Культура 
22.06.2016

Такой необычный Верди

Дягилевский фестиваль в Перми открылся «Травиатой» в постановке культового режиссера Боба Уилсона и непредсказуемого Теодора Курентзиса

От самой исполняемой в мире оперы Верди в жаркой Перми не оставили камня на камне. Испытав потрясение, очевидцы сейчас говорят только о «Травиате». Говорят даже те, кому по жизни ближе политика или чемпионат Европы по футболу. Мировой статус премьере обеспечили американский режиссер Роберт Уилсон, обрусевший грек Тедор Курентзис и теперь уже безусловное местное чудо Надежда Павлова. Специально для «БИЗНЕС Online» на главную премьеру Дягилевского фестиваля полетела Елена Черемных.


Светящиеся задники спектакля «Травиата» футуристичны, а статуарная эксцентрика и фантастический грим артистов отсылают к древнему ритуальному театру и театру кабуки
Фото: ©Люси Януш, permopera.ru

КАК УИЛСОН ОКАЗАЛСЯ НА КАМЕ

Приездом легендарного Роберта Уилсона пермяки и гости интернационального фестиваля обязаны другому человеку-легенде — оперному интенданту Жерару Мортье. Задумав незадолго до смерти в мадридском Teatro Real соединить несоединимое, Мортье предложил измученную популярностью «Травиату» двум радикалам — реформатору-рационалисту Уилсону и пылкому греко-российскому барочнику Теодору Курентзису. После того как мадридское руководство отделалось от Мортье, был задвинут и его последний проект. Пермская постановка вышла в копродукции с театрами Линца, Люксембурга и датской компанией Unlimited Рerforming Arts.

В ноябре прошлого года Линц уже оценил космически нездешнюю режиссуру Уилсона, пожурив при этом дирижера Дэниела Спо за, мягко говоря, несоответствие великим ренессансным целям. Ожидание настоящего Верди перенеслось в «город на Каме, где — не знаем сами». Да и кто мог знать, что с первых тактов знакомейшей увертюры начнется сладко-горькая пытка оперным счастьем пополам с человеческой растерянностью. Под рукой Курентзиса наизусть известная опера зазвучала в Перми словно в первый раз. Было чувство, что каждый звук высасывает из тебя жизнь, за которую придется бороться с той же человеческой отдачей и страстью, что и куртизанка, погибающая на сцене от любви, от судьбы и только потом — от чахотки.

Дирижерское волшебство Курентзиса, похоже, наповал сразило даже Уилсона. На послепремьерной встрече с публикой он отвесил ценный комплимент: «Нью-Йорк — провинциальный город, потому что там ничего не знают о Перми». Год назад примерно такое же тут слышали от интенданта Зальцбургского фестиваля Маркуса Хинтерхойзера, навестившего Урал в качестве пианиста. Впрочем, изумлять простых и искушенных людей для Дягилевского фестиваля — дело житейское.

Уилсоновская «Травиата» лишена предметности и даже отдаленно не содержит ничего парижско-европейского
Фото: ©Люси Януш, permopera.ru

РЕЖИССУРА ГОЛУБЫХ КРОВЕЙ

Фирменный стиль Уилсона — пустая сцена, неправдоподобно живой и невероятно музыкальный свет плюс внятно прочитываемые мужские и женские силуэты. Стиль этот сокрушителен для подавляющего большинства, что ходит в оперу за вещественными доказательствами эпохи, в которую обычно пакуют оперные сюжеты. Уилсоновская «Травиата» лишена предметности и даже отдаленно не содержит ничего парижско-европейского. По сути, вся прошлая история вердиевского шедевра Уилсоном обнулена, как обнуляют пробег на датчике видавшего виды автомобиля.

Под струнную зыбь увертюры взгляду открывается нечто вроде гигантского макета сердца. Переливаясь сине-голубым, оно медленно уплывает вверх, пока не исчезает совсем. «Сердечный» арт-объем в спектакле больше не появится, вопреки правилам чеховского ружья, которое должно выстрелить. Но задуманная режиссером анатомия любви Дюма-младшего, подтолкнувшего Верди своим биографическим романом к сочинению оперы «Травиата», вообще пролегает за гранью общепринятых правил.

История Виолетты и Альфреда рождается из волшебно освещенной уилсоновской пустоты, заселяемой карикатурными человеческими силуэтами. Сцена разлинована маркерами почище школьной тетради по арифметике, а Уилсон не хуже Карбаса Барабаса распоряжается куклами-людьми. Артистам предписаны строгие (с погрешностью до миллиметров) локации и подчеркнуто неживая марионеточная пластика. Вдоль и поперек неоновой рампы певцы семенят, повернувшись фасадом к залу с руками, поднятыми под 45 градусов, да еще и с оттопыренными, как на японских гравюрах, ладонями.

Идут разговоры, что осенью опера поедет в Бельгию, а вот в России нигде, кроме Перми, ее не покажут
Фото: ©Люси Януш, permopera.ru

Задолго до «Застольной» на балу у Виолетты зритель успевает привыкнуть, что каждый мужской персонаж, выйдя из правой кулисы, обязательно подпрыгнет, сделав разножку, а женская часть хора китайскими болванчиками будет покачивать головами. Тем временем размещенные в колосниках и боковых ложах прожекторы выборочно подсветят и откадрируют то покровительствующего куртизанке барона, то признающегося в любви Альфреда, то по инерции разыгранную Виолеттой жажду удовольствий, то внезапно одолевающую ее жажду любви. Драма развивается и сгущается незаметно, лишь к финалу обретая нездешнее величие.

Долго маскируемое непроницаемостью лиц-масок античное, роковое и страшное срабатывает сокрушительно. В спальне умирающей Виолетты голубым квадратиком подсвечен ее лик, а потом под звук парижского карнавала такой же квадратик замечаешь на кисти ее руки. Это знак смерти! А когда в отступившей темноте Виолетта совершает диагональную проходку со шлейфом величиной во всю сцену, понимаешь, как выглядит сама трагедия. Никаких объятий, поцелуев, слез. Обратной стороной искусственных, бесконтактных отношений картонных героев становится убойная энергия всего того, о чем эта опера говорит на языке музыки.

... Виолетту пела Надежда Павлова, Партию Альфреда исполнял обаятельный и голосистый испанец Айрам Эрнандес Фото: ©Люси Януш, permopera.ru

МУЗЫКАЛЬНОСТЬ ВЫСОКОГО ПОЛЕТА

Непонятно, каким образом Курентзис спроецировал вердиевскую партитуру на большую музыкальную историю. От привычно жирных оперных красок он не оставил и следа. Суховатая безвибратность струнных с нажимом на дерущие нервы пиццикато пришла, вероятно, из моцартовского опыта пермяков. Но как волшебно дымится и искрит эта довердиевская электрика в эпизодах, требующих патетики и нажима. Как много подробностей звуковой физиологии главного оперного итальянца ХIX века открывается на контрасте неестественного и напускного со страстным, затаенного и маскируемого — с искренним.

Словесный текст оперы от первой до последней фразы выверен, отшлифован и сливками стелется поверх партитурной глубины. Дуэты и ансамбли безупречно синхронны. Кажется, в искусство их исполнения Пермь внедрила какие-то новые технологии. Приемам стилистического моделирования музыки Верди из всего, что до и после Верди, Курентзис, кажется, не знает предела. Время твоей собственной жизни на этом спектакле определяется лишь жадностью к не самым очевидным звуковым подробностям и деталям, которые пермский грек вытрясает из слуховой логики Верди, словно спички из коробка. Любопытно, что, в отличие от Моцарта, где Курентзис культивировал дружелюбие высокой и низкой музыки, салонные вальсики «Травиаты» он выкрасил сарказмом, от которого не по себе, да попросту тошно.

Виолетту пела Надежда Павлова, уже отмеченная номинацией на «Золотую маску» за Донну Анну в моцартовском «Дон Жуане», после которого она блестяще спела и куклу Олимпию в «Сказках Гофмана». Возможно, благодаря Олимпии миниатюрной обладательнице безразмерного голоса феерически удались и сложности уилсоновских ограничений. Отыграв Виолетту в актерски благородном и вокально бездонном формате, Павлова добилась сравнений с самой Каллас. Партию Альфреда исполнял обаятельный и голосистый испанец Айрам Эрнандес. После каждой арии Виолетты и Альфреда, не говоря уже о дуэтах, зал взрывался аплодисментами, превзойденными разве что заключительной овацией публики.

Говоря по совести, именно благодаря Курентзису спектакль Уилсона пробился к слушателю, счастливо измученному комом в горле и тщетными попытками глотнуть воздух, перенасыщенный любовью, страданием, жизненностью музыки и ее попаданием в каждого из нас. Всплывшая на Каме вердиевская правда оказалась настолько нужной, что каждую секунду «Травиаты» заполнял еще и страх ее потери, тем более что где-то еще увидеть эту постановку нереально. Идут разговоры, что осенью опера поедет в Бельгию, а вот в России нигде, кроме Перми, ее не покажут. В Москве нет сцены, способной предоставить пять дней и не менее 80 часов на монтировку волшебного уилсоновского света. Так что даже «Золотой маске» придется отправлять жюри в Пермь, и то если повезет.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (40) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    22.06.2016 08:49

    БО, молодцы! Хороший, вдумчивый текст. Ну, и, конечно, большой плюс за внимание к культурным событиям. Особенно за пределами Татарстана.

  • Когда в Казани будет подобное, то мы будет на шаг отстоять от понятия "культурная провинция".

  • Анонимно
    22.06.2016 10:24

    Я бы предпочёл чтобы Казань в определённом смысле оставалась культурной "провинцией", сохраняя свои театральные традиции в оперном и балетном искусстве, а не поддавалась новомодной волне уродования классических произведений отечественными и зарубежными "режиссёрами" - проходимцами. Под видом "современного" искусства нам подсовывают откровенный шлак. Это убогая пародия на оперу.

    • Как раз под видом "сохранения традиций" нам часто подсовывают откровенно второсортное зрелище. К примеру, сравнивать режиссера Александрова, который поставит оперу "Сююмбике", с одним из самых знаменитых театральных режиссеров мира Уилсоном просто смешно.

      Но статус культурной "не провинции" как раз определяется разнообразием. Здесь должно быть место и любимой вами "второсортной классике", и почитаемой мной как зрителем "убогой пародии на оперу". Но у нас этого разнообразия и в помине нет.

    • Анонимно
      22.06.2016 11:30

      Сначала поищите инфо про Боба Уилсона, посмотрите хотя бы один спектакль, а потом уж пишите о проходимцах. Стыдно.

    • Анонимно
      22.06.2016 16:33

      Вы были на премьере?

      • Анонимно
        22.06.2016 17:00

        Нет, я и не писал, что спектакль хорош. Хвалил только статью. При этом, я видел Сказки Пушкина в Москве и Басни в Париже (оба спектакля Уилсона).

    • Анонимно
      22.06.2016 17:09

      у вас вон Трубадур Майзеля идет или еще "Кармен" Ковтуна - ну, такое "счастье", что застрелиться можно. такие спектакли не дают вашему славному театру возможности не быть провинциальным...

  • Анонимно
    22.06.2016 10:59

    Наш театр бережет традиции Верди. Я по телевизору смотрел и слушал недавно оперу" Аида", где солдаты были с автоматами и в немецких касках, пленные брели с чемоданами. Необычно? Необычно! Вот пусть где то ставят необычно, а я, например, люблю классическое исполнение. Балет Эйхмана- лучший в России, но я люблю постановки " музейные", нашего театра.

    • Анонимно
      22.06.2016 11:33

      Пусть бережет. Театр должен быть разным, и каждый должен находить то, что нравится конкретно ему.

    • "Наш театр бережет традиции Верди"...а в Милане берегут традиции Тукая? Наш театр бережет традиции месячного чеса по голландским деревням, для которого нужны узнаваемые названия и простые спектакли.

      А "балет Эйхмана" - это шутка дня просто))

    • Анонимно
      22.06.2016 17:10

      ну, да - для Вас Уилсон - "проходимец", а фамилию, вероятно, до беспамятства любимого балетмейстера настолько не знаете, что пишете с ошибкой. он Эйфман вообще-то

  • Анонимно
    22.06.2016 13:19

    Насчет миллиметров локации автор явно погорячилась )))
    В целом текст такой же целлулоидно-шуршащий, как и мертвенные фото. К сожалению, за восторгами автора не видно живой оперы.
    Знать, ее и не было.

    • Анонимно
      22.06.2016 16:12

      Напротив, очень образный текст, который помогает понять что происходило на сцене. Просто если вы никогда не слышали Курентзиса, то даже в самых смелых фантазиях нафантизировать не получится. Айда все просвещаться! Хватит ругаться и завидовать)

    • Анонимно
      22.06.2016 16:28

      Поклонникам "классических постановок" хочется заметить, что об этом спектакле написали все ключевые федеральные СМИ. И все рецензии восторженные. Дело не в восторгах, а в том, что судя по всему там удалось добиться высокого художественного результата. Остается порадоваться за пермяков. Ну и за казанцев, которые имеют возможность прочитать об этом событии - спасибо БО. И еще - Курентзис и Уилсон старались не для Перми и не для пермяков. Они работали ради искусства исходя из своей личной ответственности перед ним. Вот когда у нас научатся люди так работать, и про наш театр будут писать все СМИ. Удачи всем!

      • Анонимно
        22.06.2016 17:04

        Вот, кстати, да! В Перми удалось сделать фестиваль федерального уровня. В этом году Уилсон, год назад Терзопулос, при этом есть место и традиционному психологическому театру. Хорошо бы и в Казани такой фестиваль. Лукойл может, а что Татнефть - нет? Конечно, может. Просим и ждем!

  • Анонимно
    22.06.2016 14:44

    Ну, конечно Эйфмана. Айрат, не придирайся к опечаткам, которые интернет подсовывает самостоятельно. Спорить с тобой, человеком , давно настроенным против нашего театра, совсем не хочется. Я не хочу, как ты, оголтело защищать свою точку зрения. Я простой зритель и мне нравятся именно классические постановки.

    • Я и не придираюсь, просто забавная опечатка вышла.
      Замечательно, что вы любите классические постановки. Хорошо провести время вечером, окультуриться, выгулять платье, шампусик в антракте. Захар Штейнберг и очи черные...

      Сергей Женовач, правда, в интервью мне сказал о переживаниях, что театр превращается в средство досуга.

      А, вообще, когда вы пишете, что предпочитаете исключительно классические постановки, то расписываетесь в интеллектуальном бессилии. Потому что не бывает классических постановок, бывают хорошие спектакли или плохие.

      • Анонимно
        22.06.2016 16:27

        А что плохого в театре как месте досуга? Наверное, ничего. Или вы "досуг" толкуете в своем, понятном только вам, ключе.

        Театр должен быть разным. Опять же, если бы все театры мира работали только в эстетике Уилсона - это был бы ужас. А так всем места хватит, были бы спектакли хорошие.

        • Не знаю в каком ключе вы толкуете определение "досуг", я привел конкретную цитату Женовача.

          Естественно, не должны все театра и спектакли работать в эстетике Уилсона. Но в том-то и дело, что никакого места у нас в оперном театре для этого нет. А так я, безусловно, за разнообразие, о чем выше и писал.

      • Анонимно
        22.06.2016 17:23

        Айрат, почему вы так злобно оппонируете не согласным с вами? Или вы истина в последней инстанции?! У всех присутствующих здесь есть свой эстетический вкус, который подсказывает им, какая постановка хороша, а какая плоха, и простите, не вам судить о чужих интеллектуальных способностях. Нормальные люди, выросшие на классике в хорошем смысле этого слова, устали от того шлака, которое им усиленно навязывают шарлатаны от искусства. Они паразитируют на том, что было создано до них: берут старинную оперу или балет и придают ей новое "видение" (как правило, пошлого пошиба), потому что создать своё, оригинальное, что станет классикой, они не способны. А такие околотеатральные кликуши как вы помогают этим шарлатанам в продвижении их шлака в широкие массы. Народ ведь не дурак, потому его надо убедить, что это не дрянь, это просто новое рассмотрение (редакция, видение, как хотите). Только, как видите, не со всеми это выходит :) Своими злобными нападками именно вы, а не ваш оппонент, расписываетесь в собственном бессилии - бессилии убедить людей в том, что черное это белое.

        • А ваш анонимный пост чем не кликушество? В чистом виде.
          Вряд ли мне есть о чем спорить с человеком, для которого все современное искусство - это шлак, шарлатанство и прочее. Просто нет предмета для разговора.

          Ну а персональные оскорбления - это на вашей совести.

          • Анонимно
            23.06.2016 13:10

            Это не кликушество, а высказывание своей точки зрения, ещё в очень вежливой форме, учитывая ваш хамоватый напор в сторону оппонентов. А оскорблять людей вы начали первым , упрекнув человека, который ответил вам выше, в "интеллектуальном бессилии" (т.е. вы фактически назвали человека дураком). Вот вас и поставили на место :) Любить или не любить современное искусство - личное дело каждого, и не вам соотносить эту нелюбовь с интеллектуальными способностями форумчан.
            П.С. Ваша физиономия вкупе с именем-фамилией веса вам не прибавляет и умнее вас не делает. Это к слову об анонимности.

            • Какой(ая) вы милый(ая)! Начали с любви к Верди, а закончили обсуждением моей фамилии и физиономии. Это бесконечно прекрасно и высококультурно!

              Я всегда прошу модераторов ставить любые гадости в собственный адрес от героических анонимов. Пишите исчо!

  • Анонимно
    22.06.2016 14:52

    А откуда вы знаете, как Александров поставит новую оперу? Она вроде еще даже и не дописана...

  • Анонимно
    22.06.2016 16:19

    Я спросил не кто поставит, а откуда вам известно, какой выйдет постановка:))))

    • Анонимно
      22.06.2016 18:23

      Сеанс прозорливости?

    • Ясно какой: богато, дорого и типа красиво

      • Анонимно
        23.06.2016 11:03

        Ясно другое: налицо неудачная попытка пованговать

        • Ничего подобного.
          Подход театра к постановкам, фамилия режиссера, работающего в духе "чего изволите" и идеологическая важность национальной оперы позволяют сделать такой вывод.
          Будут масштабные декорации, все цеха будут работать по полной, компьютерная графика...В общем, ничего нового

  • Анонимно
    22.06.2016 16:30

    Спасибо БО, что держите в курсе событий.

  • Анонимно
    22.06.2016 17:29

    А мне хотелось бы, чтобы в нашем театре ставились спектакли для казанцев и других зрителей, а не для высокого искусства. Мне все равно, что пишут критики ( помнишь Айрат интервью Гармаша- "я хочу, чтобы они не любили театр, как не люблю его я"). Я люблю классические постановки, в хорошем качестве, как в нашем театре. Новинки интересны, и не более того. Спектакль на один раз. Именно про такие говорят :" А я уже смотрел один раз и больше не пойду". Я уже 20 лет хожу на фестивали и мне они нравятся.

  • Бедная Пермь. То Хромая Лошадь, то прожорливые московские затейники, то зомби-апокалипсис на сцене.

  • Анонимно
    22.06.2016 19:46

    Айрат упрекает наш казанский театр в том, что он использует названия для гастролей. Как раз наоборот. Наш театр ставит оперу Верди в том виде, в каком он ее и предполагал. А вот новаторы из Перьми использовали Верди. Назвали бы как то по другому и никто не пошел. " Травиату" во всем мире знают! Но знают именно классическую, к которой легче всего приклеиться!

    • Анонимно
      22.06.2016 20:20

      А почему вы в лаптях не ходите или в кокошниках?

    • Анонимно
      23.06.2016 09:54

      Это Верди предлагал ставить оперу с обернутым в золотую фольгу то ли тортом, то ли подиумом? Это больше водевиль напоминает, чем оперу Верди)

  • Анонимно
    25.06.2016 22:30

    Судить об операх того же Верди по обертке, а не по музыкальному содержимому - старинная забава казанских поклонников оперы.) Жаль этих людей. Не знают, не видят, не слышат и ничего не хотят, кроме привычного, обычного и неталантливого.

    • Анонимно
      26.06.2016 16:48

      Странным образом эту реплику можно повернуть в обе стороны)))

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль