Общество 
18.06.2016

«Дело игровиков»: «Открыть сейчас салон в Челнах стоит 300 тысяч. И все платят!»

В пламенных речах в свою защиту подсудимые заявили, что истинные организаторы игорного бизнеса в автограде гуляют на свободе

На финишную прямую выходит «дело игровиков» в Набережночелнинском горсуде. Выступая с последним словом, подсудимые не признали себя участниками ОПС, частично вину взяли на себя лишь экс-чиновники Гумеров и Мингараев. Корреспондент «БИЗНЕС Online» выслушал претензии обвиняемых к следствию и прокуратуре, а также откровения Сергея Еретнова об экс-мэре Василе Шайхразиеве.

На финишную прямую выходит «дело игровиков» в челнинском горсуде На финишную прямую выходит «дело игровиков» в Набережночелнинском городском суде Фото: chelny-biz.ru

«ТОЛЬКО ЗА ТО, ЧТО Я ВЫПОЛНЯЛ ПРОСЬБЫ ДРУГА, ПРОКУРОР ПРОСИТ 9 ЛЕТ»

На процессе по «делу игровиков», который проходит в автограде, накануне завершились прения сторон, после чего подсудимые начали говорить свое последнее слово. Напомним, прокурор Константин Копосов ранее попросил назначить всем фигурантам реальное наказание. В частности, экс-депутата челнинского горсовета Сергея Еретнова он предложил посадить на 5 лет и 6 месяцев со штрафом в 100 тыс. рублей, бывшего чиновника Ильмира Мингараева — на 10 лет со штрафом в 25 млн. рублей, его коллегу Данияра Гумерова — на 11 лет (20 млн. рублей), Василия Криворучко — на 9 лет (250 тыс. рублей), Дениса Ульева, которого следствие считает лидером ОПС, — на 15 лет (600 тыс. рублей). Наибольшее наказание, по мнению Копосова, должен понести экс-начальник ОП «Автозаводский» Адай Тлегенов — 17 лишения свободы и штраф в размере 50 млн. рублей.

Затем слово взяли адвокаты. Все они сошлись в одном: игорный бизнес действительно в городе существовал, но никакого ОПС при этом не было. Экс-чиновники Гумеров и Мингараев оказались единственными, кто на данном процессе признал свою вину, правда, лишь частично. Они признались, что получали от «игровиков» деньги, но реальной помощи им не оказывали: обещали сообщать о предстоящих проверках салонов, но не делали этого. Поэтому их адвокаты не настаивали в прениях на оправдании своих подзащитных. Вместо этого они просили переквалифицировать их действия в «мошенничество». Соответственно, просили назначить наказание, не связанное с лишением свободы. Сами подсудимые в прениях говорили о том же и просили судью Радиса Тагирова о снисхождении.

Все остальные адвокаты считают, что подсудимые должны быть оправданы по всем статьям обвинения. В частности, защитник Криворучко заявил, что тот не мог заниматься организацией игорного бизнеса, так как часто употреблял наркотики и алкоголь, а вся его вина лишь в том, что он «знал, что Косинов (Дмитрий Косинов, фигурант данного дела, уже осужденный к 5 годам лишения свободы условно,прим. ред.), давний друг детства, занимается игорным бизнесом, и иногда выполнял его поручения — например, забрать деньги из салона, убедиться, что там все в порядке, поговорить с сотрудниками, но не более». «Только за то, что я выполнял просьбы друга, — прокомментировал выступление своего адвоката сам Криворучко, — прокурор просит 9 лет [лишения свободы]. Прошу суд отнестись к моим действиям снисходительно. Моя вина только в том, что я не разделял деньги, полученные от легального бизнеса и от игорного, я не знал, от какой деятельности они поступают».

Наибольшего наказания, по мнению Копосова, достоин экс-начальник ОП «Автозаводский» Адай Тлегенов — 17 лишения свободы и штрафа в 50 млн. рублей Наибольшее наказание, по мнению Копосова, должен понести экс-начальник ОП «Автозаводский» Адай Тлегенов — 17 лишения свободы и штраф в размере 50 млн. рублей Фото: «БИЗНЕС Online»

«КОМУ Я ПОМЕШАЛ? ДОЛЖНОСТЬ МОЯ, ЧТО ЛИ, БЫЛА НУЖНА»

Адвокат экс-полицейского Тлегенова также заявил о невиновности своего подзащитного. В качестве аргумента он, например, привел статистику проверок игровых салонов на территории Автозаводского района, который контролировал отдел ОВД, возглавляемый подсудимым. Если в 2009 году их было всего 28, то в 2013-м — уже более 400 в год. То есть Тлегенов, по мнению защитника, не только не крышевал игорный бизнес, а, наоборот, серьезно с ним боролся. «Все обвинение в отношении Тлегенова строится на показаниях Косинова, — сказал адвокат. — Но это уже осужденный по данному делу человек, с другой стороны — полицейский с выслугой более 26 лет, без единого нарекания, только с поощрениями и наградами...» Упоминание о наградах не случайно: в 2005 году Тлегенов признавался лучшим сыщиком России, а его подразделение трижды было названо лучшим в республике.

Сам экс-начальник ОП «Автозаводский» в прениях выступал несколько часов. По каждой из вмененных ему статей он указал на конкретные расхождения в показаниях свидетелей, на нестыковки и т. д. Но суть выступления в том же: денег не получал, покровительства «игровикам» не оказывал. При этом он указал на то, что даже сам Косинов, утверждая, что платил экс-полицейскому, постоянно указывает разные суммы — от 4,5 млн. рублей до 4,95 миллиона.

«А если сложить все суммы, что фигурируют в деле, то получается 5 миллионов 50 тысяч, — добавляет подсудимый. — Это говорит о том, что прокуроры дело даже не читали. Только обвинительное заключение прочли, как книгу про ОПС во главе с Ульевым».

Кстати, Тлегенов в итоге сделал интересный вывод по факту неполучения им взяток. По мнению экс-полицейского, Косинов своим партнерам заявлял, что деньги нужны для крыши, а сам попросту их присваивал. Он также обратил внимание в суде на то, что не мог входить в ОПС хотя бы по формальному признаку: с Ульевым, Криворучко и Еретновым он познакомился уже в ходе следствия или в суде, а Сергея Парамонова (еще один фигурант дела, ныне в бегахприм. ред.) и вовсе в глаза не видел.

Выступление Тлегенова уже по традиции было весьма эмоциональным. В прениях он неоднократно позволял себе возмущенные фразы типа «Где они [следователи] тут ОПС увидели?», «Прокуратура должна соблюдать закон, а они что делают?», «Прокуратура боится следственного комитета, что ли?» и т. д.

Кстати, вышеупомянутую статистику проверок игорных заведений Тлегенов раздобыл сам. Как он рассказал в прениях, изначально обратился за ней в УМВД Челнов, но ответа не получил. Затем от безысходности он написал письмо министру МВД РФ Владимиру Колокольцеву, и лишь после этого местная полиция предоставила ему справку. А вот другие его запросы — график отпусков, выписка из журнала посещений занятий по физподготовке и т. д. — остались без ответа.

«По этому делу УМВД не заинтересовано предоставлять мне сведения, которые могли бы прояснить ситуацию, — прокомментировал экс-полицейский действия, а точнее, бездействие своих бывших коллег. — Кому я помешал? Что я такого сделал? Должность, что ли, была моя нужна? Если так, можно было и по-другому вопрос решить. Подошли бы, сказали, дали другую работу. Я за должность не держался, я к ней не стремился».

Тлегенов открыто заявил, что смещение его с должности начальника ОП «Автозаводский» — один из мотивов того, что его оговорили. Второй — как раз его активная деятельность по выявлению игорных заведений и их закрытию.

«По этому поводу люди, с которыми я попадаю на этапе, говорят, что сейчас опять заведения работают, — сообщил обвиняемый. — Те же самые, которыми когда-то владел, например, Нуретдинов (Ленар Нуретдинов, так же, как и Косинов, получивший по данному делу условный срок в 4 года,прим. ред.). Чтобы просто поиграть, надо 15 тысяч заплатить. Людям-игрокам СМС рассылают. Чтобы открыть салон, надо 300 тысяч рублей. Все платят. Кому? Кому Тлегенов мешал, тому и платят». Подводя итог сказанному им самим и защитником, экс-полицейский попросил суд оправдать себя по всем статьям.

Экс-чиновники Данияр Гумеров (слева) и Ильмир Мингараев оказались единственными, кто на данном процессе признал свою вину, правда, лишь частично Экс-чиновники Данияр Гумеров (слева) и Ильмир Мингараев оказались единственными, кто на данном процессе признал свою вину, правда, лишь частично Фото: chelny-biz.ru

«КАКОЕ ЖЕ МЫ ОПС, ЕСЛИ ПОСЛЕ НАШЕГО АРЕСТА КОЛИЧЕСТВО ИГРОВЫХ ЗАВЕДЕНИЙ В ЧЕЛНАХ ТОЛЬКО УВЕЛИЧИЛОСЬ»

Роза Гайфутдинова, адвокат Ульева, обратила внимание судьи на то, что Косинов на первых допросах заявлял, что именно он был организатором и мозговым центром игорного бизнеса в Челнах, и лишь потом стал все валить на своего партнера. Кроме того, практически все свидетели говорят, что Ульев, Косинов, Криворучко и Парамонов были равноправны в решении всех вопросов, никто не выделил Ульева в качестве лидера. Более того, все — и юристы, и компьютерщики, и операторы, и охранники, и прочие сотрудники салонов — однозначно говорят, что все указания они получали исключительно от Косинова, он же контролировал работу, занимался оргвопросами и т. д. Она же озвучила показания одной из администраторов игорного заведения, которая говорила, что Ульев неоднократно играл в долг. И на это разрешение спрашивалось у Косинова. Бывало такое, что последний и запрещал, чем вызывал недовольство Ульева. «Разве можно представить, что лидер ОПС спрашивает разрешения на игру в долг якобы в своем салоне у человека, который, как утверждает следствие, рангом ниже?» — резюмировала адвокат. Сам Ульев выступать не стал, лишь попросил судью обратить внимание на сказанное Тлегеновым: «Какое же мы ОПС, если после нашего ареста количество игровых заведений в Челнах только увеличилось?».

Юрий Удовенко, защитник Еретнова, в очередной раз обратил внимание суда на то, что Косинов и Денис Нитенко, совладелец заведения, были знакомы задолго до того, как первый купил у второго кафе «Шоколад», где в итоге накрыли игорный салон. Более того, защитник доказывает, что они совместно занимались игорным бизнесом, который до 2011 года не являлся уголовно наказуемым. А значит, делает вывод адвокат, все обвинения в адрес Еретнова о том, что он за 500 тыс. рублей выступил посредником при заключении сделки, не имеют смысла.

Когда было предоставлено слово в прениях самому экс-депутату, он сначала озвучил заявление: в связи с вновь открывшимися обстоятельствами Еретнов попросил вернуться к судебному расследованию. Основанием для такой просьбы стал некий документ, подписанный бизнесменом Сергеем Федосовым и заверенный нотариусом. Дело в том, что предприниматель числился в списке свидетелей со стороны обвинения. Он явился в суд в назначенный день, просидел в коридоре несколько часов, но так и не был вызван. В связи с этим он и был вынужден оформить письменное заявление и передать его в суд через Еретнова. Экс-депутат озвучил его содержание. Суть в том, что Федосов в 2011 году являлся соседом в то время мэра Челнов Василя Шайхразиева, который, кстати, активно выступал за борьбу с игорным бизнесом в автограде. Шайхразиев обратился к Федосову с просьбой «повлиять на Нитенко Д. В., чтобы тот убрал игорный бизнес из кафе «Шоколад», который у него тогда арендовал Косинов. По словам Федосова, он встретился с Нитенко и изложил ему позицию мэра. «Нитенко при мне позвонил Косинову, — пишет бизнесмен в своем заявлении, — и сказал ему о расторжении договора аренды кафе «Шоколад». А через три месяца это заведение было продано тому же Косинову.

По мнению Еретнова, данный документ как раз подтверждает, что «игровик» еще до сделки вел совместный с Нитенко бизнес. Более того, по его мнению, сделка купли-продажи «Шоколада» могла оказаться фиктивной. По рассрочке за заведение Косинов платил Нитенко 500 тыс. рублей в месяц. Ровно столько же, сколько до продажи кафе составляла арендная плата. Иными словами, как считает экс-депутат, таким ходом Нитенко был просто выведен из-под давления Шайхразиева, хотя на самом деле остался в игорном бизнесе.

Тагиров, изучив заявление, предоставленное Еретновым, не стал принимать решения о возвращении к судебному следствию. Но осадок остался: если предположить, что Шайхразиев и правда знал об игорном бизнесе в кафе «Шоколад», то метод борьбы — не через полицию, а через общих знакомых — выглядит странно.

Дениса Ульева следствие считает лидером ОПС, ему грозит лишение свободы на 15 лет и штраф в 600 тыс. рублей Дениса Ульева следствие считает лидером ОПС, ему грозит лишение свободы на 15 лет и штраф в размере 600 тыс. рублей Фото: chelny-biz.ru

«СУД ОТНОСИТСЯ К ПРОКУРАТУРЕ КАК К ТУПОВАТЫМ, НЕРАДИВЫМ, НО ЛЮБИМЫМ ДЕТЯМ»

Отдельно заметим, что все адвокаты и некоторые подсудимые неоднократно — и в ходе судебного процесса, и в прениях — указывали на процессуальные нарушения, допущенные при расследовании действий их подзащитных. В частности, были названы примерно полутора десятков свидетелей, которые заявили, что в протоколах их допросов, озвученных в суде, есть показания, которые они не давали и которые не соответствуют действительности. Иными словами, считают участники процесса, имел место служебный подлог. Некоторые свидетели сказали, что их вызывали в следком с утра, а допрашивали лишь вечером. Это можно расценивать как психологическое давление. Не раз от свидетелей звучало, что они подписывали протоколы допросов не читая. Все это вкупе, по мнению выступающих, очень смахивает на должностные преступления со стороны сотрудников полиции и следкома. В итоге они просили выявить виновных и привлечь их к ответственности.

Кроме того, некоторые вещественные доказательствв, с которыми адвокаты хотели бы ознакомиться, оказались уже уничтоженными. Вспомнили они и о банковских выписках, полученных прокуратурой, о движении средств легальных фирм, принадлежащих Косинову, Криворучко, Ульеву и Парамонову. По мнению адвокатов, предоставление данных сведений противоречит закону, который защищает тайну банковских вкладов. На основании этого они подали заявление в соответствующие органы с просьбой решить вопрос о возбуждении уголовного дела в отношении помощника прокурора Набережных Челнов и некоторых банков.

Досталось в прениях и прокуратуре, которая, по мнению выступавших, «слишком поверхностно ознакомилась с делом, поторопившись передать его в суд». Укорили и судью за то, что практически все ходатайства адвокатов и подсудимых были отклонены. В то же время просьбы представителей гособвинения о приобщении тех или иных материалов к делу удовлетворялись.

«Проехался» по действиям прокуратуры и судьи в прениях и Еретнов. Упомянув о выявленных нарушениях, он высказал удивление, что все они были допущены фактически с разрешения судьи. «Получается, что вы к ним (прокуратуре прим. ред.) относитесь как к туповатым, нерадивым, но все-таки любимым детям, которым дозволяется совершать всякие дурацкие поступки, — сказал экс-депутат, обращаясь к Тагирову. — Вы были вынуждены их покрывать, потому что по-другому эта система не работает. Это ставит под сомнение возможность суда объективно и независимо исследовать те якобы факты, которые следствие собрало».

Резюмируя все вышесказанное, выступающие указывали, что дело «не то что сшито белыми нитками, а так — лишь наметано». Кроме того, для защитников и подсудимых очевидно, что весь игорный бизнес в Челнах был организован и контролировался Косиновым и Нуретдиновым. В связи с этим они намерены потребовать пересмотра дела в отношении последних.

Тагиров, выслушав доводы сторон, претензии к ведению следствия и к себе, не в первый раз признал, что дело очень сложное. В связи с этим он отложил последнее слово для подсудимых Гумерова, Тлегенова и Ульева до 7 июля. Будет ли в тот же день озвучен приговор, пока неизвестно. «БИЗНЕС Online» будет следить за развитием событий.

Василий Криворучко — не только фигурант игорного дела, но и осужденный на 2 года 11 месяцев за ДТП со смертельным исходом Василий Криворучко — не только фигурант игорного дела, но и осужденный на 2 года 11 месяцев за ДТП со смертельным исходом Фото: chelny-biz.ru

СУД ПО ИГОРНОМУ ДЕЛУ ДЛИТСЯ УЖЕ ПОЛГОДА

Напомним, процесс по игорному делу идет в Набережночелнинском городском суде уже с января, а задержали главных фигурантов еще в 2014-м и передали в руки правосудия в сентябре прошлого года.

Он стартовал после того, как Косинов и его подельник Нуретдинов в ходе отдельного производства дали показания против остальных фигурантов и получили условные сроки в 5 лет и 4 года соответственно. Оставшись с «условкой», помощник следствия Косинов стал главным свидетелем основного процесса против Ульева, Криворучко, Тлегенова, Еретнова и двух бывших чиновников средней руки — Гумерова и Мингараева.

По мнению стороны обвинения, ОПС под руководством Ульева существовало с июля 2011-го до 5 апреля 2014-го, когда подельников взяли в результате спецоперации. Согласно заключению следствия, в 2011 году Ульев предложил Косинову, Криворучко и Парамонову совместно заниматься игорным бизнесом. Косинов, используя свои деловые и коррупционные связи, должен был улаживать конфликты и обеспечивать конспирацию казино. Криворучко курировал охрану, платил зарплату, премировал персонал. За набор штата отвечал Парамонов, он же привлекал новых игроков, покупал оборудование и алкоголь. Как было озвучено в ходе судебных заседаний, ОПС получило незаконный доход в размере не менее 100 млн. рублей.

Напомним также, что Криворучко — не только фигурант игорного дела, но и осужденный на 2 года 11 месяцев за ДТП со смертельным исходом. В июне прошлого года он, находясь под домашним арестом и будучи в нетрезвом состоянии, на своем BMW совершил столкновение с «ВАЗ-2114». В аварии погиб пассажир «четырнадцатой» Ильхам Хайбрахманов, водитель и второй пассажир были доставлены в больницу. После аварии Криворучко предпочел не дожидаться приезда полиции, а скрыться с места происшествия.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (11) Обновить комментарииОбновить комментарии
Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль