Общество 
8.07.2016

Иржи Секач: «Я никогда не приходил на арену пьяным, хотя погулять мог»

Новичок «Ак Барса» о русском языке, о том, что в «НХЛ много политики» и почему ему в России нравится больше, чем в США

Казанский клуб еще два года назад выкупил у пражского «Льва» права на его нападающего Иржи Секача, но подписать контракт смог только сейчас. В интервью «БИЗНЕС Online» форвард рассказал, почему решил покинуть НХЛ, заявил о готовности быть лидером команды, а также с удовольствием припомнил, как проводил бурную молодость в Праге.

Иржи Секач Иржи Секач Фото: «БИЗНЕС Online»

«ЛЕТОМ ВОССТАНАВЛИВАЛСЯ ПОСЛЕ СОТРЯСЕНИЯ»

Иржи, на открытой тренировке во время двусторонки на льду вы выглядели едва ли не самым медленным в команде. Почему?

— У нас сейчас довольно большие нагрузки, тренировочный лагерь тяжелый, первые дни уходят на адаптацию, а мы пока занимаемся всего неделю. Летом я начал подготовку только за месяц до лагеря, потому что в концовке прошлого сезона у меня было сотрясение мозга, нужно было полностью вылечиться. В общем, это только начало работы, я втягиваюсь в процесс. А на льду нет смысла носиться вперед-назад, если выходишь секунд на 15 - 20. В настоящих матчах все будет по-другому, это точно, не подумайте, что на тренировке был мой обычный темп. Как только время смен увеличится, игра будет совсем другой.

Зато 10-километровый кросс вы пробежали в хорошем темпе и финишировали в тройке...

— Не думаю, что это сейчас важно. Мне кажется, что я тот игрок, который всегда выкладывается на 100 процентов, дело не в том, что я не хотел кататься. Просто сейчас на льду другие задачи, а вообще, сейчас все чувствуют себя примерно одинаково — силы приходят постепенно. До сезона еще далеко — почти полтора месяца, мы успеем подготовиться.

Как появился вариант с переходом в «Ак Барс»?

— После прошлого сезона в НХЛ я не хотел ждать открытия рынка свободных агентов, сразу решил принять предложение Казани. Два года назад у меня был хороший сезон в пражском «Льве», остались хорошие воспоминания о КХЛ, поэтому и вернулся.

А когда подписали контракт?

— По-моему, клуб объявил о переходе уже через неделю после официальных подписей. Наверное, в начале июня, точно после чемпионата мира.

Для вас наверняка плюс, что партнером по тройке будет знакомый по «Льву» Джастин Азеведо...

— В Праге мы не так часто играли в одном звене, обычно тренер шел на перестановки в концовке матча, если мы проигрывали и нужна была какая-то искра. Вообще, приятно видеть знакомые лица в новой команде, это помогает. Марека Дялога тоже здорово видеть, он же словак, у нас языки почти одинаковые.

«Я БОЛЬШЕ НЕ ХОТЕЛ УЧАСТВОВАТЬ В ПОЛИТИКЕ НХЛ»

У вас есть понимание, почему не удалось закрепиться в НХЛ? У вас в прошлом сезоне было три команды.

— Это да. Первый год был неплохим, но потом меня обменяли из «Монреаля» в «Анахайм». Там на самом деле не объясняют причины, поэтому я даже и не знаю ничего. Прямо в начале второго сезона я получил травму, было уже сложно вернуться в состав, который уже устоялся. Не получилось вернуться в команду, поэтому обменяли в «Чикаго», им нужно было усиление перед плей-офф.

Но они вас сами тут же обменяли. Зачем брали?

— Я не знаю. В этом вся НХЛ — там много политики. Я не хотел больше принимать в этом участие, поэтому и перешел в «Ак Барс». Не то чтобы я сбежал, но просто как там обращаются с игроками… Например, сначала они говорят, что команда у нас отличная, все хорошо, а потом меняют половину состава к дедлайну. Это как-то не сходится.

То есть вы возвращаться не собираетесь?

— Пока мне все нравится в Казани. Если сезон пройдет хорошо и мы добьемся определенного успеха, то я бы хотел остаться. Здесь здорово, и клуб со своим отношением к игрокам похож на тот «Лев», который играл в финале.

«Монреаль» недавно взорвал рынок — Пи-Кея Суббана обменяли на Ши Уэбера. Вы как это восприняли?

— Это как раз то, о чем я говорил, — политика. Я не скажу, что это сумасшедшая сделка для «Монреаля», но в масштабах лиги обмен, конечно, мощный, раз двух звезд меняют друг на друга.

В «Монреале» не заставляют учить французский?

— Нет, правила такого нет. Полезно знать пару слов, если уж живешь в этом городе, канадцы и американцы могут и выучить. Им легче, для них это второй язык, а для иностранцев вроде меня французский будет уже третьим. Это было бы чересчур, мы все-таки в хоккей играем, а не в школе учимся.

А русский вы будете учить?

— Я умею читать, кстати. Немножко понимаю речь, постараюсь улучшить знания. Я проходил русский в чешской школе, читать там научился. Для меня ваш язык легче, чем английский.

Как вам вообще живется в России? Удивления нет?

— На самом деле мне здесь нравится больше, чем в США. Не знаю толком почему, но здесь все очень похоже на Чехию. В Штатах совсем другой образ жизни, даже еда в продуктовых сильно отличается. А в России мне все нравится, поэтому я не боюсь остаться здесь и дольше чем на год.

— Семью перевезете с собой? Болельщицы уже хотят знать, как у вас с личной жизнью...

— У меня была девушка, с которой мы были вместе 7 лет, потом год я был один, а совсем недавно начал встречаться с новой подругой. Она приедет в Казань к концу предсезонки.

И все равно на выходе из арены вас будут ждать фанатки...

— Теперь это все не для меня.

.
Фото: «БИЗНЕС Online»

«Я НИКОГДА НЕ ПРИХОДИЛ НА АРЕНУ ПЬЯНЫМ, ХОТЯ МОГ ПОГУЛЯТЬ»

После «Монреаля» вы говорили, что оборона высасывала из вас всю энергию, что приходилось выходить на вбрасывание в своей зоне, а на атаку времени не хватало...

— Но это же не секрет, об этом все знают. Если выходишь на вбрасывание в своей зоне, то сил тратится намного больше. В этом разница между игрой в первых двух звеньях и низших звеньях. Но такая бывает роль, которую нужно принимать и работать. Конечно, забивать в таких условиях сложно, потому что приходится играть против лучших троек соперника, которые шайбу редко теряют. Играть в защите никто не любит, всем известно, но это часть игры, кто-то должен выполнять такую работу.

Но «Ак Барс» ведь известен оборонительным хоккеем, хотя Зинэтула Билялетдинов и не любит такое определение...

— Я еще до перехода знал, что главный тренер скорее оборонительного плана, но это не проблема для меня. Я же не говорю, что не буду играть в защите. Если все пять игроков будут вместе идти из обороны в атаку и наоборот, то это не так и сложно. Не может же быть такого, чтобы четверо вернулись в свою зону, а пятый делал что хотел. Я не боюсь игры в защите, такого я никогда не говорил и не скажу, тогда я имел в виду именно начало смены в своей зоне. А в обороне играть должны все, просто в команде есть разные роли.

Скауты НХЛ говорили, что вы не особо охотно идете в стыки, в углы, на пятак. Как думаете, это справедливо?

— Ха. Я такое не читаю и не слежу на всеми высказываниями, просто стараюсь играть в свой хоккей. Два года в НХЛ уже в прошлом, и я не хочу оглядываться назад. Не обращаю внимания на все это, сейчас я в Казани и готовлюсь к новому сезону.

Есть еще один неудобный вопрос, который вам может показаться грубым.

— Задавайте.

Говорят, что вечеринки и клубы вам нравятся больше, чем тренировки...

— Так и думал. Про это я уже слышал однажды. Я был молод, когда такое было. Выбирался из дома по вечерам, гулял с другими хоккеистами, например. Но вряд ли это было большой проблемой, никто никогда не мог сказать, что такой отдых сказывается на моей игре. Я никогда не приходил на арену пьяным или еще что-то, так бы я никогда не поступил. Просто я был молодым хоккеистом, как и все, любил потусоваться. По большому счету это все закончилось после «Льва». С возрастом понимаешь, что не можешь так проводить время, потому что больше устаешь и вообще уже думаешь о другом. Сейчас у меня еще и девушка новая, так что я в целом стал куда более спокойным человеком. На самом деле проблемой-то это никогда не было, не будет и сейчас.

«ЗАРПЛАТЫ ИГРОКОВ ОТКРЫВАЮТ ДЛЯ МЕНЕДЖЕРОВ И АГЕНТОВ»

А правда, что деньги для вас не определяющий фактор?

— Когда в детстве начинаешь играть в хоккей, о деньгах, конечно, не думаешь, занимаешься спортом для удовольствия. Да и не платят никому в пять лет. Потом это становится работой, с возрастом начинаешь смотреть на деньги, но когда я уходил из «Льва», то в первую очередь думал о карьере. Прошло два года, в НХЛ у меня не сложилось, поэтому теперь я в «Ак Барсе».

Условия здесь предложили лучше, чем в Северной Америке?

— Нет-нет, я про это говорить не стану (улыбается). Игрокам не стоит высказываться по этому поводу.

А в НХЛ зарплаты открыты. Игроки из-за этого не переживают?

–— Даже не думал об этом. Зарплаты открыты скорее для агентов и менеджеров, игрокам-то что? Конечно, иногда бывает, что видишь на льду соперника, а потом лезешь в интернет посмотреть, сколько ему платят, сколько у него очков. Все так делают, это нормально. Но зарплаты публикуют для агентов и генменеджеров.

У вас есть какой-то план по очкам на этот сезон?

— Нет, никогда ведь не знаешь, каким будет год. Я сделаю все, что от меня потребуется, чтобы команда прошла как можно дальше в чемпионате. «Ак Барс» — большой клуб, который всегда хочет побеждать, и я тоже хочу добиваться успеха.

Но вы готовы быть лидером команды? От игрока первого звена ожидают голов.

— Совершенно точно. Я не скажу, что накручиваю себя, но все же прекрасно понимаю, что и у клуба, и у болельщиков большие ожидания насчет меня. Постараюсь их оправдать.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (2) Обновить комментарииОбновить комментарии
Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль