий сам очень напоминает фантазию. Очевидно, из Казани вам лучше видно, кто куда ездил )))

  • Анонимно
    6.06.2016 07:20

    У моего партнера секретарша и ей 72 года- старушка еле работает все забывает но уволить он ее не может тк законодательство такое а на пенсию ей не хочется)) И таких примеров масса- это давно известно что французское трудовое законодательство- серьезный тормоз в экономике

  • Анонимно
    6.06.2016 08:16

    Народ и власть две несовместимые противоположности, которые ненавидят друг друга, и пытаются взаимно уничтожить друг друга.

  • Анонимно
    6.06.2016 09:13

    "Во Франции, если судить по передаче Дмитрия Киселева, опять неспокойно." Вот уж действительно, авторитет так авторитет) Зато в России, если судить по передаче Дмитрия Киселева, всегда всё спокойно и хорошо)

    • Анонимно
      6.06.2016 14:39

      Я во Франции встречала россиян, живущих здесь, а картина мира - из российского телевизора (((

  • Анонимно
    6.06.2016 16:10

    Не хотят работать, не только соотечественники этим страдают.

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль