Хищения на «Оргсинтезе» 
22.08.2016

Семилетка воровства на КОСе: «слишком доверчивый» подсудимый мнит себя жертвой бухгалтера

Закария Закиров пытается обелить себя, перекладывая с помощью показаний жены ответственность на уже осужденного бухгалтера. Часть 19-я

Пока главному обвиняемому в хищениях на «Казаньоргсинтезе» грозит лишение свободы, он печется о своей репутации руководителя и арестованных деньгах в валюте. Допрошенная в суде супруга подсудимого считает дело заказным, а мужа — виноватым только в слишком хорошем отношении к рабочим.

...

«ТАКИХ ДУРАЧКОВ, КАК ТЫ, КОТОРЫЕ ХОРОШО ОТНОСЯТСЯ, МАЛО»

В Московском райсуде в качестве свидетеля выступила супруга предполагаемого организатора хищений на «Казаньоргсинтезе» Гузелия Закирова. Женщина поприветствовала Закирова за решеткой улыбкой, после чего начался допрос прокурорами Ольгой Зариповой и Анастасией Селиваненко.

Закирова числилась учредителем «ТК Стирол», «Стирол Синтез», ООО «Стирол», «Фортекс», что и заинтересовало гособвинителей.

— Там я ничем не занималась, была номинально. Меня попросил супруг, так как он дал займ денежный Шалде, — объяснила свою связь с организациями свидетельница.

— А Шалда кто такая? — уточнила Селиваненко.

— Гульсина Шалда была бухгалтером в ИП Закиров, являлась директором этих фирм. Она звонила, я приезжала, расписывалась, — ответила Закирова.

Чем организации занимались, женщина не знала. По ее словам, супруг занимался полиэтиленовыми отходами с «Казаньоргсинтеза».

— Первый, кто по постановлению кабинета министров начал получать продукцию — отходы с полиэтиленов, — добавила свидетельница.

Так же фиктивно Закирова, по ее признанию, работала и у ИП Закиров.

— Мне просто нужен был стаж, — рассказа она суду.

Эти слова явно задели подсудимого Закирова. Он вздохнул и задал вслед за прокурором свой вопрос.

— Ты выполняла мои поручения по ИП необходимые — привезти, увезти документы?

— Нет, — сказала, но затем увидела недовольство мужа. — Нет, когда ты просил — да, — тут же добавила женщина.

— А зачем тогда говоришь, что числилась номинально? — спросил Закиров и громко вздохнул. Затем он перешел к своей любимой теме о бывших подчиненных, в частности, о грузчике Ильфаре Филиппове.

— Наверное, таких взаимоотношений, как у тебя с рабочими, ни у кого не было, — говорила, обращаясь к мужу, сидящему за решеткой, супруга. — И бесплатные обеды, и в долг тебе — пожалуйста, потом прощение долгов. Ильфар постоянно просил на все, на велосипед подарил ему 7 тысяч рублей. В последний раз взял у тебя 30 тысяч рублей, так и не вернул. Таких дурачков, как ты, которые хорошо относятся, мало. Слишком хорошо к рабочим относился, вот за это расплата! — уже с ноткой недовольства в голосе говорила супруга подсудимого.

...

«ТЫ ИЗ МЕНЯ ЛОХА ДЕЛАЕШЬ!»

Затем в допросе снова всплыла фамилия Шалда.

— Как мы с Шалдой познакомились, помнишь? — обратился подсудимый к свидетельнице.

— Куратор в налоговой Миляуша Нурулловна сказала взять Шалду на работу, иначе замучает проверками, — ответила Закирова.

Тут уже в допрос включился судья Марат Макаров.

— Фамилию не знаете?

— Нет, не помню, но опознать могу, — заявила свидетельница.

— Куратор индивидуальных предпринимателей в 2004 - 2006 году Московского района. Ныне в Советском районе, — пояснил Закиров суду.

Адвокат Влада Русина и Закирова ходатайствовали представить свидетельнице документы о выходе из общества «ТК Стирол», а также о передаче своей доли в «ТК Стирол» из 118 тома. Суд и гособвинение не стали возражать.

После обозрения листов Закирова заявила, что под документами стоят не ее подписи, а Шалда с ней об этом даже не говорила.

— Мошенническая схема Шалды. Насколько мне известно, она из Украины сбежала из-за мошенничества, — предположила Закирова.

— Скажите, ваш муж доверял Шалде? — спросила Русина.

— Во всем ей доверял, полностью, в том-то и дело. Не перепроверял за ней. На отдыхе так получилось, что без денег остались. Он попросил ее сделать перевод. И даже фамилию не знал. Я была в шоке, когда услышала. Шалда-балда! Слишком доверчивый человек... — заявила Закирова.

Этих слов супруг свидетельнице простить уже не смог.

— Доверял-доверял, а для чего я тебя сделал доверенным лицом? Из меня лоха делаешь стоишь! Разве не ты являлась гарантом моих денег? Сочиняешь, придумываешь. Откуда появилась фирма, которую я у нее покупал, перепродавал? — кричал Закиров. В это время другой подсудимый Рустем Гараев, сидевший рядом с ним, закрыл лицо руками.

— Подписи же мои поставила, — пыталась вставить слово свидетельница.

— Могла ли она другие документы фальсифицировать от твоего, моего имени? — все так же на повышенных тонах обращался к ней Закиров.

— Конечно, могла. Я же тебе говорю! — эмоционально ответила Закирова.

— Ты хочешь провести экспертизу подписей? — не унимался подсудимый

— Да, мне самой интересно. Таких заказных дел нет, как у нас, ни в России, нигде, — только успела под конец добавить Закирова.

Подсудимый все еще был в ярости.

БАНК ИНСТРУКЦИЮ НЕ НАРУШИЛ

Настроение Закирова почти не изменилось и с приходом второго свидетеля — Ильназа Шагиева, ныне замгендиректора ООО «Форсаж», в 2012 году работавший начальником дополнительного офиса банка «АК БАРС», где хранились 5 млн. евро и $3 млн. Закирова.

Напомним, в суде Куприянов и Рустем Галиахтямов (брат супруги Закирова и друг Куприянова) заявили, что 5 млн. евро и $3 млн. были арестованы незаконно, а $100 тыс. вовсе присвоили себе правоохранительные органы во время выемки. Иностранные средства, как сказал сам подсудимый, были заработаны на бирже.

Свидетель настаивал, что выемка средств подсудимого в отсутствие арендатора ячеек Михаила Куприянова была законной. Свидетель убеждал, что действовал по инструкции.

О содержимом ячеек, которые были арендованы Куприяновым на месяц, Шагиеву не было известно.

— И что случилось после месяца? — спросила прокурор.

— Месяца не прошло, во второй приезд с Галиахтямовым их задержали. Через несколько дней с постановлением пришли сотрудники органов и изъяли ценности, — рассказал Шагиев.

Именно выемка долларов и евро интересовала как свидетелей, так и адвокатов.

— Эти деньги пересчитывались? — спросила Русина.

— Контрольный пересчет каких-то купюр был, — вспомнил Шагиев, при этом он добавил, что ни Галиахтямова, ни Куприянова при этом не было.

— Это нормальная практика? — спросила одна из адвокатов.

— Вы имели право на это? — вклинился Закиров.

— По договору изъятие средств возможно при решении органов, — продолжал доказывать бывший банковский работник.

Поскольку некоторые факты мужчина не помнил, прокурор Зарипова зачитала показания свидетеля, данные в ходе предварительного следствия.

Из них следовало, что 10 сентября 2012 года в банк обратился Куприянов для оформления договора аренды ячеек для денежных средств. Документ был оформлен на него на месяц. Однако 13 сентября 2012 года в допофис банка пришли сотрудники УФСБ по РТ с решением суда об осмотре четырех сейфов. Их вскрыли, осмотрели, внутри было обнаружено $3 млн. и 5 млн. евро. После этого содержимое вернули в ячейки.

Само изъятие иностранной валюты произошло 18 сентября. Шагиеву также показали постановление судьи о выемке денег. При этом оба визита УФСБ по РТ в хранилище происходили в присутствии свидетелей, фиксировались на фото и видео, а суммы в $3 млн. и 5 млн. евро совпали. Куда могли исчезнуть $100 тыс., Шагиев не знает.

Важно, что в показаниях прозвучало «банк не несет ответственности за сохранность ценностей в арендованной ячейке при исправном замке». Но претензии к Шагиеву на этом не были исчерпаны.

— Даете показания как сотрудник ломбарда. В деле видно, что деньги в банковских упаковках. При вас они раскрыли, просчитали и опять упаковали? Вы это помните? — интересовался Гараев. Хотя деньги принадлежали не ему, а Закирову.

— Одну или две вскрывали. Остальные — не помню. Доллары вскрывали, — пояснил свидетель.

На этом судья Макаров объявил перерыв в допросе свидетелей.

НА «КАЗАНЬОРГСИНТЕЗ» ПО ТРУБЫ И ЗА КРОШКОЙ

Напомним, по версии следствия, ущерб от хищений продукции с КОСа только в период с 2011 по 2012 год составил 340 млн. рублей («Оргсинтез» заявил иск на сумму в размере 353 млн. рублейприм. ред.), однако есть все основания полагать, что они начались и шли с 2005 по 2006 год. Об этом еще до свидетельства директора завода ПНД Виктора Сугоняко заявлял заместитель главного инженера по переработке полиэтилена Павел Недбайлюк. По его словам, в 2006-м начальник цеха пластмассовых изделий Рустем Сафиуллин обратился к руководству завода с жалобой на постоянный дисбаланс полиэтилена, получаемого от 157-го цеха. О несоответствии между планом и фактом на первых заседаниях по делу заявляла и начальник юротдела «Казаньоргсинтеза» Зульфия Галиаскарова.

Однако выявить хищения удалось только в 2012 году, спустя 2 года после того, как к делу подключились сотрудники МВД и ФСБ по РТ. Выступив в суде в качестве свидетелей, они отметили высокую конспирацию и организованность преступной группы. Расходятся с этой информацией показания свидетеля Марселя Хайруллина, который, будучи сотрудником службы безопасности на «Оргсинтезе», не раз докладывал начальству о фактах хищения, но его сообщения игнорировали.

Следствие установило, что Закиров, Евгений Горячев, Рустем Гараев создали в Казани преступное сообщество из 11 структурных подразделений и руководили им. Действуя с 2006 года, они вовлекли в преступную деятельность более 20 лиц, в том числе сотрудников «Казаньоргсинтеза». Кто-то помогал за вознаграждение, некоторые же опасались быть уволенными. Оператор одного из цехов Людмила Тухватуллина, как стало известно некоторое время назад, не единственная, кто опасался за свою жизнь.

Боялся за себя и один из сотрудников Закирова. Бывший грузчик со складов Филиппов заявил, что его босс требовал изменить показания после допроса, а также грозился «ушатать» его.

По мнению главного подсудимого, предварительное следствие велось с помощью давления, продолжается оно и во время суда. Бывший же рабочий Филиппов, по словам Закирова, оговорил его и остался должен денег. При этом следствию так не удалось арестовать четыре Porsche Cayenne, Mercedes и базу на Гвардейской — имущество переоформили на третьих лиц. Квартира на Чистопольской оформлена на троих детей Закирова.

В последнее время Закиров все чаще срывается на свидетелях, чья версия событий разнится с его. От прошлых показаний отказался только бывший работник «Оргсинтеза» Юрий Логинов, сославшись на давление сотрудника ФСБ. Однако в возбуждении уголовного дела было отказано, факт не подтвердился.

Отметим, несколько членов преступного сообщества (Шалда, Козлов, Газизов, Ханов, Байрамов, Абдрахимов, Исламов, Ахмадуллин, Иванов, Мугинов) под тяжестью собранных доказательств свою вину признали. С ними были заключены досудебные соглашения, они активно способствовали раскрытию и расследованию деятельности сообщества, изобличению его участников и организаторов.

В 2014 году суд признал их виновными и осудил. Нынешние подсудимые, за исключением Андрея Зуева, настаивают на своей невиновности.

Предприятия: Казаньоргсинтез
Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (18) Обновить комментарииОбновить комментарии
Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль